Сделать стартовой Добавить в Избранное Постучать в аську Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте За Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945гг. мы "заплатили" очень дорого... Из Пензенской области было призвано более 300 000 человек, не вернулось более 200 000 человек... Точных цифр до сих пор мы не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесет данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, прославлял ратными подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



,Пензенский участок Сурского рубежа обороны.

Сообщений 1 страница 30 из 93

1

Пензенский участок Сурского рубежа обороны.

Алевтина Аниськина "Сурский оборонительный рубеж"

Декабрь сорок первого. Фашисты у Москвы.
И принято решение на берегу Суры
Построить укрепления, чтоб немцы не прошли.
Зима. Мороз стоял трескучий,
А люди ломом и киркой крушили эти кручи.
Им не хватало тёплой обуви, еды,
Но все же они выстояли, построили, смогли.
9 мая здесь многолюдно,
Дети приносят букеты цветов.
Помнят сельчане, как было трудно
И мы не забудем тот подвиг отцов!

Источник: http://literkraeveden.ucoz.ru/load/alev … ot/1-1-0-3

В. А. МОЧАЛОВ (г. Пенза)

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБОРОНИТЕЛЬНЫЙ РУБЕЖ 1941 ГОДА

Осенью 1941 года развернулась битва за Москву, исход которой было трудно предугадать. Горькие уроки первых месяцев войны показывали, что надо быть готовыми к любым неожиданностям. Государственный Комитет Обороны страны принял решение о строительстве нового тылового оборонительного рубежа, часть которого проходила через Пензенскую область с севера на юг по правобережью рек Сура, Уза, Няньга через Лунино, Бессоновку, Пензу, Лемзяйку на село Ключи и дальше на г. Петровск Саратовской области.
По инициативе местных органов этот рубеж было предложено усилить укреплениями по линии Лунино—Мокшан—Загоскино—ст. Александровка. Это дополнение было принято и включено в план оборонительных работ второй очереди.
Общая протяженность оборонительного рубежа по прямой составляла 350 километров. На этой трассе предстояло соорудить противотанковые рвы, сделать танко-недоступными берега рек и оврагов, соорудить 450 дотов и дзотов, приготовить 1.500 огневых позиций для артиллерии, 12 тысяч землянок. Все это входило в перечень работ первой очереди. Вторая очередь предусматривала троекратное увеличение числа оборонных объектов.
Уже первоочередные сооружения требовали огромных затрат, человеческих сил и материалов. Строительство оборонительного рубежа возлагалось на саперную армию, формирование которой шло из местного контингента в Пензенской области, Мордовии и Чувашии. Кроме того, к работам привлекались все строительные организации со своими механизмами и материалами.
Для выполнения огромного объема работы мобилизовывалось в порядке платной трудовой повинности местное население — мужчины в возрасте от 16 до 55 лет и женщины от 16 до 50 лет. В первую очередь, к ноябрю, необходимо было привлечь 64 тыс., а во вторую — к 15 ноября, довести число мобилизованных до 100 тыс. человек.
Для оборонных работ первой очереди требовалось большое количество строительных материалов, в том числе: 325 тыс. кубометров круглого леса, который предстояло заготовить собственными силами в окрестных лесах; 30 тыс. кубометров пиломатериалов, для производства которых определялись лесозаводы. Строительству выделялось 2 млн. штук кирпича. Кроме того, на специальных предприятиях срочно изготовлялись двери для землянок и блиндажей, рамы, печи и другие типовые строительные детали. Изыскивались 15 вагонов кровельного железа, 3 вагона гвоздей, 15 тыс. комплектов зимней одежды.
В огромном количестве требовались простейшие инструменты: лопаты, ломы, пилы, стальные клинья, скобы и др. Заказы на них размещались на местных предприятиях (ЗИФ), изыскивался металл, к изготовлению и ремонту инструментария, машин и механизмов привлекались мастерские МТС, колхозные кузни, силы различных промысловых артелей. Сложилось такое положение, когда лопата (а их требовалось 100 тыс. штук) стала оборонной продукцией. Для ускорения дела в ноябре был проведен сбор инструмента среди сельского населения.
Кроме того, множество вопросов возникло с привлечением, эксплуатацией и ремонтом техники (тракторы, автомобили, механизмы), гужевого транспорта (фураж, упряжь, ветеринарная помощь и т. п.). Разумеется, все эти вопросы не могли быть решены без помощи местных органов и организаций. Днем начала строительства рубежа было определено 1 ноября. К этой дате в назначенные пункты прибыло мобилизованное население и в первый ноябрьский день началась работа. Уже 5 ноября ход ее был проанализирован на заседании бюро обкома партии. О первых итогах доложил командующий 6-й саперной армией Корнев. Начальный этап работы был признан неудовлетворительным и принято жесткое решение, обязывающее военные и гражданские власти в кратчайший срок исправить положение1.
Повторно этот вопрос был, обсужден 15 ноября, после чего он был рассмотрен в большинстве партийных и советских органов, что позволило добиться перелома в организации работы на рубеже2.
6-я саперная армия, сооружавшая Пензенский рубеж, находилась в процессе формирования и сама испытывала большие трудности. Штаб ее находился в Пензе и размещался, вероятно, в здании средней школы № 2 вместе с городским эвакопунктом, что создавало большие неудобства в работе. Не был расквартирован и командный состав. Командующий армией Корнев только 1 ноября принял ее от предшественника.
В армию входили четыре саперные бригады, разместившиеся в Пензе, Инзе, Саранске и Шумерле (Чувашия). Три бригады из четырех вели работы в Пензенской области. Пензенская бригада была полностью укомплектована командным составом, однако из 10 тыс. штатных к началу работ набралось лишь 1,5 тысячи рядовых. Подобное положение сложилось и в Инзенской бригаде, штаб которой готовились переместить в Лунино. В Саранской бригаде рядовой состав отсутствовал полностью.
Бригады пополнялись за счет людей с Брянского оборонительного рубежа. Из-за отсутствия транспорта всю 500-километровую дорогу они преодолевали пешком. С ними шла часть мобилизованного населения — плохо обутые и одетые в осеннюю непогодь. Документы сохранили пример: комсомолка «в туфельках» прошла 500 км пешком и привела с собой группу людей!
Организацией работ на трассе занимались управления полевого строительства (ПС), входящие в бригады. В с. Грабово находился штаб 52 ПС, отвечавший за оборонительные работы на участке Лунино-Бессоновка. В Бессоновке располагалось 51 ПС (участок Бессоновка—Лемзяйка), в Шемышейке 101 ПС (Лемзяйка— Ключи), в Мокшане 102 ПС (Лунино—Загоскино), в Телегино 9, с середины ноября 53 ПС (Загоскино— ст. Александровка).
Незавершенное формирование саперных частей на первых порах сказывалось на организации работы, некоторые управления ПС были не готовы к работе с мобилизованным населением. Однако эти трудности были скоро преодолены: проведена разбивка трассы, определены объекты работы, распределены по участкам люди, организован контроль за работой и т. п.
Мобилизация людей на строительство оборонительного рубежа производилась местными органами власти; опираясь на законы военного времени. Уклонение от мобилизации или дезертирство с места работы влекло за собой судебную ответственность.
Однако и эти суровые законы военного времени не всегда помогали в установленные сроки выполнить мобилизационные разнарядки, что отмечается в решениях местных органов. Трудности, с которыми столкнулись власти, вполне объяснимы: только что прошла мобилизация в армию, женщины, старики, подростки заменили на рабочих местах ушедших на фронт, молодежь призвана в фабрично-заводские школы и ремесленные училища, множество людей занято военным обучением.
Ответственность за людей, призванных на оборонительные работы, возлагалась на вторых секретарей райкомов партии и заместителей председателей райисполкомов. Они возглавляли рабочие колонны районов, численность которых колебалась от 3500 Городищенский район) до 1500 человек (Иссинский район). Самое большое количество людей было призвано в городах Пенза — 6000, Кузнецк — 2000 человек.
Призванные должны были иметь при себе теплую одежду, надежную обувь, железную лопату, каждый 10-й — топор, каждый 25-й — пилу, запас пищи (колхозники питались 20 суток за счет колхоза, должны были к тому же иметь фураж для лошадей). За это время организовывалось общественное питание или выдача продуктов на группы в 5—10 человек. На Пензу возлагалась задача выпекать 30 тонн хлеба для питания строителей.
Районные колонны делились на бригады по 100 человек во главе с заместителем председателя колхоза или политруком.
Для проживания люди подселялись в дома жителей близлежащих селений. Медицинское обслуживание обеспечивали местные медработники и немногочисленный медперсонал саперной армии. Было определено, что мобилизованные могут вернуться домой только после завершения строительства оборонительного рубежа.

Распределение мобилизованных по участкам оборонительного рубежа4

ПС

Участок

Районные колонны

Людей I и II очер.

№52

Лунино—Бессоновка

Лунинская, Б.-Вьясская, Иссинская, Бессоновская , Н.-Пестровская

18600

№51

Бессоновка—Лемзяйка

Пензенская гор., Терновская, Городищенская

20200

№101

Лемзяйка—Ключи

Сосновоборская, Кузнецкая район., Кузнецкая город., Кондольская, Шемышейская

17800

№103

Ключи—Петровск

Даниловская, М.-Сердобинская, Сердобская, Колышлейская, Лопатинская, Камешкирская

22000

№102

Лунино—Загоскино

Мокшанская, Головинщинская, Пачелмская, Н.-Ломовская, Голицинская

13700

№53

Загоскино-ст. Александровка

Телегинская, Чембарская, Свищевская, Каменская, Башмаковская

8000

           
               

Зима 1941 года легла рано. Нарастающие морозы превратили верхний слой земли в ледяной панцирь, который надо было пробивать. М. И. Аксенов, руководивший колонной мобилизованных Кондольского района, вспоминал:
«Чем дальше, тем глубже промерзла земля, слой промерзания на возвышенных местах достигал 120 см.
Для работавших подростков, женщин и пожилых людей это была крайне изнурительная работа. Весь день на морозе, без горячей пищи в обед, и только сознание, что это необходимо для борьбы с немецко-фашистскими оккупантами, высокий патриотизм, понимание того, что наши отцы, братья и сыновья отдают жизнь на фронте, давали людям силу переносить неимоверные трудности, немыслимые в условиях мирной жизни.
Чтобы работа шла быстрее, после расчистки площадки от снега вырубали в углах топорами и ломами ямки глубиной 25—30 см, затем работали клиньями, забивали их железными кувалдами, откалывая постепенно глыбы мерзлой земли и выкидывая их на стороны. И так ежедневно — день за днем. Более слабые люди зябли, были случаи обморожения. Им оказывалась медицинская помощь... Больных отправляли в больницы»5.
Морозы все более усиливались, и работа шла медленно. Чтобы ускорить ее, стали применять взрывчатку. В ямы, которые за день не успели выкопать на нужную глубину, приходилось на ночь завозить хворост, хвою, чтобы уберечь землю от промерзания. Утром все это сжигалось, а оттаявшую землю рубили топорами, копали лопатами.
Не менее трудоемкой была заготовка леса. Люди пробивали в лесных снегах дороги, утаптывали снег вокруг деревьев, валили и разделывали их, вывозили из леса. За день одежда и обувь намокали, люди, с раннего утра уходившие в лес, с трудом добирались к вечеру до квартир. Когда начались оттепели, работать стало еще труднее. Чтобы уберечь ноги от сырости, на валенки надевали лапти или обували их с онучами прямо на ноги.
Работа по сооружению оборонительного рубежа шла полным ходом, когда войска противника вплотную подошли к Москве и появилась реальная угроза его прорыва в глубокий тыл. В связи с этим в конце ноября были выработаны предложения по организации обороны Пензы. Она строилась, опираясь на силы 37-й запасной стрелковой бригады (командир Ткачев), штаб и части которой располагались в Селиксе.
В случае непосредственной угрозы областному центру пять стрелковых полков должны были защитить город. Передовые отряды обороняющихся располагались по линии пригородных сел: Валяевка—Громаковка—Панкратовка—Ардым—Борисовка. Следующий оборонительный рубеж, названный «промежуточным», проходил по Веселовке, Кривозерью, Терновке. Основной рубеж обороны шел по внешнему обводу города через пригородные слободы — Черкасскую, Конную на ипподром, далее через овраги (ул. Подгорная) к бывшему мужскому монастырю и дальше к Ахунам.
Сам город делился на три сектора обороны: северо-западный (Заводской) — часть города к северу от линии железной дороги Москва—Куйбышев; западный — часть города к югу от указанной железной дороги до линии улиц М. Горького—Боевая; южный — остальная часть города.
Считалось, что для обороны Пензы необходимо иметь 240 орудий (по 4—6 орудий на км фронта), 1—2 бронепоезда и 55—60 противотанковых пушек.
Так как времени на сооружение оборонительных укреплений по всей линии не было (требовалось 600000 человекодней!) предлагалось укрепить господствующие над городом высоты, превратив их в узлы обороны, установить минные и проволочные заграждения, эскарпировать танкоопасные направления6.
Предложения были подготовлены генерал-майором Колчигиным и доложены Городскому Комитету Обороны (председ. А. Ф. Кабанов), образованному 27 октября 1941 г.7.
30 ноября 1941 г. эти предложения были утверждены. В соответствии с ними подготовили проекты приказов командирам секторов обороны Пензы полковникам Третьякову, Притузову, Цыбульскому, командирам стрелковых полков, саперам.
Работы по строительству укреплений в черте города было поручено развернуть 6-й саперной армии с 3 декабря. К этому времени стало ясно, что гитлеровский «Тайфун», бушевавший под Москвой больше двух месяцев, выдохся. Наши войска перешли в контрнаступление, завершившееся разгромом немецко-фашистских войск под Москвой. К февралю 1942 года враг был отброшен до 400 км от столицы. Угроза прорыва гитлеровских войск в Пензе миновала. Подготовленные приказы на организацию обороны города остались не подписанными, и поныне хранятся в архивах, как напоминание о грозном 1941 годе.
Однако работы по сооружению Пензенского оборонительного рубежа продолжались вплоть до последней декады января 1942 г. М. И. Аксенов в воспоминаниях рассказывает, что им было объявлено о прекращении работы 17 января в связи с передислокацией саперной армии в Подмосковье8. Участница строительства трассы из Кузнецка, призванная в армию в середине марта 1942 г., вспоминает, что она вернулась «с окопов» за считанные дни до получения повестки из военкомата9.
Известно документальное свидетельство о завершении работы на Пензенском рубеже. 22 января 1942 г. командование 51 ПС обратилось с письмом к руководству Пензы, в котором благодарило городские власти за содействие в выполнении боевой задачи, за решение которой управление завоевало переходящее Красное Знамя 6-й саперной армии и 6-го АРМУОКра. В письме сообщается, что Пензенский рубеж «закончен в срок и на отлично» благодаря добросовестному отношению мобилизованного населения. Всего жителями Пензы отработано 271030 человеко-дней (подчеркнем, что это только на участке 51-го ПС — Бессоновка—Лемзяйка). Коллектив 51 ПС справедливо считал, что «этого успеха мы добились общей с вами работой»10.
* * *
Строительство Пензенского оборонительного рубежа 1941 г. долго оставалось вне поля зрения краеведов. В перечне дел военных лет о нем упоминали в своих работах историки КПСС Б. А. Колчин, В. И. Меркушев, военный историк К. И. Тихообразов11. Воспоминания об условиях работы «на окопах» оставил М. И. Аксенов, на них есть ссылки в данной статье.
Однако раскрыть подвиг тружеников тыла невозможно, не рассматривая огромные по размаху и числу вовлеченных людей работы по строительству оборонного рубежа 1941 г. Опустить этот вопрос — значит обеднить рассказ о героизме подростков, женщин, стариков которые в тяжелейших условиях военного времени сделали то, что сегодня мы привычно именуем «вкладом тружеников тыла в дело Великой Победы».
ЛИТЕРАТУРА
1 ГАПО, ф. п. 148, оп. 1, д. 397, л. 125.
2 Там же, л. 139—140.
3 Там же, ф. 672, оп. 1, д. 141, л. 226; ф. 274, оп. 1, д. 73, л. 192.
4 ГАПО, ф. п. 148, оп. 1, д. 397, л. 140.
5 Аксенов М. И. Строительство оборонительных укреплений в 1941 — 1942 гг. в Кондольском районе //Страницы жизни. Пенза, 1992, с. 103—104.
6 ГАПО, ф. п. 148, оп. 1, д. 397, л. 145—153.
7 Годы и события. Сборник. Пенза, 1963, с. 83.
8 Аксенов М. И. Указ. соч. с. 106.
9 Запись воспоминания автором статьи. Личный архив.
10 Пензенская партийная организация в годы Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.). Сборник документов и материалов. Саратов, 1964, с. 41—42.
11 Колчин Б. А. Пензенские коммунисты в борьбе за укрепление тыла в годы Великой Отечественной войны. Пенза, 1958; Тихообразов К. И. Военно-организаторская работа Пензенской областной партийной организации в годы Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.). Пенза, 1968, с. 9; Меркушев В. Во имя Родины. Трудовой героизм комсомольцев и молодежи Пензенской области в годы Великой Отечественной войны. Пенза, 1971, с. 10.

Из истории области. Очерки краеведов. Выпуск V. Пенза, 1995. с.37-45

Источник: http://пензовед.рф/viewtopic.php?t=806&p=1526

0

2

Волжско-Сурский оборонительный рубеж.

...Наиболее трудным для Советского государства и наших Вооружѐнных Сил был первый период Великой Отечественной войны (22.06.1941-19.11.1942 гг.), основным содержанием которого были стратегическая оборона и вынужденное отступление. Нужны были заблаговременно подготовленные оборонительные рубежи на большую глубину. Ввиду незавершѐнности строительства укрепленных районов в западных областях страны, начатого в предвоенные годы, они не выполнили своего предназначения. Противнику, на большинстве направлений, удалось с ходу преодолеть их полосу. Ставка Верховного Главного Командования (ВГК) требовала усилить инженерное оборудование оборонительных полос фронтов. В оперативном тылу началось строительство рубежей стратегического значения. 18 июля 1941 года Ставка ВГК отдала приказ о строительстве оборонительных рубежей для прикрытия подступов к Москве на Волоколамском, Можайском и Малоярославецком направлениях. В августе развернулась подготовка водных заграждений (плотин) на Верхней Волге и других реках.
К концу сентября система рубежей включала Вяземскую и Можайскую линии обороны, соответственно в 250-300 км и 120-130 км западнее Москвы. 30 сентября разгорелась битва за Москву, враг был уже под Тулой. По решению ГКО, от 12.10.1941 года, подготавливалась Московская зона обороны. 13 октября, Постановлением Государственного комитета обороны (ГКО), было образовано Главное управление оборонительного строительства и начато формирование сапѐрных армий. К концу ноября было сформировано десять сапѐрных армий в составе 2-х – 4-х бригад каждая. Этим же постановлением ГКО принял решение о создании оборонительных рубежей в глубоком тылу: одного - на линии от Медвежьегорска, по восточному берегу Онежского озера и далее - западнее Волги, другого – по левому берегу Волги до еѐ устья, а также рубежа от Чѐрного до Каспийского морей, по южным берегам Кубани и Терека. С первых же дней войны, ГКО, военные советы фронтов, местные органы власти привлекали на такого рода работы строительные организации наркоматов и строительные организации на местах со средствами механизации, транспорта и население, которое было основной рабочей сило. Поэтому огромную роль в организации работ играли местные власти. Отдельные участки тыловых оборонительных рубежей, как правило, закреплялись за районами (областей, городов), а районные власти не только проводили мобилизацию населения, но и обеспечивали его всем необходимым для производства работ, в том числе и продовольствием.
Выполняя Постановление ГКО, 15.10.1941 года заместитель Народного комиссара внутренних дел СССР комиссар госбезопасности 3 ранга В.В. Чернов подписал распоряжение о назначении военного инженера 1 ранга Корнева Александра Семѐновича начальником 10-го (бывшего 51-го) Управления строительства, которое вело строительство оборонительного рубежа под Тулой. Завершить это сооружение не удалось. Враг наступал. Корнев был вызван в Москву, где объявили, что он назначен командиром 18-ой инженерно-сапѐрной бригады (позднее 6-й инженерно-сапёрной бригады - примечание ДСА) и должен выехать на еѐ формирование в Пензу. Бригада должна входить в 6-ю сапѐрную армию, штаб которой находился также в Пензе. Туда же было приказано передислоцировать Управление и строительные части. Железнодорожный переезд в Пензу длился четверо суток. Трудно было с размещением личного состава. Командующий 6-й сапѐрной армией Г.И. Тупичѐв болел и заявил, что с формированием армии ничего не получается. В Пензу шли тысячи строителей, ожидалось прибытие новобранцев для армейских сапѐрных батальонов. 22.10.1941 года Пензенский ГК ВКП (б) принял постановление о строительстве оборонительных сооружений. Для этого было решено мобилизовать 23 тысячи мужчин от 16 до 60 лет и женщин от 16 до 55 лет. 27.10.1941 года в Пензе был создан Городской комитет обороны во главе с первым секретарѐм обкома партии А.Ф. Кабановым. 30.10.1941 года была получена телеграмма, подписанная начальником инженерных войск Красной Армии Леонтием Захаровичем Котляром о назначении Корнева А.С. командующим 6-ой сапѐрной армией. В состав еѐ входили сапѐрные бригады: 16-я (Шумерля), 17-я (ст. Инза), 18-я (Пенза), 19-я (Саранск).
Позже состоялся телефонный разговор между Котляром и Корневым. Котляр заявил, что Волжско-Сурский рубеж – важное государственное дело, Управление оборонительного строительства переименовывается в 6-е Управление оборонительных работ, начальником которого утверждается Корнев с сохранением обязанностей командующего 6-й сапѐрной армией. Состоялось заседание бюро обкома партии, на котором рассматривались задачи партийных и советских организаций по строительству Волжско-Сурского рубежа и содействию в формировании 6-ой сапѐрной армии. Большую организаторскую работу провели секретари обкома партии В.Г. Доркин, А.М. Андрюшенко. Организацией работ на трассе занимались управления полевого строительства (ПС), входящие в бригады: 52 ПС (с. Грабово) отвечало за участок Лунино - Бессоновка; 51 ПС (Бессоновка) за участок Бессоновка - Лемзяйка; 101 ПС (с. Шемышейка) – за участок Лемзяйка – Ключи; 102 ПС (с. Мокшан) – за участок Лунино-Загоскино; 9 ПС (с середины ноября - 53 ПС), дислоцировавшееся в селе Телегино, отвечало за работы на участке Загоскино – Александровка. Волжско-Сурский рубеж проходил по территории Пензенской области и Мордовии. Общая протяжѐнность его составила 350 км. Он должен был стать мощным укреплѐнным тылом левого фланга огромного фронта в битве за Москву. Рубеж сооружался в тылу 10-ой армии, которой командовал генерал-полковник Филипп Иванович Голиков. Генерал контролировал ход строительства, был на местах сооружения рубежа. Расстояние от Пензы до ближайшей линии фронта, проходящей западнее Ряжска, составляло порядка 400 км.
По Пензенской области рубеж проходил с севера на юг, по правобережью рек Сура, Уза, Няньга, через Лунино, Бессоновку, Пензу, Лемзяйку, на с. Колючи и далее на г. Петровск (Саратовской области). По решению властей, в план оборонительных работ было включено строительство укреплений по линии Лунино-Мокшан-Загоскино-Александровка. В перечень работ первой очереди входило сооружение противотанковых рвов, 450 дотов и дзотов, 1500 огневых позиций для артиллерии, 12 тысяч землянок, сделать танконедоступными берега рек и оврагов. Вторая очередь предусматривала троекратное увеличение числа оборонительных объектов. Отряды из местного населения влились в строительные части, костяком которых были московские, брянские и орловские строители, имевшие опыт, ставшие инструкторами и командирами. Призывники в 6-ю сапѐрную армию поступали из Пензенской области, Мордовии и Чувашии. Формировалось 48 батальонов, в каждом из которых было почти по 1000 человек. С военными строителями проводились занятия по военному делу. На фронт было направлено 6 сапѐрных батальонов. Работы начались 1 ноября 1941 года. Пропагандировался передовой опыт. Разгорелось соревнование между представителями Мордовии и Пензенской области. Выпускалась ежедневная армейская газета «Боевые темпы».
Среди мобилизованных граждан большую часть составляли женщины, а также подростки. Один раз в неделю их отпускали домой. В субботу, до обеда, они рыли окопы, а после обеда отправлялись пешком на близрасположенную железнодорожную станцию, где садились в грузовые вагон, ехали домой, чтобы привести себя и семью в порядок. Ранним воскресным утром – в обратный путь. В сильные морозы земля промѐрзла так, что без лома нельзя было обойтись. Варежки быстро протирались, изнашивалась обувь. В связи с реальной угрозой прорыва немецко-фашистских войск, в глубокий тыл, были подготовлены предложения по организации обороны Пензы силами 37-й запасной стрелковой бригады (командир Ткачѐв), дислоцировавшейся в Селиксе. При непосредственной угрозе Пензе, пять стрелковых полков бригады должны были взять под защиту город, заняв три оборонительных рубежа: 1. передовой - по линии пригородных сѐл: Валяевка – Громаковка – Панкратовка – Ардым-Борисовка; 2. промежуточный проходил по Весѐловке, Кривозерью, Терновке; 3. основной шѐл по внешнему обводу города через пригородные слободы – Черкасскую, Конную на ипподром, далее овраги (ул. Подгорная, ныне ул. Ватутина) к бывшему мужскому монастырю (теперь там завод «Пензмаш») и дальше - к Ахунам. Город делился на три сектора обороны: северо-западный (заводской) – часть города к северу от железной дороги Москва-Куйбышев; западный – часть города к югу от железной дороги до улиц М. Горького – Боевая; южный – остальная часть города.
Командиры секторов – полковники Третьяков, Притузов, Цыбульский.
Необходимо было иметь 240 орудий (по 4-6 на 1 км фронта), 1-2 бронепоезда, 55-60 противотанковых пушек. Предлагалось укрепить господствующие высоты в узлы обороны, установить минные и проволочные заграждения, эскарпировать танкоопасные направления. Эти предложения подготовил генерал-майор Колчигин и доложил их Городскому комитету обороны, который утвердил их 30.11.1941 года. Подразделения 6-ой сапѐрной армии должны были развернуть эти работы с 3.12.1941 года. К счастью, 5-6.12.1941 года началось контрнаступление советских войск. Враг был отброшен от столицы на расстояние до 400 км. Угроза Москве миновала. Оборонные работы продолжались до января 1942 года. 17 января, в связи с передислокацией 6-ой сапѐрной армии в Подмосковье, было объявлено об их прекращении. 22 января 51 ПС (Бессоновка-Лемзяйка) обратилось с письмом к городским властям и трудящимся, в котором благодарило за содействие в выполнении боевой задачи. Управление завоевало Переходящее знамя 6-ой сапѐрной армии и 6-го Управления оборонительного строительства. 6-ая сапѐрная армия вошла в состав Воронежского фронта. Впереди был долгий и славный путь – от Волги и Суры до Одера и Шпрее. Результат громадного труда многих тысяч людей на просторах Присурья не прошѐл даром. Он крепил веру в нашу Победу над немецко-фашистскими захватчиками. Указом Президиума Верховного Совета СССР около 300 сапѐров 6-ой армии были награждены правительственными наградами. В числе награждѐнных были и те, кто помогал им в возведении Волжско-Сурского оборонительного рубежа.
Строительство рубежа до 2-ой половины 50-х годов прошлого века оставалось вне поля зрения краеведов. Первым, кто поднял этот вопрос, был историк Б.А. Колчин (1958 год). В 1962 году бывший командующий 6-ой сапѐрной армии А.С. Корнев написал книгу «У них были мирные профессии» (М., - Воениздат). Он проходил в то время службу в Приволжском военном округе. Приходилось с ним встречаться на сборах в штабе ПриВО и на строительстве огневых позиций зенитно-ракетных комплексов в районе Куйбышева в конце 50-х годов прошлого века. Позже эту тему затрагивали авторы К.И. Тихообразов, В.И. Меркушев, М.М. Аксѐнов. Особенно следует отметить историка и краеведа В.А. Молчанова. В освещении данного вопроса есть частица и моего скромного труда. В 70-х годах XX столетия, в газете «Наша Пенза», опубликована статья «Окопы под Пензой». В областном краеведческом музее есть материал, предоставленный мной, в разделе «Великая Отечественная война. 1941-1945 гг.», в том числе - схема рубежа на карте Пензенской области, а также справка командования 62-го строительного батальона 6-го Управления строительных работ, выданная бойцу батальона – моей матери Н.Г. Малышевой, о добросовестной работе на строительстве рубежа и еѐ фотография. Так, вместе с военными строителями трудились пензенцы, возводя Волжско-Сурский оборонительный рубеж осенью-зимой 1941-1942 гг., глубоко убеждѐнные в Победе советского народа над заклятым врагом – фашистской Германией.

Малышев В.И., полковник в отставке

Источник: http://pnzreg.ru/files/penza.ru/nekomm_ … __2008.pdf

0

3

http://s7.uploads.ru/t/HK9in.jpg
http://s6.uploads.ru/t/CXA8o.jpg
http://s7.uploads.ru/t/CQXoV.jpg
http://s2.uploads.ru/t/Ci6xL.jpg
Источник: http://www.soldat.ru/doc/gko/scans/0787-01-1.jpg , http://www.soldat.ru/doc/gko/scans/0787-02-1.jpg , http://www.soldat.ru/doc/gko/scans/0787-03-1.jpg , http://www.soldat.ru/doc/gko/scans/0787-03-1.jpg

Сов. секретно
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № ГКО-787сс
от 13 октября 1941 г. Москва, Кремль 

О сформировании саперных армий общей численностью в
300.000 человек


В целях обеспечения строительства глубоких тыловых рубежей и одновременной подготовки боевых саперных частей Государственный Комитет Обороны постановляет: 

1. Сформировать шесть саперных армий, каждая в составе пяти саперных бригад. Состав бригады: девятнадцать саперных батальонов, один автотракторный батальон и отряд механизации. 
2. Комплектование саперных армий провести за счет призыва запасных в возрасте до 45 лет, в первую очередь контингентов, отводимых из прифронтовой полосы и строительных специальностей, в количестве 300.000 человек. Мобилизованные обязаны прибыть в исправной теплой одежде, иметь при себе 2 пары белья, кружку и ложку. 
3. Формирование саперных батальонов, бригад, армий, автотракторных батальонов и отрядов механизации с ремонтными мастерскими закончить к 1-му ноября с.г. с дислокацией армейских штабов: 
1-ая саперная армия – г. Вологда; 
2-ая саперная армия – г. Горький; 
3-ая саперная армия – г. Ульяновск; 
4-ая саперная армия – г. Саратов; 
5-ая саперная армия – г. Сталинград; 
6-ая саперная армия – г. Армавир,
 
а саперных бригад и батальонов по районам работ, утвержденных оборонительных рубежей. 
4. Для боевой подготовки и внутренней охраны вооружить 5% личного состава саперных армий. 
5. Обязать обкомы и облисполкомы обеспечивать по заявкам Военных Советов саперных армий мобилизацию рабочей силы, конного транспорта и всех материально-производственных ресурсов для строящихся оборонительных рубежей. 
6. Обязать НКО (т. Федоренко) выделить к 1.XI-1941 г. из имеющихся в наличии для новых формирований ГВИУ Красной Армии 500 грузовых автомобилей. 
7. Госплану при СНК СССР предусмотреть выделение автомобилей ГВИУ Красной Армии в ноябре 1941 г. 1000 "ЗИС-5", 1000 "ГАЗ-АА" и в декабре 1941 г. 200 "ЗИС-5" и 300 "ГАЗ-АА" по фондам НКО. 
8. Обязать председателей обл. (край) исполкомов Советов депутатов трудящихся мобилизовать до 15.XI-1941 г. из хозяйств республиканского и союзного подчинения технически исправные легковые автомобили и технически исправные автоприцепы (без шин) в количествах, согласно приложению № 1, и передать их ГВИУ Красной Армии. 
9. Обязать Норкомсредмаш (т. Акопова) дополнительно к фондам НКО на октябрь 1941 г. отгрузить ГВИУ Красной Армии до 1.XI-1941 г. с Ирбитского завода 100 2-хосных автоприцепов без шин. 
10. Обязать Моссовет (т. Пронина) передать к 1.XI-1941 г. ГВИУ Красной Армии 25 технически исправных (без шин) автомобилей "М-1" из числа находящихся в таксомоторных парках. 
11. Обязать Наркомрезинпром (т. Митрохина) отгрузить до 5 ноября 1941 г. ГВИУ Красной Армии 1.500 автомобильных шин, из них 1000 "Гигант" для укомплектования получаемых из народного хозяйства и Ирбитского завода прицепов и автомобилей М-1 из таксомоторных парков Моссовета, за счет фондов НКО на ноябрь 1941 г. 
12. В соответствии с планом производства динамонов, утвержденным постановлением СНК СССР № 2107-960сс от 1.X-1941 г. п. 1, обязать Артсбыт НКБоеприпасов поставить в октябре и ноябре месяцах с.г. ГВИУ Красной Армии 1.750 тонн динамонов, а также средства взрывания в количествах: детонаторов № 8 – 1200 тыс. штук, электродетонаторов – 500 тыс. шт., бикфордова шнура – 120 тыс. кругов. 
13. Обязать НКСтанкостроения (т. Ефремова), НКОбщмаш (т. Паршина), НКБоеприпасов (т. Горемыкина), Наркомчермет (т. Тевосяна) и СНК РСФСР изготовить и поставить ГВИУ Красной Армии строительный и шансовый инструмент, согласно приложению № 2. 
14. Обязать НКОбщмаш (т. Паршина) поставить ГВИУ Красной Армии столярно-плотничного инструмента на сумму 200 тыс. рублей, с поставкой в октябре – ноябре мес. 1941 г. за счет производства и перераспределения. Спецификацию согласовать с ГВИУ К.А. 
15. Обязать НКСтанкостроения (т. Ефремова) поставить ГВИУ Красной Армии слесарно-монтажный инструмент производства НКМП РСФСР на сумму 200 тыс. рублей в октябре – ноябре 1941 г. за счет фондов НКОбороны по месячным планам распределения инструмента. 
16. Наркомзему СССР выделить в районах по согласованию с ГВИУ КА к 1 ноября 1941 года из сельского хозяйства тракторов "ЧТЗ-65" – 1350 шт., "СТЗ-НАТИ" – 1350 шт., "ЧТЗ-65" с выводом мощности – 300 шт. и 1000 тракторных прицепов. 
17. Наркомлесу СССР поставить ГВИУ КА в 4-м квартале круглого леса 10 тысяч вагонов и пиломатериалов 2 тысячи вагонов, за счет фондов НКО. 
18. НКПС обеспечить перевозки контингентов из прифронтовой полосы на укомплектование саперных армий и выделенных настоящим постановлением стройматериалов к месту работ по заявкам ГВИУ КА. 
19. УСГ Красной Армии обеспечить работу выделенного транспорта горючим и смазочными материалами. 
20. Все саперные и автотракторные батальоны, отряды механизации, саперные бригады и армии содержать на интендантском снабжении. 
21. Наркомфин – финансирование работ производить на основе месячных заявок НКО (ГВИУ КА).

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО
КОМИТЕТА ОБОРОНЫ И. СТАЛИН

Выписки посланы: 
т.т. Шапошникову, Котляру, Щаденко, Сабурову – все;
обкомам и облисполкомам – 5, 8;
наркомам – соответственно 

***

Сов. секретно
Приложение № 1
к постановлению ГКО № 787сс
от 13.X.1941 года.
 

ВЕДОМОСТЬ
автомобилей и прицепов, мобилизуемых обл(край) исполкомами
из хозяйств союзного и республиканского подчинения
для передачи ГВИУ Красной Армии
 

Легковые автомобили

Автоприцепы одноосные

Автоприцепы двухосные

Ярославская область

40

10

Ивановская область

5

25

10

Калининская область

5

20

20

Горьковская область

5

20

10

Рязанская область

5

15

10

Тамбовская область

5

20

Саратовская область

5

30

Сталинградская область

5

15

Ростовская область

10

40

20

Краснодарский край

10

10

10

Орджоникидзевский край

10

15

10

Всего

65

250

100

           

Верно: Хряпкина 

***
 

Секретно
Приложение № 2
к постановлению ГКО № 787сс
от 13.X.1941 года.

ВЕДОМОСТЬ
инструмента, выделяемого Главному инженерному управлению Красной Армии.
 

Наименование оборудования

Един. изм.

Количеств.

Срок поставки Окт.

Срок поставки Нояб.

Срок поставки Декабрь

Покрытие потребности за счет

Поставщик

Напильники

т.р.

50.0

50.0

Резерва СНК СССР

НКСС

Топоры

т.шт.

100.0

20.0

30.0

20.0

Производства

НКМП РСФСР

Топоры

т.шт.

30.0

Фондов НКО

НКБ через НКОМ

Кирки-мотыги

т.шт.

50.0

10.0

15.0

15.0

Увеличения производства

НКБ через НКОМ

Кирки-мотыги

т.шт.

10.0

Фондов НКО

-"-

Лома

т.шт.

60.0

10.0

10.0

10.0

Производства

НКМП РСФСР

Лома

т.шт.

10.0

10.0

10.0

Увеличения производства

Промкооперац. РСФСР

Стальные клинья

т.шт.

20.0

10.0

10.0

Производства

НКЧМ

Молотки шанцевые (2-4 кг.)

т.шт.

20.0

5.0

7.5

7.5

Производства

Промкооперац. РСФСР

Лопаты

т.шт.

170.0

35.0

35.0

Увеличения производства

НКЧМ

Лопаты

т.шт.

50.0

50.0

Производства

НКЖП РСФСР

                           
Верно: Хряпкина
Основание: РГАСПИ, фонд 644, опись 1, д.12, лл.118-121.

Источник: http://www.soldat.ru/doc/gko/text/0787.html , http://www.teatrskazka.com/Raznoe/Posta … _0787.html , http://www.soldat.ru/doc/gko/gko1941.html

0

4

http://s3.uploads.ru/t/ilQUo.jpg
Источник: http://www.soldat.ru/doc/gko/scans/1068-1.jpg

Совершенно секретно.

Государственный Комитет Обороны
Постановление № ГКО-1068сс

от 27 декабря 1941 г. Москва Кремль.

О сокращении строительства оборонительных рубежей

В целях обеспечения рабочей силой и транспортом молотьбы и вывозки хлебов, а также в связи с изменившейся обстановкой на фронте Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Приостановить строительство следующих оборонительных рубежей: по рр. Теза, Клязьма, Ока; Богучар-Константиновская, Кагальник, Приморско-Ахтарская; Заволжского рубежа от Рыбинска до Астрахани; рубеж от Чаусовский на Дону до Владимирова на Волге, отсечной позиции Клетская-Иловля, обвода гор. Иваново от примыкания Владимирского рубежа до Волги и обвода гор. Пенза.
Мобилизованное на строительство этих рубежей местное население и транспорт освободить с 1-5 января 1942 года.
2. Ограничиться строительством на важнейших направлениях следующих рубежей: по р. Сура - с окончанием к 20-30 января 1942 г.; по р. Медведица - с окончанием к 20 января 1942 г.; рубежа Богучар-Цымлянская; рубежей Рязанской, Тамбовской и Воронежской областей; Северо-Кавказских рубежей с обводами городов: Грозный, Мин. Воды, Ворошиловск, Тихорецк, Краснодар - с окончанием к 15 января 1942 года, обводов городов Саратов, Куйбышев и Ульяновск - с окончанием к 20 января 1942 года и рубежа Череповец-Онежское озеро.
После окончания указанных рубежей и обводов, освободить мобилизованное местное население и транспорт.
По рубежам Рязанской, Тамбовской и Воронежской областей освободить местное население к 15 января 1942 года.
3. Продолжать строительство Владимирского рубежа, Вытегра - Череповец - Рыбинск; обводов: гор. Горький - с окончанием его к 5 января 1942 года; гор. Ярославль - с окончанием к 25 января 1942 года; гор. Иваново от границы Ярославской области до Владимирского обвода - с окончанием к 20 января 1942 года; гор. Казань - с окончанием к 25 января 1942 года; г.г. Сталинград и Астрахань - с окончанием к 15 января 1942 года; г.г. Ростов н/Дону и Вологда.
После окончания указанных рубежей и обводов освободить мобилизованное местное население и транспорт.
4. Начальнику Генерального Штаба Красной Армии дать указания ГУОБР-У в соответствии с настоящим постановлением.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО
КОМИТЕТА ОБОРОНЫ        И. СТАЛИН

Выписки посланы: т.т. Берия, Шапошникову, Микояну, Котляр.

Основание: РГАСПИ, фонд 644, опись 1, д. 17, л.178.

Источник: http://www.soldat.ru/doc/gko/text/1068.html


См.также:
Постановление ГКО №782. Об оборонительном строительстве. 13 октября 1941 г. (Постановление ГКО № 782сс от 13.10. 1941 г. // Российский государственный архив социально-политической истории (далее РГАСПИ.). Ф. 644. Оп. 1. Д. 12. Л. 113.)
МАЛИНОВСКИЙ Глеб Владимирович — полковник в отставке, кандидат философских наук, доцент (Москва. Т.: 8-499-193-34-53): Сапёрные армии - http://history.milportal.ru/2012/06/sapyornye-armii
В.Н. Маляров: СТРОИТЕЛЬНЫЙ ФРОНТ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ  - http://rufort.info/library/malyarov/malyarov.html
Сапёрная Армия - http://ru-wiki.org/wiki/Сапёрная_армия
В Мордовии готовились дать бой гитлеровским войскам на берегах Суры - http://www.vsar.ru/2010/04/syrskiy-rybej
ФИННО-УГОРСКИЕ НАРОДЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941-1941 гг.): ОБОРОНИТЕЛЬНОЕ СООРУЖЕНИЕ МОРДОВИИ – РУБЕЖ № 30 - http://rufort.info/index.php?PHPSESSID= … ic=1168.20

Маляров В.Н. Строительный фронт Великой Отечественной войны: Создание стратегических рубежей и плацдармов для обеспечения оборонительных операций вооруженных сил в годы войны 1941-1945 гг. УВИТУ. - СПб. 2000. - 348 с.

...
11 октября 1941 г. Генеральный штаб, учитывая изменившуюся обстановку, принял решение о передислокации управлений оборонительных работ ГУОБР НКВД на новые рубежи.

Одновременно были определены места расположения и границы укреплений строительства. 10 управлений строительства расположились в следующих городах; 1-е – Медвежьегорск, 2-е – Вологда, 3-е – Ярославль, 4-е – Куйбышев, 5-е – Сталинград, 6-е – Пенза, 7-е – Саратов, 8-е – Сальск, 9-е – Краснодар, 10-е – Грозный[116].
...
Директива Главупраформа обязала командующих шести военных округов, где развертывалось оборонительное строительство, произвести отбор строительных рабочих для комплектования саперных бригад. Наряду с командующими ответственность за выполнение данного поручения несли также секретари партийных комитетов 15 областей и краев Российский Федерации и Украины.

Формировались управления саперных армий в крупных областных центрах: 2-я армия – в Вологде, 3-я армия – в Горьком, 4-я армия – в Куйбышеве, 5-я армия – в Сталинграде, 6-я армия – в Пензе, 7-я армия – в Саратове, 8-я армия – в Сальске. 9-я армия – в Краснодаре, 10 армия – в Грозном[127].
...
В соответствии с постановлениями ГКО от 22, 23 октября и 3, 18 ноября 1941 г. в целях объединения усилий фронта и тыла на разгром врага в краевых областных центрах, крупных городах прифронтовых районов страны были образованы городские комитеты обороны [137].

До этого в Центральном Комитете партии был изучен и обобщен опыт деятельности комиссии по вопросам обороны Ленинграда, городской и районных оперативных групп Одессы. Было признано необходимым осуществление координации действий партийных, советских, хозяйственных и военных органов, а также создание единого центра но руководству обороной прифронтовых городов и районов. Комитеты обороны решали весьма широкий круг вопросов. Являясь военно-организаторскими и мобилизационными центрами на местах, они подчиняли интересам войны всю деятельность партийных, советских, профсоюзных и комсомольских организаций, предприятий и учреждений. В круг задач, решаемых городскими комитетами обороны, входили: широкое обеспечение (мобилизационное, материально-техническое, бытовое, идеологическое) оборонительного строительства; подготовка боевых резервов для Советской Армии; создание частей народного ополчения; организация выпуска вооружения и военной продукции.

Как чрезвычайный орган, каждый городской комитет обороны рассматривал те вопросы, которые в данной ситуации ни один орган партийно-государственной, военно-хозяйственной власти оперативно решить не мог. В состав комитетов входили руководители местных партийных, советских и военных органов. Состав комитетов обороны утверждался решением областного или городского комитета партии. В постановлениях областных и городских комитетов ВКП(б), определявших персональный состав комитетов обороны, как правило, определялась и территория, на которую распространялась власть этих комитетов. Ее размеры обуславливались необходимостью создания системы оборонительных рубежей на подступах к городу, более оперативного руководства мобилизацией населения близлежащих районов.

Постановления о создании городских комитетов обороны публиковались в местной печати. В состав комитетов обычно входило от 4 до 6 человек. Это были, как правило, первые секретари обкомов или горкомов партии, председатели областных или городских советов депутатов трудящихся, начальники городских или областных отделов НКВД, комендант города.

Во всех без исключения случаях комитеты обороны возглавляли первые секретари обкомов или горкомов партии. В их числе были МИ. Родионов – Горьковский комитет обороны, В.П. Жаворонков – Тульский КО, Н.С. Патоличев – Ярославский КО, Г.Н. Пальцев – Иваново-Вознесенский КО, С.И. Тарасов – Рязанский КО, П.И. Комаров – Саратовский КО и др.
...
Главной задачей городских комитетов обороны, созданных осенью 1941 г., стало обеспечение строительства глубоких тыловых рубежей от Медвежьей горы на севере до Каспийского моря на юге. Без широкой помощи комитетов обороны постановление Государственного комитета обороны от 13 октября 1941 г. не могло быть выполнено.

Если проанализировать список комитетов, увидим, что они создавались в первоочередном порядке там, где сооружались полевые укрепрайоны с обводами городов. В городах Астрахани, Владимире, Вологде, Горьком, Грозном, Краснодаре, Пензе, Рязани, Саратове, Сталинграде, Ярославле и др. организовывались комитеты, формировались саперные армии и управления оборонительного строительства.
...

ПРИМЕЧАНИЯ
...
116. ЦАМО РФ: Ф. ГУОС. ОП. 12109. Д. 5792. Л. 66–67.
...
127. Мохоров Г.А. Защищая Родину. СП6., 1995. С. 65–66.
...
137. История Коммунистической партии Советского Союза. T. 5. Kн. 1. M., I970. C. 164–165.
...
В январе–марте 1942 г. было принято шесть постановлений ГКО, которые определяли порядок расформирования и передачи ряда полевых строительств и трестов наркоматам по строительству, путей сообщения и внутренних дел [5]. К 1 февраля в системе ГУОС НKO продолжали выполнять поставленные задачи 557 тыс. человек.

Однако в феврале строительные организации и формирования ГУОС НКО оказались в очень тяжелом положении. Генералы Л. Котляр и С. Ширяев подготовили план реорганизации главка, который предусматривал ряд мер по сохранению основных кадров и материальных ресурсов оборонительного строительства, подготовке к работам по восстановлению, освобожденные от противника укрепленных рубежей.

К сожалению, вопрос о дальнейшем использовании организаций ГУОС затянулся, главку не были выделены продовольственные и фуражные фонды, что привело в ряде мест к голоду людей и падежу лошадей. Дальнейшая задержка решения ГКО могла привести к самоликвидации главка[6].

Вскоре данный план был рассмотрен и утвержден начальником Генштаба маршалом Б. Шапошниковым. Однако понадобились еще полтора месяца, чтобы наконец 26 марта ГКО принял постановление «О строительстве и восстановлении оборонительных рубежей»[7].

Все это время по заданию Ставки ВГК Генеральный штаб проводил работу по планированию предстоящей летней кампании. Обобщалась и анализировалась разведывательная информация о противнике. Основное внимание уделялось определению намерений германского командования, направления главного удара вермахта.

Эти намерения были вскрыты благодаря обер-лейтенанту Шульце-Бойзену, служившему в главном штабе германских ВВС и работавшему на советскую разведку. 23 марта в ГКО поступило следующее сообщение: «Главный удар будет нанесен на южном участке с задачей прорваться через Ростов к Сталинграду и на Северный Кавказ, а оттуда – по направлению к Каспийскому морю. Этим немцы надеются достигнуть источников кавказской нефти. В случае удачи операции с выходом на Волгу у Сталинграда немцы наметили повести наступление на север вдоль Волги... и предпримут основные операции против Москвы и Ленинграда, так как захват их является для немецкого командования делом престижа»[8].

Последующее развитие событий подтвердило, эти вполне достоверные данные, кроме соображений о повороте немцев вдоль Волги на север и наступлении на Москву.

Однако Генеральный штаб, оценивая вероятный характер действий противника, сделал вывод о том, что наибольшего эффекта немцы могут добиться при нанесении удара на участке Брянск, Курск в направлении на Ряжск и далее на Владимир при одновременном продвижении в сторону Пензы. Большой оперативный простор, отсутствие крупных лесных массивов и водных преград вплоть до линии Коломна, Рязань, Моршанск, наличие развитой дорожной сети допускали массированное применение на этом направлении крупных танковых и моторизованных соединений. В случае успеха немцы могли рассечь фронт на две части и охватить Москву с юга и юго-востока, отрезав от нее основные железнодорожные коммуникации.
...

ПРИМЕЧАНИЯ
...
5. ЦАМО РФ: Ф. 73. ОП. 12109. Д. 4. Л. 166–167.

6. ЦАМО РФ: Ф. УСУР ГШ. ОП. 179382. Д. 147. Л. 219–222.

7. ЦАМО РФ: Ф. ГУОС. ОП. 12109. Д. 3964. Л. 95.

8. История второй мировой войны 1939–1945. Т.5. М., 1975. С. 112.
...

Источник: http://rufort.info/library/malyarov/malyarov.html , http://voenspez.ru/index.php?topic=257.30;wap2

0

5

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ

№ГКО-782сс от 13.10.1941 г.

ОБ ОБОРОНИТЕЛЬНОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ.

1. Образовать при НКО Главное Управление Оборонительного строительства с задачей форсированного строительства намеченных оборонительных линий типа полевых укреплений.
2. Передать в распоряжение ГУОБР строительные организации НКВД, работающие по оборонительному строительству.
3. Разрешить ГУОБР"у организовать саперную армию в 300 тысяч человек.
4. Подчинить ГУОБР"у военно-полевые армейские и фронтовые строительные организации ("военно-полевые строительства").
5. Задача ГУОБР"а:
строительство первой линии от Медвежьей Горы по восточному берегу Онежского озера и восточному берегу Екатерининского канала, Череповецкий УР, Рыбинско-Ярославско-Ивановознесенский УР, Горьковский УР, линия реки Ока, Цна, Дон в районе Лебедынь и далее на юг по восточному берегу Дона,
и одновременно с этим строительство второй линии по северному и восточному берегу Волги от Горьковского УР"а до Астрахани, с УР"ами Казанским, Ульяновским, Куйбышевским (двойная линия), Саратовским, Сталинградским.
Окончание работ 10 декабря 1941 года.
6. Специальным группам строителей под руководством ГУОБР"а поручить строительство оборонительной линии в районах предгорий Северного Кавказа от Темрюка, по южному берегу реки Кубани, через Баталпашинские предгорья и далее по южному берегу реки Терека до Каспийского моря, имея при этом одновременное строительство УР"ов - Краснодарского, Тихорецкого, Ставропольского, Грозненского.
7. Назначить начальника ГВИУ НКО т.Котляра начальником ГУОБРиа, первым заместителем начальника ГУОБР"а т.Павлова, вторым заместителем т. Салащенко.
8. При начальнике ГУОБР"а иметь штаб.
9. Общее руководство оборонительным строительством поручить Наркомвнудел т.Берия.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ И. СТАЛИН

Источник: http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=257.120

Примерная схема прохождения Волжско-Сурского рубежа обороны.
http://sh.uploads.ru/t/BAIqQ.jpg

Волжский (Заволжский) рубуж обороны - зелёный цвет.
Сурский рубеж обороны - сине-красный цвет.
Красным цветом помечен участок Сурского рубежа обороны, за обустройство которого была ответственна 6-я Сапёрная Армия.
Пензенский участок Сурского рубежа обороны - участок Сурского рубежа обороны, проходивший по территории Пензенской области.

Примерная схема прохождения Сурского рубежа обороны.
http://sh.uploads.ru/t/UWjr0.jpg

0

6

Предположительно оборонительный рубеж в Пензенской области проходил так (очень условно, т.к.проведён по названиям нас.пунктов, вблизи которых он проходил):
1. Лунино (1) - Бессоновка (2) - Лемзяйка (3) - Ключи (4) - Петровск (5), по правому берегу рек Сура-Уза-Няньга - протяженность около 215 км;
2. Лунино (1) - Мокшан (6) - Загоскино (7) - ?Александровка (8) либо ?Спасско-Александровка (9) - требует уточнения - протяженность 120 км либо 145 км;
таким образом общая протяжённость двух линий рубежа около 335-ти либо 360-ти км.
https://yandex.ru/maps/?um=constructor:LavQi4Z_7zWCHwx1MoZICty-CpEuee_a&source=constructorLink&mode=usermaps&ll=44.720157,53.141279&z=8&l=sat,skl :
http://s1.uploads.ru/t/UXCkY.jpg

0

7

Кладов В.Ю. Пензенский оборонительный рубеж в 1942-1944 гг.
Пензенское краеведение. - 2015. - №3. - С. 40-43.

Стремительное наступление немецко-фашистских войск летом 1941 года поставило перед советским руководством крайне сложную задачу. Необходимо было возвести систему тыловых укреплений, способных на длительное время задержать неприятеля.
22 октября 1941 года бюро Пензенского городского комитета партии приняло решение о постройке вокруг Пензы оборонительного рубежа. Главный объем инженерных работ был возложен на 6-ю саперную армию. Однако к строительству широко привлекалось местное и эвакуированное население. В 1941 г.  было мобилизовано более 100 тыс. человек. Строители возводили рубеж по реке Суре, через Лунино, Бессоновку, Пензу, Лемзяйку и Ключи. Параллельно с этим строилась еще одна линия обороны: Лунино — Мокшан — Загоскино — ст. Александровка. Планировалось соорудить 450 километров рвов, 1500 огневых точек, построить 12000 землянок для бойцов. Для этого потребовалось более 300 тыс. кубометров леса, 1,5 миллиона штук кирпича, десятки вагонов стекла, кровельного железа и гвоздей1.
План обороны Пензы предусматривал возведение еще трех укрепленных рубежей. В случае атаки немцев планировалось сжечь все населенные пункты, расположенные на пути отступления: Бессоновку, Арбеково, Мастиновку, Блохино, Валяевку и др. Тем самым враг лишался средств обогрева в зимний период. Областной центр должны были защищать войска Селиксенского гарнизона и отряды местной самообороны. По внешнему обводу Пензы должны были курсировать два бронепоезда. На случай прорыва танков предусматривалось минирование мостов через реку Суру, а также установка зарядов для внезапного подрыва и разрушения ледяного покрова.
Декабрьское контрнаступление советских войск под Москвой снизило военную угрозу со стороны немецко-фашистских войск. 17 января 1942 г. было объявлено о прекращении работ на оборонительном рубеже2. По мнению В.А. Мочалова, точной датой окончания строительства можно считать 22 января 1942 г. В этот день командование 51 ПС обратилось с письмом к руководству Пензы, в котором проинформировало, что рубеж «закончен в срок и на отлично»3.
На этом событии «официальная» история Пензенского рубежа заканчивается. Поэтому крайне интересным представляется вопрос его дальнейшей судьбы в изменившихся условиях.
Еще за неделю до завершения строительных работ, 14 января 1942 г. вышло решение исполкома облсовета «Об охране оборонительного рубежа в Пензенской области». В этом документе от председателей райисполкомов и органам НКВД требовалось принять по актам все построенные сооружения. Требовалось плотно закрыть амбразуры и входы деревянными щитами или хворостяными матами, а двери в землянках заколотить и опечатать. Зона фортификационных сооружений объявлялась закрытой для местного населения. За соблюдением режима должны были следить патрули, имеющие соответствующий мандат4.
Уже тогда стали регистрироваться первые факты расхищения построек местным населением. В частности, подобные случаи были неоднократно зафиксированы в Лунинском, Бессоновском и Даниловском районах. О происшествиях вскоре стало известно высшему руководству страны, и 1 февраля 1942 г. в Пензу пришло чрезвычайно жесткое по своему тону сообщение из Генштаба Красной Армии. Подчеркивалось, что в условиях военного времени подобные действия ряда граждан следует трактовать не просто как хищение социалистической собственности, но как поступки, направленные на подрыв обороноспособности страны5.
Реакцией на это письмо стал проект решения Пензенского облисполкома, который предусматривал усиление охраны рубежей с помощью дополнительных сторожевых постов. Отвечать за неприкосновенность оборонительных линий должны были непосредственно руководители сельсоветов и председатели колхозов, а не районные начальники, как практиковалось раньше. В случае разрушения построек их было обязано  восстанавливать местное население6.
Военное руководство страны пристально следило за сохранностью тыловых укрепленных рубежей. 26 марта 1942 г. командующий войсками ПРИВО направил в адрес Председателя Комитета обороны Пензенской области подробное инструктивное письмо. В нем содержалось требование принять действенные меры по охране построек от грядущего паводка, а также исправить все имеющиеся повреждения. В качестве мероприятий, обязательных к исполнению, были указаны, в частности, следующие.
Перед наступлением весенней оттепели требовалось очистить все сооружения от снега, как внутри, так и вокруг них. Снег при очистке должен был складываться так, чтобы образовавшаяся от его таяния вода не попадала внутрь сооружений. В целях предотвращения сооружений от затопления все проемы и входы было необходимо заделать щитами из досок. У построек, расположенных на скатах, рекомендовалось сделать водоотводные канавы. После спада воды требовалось произвести серьезные работы по восстановлению рубежа: откачать воду из сооружений, очистить их от ила и песка, исправить обсыпку и маскировку, очистить рвы, окопы и ходы сообщения от наносного грунта и т.д7.
С завершением паводка руководство Пензенской области осуществило ревизию оборонительных сооружений. По ее итогам выяснилось, что рубеж находится в неудовлетворительном состоянии. Причем в качестве главной причины сложившейся ситуации было указано не весеннее распутье, а низкое качество работ, произведенных 6-й саперной армией в зиму 1941—1942 гг. Стало очевидно, что подавляющее большинство построек возводились в песчаном грунте без производства укреплений. Неудивительно, что к моменту инспекции почти все оборонные сооружения пришли в полную негодность. К тому же, огневые точки оказались неудовлетворительно расположены в тактическом отношении: без взаимной огневой связи, с наличием значительных  «мертвых пространств». В письме также было отмечено, что для восстановления рубежа потребуется большую часть укреплений выстроить заново. Для определения точного объема восстановительных работ Пензенский обком просил направить в его распоряжение компетентную комиссию8. В ответном письме командующий войсками Приволжского военного округа генерал-лейтенант Калинин просил начать восстановление рубежа силами местных жителей, обещая впоследствии помощь от воинских частей9.
В условиях начала Сталинградской битвы и вновь возникшей угрозы появления немецких войск, были приведены в полную боевую готовность  части Селиксенского гарнизона. В июле 1942 г. отряды 37-й запасной стрелковой бригады заняли оборону по правому берегу Суры, от Грабово до Ахун и Золотаревки. Был принят под охрану большой участок местности, расположенный внутри линии: Пазелки — Мертовщина — Малый Колояр — Бессоновка — Пенза — Ахуны — Золотаревка — Шнаево — Чемодановка10. Саперами возводились противотанковые рвы и ямы-ловушки. Артиллеристы и пехотинцы сооружали огневые позиции, готовясь к интенсивным боям. В пользу обороняющихся играли глубокие овраги и густые леса на территории современного Заречного. Вероятнее всего, прорвавшихся фашистов здесь ожидала  печальная участь.
Второй этап освоения пензенского рубежа силами 37 ЗСБ начался в сентябре 1942 г., однако теперь он имел в основном учебную направленность. На базе инженерных сооружений отрабатывались навыки в тактической и огневой подготовке. Одновременно практиковались внезапные тревоги с занятием укреплений и прочесыванием окружающей местности. Бойцы готовились в любой момент отразить атаку штурмовых или диверсионных групп противника.
К счастью, имевшиеся военные замыслы так и не были реализованы. Победа советских войск под Сталинградом окончательно устранила военную опасность для Пензы. В марте 1943 г. Пензенский рубеж в последний раз был восстановлен и приведен в надлежащий порядок. На работы были мобилизованы 1000 сельских жителей и 300 рабочих с различных предприятий области. А уже в мае 1943 г. все сооружения были переданы под охрану Пензенскому лесхозу и милиции11.
Решением Генерального штаба Красной Армии дальнейшая охрана и поддержание в порядке оборонительных сооружений, располагавшихся на территории Пензенской области, была признана нецелесообразной. В марте 1944 г. руководитель Пензенского обкома в своем письме секретарю Даниловского райкома приказал дерево-земляные сооружения разобрать и использовать на хозяйственные нужды. Требовалось поддерживать в сохранности лишь долговременные укрепления: железобетонные ДОТы, колпаки и проч.12 Рубеж был окончательно заброшен за ненадобностью в послевоенные годы.
Вскоре обрушились и бесследно исчезли постройки, возведенные на зыбком песчаном грунте. И сегодня лишь неестественно ровные берега пензенских рек напоминают о былых событиях.

Примечания
1. Государственный архив Пензенской области (далее ГАПО). Ф. п-148. Оп. 1. Д. 397. Л. 127.
2. Малышев В.И. Волжско—Сурский оборонительный рубеж // Информационный вестник Пензенского областного совета ветеранов. 2008. №5. С. 44-45.
3. Мочалов В.А. Пензенский оборонительный рубеж 1941 года // Из истории области. Очерки краеведов. Выпуск V. Пенза, 1995. С.
4. ГАПО. Ф. п-148. Оп. 1. Д. 658. Л. 6.
5. Там же. Л. 7.
6. Там же. Лл. 9-10.
7. Там же. Лл. 22-24.
8. Там же. Д. 763. Л. 46.
9. Там же. Д. 771. Лл. 29-29 об.
10. Центральный архив Министерства обороны РФ. Ф. 37 ЗСД. Оп. 432113. Д. 1. Л. 112.
11. ГАПО. Ф. п-148. Оп. 1. Д. 773. Лл. 48-50.
12. Там же. Д. 1087. Л. 5.

0

8

Корнев Александр Семенович
У них были мирные профессии

...Туляки нас встретили радушно. Снабдили продовольствием. Строители помылись в тульских банях.

Не удалось нам завершить работы на намеченном рубеже. Пали Орел, Мценск, Чернь, враг подходил к Плавску. Мы вынуждены были оттянуть наши части к самой Туле.

В это время меня вызвали в Москву. Мне объявили, что назначаюсь командиром 18-й инженерно-саперной бригады и должен немедленно выехать на ее формирование в Пензу. Бригада будет входить в создающуюся 6-ю саперную армию, штаб которой тоже находится в Пензе.

Мне было приказано вести в Пензу и все управление оборонительного строительства. Я узнал, что оборонительные[79] организации выходят из подчинения НКВД и передаются Народному комиссариату обороны.

В Москве меня принял начальник инженерных войск Красной Армии Леонтий Захарович Котляр. При разговоре присутствовали Василий Васильевич Чернышев и заместитель начальника Главойоронстроя Борис Самойлович Вайнштейн. Они подробно расспрашивали о работе и жизни военных строителей. В заключение пожелали нам счастливого пути и успеха в решении предстоящих задач.

Я помчался в Тулу. Враг пытался окружить Москву, захватить ее. Советский народ и его армия готовились к решительному бою за родную столицу. В части поступил приказ Верховного Главнокомандования. В нем говорилось, что отступать больше некуда, что Красная Армия обязана выполнить свою великую миссию освобождения родной земли от иноземных поработителей. Советский народ трудится не покладая рук, лишая себя всего, чтобы снабдить всем необходимым армию и фронт, а войска все отходят, и советский народ начинает терять веру в свою армию...

«Народ начинает терять веру в свою армию...» — эти слова звучали тревожно и горько. Мы не спали всю ночь, обдумывали, как донести приказ до сердца каждого строителя. Михаил Алексеевич Золотухин предложил всем руководящим товарищам разъехаться утром по частям и просто зачитать приказ перед строем. Все решили, что это правильно.

Стояла золотистая, солнечная осень. В полдень я приехал в строительный полк Рафаила Николаевича Соловьева. Люди построились на аллее тенистого парка. Вообще-то для строительных частей знамена не были учреждены. Строители сами вышили знамя, чтобы походить на настоящую воинскую часть.

Громко читаю приказ. Люди застыли в тяжелом молчании.

Приказы в армии не обсуждают, но сейчас хотелось услышать мнение людей.

— Кто желает выступить? — спрашивает М. А. Золотухин.

Поднимается множество рук. Из строя выходит пожилой помощник командира взвода академстроевец Дмитрий Егорович Сергеев. Это он с группой плотников[80] предложил готовить на лесоучастках готовые элементы огневых точек, чтобы на строительстве рубежей затрачивать меньше времени. Сергеев был отличным плотником, хорошим стрелком, но никогда раньше мы его не слышали на собраниях.

— Товарищи! — сказал он. — Не подберу слов, сердце у меня сжимается от боли. Неужели докатились до такого... до такого позора! Неужели подлые фашисты сильнее нас! Говорят, техника... Ну техника, а люди? Ведь они все решают. Пусть берут нас, пусть вооружат, и мы будем драться не хуже других! Отступать дальше, действительно, некуда! Хватит, наотступались! Я прошу зачислить меня в боевую часть!

— Правильно! Правильно! — раздавались голоса. — Митинговать нечего! Давить фашистских гадов, и все! Правильно!

Да, митинговать было нечего, все было ясно. Подай сейчас команду в бой, и народ пошел бы с топорами и лопатами на танки.

К вечеру мой стол был завален заявлениями.

«Прошу направить меня на фронт. Хочу с оружием в руках бить врага».

«Не могу оставаться в стороне, когда над Родиной смертельная опасность. Требую отправки в боевую часть».

Разъясняем людям, что труд строителя тоже нужен фронту, что без надежных укреплений не задержать врага. Но слова наши мало действуют.

Я перебираю листки заявлений. Как сказать людям, что по приказу командования нам предстоит уйти дальше в глубь страны, к самой Волге?

А Тула готовилась к боям. Отправились на позиции полки тульских рабочих. Наши строители тоже добились своего: формируем батальон добровольцев, вооружаем его чем можем и провожаем на фронт. Строители помогают горожанам возводить укрепления вокруг города и в самой Туле. В нижних этажах домов окна превращаются в амбразуры. Улицы перегорожены металлическими ежами, баррикадами из камней и бревен. Мы с секретарем обкома партии Василием Гавриловичем Жаворонковым и председателем облисполкома Николаем Ивановичем Чмутовым не спим трое суток, организуя оборонительные работы.[81]

С какой бы радостью наши строители остались сражаться в героическом городе, но мы обязаны выполнить приказ. Грузимся в эшелоны. Враг обступил город. Свободным остается пятикилометровый коридор. Эшелоны идут по нему под беспрерывными бомбежками. Прорвались. На остановках люди толпятся у репродукторов. Радуемся, что стоит, держится Тула. Все ее население поднялось на защиту родного города. Много раз враг бросался в атаки. И всякий раз туляки отбрасывали его. Протоптавшись под Тулой трое суток, фашисты так и не решились на решительный штурм. 21 октября они сняли осаду и повернули на Алексин и Тарусу.

Эшелоны наши подходят к Москве. Повсюду, куда ни взглянешь, тысячи людей копают землю, сгружают с машин стальные рогатки ежей, бетонируют доты. Пока железнодорожники готовят новый маршрут нашим эшелонам, я пытаюсь связаться с руководителями города. Председателя Моссовета М. А. Яснова мы разыскали на Московском оборонительном обводе, в районе Кунцево. Вокруг молча, сосредоточенно трудилось множество людей.

Михаил Алексеевич сидел в палатке, внимательно вглядываясь в таблицу. Перед ним на маленьком складном столике стоял ковш с водой, из которого он довольно часто пил крупными глотками. Посмотрел на меня, кивнул:

— Здорово!

Михаил Алексеевич всегда был малоразговорчивым, а сейчас тем более.

— Слушай, инженер, — сказал он мне. — Посмотри, как мы работаем, много ли ошибок делаем...

— Что ж, посмотрю. Только не ради контроля, а чтобы поучиться у вас.

Выйдя из палатки, я направился вдоль трассы. На гребне эскарпа увидел Прокопия Васильевича Майорова, секретаря Моссовета. Тепло поздоровались. Прокопий Васильевич всегда весел, жизнерадостен, приветлив. Мы успели полюбить его еще на Брянском фронте, куда он приезжал в составе комиссии Московского комитета партии. Он заражал нас своей кипучей энергией, участливым, дружеским отношением к людям. [82]

Заезжая по делам в Москву, мы всегда считали своим долгом повидаться с ним. Он радушно встречал нас в любое время, но днем заходить к нему мы избегали, так как его приемная в Моссовете всегда была полна народу. Как правило, приходили мы к нему поздней ночью. Уставал Прокопий Васильевич на своей беспокойной работе, мучило больное сердце, но никогда и виду не подавал. С нами он, как видно, немного отдыхал, смеялся своим густым басом, слушая забавные истории из нашего фронтового быта. Жизнерадостность, по-моему, необходимое качество человека, особенно большого работника. С таким руководителем, как говорится, легче, спокойнее дышится, даже в трудное, напряженное время. Не пришлось Прокопию Васильевичу праздновать вместе с нами День победы. Огромная работа в годы войны надломила его силы.

Здесь же, на трассе, мы встретили секретаря Московского комитета партии по строительству Виктора Федоровича Промыслова, нашего давнего друга, который в свое время помогал нам формировать части строителей, следил за нашей работой на Брянском фронте. Как всегда, он был окружен людьми. Среди москвичей, строивших укрепления, мы сейчас опять увидели начальников с нарукавными повязками. Картина настолько нам знакомая! Вдохновенно трудились многие тысячи людей — мужчины и женщины, старые и молодые. И здесь, как и у нас, были юноши в спортивках и майках, хотя было уже холодновато, а рядом с ними бородатые ветераны московских заводов в замасленных спецовках. Народ защищал Москву. Народ строил укрепления.

Мы с Золотухиным облазали готовые эскарпы и рвы, огневые точки, траншеи.

— Ну что? — спросил нас Яснов, когда мы вернулись.

— Неплохо идут дела.

— С нашим народом можно горы двигать! — улыбнулся наконец Михаил Алексеевич и вновь посерьезнел. — Да мы, по существу, и двигаем горы: ведь миллионы кубометров земли выкопали. Собрать в одну кучу — с Казбеком поспорит!

А фашисты сочиняли в своих листовках, что москвичи дрогнули, поддались панике. Так писать могли лишь слепцы и идиоты![83]

Москва сражалась. Она послала на фронт 12 дивизий народного ополчения. В этих дивизиях были разные люди, так же как и среди строителей укреплений, — рабочие, инженеры, актеры, художники, студенты. Эти добровольцы вписали славные страницы в историю своей Родины. Закаляясь в боях, все 12 дивизий народного ополчения превратились в первоклассные кадровые части, в гвардейские дивизии. Москвичи уходили в ополчение целыми семьями. Так поступила семья Яхонтовых: отец и мать, сын и дочь в один день ушли на фронт...

Московская городская партийная организация приняла в те дни лаконичное решение: все коммунисты, не находящиеся в рядах Красной Армии, считают себя мобилизованными на строительство укреплений, и москвичи весь город сделали крепостью. В сплошные оборонительные рубежи превратились окружная дорога, Садовое кольцо и кольцо бульваров. На улицах выросли баррикады, стальные и железобетонные надолбы.

Все москвичи стали бойцами этой огромной крепости. Те, кто не строил укрепления, нес неусыпную вахту, спасал город от воздушного врага. Во время налетов фашистской авиации и стар и млад дежурил на крышах и чердаках, обезвреживая «зажигалки», участвовал в тушении пожаров, в восстановительных работах.

Чувствовали себя солдатами все, кто трудился у станков. Заводы и фабрики работали днем и ночью, выпуская продукцию, нужную для фронта. Мы видели, как рабочий, представитель московского завода «Красный пролетарий», опустившись на одно колено, словно гвардеец на фронте, целовал край полотнища переходящего Красного знамени, которое вручалось коллективу за героизм в труде. Это была клятва на верность Родине, на верность партии.

Москву защищала вся страна. «Тебе, Москва, тебе, фронт!» — читали мы на ящиках с оружием и боеприпасами, пришедших с Урала, из Сибири, Поволжья. По улицам маршировали стройные колонны сибиряков, уральцев, посланцев среднеазиатских республик. Они только что прибыли на московские вокзалы и сразу же направлялись на фронт. Бесконечные обозы с продуктами, теплой одеждой, с подарками для воинов посылали в столицу колхозники окрестных и дальних деревень. [84]

Москва выстоит! — с этой мыслью мы покидали столицу. То, что мы увидели здесь, утраивало наши силы, каждому хотелось сделать для страны как можно больше.

Проехали Рязань. На железных дорогах то и дело образовывались «пробки». Тогда строители помогали расчищать пути или оставляли вагоны и шагали пешком.

На восток шли составы с оборудованием эвакуированных заводов. Вместе со станками и машинами ехали рабочие и их семьи. Это они своим самоотверженным трудом, на первых порах под открытым небом, как солдаты на войне, в небывалые сроки — в течение недель, самое большее — нескольких месяцев — возродят на пустом месте промышленные гиганты и будут ковать оружие фронту. Героическая эпопея движения заводов из прифронтовой полосы и их нового рождения на Урале и в Сибири никогда не изгладится из памяти народной. Ни одна другая страна не справилась бы с подобной титанической работой, не создала бы таких мощных тылов в разгар жестокой и стремительно развивающейся войны.

Нагрянули крепкие морозы, а товарные вагоны, в которых мы ехали, не отапливались. Строителям было несладко. Но никто не роптал, не жаловался.

* * *

На четвертые сутки, рано утром, головной эшелон прибыл в Пензу. Нас никто не встречал. Оперативная группа по формированию саперной армии размещалась в нескольких номерах единственной в Пензе гостиницы. Для нас помещений не было.

Командующий армией полковник Григорий Иванович Тупичев был в мрачном настроении, беспрестанно курил, кашлял и глотал какие-то пилюли. Нас он не ждал. Военные строители его вообще мало интересовали.

— Не до них, — сказал он мне. — Тут с формированием саперной армии ничего не получается.

Вырисовывалась тяжелая, неприглядная картина. В Пензу шли тысячи строителей, ожидалось прибытие новобранцев для армейских саперных батальонов, а помещений не было. В областном комитете партии, куда [85] мы направились с Тупичевым, нас встретили довольно холодно. Секретарей обкома не оказалось на месте, а без них ничего нельзя было добиться. Делать нечего. Используем свой фронтовой опыт.

Наши квартирьеры пустились на поиски. Договорились с директором музыкального училища, он отдал несколько классных комнат нашему штабу. Затем обнаружили на окраине полупустующий барачный военный городок, который служил пересыльным пунктом. Облвоенкомат и начальник пензенского гарнизона сначала отказывались передать его в наше распоряжение, но потом вынуждены были согласиться — военкомат наравне с нами нес ответственность за формирование саперных бригад. Квартирьеры уговорили управляющего Табакторгом одолжить нам временно домик своей конторы.

Но это была капля в море. Всех людей втиснуть в эти помещения было невозможно. А эшелоны прибывали. Строители, продрогшие за время пути, оказались на морозе.

Народ наш находчивый. Командиры батальонов Рыбкин, Иванов, Рудковский направились в кинотеатры и закупили все билеты на последний сеанс. Строители просмотрели фильмы, а после отказались покинуть помещения кинотеатров. Администраторы возмутились и побежали жаловаться на самоуправство. В самый большой кинотеатр прибыл начальник городского управления милиции, пожилой, спокойный и рассудительный человек. Разобравшись, в чем дело, он посоветовал администратору смириться со случившимся. Обошел строителей, сидевших спокойно в зале и в фойе театра, улыбаясь, пожелал им спокойной ночи и уехал.

Утром нас вызвали в областной комитет партии. Здесь уже знали об истории с кинотеатрами, обвинили в партизанщине и потребовали наказания виновных. Это означало мне наказывать самого себя, потому что «захват» кинотеатров происходил с моего молчаливого согласия. А мы вынуждены были и дальше правдами и неправдами заполучать помещения. Наши автоколонны, двигавшиеся на Пензу своим ходом, временно заняли пустующие помещения сельскохозяйственного техникума и нескольких сельских клубов и изб-читален. В городе после долгих уговоров нас пустили «на постой» в три школы. [86]

Так прошло два или три дня. Как-то вечером нас с полковником Чупиковым пригласил начальник областного управления НКВД тов. Горелов.

— Вы все партизаните? — пошутил он. — А у меня для вас есть большая новость.

Горелов достал из ящика стола телеграмму и передал ее мне. Я прочитал:

«Пенза. НКВД. Корневу А. С.
30 октября 1941 года. Вы назначены командующим шестой саперной армией, в состав которой входят саперные бригады № 16 (Шумерля), № 17 (ст. Инза), № 18 (г. Пенза), № 19 (Саранск). Бригада № 16 на время строительства рубежа подчинена в производственно-техническом отношении начальнику 12 УОБР тов. Леонюку.

Котляр».


Это было полной неожиданностью. Я посмотрел на Григория Ивановича Тупичева, с которым мы успели подружиться за эти хлопотливые дни. Показываю ему телеграмму. Он пробежал ее глазами. Сказал с хрипотцой в голосе:

— Что ж, начальству виднее. Я, пожалуй, рад этому, надоело мне сидеть здесь. Скорее попаду снова на фронт.

В его словах были и искренность, и горечь.

Звоню в Москву, Леонтию Захаровичу Котляру.

— Спасибо за доверие, — говорю ему. — Но справлюсь ли?

— Командование считает, что справитесь. И вы обязаны справиться. Фронту нужны саперы. Сделайте все возможное, чтобы они скорее были подготовлены.

— А как быть со строителями и рубежами?

— Продолжайте командовать и строителями. Волжско-Сурский рубеж — важнейшее государственное дело. Помощь мы окажем, запишите приказ: «Управление оборонительного строительства переименовывается в шестое управление оборонительных работ (УОБР). Начальником утверждается военный инженер 1 ранга Корнев Александр Семенович». Желаю успеха. Прекратите драку с пензенскими товарищами: они получили соответствующее указание.

Утром меня снова вызвали в обком. Ожидал очередной[87] ругани. Принял возвратившийся из поездки по области секретарь обкома тов. Кабанов. Не знаю, что ему до нас говорили обкомовцы, но, выслушав меня в их присутствии, он схватился за голову, возмущался и смеялся и в конечном итоге сказал, что пензенские товарищи, конечно, допустили грубую ошибку и ее нужно как можно быстрее исправить. Действительно, в ближайшие дни все было поставлено на место. Состоялось бюро областного комитета партии, на котором были рассмотрены задачи партийных и советских организаций по строительству Волжско-Сурского рубежа и содействию в формировании саперной армии.

Район Волжско-Сурского рубежа проходил не только по Пензенской области, но и по территории Мордовской автономной республики. Часть людей для саперной армии должна была выделить и Мордовия. Самолет У-2 быстро домчал меня до Саранска. Секретарь областного комитета партии Василий Петрович Петушков встретил меня тепло. Мы быстро договорились по всем вопросам: о выделении людей на строительство рубежей, о призыве саперов, о продовольственном снабжении. Василий Петрович пригласил к себе руководителей республики, вместе обсудили, как помочь делу. Было решено, что товарищи немедленно выедут в районы — поднимать народ на строительство рубежей. С воодушевлением включились в эту работу председатель Совнаркома Мордовской АССР В. В. Вередякин, его заместитель Н. В. Шимякин, Нарком коммунального хозяйства А. И. Хаин, секретари обкома партии А. П. Сафонов, В. Ф. Монахов и С. М. Гидаев и другие товарищи.

Блестяще справились с заданием партии эти замечательные коммунисты.

Я слетал в некоторые наши подразделения, уже обосновавшиеся в Мордовии. Строители пришли сюда пешком. Их хорошо приняли, заботливо разместили по селам. Сейчас строители заканчивали последние приготовления, чтобы организованно приступить к работам.

Пролетая над одним из районов, я увидел на дороге стройно идущие войска. Голова и хвост бесконечной колонны терялись далеко в перелесках. Попросил летчика посадить самолет у дороги. Колонна продолжала двигаться мимо нас. Мы подошли ближе и увидели, что это были не войска, а гражданские люди, в основном[88] женщины и подростки. Шли они, выдерживая строй, по три человека в ряд хорошим четким шагом. Вместо винтовок на плечах у них лопаты. Это было народное войско — энергичное, жизнерадостное. Во главе подразделений гордо шагали командиры — и мужчины, и женщины. Нельзя было без волнения смотреть на это стройное шествие народа. У летчика-мордвина любовно блестели глаза.

Много мне за войну довелось видеть, но такая организованность тысяч колхозников, собравшихся в короткий срок из мелких деревень и сел, изумила меня. Вслед за колоннами людей двигались обозы с продовольствием, запасным инструментом и теплой одеждой.

Мы обнялись, как братья, с заведующим военным отделом обкома тов. Ермолаевым, возглавлявшим колонну. Повлажневшими глазами провожал я патриотов, шедших на помощь своей Красной Армии. А они широко улыбались и весело махали нам руками в знак приветствия.

Четкой поступью, несмотря на мороз и глубокий снег, шли люди Мордовии по зову партии на тяжелый ратный труд.

Организованно вышли на рубежи и пензенцы. Прежний ледок в наших отношениях окончательно растаял. Большую помощь нам оказали тов. Кабанов, секретарь Пензенского горкома партии В. Г. Доркин, секретарь обкома по строительству А. М. Андрющенко. Местное население, организованное в отряды, влилось в оборонительные части. Костяком были наши московские, брянские и орловские строители, превратившиеся в инструкторов и командиров. Сразу же разгорелось соревнование. Оно развернулось прежде всего между представителями Мордовии и Пензы. Надо сказать, что пензенцы, несмотря на все старание, никак не могли обогнать своих более организованных и дружных соперников.

Мы строили рубеж протяжением свыше 350 километров. Он должен был явиться мощным укрепленным тылом для левого крыла огромного фронта битвы за Москву. Несмотря на поражение под Москвой, враг упорно стремился к Волге. Положение оставалось напряженным.

Одновременно со строительством рубежей шло формирование[89] саперной армии. Прибывали командиры, политработники. Из Пензенской области, Мордовской и Чувашской республик поступали только что призванные бойцы. Предстояло сформировать 48 батальонов почти по 1000 человек в каждом. Командирами бригад по моему представлению были назначены талантливые военные инженеры Швыдкой и Крисанов.

Прибыл член Военного совета армии Павел Сергеевич Лушаков. Начали свою работу политические органы армии и бригад. Все мы радовались созданию нашего печатного органа — ежедневной армейской газеты «Боевые темпы», редактором которой стал способный журналист С. А. Дынкин.

В батальонах начались строевые и специальные занятия. Людей в короткий срок нужно было обучить саперному и стрелковому делу. Командиров не хватало. Мы смело выдвигали их из военных строителей, ставя их во главе взводов, рот, инструкторами по обучению оборонительным работам, по подрывному делу.

Учеба была напряженной. Нас подгоняли: фронты нуждались в саперах. Люди уставали. Плохо было с питанием, с жильем. Но бойцы стойко переносили трудности. Нашим людям свойственно сознание долга. Без громких фраз, без жалоб и сетований делают простые советские люди свое трудное дело, считая, что иначе поступать нельзя.

И вдруг всех поразила весть: у нас появились дезертиры. Их было пять. Беглецов быстро разыскали, взяли под стражу. Возмущению и ярости саперов и строителей не было предела. В ротах и батальонах состоялись собрания. Требование было единодушным: поступить с негодяями по законам военного времени. Армейская прокуратура представила материалы следствия, трибунал вынес приговор: расстрелять. Мне предстояло утвердить приговор. Один росчерк пера, и будет решена судьба людей... Нет, так нельзя. Надо еще раз все взвесить.

С прокурором и членом Военного совета снова и снова просматриваем материалы. По очереди вызываем провинившихся. Первые трое оказались малограмотными, темными людьми. Приходилось удивляться, откуда в нашей стране еще сохранились такие. По их объяснениям, они просто хотели съездить к себе в село, повидаться[90] с родными. Сейчас, осознав свою вину, они заливаются слезами, просят простить, обещают драться с врагом, как подобает советским людям. Мне и П. С. Лушакову ясно, что эти парни — жертвы случайности. Связываемся с их родным селом, узнаем, что все трое были работящими колхозниками. Один из них, Колдомасов, во время половодья, рискуя жизнью, спас ребенка, упавшего в воду. Другой, Шкворников, проявил незаурядное мужество при тушении лесного пожара. Третий, Сердобин, отличался хорошим, спокойным характером, работая на колхозном конном дворе, держал его в образцовом порядке, любовно ухаживал за лошадьми.

Совершенно иначе обстояло с двумя другими беглецами. Это закоренелые преступники, за плечами которых уже не одна судимость. Они и из части бежали в лес, чтобы заниматься бандитизмом. С такими разговор должен быть коротким. Я без колебания утверждаю приговор трибунала. Расстрел двух мерзавцев с удовлетворением одобряют все бойцы и командиры.

А вопрос о том, как поступить с Колдомасовым, Сердобиным и Шкворниковым, рассматриваем на собрании личного состава батальона. Боевые друзья заявили, что возьмут их под свое наблюдение, помогут им исправиться. Все трое впоследствии стали хорошими солдатами.

* * *

Рубеж наш сооружался в тылу 10-й армии, которой командовал генерал-полковник Филипп Иванович Голиков.

Как-то поздним вечером он приехал к нам. Перед нами был простой, скромный человек с энергичным лицом. Запоминались его глаза. — внимательные, пытливые. Сняв шинель, генерал сразу же склонился над расстеленной на длинном столе картой рубежа.

— Ну, знакомьте со своими планами.

Более трех часов командующий с нашими офицерами изучал по карте трассу рубежа. Сообща обсуждали, где выгоднее возводить те или иные укрепления. Генерал интересовался нашими возможностями, советовал, как лучше организовать работы.

Особое внимание командующий обратил на заболоченные участки. В наших схемах мы обходили их.[91]

— Мне кажется, вы недостаточно продумали этот вопро-с, — сказал генерал. — Заболоченные участки можно превратить в наших хороших союзников. Нельзя оставлять такие участки перед передним краем: враг может их форсировать без особых трудностей. Нельзя оставлять их и у себя за спиной — они затруднят нашу оборону. А не включить ли болота в общую систему оборонительного рубежа? Но для этого нужно сделать их непроходимыми — расширить, соединяя, где это возможно, с реками.

Это была новая и интересная идея. На Брянском фронте мы пытались использовать естественные водные преграды, эскарпировали берега рек, разжижали болота, но искусственных водных преград нам создавать не приходилось. А теперь заработала инженерная мысль. Начали зарождаться интересные предложения и решения. Забегая вперед, скажу, что нам все же не удалось осуществить этот хороший замысел: помешала суровая зима, сковавшая реки и болота. Но позже мы стали широко применять искусственные водные преграды.

Ознакомившись с делами военных строителей, генерал перешел к вопросам формирования саперной армии. Подробно расспрашивал о людях. Заметил, что Лушаков и Золотухин как-то не особенно уверенно отвечают на его вопросы.

— Плоховато вы знаете свои кадры. Не успели? Времени не было? Это не оправдание. Изучение кадров, тем более командных, первостепенная задача руководителей. Без этого успеха не добиться.

Мы пожаловались, что новобранцы в наши саперные батальоны поступают довольно солидного возраста, трудно будет с ними и в учебе, и в бою. Командующий улыбнулся:

— А я думаю иначе. «Старички» вас не подведут. За плечами этих людей революция и гражданская война, большой жизненный опыт. Это же клад, а не люди. Окажите им только соответствующее внимание и уважение. Да, именно уважение, — подчеркнул Филипп Иванович, — и к их возрасту, и к их опыту. И увидите, что это народ замечательный, на них можно всецело положиться.[92]

Повели мы генерала по саперным подразделениям. Побывал он на кухнях, в столовых, жилых помещениях. Ох, и доставалось же нам на ходу за грязь, за беспорядок! И в то же время генерал радовался всему хорошему, что замечал в нашей жизни.

Военные люди знают: тяжелое дело — рапортовать начальству, когда на тебя устремлены сотни глаз; в два счета собьешься. Поэтому мы на этот случай подобрали голосистых молодых дежурных, умеющих громко и четко доложить и щелкнуть каблуками при окончании рапорта.

— А почему у вас везде молодежь? — спросил командующий. — Пожилых вы не назначаете дежурить? Освобождаете по старости?

У нас екнуло сердце. Заметил генерал нашу наивную хитрость. Ведь мы вообще «старичков» поселили подальше от глаз — на окраину казарменного городка. Пришлось вести командующего туда. Генерал, прежде чем войти в казарму, обошел ее со всех сторон. В помещении навстречу нам двинулся рослый пожилой красноармеец с небольшой бородкой, в узковатой, не по плечу гимнастерке.

— Рота, смирно! — громко и спокойно скомандовал он, крепко и широко ступая, приблизился к генералу, отрапортовал солидно, не спеша и также не спеша, без каблучного стука, отошел в сторону. Генерал крепко пожал ему руку и поблагодарил за службу. Вот здесь только смутился наш дневальный и не нашелся, что ответить.

— Благодарю вас и всю роту за образцовый порядок, — сказал командующий, осмотрев казарму. Действительно, в роте чувствовалась хозяйская рука: постели аккуратно застелены, в умывальной и в комнате для чистки оружия ни соринки.

— Неправильно вы делаете, — заметил нам по дороге генерал. — Пожилые у вас не в почете, совсем не вижу среди них младших командиров.

Нам, особенно мне, стало не по себе. Формируя строительные подразделения в начале войны, я опирался именно на «старичков», выдвигал их не только младшими командирами, но и командирами взводов, рот, батальонов, и дела шли хорошо. А в «настоящей армии»[93] мы перестали вдруг доверять пожилым, стали опираться на молодежь, она, дескать, и живее и храбрее.

Командующий собирался уезжать. Мороз на дворе стоял лютый, а генерал был очень легко одет: в шинели, хромовых сапогах, фуражке. Мы знали, что прямо от нас он уезжает на фронт, так как враг, обойдя Тулу, рвался на Скопин и Михайлов. Посоветовались и решили отдать Филиппу Ивановичу романовский полушубок черной дубки, теплые меховые унты и шапку-ушанку. Несколько комплектов такой одежды подарили нам пензенские рабочие. Мы об этом рассказали командующему и попросили принять подарок.

— Если не очень разорю вас, то спасибо, товарищи! — сказал генерал. — Тем более мне приятно, что это дар пензенских рабочих. Передайте им мою сердечную благодарность.

* * *

10-я армия на скопино-михайловском направлении нанесла врагу сокрушительный удар. Фашисты откатились на юго-запад, окончательно разомкнув кольцо осады вокруг Тулы. Наши бойцы освободили Чернь, Тарусу, Алексин. В этой операции участвовали и наши саперы. Мы сформировали и послали на фронт шесть батальонов, хорошо их вооружили, одели в полушубки и валенки.

Как тепло и удобно было в этой одежде нашим бойцам. И с какой завистью смотрели на них пленные немцы в своих мышиных шинелишках и в соломенных ботах-галошах, которые мокли на ногах и примерзали к подкованным для «железной поступи» сапогам и ботинкам. Много смеху вызывали у нас эти соломенные боты. Красноармейцы и строители распевали ядовитую песенку:

Гитлер фрицев пожалел
и в соломку их одел...

Мы принялись исправлять наши ошибки. Провели задушевные беседы с пожилыми бойцами и их командирами. Этот откровенный разговор принес большую пользу. Очень хорошо сказал пожилой сапер Федор Иванович Салихов:

— Нам сейчас, как видно, придется не парады [94] устраивать, а воевать. Мы, конечно, понимаем необходимость строевого обучения. Хорошо, когда рота — молодцом, один в один шагает, да времени ведь у нас мало. Конечно, строю нужно научиться, чтобы в походах было легче, чтобы на войско были похожи, ну, на этом и хватит пока что. Главное, делу научиться, чтобы саперами не зря прозываться. В сознательности мы не подведем командиров, и если что не так получится по строевой, то это от нежелания. Мы понимаем, зачем нас призвали, и давайте, товарищи командиры, проще да дружнее чтобы было.

Дело пошло лучше, да еще как лучше.

Саперная учеба для наших пожилых бойцов оказалась нетрудной: они были мастерами на все руки.

* * *

Штаб саперной армии и управление оборонительного строительства трудились напряженно. Формировались и обучались батальоны. Саперы, прошедшие подготовку вместе со строителями, отправлялись на линию рубежа и работали не покладая рук. Стояла снежная зима с сильными морозами и ветрами. Строителям приходилось туго. Но народ наш уже привык к трудностям, командиры и политработники, коммунисты и комсомольцы неутомимо работали с людьми.

В помощь нам штаб инженерных войск и генерал Ф. И. Голиков прислали 50 опытных офицеров-рекогносцировщиков. К ним присоединились наших 24 специалиста. Опыт войны заставил пересмотреть старые взгляды на полевые оборонительные рубежи. Генеральный штаб разработал новые схемы этих рубежей. Предусматривалось обязательное приспособление населенных пунктов к нуждам обороны и такое оборудование позиций, чтобы возможна была их круговая защита.

Над тем, как лучше расположить огневые точки и различные препятствия, плодотворно потрудились наши инженеры Я. М. Якобсон, В. Н. Бурлаков, А. Н. Атариков, И. П. Рыбаков, И. Я. Смирнов, Д. Д. Сергеев, Ф. Н. Сидоренко.

В новых схемах рубежей большое внимание уделялось созданию запасных и ложных позиций. На эту работу пришлось выделить целую группу товарищей:[95] В. В. Бронзова, В. В. Борсука, И. М. Пугаева, Я. А. Гуревича, В. В. Добровольского, Д. И. Кольженкова. С запасными и ложными позициями мы, как говорится, хватили немало горя. При отсутствии внимания к ним они быстро засыпаются снегом. Такие ложные сооружения уже не могут обмануть врага. Очень важно, чтобы ложные позиции по виду ничем не отличались от настоящих, а для этого за ними нужно хорошо ухаживать. И вот мы очищаем их от снега, маскируем, протаптываем к ним тропинки. И это, когда людей не хватает на строительство основных сооружений. Но мы понимали, что ложные позиции необходимы, строили их старательно и обеспечивали надлежащий уход за ними. Новой схемой предусматривалась установка огневых точек непосредственно в противотанковых рвах — для эффективного прострела их фасов. Над разработкой этих сооружений много потрудились инженеры Ф. Г. Кучер, И. Н. Лесин, А. И. Могорас, И. Я. Бах. Огневые точки на дне рвов мы старались сделать особенно прочными, надежными, так как воины в них будут сражаться в отрыве от своих подразделений.

* * *

На возведение рубежа нам давался месяц. Мы подсчитали: чтобы справиться в такой срок, требуется примерно 250–280 тысяч человек. Наших строителей и саперов было около 60 тысяч. Областные комитеты партии Пензы и Мордовии прислали нам 120 тысяч колхозников и горожан. На большее рассчитывать было нельзя. Так что недостаток в рабочих руках чувствовался очень остро. Но люди не жалели сил, чтобы помочь своей родной армии. Их не пугали ни морозы, ни другие трудности.

Армейская газета «За боевые темпы» ежедневно писала о лучших саперах и строителях, о героическом труде помогающих нам рабочих и колхозников, печатала социалистические обязательства энтузиастов, раскрывала опыт передовиков. Люди полюбили свою газету, охотно выступали на ее страницах.

В газете мы читали не только заметки, статьи и очерки. Появились и стихи, подчас не совсем гладкие, но полные патриотизма и гордости строителей за свой труд. [96]

Ефрейтор Василий Крылов написал песню саперов. Напечатали ее в газете. Понравилась песня строителям рубежей. С удовольствием они пели:

Мы простые саперы с тобою.
Но в едином армейскому кругу
Мы киркой и лопатою роем
Роковую могилу врагу.

В небесах загораются звезды,
Мы не спим, мы готовим пути,
По ночам под фашистские гнезда
Мы подводим гремучий тротил.

Не страшны нам речные пороги,
По вершинам шипящих гребней
Мы возводим понтоны-дороги
Для бесстрашной пехоты своей.

Нас осенней водой обдавало,
Кожу солнце июльское жгло.
Нас пургою зима умывала,
Но ничто нас сломить не могло.

И не сломит фашистская свора
Нашу волю к победе — ни в жизнь!
Вот слова боевого сапера —
Этим Родине мы поклялись!

Рубеж был построен за 28 дней. Это был подвиг народа. Строители, саперы, розовощекие колхозницы обходили мощные рвы, траншеи, бетонные дзоты, и в глазах было удивление: неужели это они создали своими руками?

Правда, Волжско-Сурский рубеж так и не стал местом жарких боев. Разгромленный враг откатывался от Москвы. Может, напрасно мы трудились? Нет. В этом и заключается особенность труда военных строителей на фронте: лучший его результат — когда враг даже не осмеливается приблизиться к созданному мощному рубежу.

С почетом, благодарностями и премиями отпускаем по домам многих колхозников, рабочих и студентов. После войны я побывал в некоторых селах Мордовской республики и Тульской области. Во многих домах, на видном месте, рядом с семейными фотографиями, я видел вывешенные в рамках почетные грамоты, которыми мы награждали лучших тружеников на оборонительных рубежах. Люди до сих пор гордятся этими скромными документами.

Часть наших добровольных помощников остается с нами. Впереди их ждал большой и славный путь — от Волги и Суры до Одера и Шпрее... [97]

Источник: Мемуары. Корнев Александр Семенович. "У них были мирные профессии"


Корнев А.С. 21.02.1942г. орден Трудового Красного знамени - характеристика -  http://www.podvig-naroda.ru/filter/filterimage?path=VS/452/033-0682524-0553+051-0013/00000493.jpg&id=47021838&id1=338f1762fbc8d6d68611c4ae0d0259ac

Отредактировано Дворянкин С.А. (2016-10-26 17:14:43)

0

9

Дорогами 326-ой Мордовской стрелковой дивизии
...
После пятидневного марша из Мордовии в Пензу, разместившись в домах жителей села Пазелки до 15 человек на дом, дивизия приступила к военной учебе, кроме этого, бойцы занимались строительством землянок, блиндажей, окопов. Как оказалось, вместе с местными жителями они строили средневолжскую линию обороны. За дивизией был закреплен участок от п. Грабово на р. Сура до села Нижний Шкафу на р. Айва протяженностью более 50 км. В случае прорыва немецких войск под Москвой бойцы дивизии должны были остановить фашистов на этой линии обороны.
В начале декабря дивизия была поднята по тревоге, ночью погружена в эшелоны и отправлена на станцию Сапожок Рязанской области. 5 - 6 декабря 1941 года слабо вооруженная дивизия приняла участие в контрнаступлении под Москвой в составе 10-ой армии...

Источник: Бессоновский р-н с. Пазелки, обелиск односельчанам

+1

10

http://cpacibodedu.ru/article/528-dolgi … yi_voynyi/

мой прадед, Морозов Василий Михайлович, был кадровым военным и прошёл всю войну от начала до Великой Победы с 387-й стрелковой Перекопской дивизией.
Война застала моего прадеда в Узбекистане, в городе Андижан. Там квартировался его артиллерийский полк. Там же и формировалась 387-я, как и другие стрелковые дивизии того времени, в составе трёх стрелковых и одного артиллерийского полков, отдельных истребительно-противотанкового артдивизиона, сапёрного и связи батальонов, моторизованной разведроты, медико-санитарного батальона, роты химзащиты и других подразделений боевого обеспечения численностью около 11,5 тысяч человек. В таком виде соединение могло стать грозной силой, способной самостоятельно решать любые боевые задачи.
И замелькали огненные вёрсты.
В канун праздника 7 Ноября 1941 года дивизия погрузилась в вагоны и по железной дороге Акмолинск-Карталы двинулась на запад.
В Пензенской области дивизия была включена в состав 61-й армии генерал-лейтенанта М.М.Попова. Строили землянки, возобновили военные учения. Фронт был ещё далеко. Потом последовал приказ на погрузку. За сутки проскочили Тамбовскую область и в Мичуринске оставили вагоны. От Мичуринска к фронту вели разные дороги: на север к Туле и Москве, на запад – в направлении Орла и на юго-запад к Курску. Командование определило для 387-й дивизии путь на запад. К этому времени враг был не только остановлен на подступах к столице, но и под ударами советских войск стал отступать на запад...
http://s7.uploads.ru/t/OdoYp.jpg
denisowa_a_n,  2014-07-20 10:59 
Книга П.С.Белана, И,А.Ковыланова, И.И.Смолина

0

11

Здравствуйте, Мария!

Поясните, пожалуйста, почему Вы выложили здесь данный текст. Про участие 387-й дивизии в строительстве оборонительного рубежа в выложенном Вами отрывке нет сведений.

0

12

Возможные участники строительства Волжско-Сурского оборонительного рубежа на территории Пензенской области.
Аббязова Мерьзия Мусиновна
Аверина Анна Семеновна
Аверина Мария Ивановна
Аделина Клавдия Яковлевна
Адикаева Мягфузя Калимулловна
Акишина Пелагея Трифоновна
Арчакова Анастасия Дмитриевна
Баландина Александра Николаевна
Бочкарева Ульяна Ивановна
Бочкова Александра Филипповна
Воробьева Агафья Ильинична
Давыдова Вера Михайловна
Доброславская (Теплова) Нина Николаевна
Дроздова Мария Ивановна
Дуданова Анна Филипповна
Елизарова Александра Ивановна
Загарина Клавдия Ивановна
Заплаткина Лариса Ивановна
Земцова Мария Герасимовна
Зотова Екатерина Яковлевна
Иничкина Прасковья Федоровна
Кателкина Мария Тимофеевна
Кузнецова Мария Андреевна
Лебедева Марина Никифоровна
Левтонова Ольга Владимировна
Мичурина Анна Михайловна
Нагаева Мария Михайловна
Нуждина Клавдия Григорьевна
Назарова Анна Михайловна
Перфилова Александра Сергеевна
Пышкина (Захарова) Марфа Илларионовна
Разуваева Анна Григорьевна
Сарычева (Садомова) Наталья Павловна
Симакова Прасковья Васильевна
Ситникова Людмила Петровна
Сорокина Вера Николаевна
Тюрина Любовь Никифоровна
Успенский Александр Григорьевич, 1903г.р, см. >44-я отдельная инженерная бригада спец.назначения: 217-221 БИЗы
Щенникова Анастасия Дмитриевна
Якунина Александра Дмитриевна
Список пополняется.

0

13

Здравствуйте!
В комплекс оборонительных сооружений вокруг Пензы входил и противотанковый ров в районе леса "Малинник". Он существовал ещё весной 1972 года, конечно не первозданном виде, скорее напоминал невысокий овраг. Он мне запомнился охотой на перепёлок. Когда его окончательно распахали я не помню, но сейчас там нет даже следа от него. Слева от рва находился лес. Между рвом и лесом проходила дорога на Пензу через Загоскино. А справа от рва находились болота ручья "Моховой" и тянулись они до реки "Пенза". Болота эти активно разрабатывались на предмет добычи торфа, поэтому изобиловали карьерами, пусть не глубокими, но заполненными водой. Конечно заболоченный участок не очень широк, но без предварительной инженерной подготовки местности техника и гужевой транспорт его не преодолели бы. То есть была вполне вероятная возможность задержки движения войск на какое-то время.

http://images.vfl.ru/ii/1427388750/3198a91e/8216838_s.jpg

0

14

Здравствуйте, Владимир Александрович!

Спасибо! Дополнил Вашей информацией вышеприведённую схему рубежа - https://maps.yandex.ru/?um=constructor:LavQi4Z_7zWCHwx1MoZICty-CpEuee_a&ll=44.875987,53.130091&z=8&l=sat,skl

Владимир Александрович, следов ДОТов, землянок в том районе не было? Вам что-то известно, как проходили оборонительные сооружения в южном, северном направлении от Загоскино?

Также добавил на схеме информацию И.Суханова с сайта http://пензовед.рф/viewtopic.php?f=40&t=806&start=20  :

http://s1.uploads.ru/t/eq3Vz.jpg
http://s3.uploads.ru/t/N8HlJ.jpg
Весной и в начале лета 1942 года оборонительные сооружения строились в окрестностях с. Ключи Малосердобинского района. Они еще очень хорошо видны на восточной окраине д. Большая Чернавка на правом высоком берегу речушки. В красном прямоугольнике видны позиции крупнокалиберной артиллерии, зеленые линии - остатки ходов сообщения, синий квадрат - позиция зенитной артиллерии. С этого места хорошо просматривается участок автодороги Саратов-Пенза, который раньше проходил через с. Ключи. Работы велись силами девушек-студенток Пензенского педагогического института, их было около тридцати человек. Затем они исчезли, а на позициях появились военные, которые целыми днями смотрели на Ключи в бинокли и что-то записывали в тетради. Некоторое время стояла зенитная батарея, личный состав которой был женским и они прославились тем, что развесили сушить выстиранные вещи на позиции и на них громко ругались командиры. И строители, и военные жили на постое у местных жителей, а к осени распрощались навсегда и уехали в Сталинград. Совсем недавно умерли последние очевидцы из местных, со слов которых мне стала известна эта история. На втором снимке - оборонительные сооружения у д. Александровка, что в 6 км восточнее с. Ключи. Красной линией обозначен противотанковый ров, зеленая линия окопы - с ходами сообщения полного профиля. Сейчас все это заросло лесом. Подробности здешнего строительства мне неизвестны.

0

15

Дворянкин С.А. написал(а):

Владимир Александрович, следов ДОТов, землянок в том районе не было? Вам что-то известно, как проходили оборонительные сооружения в южном, северном направлении от Загоскино?


Здравствуйте, Сергей Анатольевич!
В южном направление находится массив леса и далее овраги и лощины с ручьями и заболоченными участками, и так до Ахлебиновки. Следов ДОТов я не встречал, землянок тоже. В северном направление русла речушек Пензятка и Берёзовка. Пензятка доходит до железной дороги, её восточный берег местами представляет хорошее естественное препятствие, попадаются заболоченные участки. Но оборонительных инженерных сооружений там тоже не видно. Дорожная сеть развита слабо.

0

16

Обследование местности с восточной стороны села Литомгино, Мокшанского района превело к следующим результатам:
1. В начале обнаружили противотанковый ров. Конечно мы предположили что это ров сельхозназначения, но когда поняли какой он длины, то от подобных мыслей отказались. Безусловно это противотанковый ров.
http://images.vfl.ru/ii/1465136594/64e4908f/12917095_s.jpg

Противотанковый ров 1:
Координаты правой оконечности: 53.212386,44.535135
Координаты левой оконечности: 53.208495,44.530758

2. Далее мы стали рассматривать местность уже в этом отношение. Обнаружили ещё один участок рва, точнее склон оврага оборудованный в противотанковом отношение - высокая вертикальная стенка
http://images.vfl.ru/ii/1465136651/185ac542/12917102_s.jpg

Противотанковый ров 2:
Координаты правой оконечности: 53.217356,44.535496
Координаты левой оконечности: 53.216197,44.535078

3. Чуть выше этого рва система рукотворных углублений, что это - можно предположить разное: землянки, блиндажи, ДЗОТы.
Я немного пофотографировал участки рвов, но всё заросло свежей травой и восприятие на фото не очень.

http://images.vfl.ru/ii/1465136709/186c9a89/12917135_s.jpg
http://images.vfl.ru/ii/1465136743/539995aa/12917140_s.jpg
http://images.vfl.ru/ii/1465136777/8f3ddf59/12917144_s.jpg

+1

17

Здравствуйте, Владимир Александрович!

Спасибо за новые данные! Нанёс на общую карту.

0

18

Здравствуйте!
Сегодня вновь побывал в районе села Литомгино, уточнил места ещё двух противотанковых рвов.
1. Один очень мелкий, видно за 70 лет его основательно затащило землёй с поля, которое расположено в непосредственной близости.
http://images.vfl.ru/ii/1466876304/ad7dd7a7/13149152_s.jpg
Вот так он выглядит на местности. Две берёзки справа и ветла в дали растут в самом рве.
http://images.vfl.ru/ii/1466876465/610dbbfd/13149184_s.jpg
Это он же на снимке из космоса.
Координаты левой оконечности: 53.224079, 44.541214
Координаты правой оконечности: 53.227090, 44.543817
2. Другой и из дали хорошо виден на местности. Подойти к нему затруднительно, это лучше делать ранней весной, когда снег сошёл, а трава ещё не поднялась.
http://images.vfl.ru/ii/1466876691/879c7a0c/13149203_s.jpg  http://images.vfl.ru/ii/1466876730/9a00e86e/13149209_s.jpg
Вот его вид на фотографии.
http://images.vfl.ru/ii/1466876802/49e044bb/13149230_s.jpg
А это фотография со спутника.
Координаты левой оконечности: 53.228956, 44.539314
Координаты правой оконечности: 53.232254, 44.541061

Предположительно, что севернее до железной дороги есть ещё следы оборонительных сооружений, но сейчас, в высокой траве, сложно что-то отыскать.

Отредактировано Комиссаров В.А. (2016-06-25 20:57:56)

0

19

Здравствуйте, Владимир Александрович!

Спасибо за новые данные! Нанёс на общую карту.

0

20

27 июня 2016 года в Пензе состоялось первое заседание Координационного совета историко-краеведческих и просветительских организаций Пензенской области. Председателем Координационного совета единогласно был избран заместитель Председателя Правительства Пензенской области, Председатель Пензенского регионального отделения Общероссийской общественно-государственной организации “Российское военно-историческое общество” Юрий Иванович Кривов. По итогам заседания было принято решение подготовить план мероприятий по поиску на местности остатков оборонительного рубежа, увековечиванию трудового подвига жителей Пензенской области при строительстве Сурского оборонительного рубежа на территории Пензенской области и приступить к его реализации:
http://s2.uploads.ru/t/RDkGq.jpg

0

21

Министерство образования Пензенской области подключилось к работе по установлению участников и увековечиванию трудового подвига при сооружении Сурского оборонительного рубежа на территории Пензенской области (документ прислан Пензенской областной "Станцией юных туристов", руководитель М.И.Васильев):
http://s5.uploads.ru/t/2SyM5.jpg

0

22

Они только забыли упомянуть, о каком, собственно, рубеже идет речь)

0

23

Здравствуйте, Виктор Юрьевич!

К письму имеется приложение на 6 листах.

0

24

Есть идея: в честь 75-летия Сурского оборонительного рубежа в Пензенской области (в ноябре 2016г. исполняется 75 лет с начала строительства и, соответственно, в январе 2017г. - 75 лет с окончания строительства) устроить реконструкцию строительства  рубежа в условиях, приближенных к реальным 1941-42гг.. Для этого в г.Пенза и каждом райцентре, через которые проходил рубеж на территории области (Никольский, Лунинский, Бессоновский, Мокшанский, Шемышейский, Пензенский, Малосердобинский), создать бригады, которые в ноябре (декабре) построят мини-рубежи (участок рва, землянку, ДОТ, огневые точки), которые впоследствии использовать в качестве мемориалов трудового подвига пензяков при строительстве Сурского оборонительного рубежа. Получился бы хороший урок трудового воспитания, мужества и памяти для подрастающего поколения. Обсудили с О.В.Яговым, он выразил поддержку идее.

Есть желающие участвовать?

0

25

После прочтения статьи о Сурском рубеже в Белинской районной газете «Сельская новь» позвонила Чвалун Наталья Анатольевна. Её тетя Селиванова Татьяна Никифоровна принимала участие в строительстве рубежа. Татьяна Никифоровна родилась 22.05.1923г. в с.Черногай Белинского района, сейчас проживает у Натальи Анатольевны. Договорились, что Наталья Анатольевна расспросит Татьяну Никифоровну о её участии в сооружении рубежа и предоставит полученную информацию для размещения на нашем сайте.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

26

Очень хорошо! Воспоминания очевидцев - на вес золота! А что это за статья была?

Дворянкин С.А. написал(а):

После прочтения статьи о Сурском рубеже в Белинской районной газете «Сельская новь» позвонила Чвалун Наталья Анатольевна. Её тетя Селиванова Татьяна Никифоровна принимала участие в строительстве рубежа. Татьяна Никифоровна родилась 22.05.1923г. в с.Черногай Белинского района, сейчас проживает у Натальи Анатольевны. Договорились, что Наталья Анатольевна расспросит Татьяну Никифоровну о её участии в сооружении рубежа и предоставит полученную информацию для размещения на нашем сайте.

Подпись автора

    С уважением, Дворянкин Сергей Анатольевич

0

27

Здравствуйте, Виктор Юрьевич!

Я не нахожу на сайте газеты данной статьи, но она, наверняка, раз там указаны мои контакты, написана на основании моего обращения к Ю.И.Кривову. Вот, например, статья в "Башмаковском вестнике" - http://www.vestibash.ru/news-24-3923.html .
Также мне звонила сотрудница соц.защиты с Кузнецкого района Миронова Наталья Валерьевна, сообщила мне контакты участницы строительства рубежа Загариной Клавдии Ивановны.

Сегодня встречался с главой администрации Бессоновского района В.Е.Демичевым, они тоже приступили к поиску информации о рубеже. Как говорится: "Лёд тронулся, господа присяжные заседатели." :)
Вячеслав Евгеньевич рассказал, что губернатор В.К.Бочкарёв рассказывал, что его мама Ульяна Ивановна, ныне живущая в Иве Нижнеломовского района, участвовала в сооружении рубежа.

0

28

В.Ю. Кладов написал(а):

Воспоминания очевидцев - на вес золота!

Спросила у бабули.
По её словам получается примерно так.
В основном почти все деревенские, кто не ушел на фронт, копали окопы в Пензенской области.
Часть людей оставалась работать в колхозе - более старшие, жензины с совсем маленькими детьми, их надолго не отправляли далеко. В частности, наша прабабушка (ей было около 60) окопы не копала - она оставалась работать в колхозе.
Были вербовщики, которые уговаривали людей поехать на трудовой фронт в другие регионы. Через вербовку много пензенских девчат попало на торфоразработки - копали торф для нужд фронта. Она как раз завербовалась на торфоразработки в Орехово-Зуевский район Московской области, это 1942г.  Ее 15-летнего брата послали на трудовой фронт в Кемерово - работать на шахте.

0

29

Ага, вот нашёл - Бочкарева Ульяна Ивановна :

Дворянкин С.А. написал(а):

Так стала Ульяна Ивановна после учёбы в Мокшане работать в колхозе на комбайне (довелось ей во время войны и окопы рыть в Лунинском районе в селе Соколовка).


Речь, видимо, о Соколовке ныне Никольского района, а в годы войны Большевьясского района, село находится в пойме р.Сура:

Населённые пункты   Никольского района
...
СОКОЛОВКА (Никольское), русское село, бывший центр сельсовета, в 36 км к северо-западу от Никольска. На 1.1.2004 г. – 180 хозяйств, 286 жителей...
В 1939 г. – центр Соколовского сельсовета Большевьясского района.  В 1955 г. – село Сурского сельсовета (в 7 км от него) Большевьясского района, колхоз имени Жданова. В 1959 г. после очередного укрупнения объединенный колхоз сел Соколовки, Усть-Инзы и пос. Сура получило название «Красный Октябрь». Законом Пензенской области от  22.12.2010 г. Соколовский сельсовет упразднен, с передачей его территории Ильминскому сельсовету.

Источник: сайт М.С.Полубоярова

0

30

http://s8.uploads.ru/t/VrANK.jpg

0