Сделать стартовой Добавить в Избранное Постучать в аську Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте За Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945гг. мы "заплатили" очень дорого... Из Пензенской области было призвано более 300 000 человек, не вернулось более 200 000 человек... Точных цифр до сих пор мы не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесет данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, прославлял ратными подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Голод в СССР. 1929–1934 гг.. Трагедия страны.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Информация с сайта http://archives.ru/press/24-12-2013-golod-v-sssr.shtml :
"Завершен международный проект Росархива «Голод в СССР. 1929–1934 гг.»

24 декабря 2013 г.

Федеральное архивное агентство извещает, что выходом в свет 3-го тома документальной серии «Голод в СССР. 1929–1934 гг.» (Голод в СССР. 1929–1934: В 3 т. Т. 3. Лето 1933 – 1934. М.: МФД, 2013. – 960 с.) завершен этот международный проект Росархива, и публикует ниже краткую статью о проекте его научного руководителя доктора исторических наук, профессора В.В. Кондрашина.

http://sa.uploads.ru/t/8uNl7.jpg
Изданные сборники документов

Инициатором публикации по одной из самых трагических и дискуссионных страниц в истории СССР – голоде 1932–1933 гг. – стало руководство Федерального архивного агентства и Российского государственного архива экономики (В.П. Козлов, А.Н. Артизов, Е.А. Тюрина) в связи с выходом данной темы на уровень межгосударственных отношений России и Украины, России и международных организаций, а также большого интереса к ней общественности.

Например, на уровне ПАСЕ и бывшего политического руководства Украины проблема свелась к концепции «геноцида голодомором украинского народа» в 1932–1933 гг., согласно которой в СССР в указанные годы было «два голода»: настоящий – «голодомор» в советской Украине и просто «голод» на остальной территории. В первом случае, сталинский режим намеренно с помощью голода уничтожал украинский народ, чтобы Украина не вышла из состава СССР, то есть имел четко выраженную национальную направленность, во втором – голод стал результатом чрезмерных хлебозаготовок и коллективизации и не был связан с национальной проблематикой.

Подобный подход противоречил фактам, поскольку научная общественность России и других стран благодаря поддержанным Росархивом международным проектам В.П. Данилова «Трагедия советской деревни: коллективизация и раскулачивание», «Советская деревня глазами ВЧК – ОГПУ – НКВД», а также публикациям Н.А. Ивницкого, И.Е. Зеленина, Р. Дэвиса, С. Уиткрофта и других на указанную тему знала реальную картину событий.

Однако в российской историографии, в отличие от украинской, не существовало специальных обобщающих работ по теме голода 1932 – 1933 гг., особенно на уровне документальных изданий.

Учитывая данный факт, а также актуальность темы, руководством Росархива и было принято решение об организации крупного проекта по ее документальному освещению.

С 2008 и по 2013 гг. редакционным советом и коллегией документальной серии реализовывалась задача языком достоверных фактов восстановить реальную картину великой трагедии народов бывшего СССР, память о которой должна не разделять, а объединять их, поскольку это была общая трагедия, а не геноцид какого-то отдельно взятого народа. Эта идея стала основой научной концепции проекта «Голод в СССР. 1929–1934 гг.».

Благодаря большой организаторской работе руководства Росархива и РГАЭ она была реализована в рамках международного сотрудничества архивистов и историков России, Белоруссии и Казахстана. В ней участвовали и ученые из других стран (Стивен Уиткрофт – профессор Мельбурнского университета Австралии, Винсен Буле – научный сотрудник Французской научной библиотеки в Париже, Эрик Кулавиг – профессор Южного университета г. Оденсе Дании).

На протяжении пяти лет в основных центральных и региональных архивах России, Казахстана и Белоруссии выявлялись документы, раскрывающие механизм нарастания голода в СССР с начала 1930-х гг. до его кульминации в первой половине 1933 года. В результате в научный оборот введены ранее недоступные исследователям документы из Архива Президента РФ, ЦА ФСБ России, Архива внешней политики РФ и других.

Участие в проекте данных архивов – большое его достижение, результат понимания их руководством научной и общественной значимости данного проекта Федерального архивного агентства.

Кроме того, в рамках работы над проектом, благодаря поддержке фонда содействия историческим исследованиям «Историческая память» (директор фонда А.Р. Дюков), французским историком Винсеном Буле были выявлены документы и материалы о реакции западных стран на голод в СССР в 1933 году в архивах Красного Креста и Лиги Наций в Женеве. В подавляющем большинстве своем это ранее неизвестные специалистам источники.

Собранная информация из указанных архивов аккумулировалась в РГАЭ, где под руководством директора архива Е.А. Тюрина, составители сборника М.М. Кудюкина, Н.Е. Глущенко, Т.В. Сорокина, совместно с ответственным редактором и составителем серии, доктором исторических наук, профессором В.В. Кондрашиным отбирали документы для публикации.

Особенностью серии стали другие, чем это было принято в историографии (особенно украинской), хронологические рамки. Как правило, данная тема рассматривалась с 1932 года, когда сталинское руководство применило в отношении Украины и других регионов СССР чрезвычайные меры в период хлебозаготовительной кампании, которые и привели к трагедии.

Между тем, такой подход сужал тему и сводил ее только к событиям 1932 года, что давало возможность, учитывая действительно репрессивный характер сталинской политики на Украине в 1932–1933 гг., утверждать о ее исключительности на фоне других территорий (с точки зрения количественных показателей арестованных за «саботаж хлебозаготовок», мер по борьбе со стихийной миграцией и т.п.).

В действительности события 1932 года были следствием политики власти, начатой гораздо ранее: в 1929 году, когда в связи с необходимостью поиска ресурсов в советской деревне для поддержания темпов форсированной индустриализации страны, стала осуществляться насильственная коллективизация на основе раскулачивания и принудительных хлебозаготовок. Именно она разрушала сельское хозяйство страны и спровоцировала массовый голод. Процесс этот начался не в 1932 году, а в 1929 году. В дальнейшем кризис лишь нарастал, достигнув своей кульминации в 1933 году.

Стремление составителей документальной серии проекта на достоверных источниках осветить этот процесс возникновения и нарастания продовольственного кризиса и предопределило ее структуру.

Первые две книги первого тома серии охарактеризовали начало трагедии, механизм нарастания продовольственного кризиса в СССР в 1929–1932 гг. Второй том был посвящен кульминации трагедии – причинам, масштабам, региональным особенностям массового голода в стране во второй половине 1932 г. – первой половине 1933 г. Заключительный том серии охватил период ослабления голода и выхода из него благодаря принятым властью мерам по «организационно-хозяйственному укреплению колхозно-совхозного строя СССР» в 1933–1934 гг.

Научная новизна третьего тома состоит в подробной документальной характеристике конкретных действий сталинского руководства по устранению причин, вызвавших голод в 1932–1933 гг. Они противоречат концепции «геноцида голодомором» Украины. Наоборот, они завершают логическую цепь действий власти по упрочению колхозного строя в СССР, закреплении там трудоспособного населения для обеспечения его функционирования в интересах государства. Это и система возросших по объему зерновых ссуд, более рациональное их распределение, и новая система планирования хлебопоставок, хлебозакупок, и деятельность политотделов МТС по «наведению порядка» в советской деревне и т.д.

Научная новизна третьего тома – в наличии разделов о международной реакции на голод в СССР и демографических последствиях голода.

Помещенные в сборнике документы (западная пресса, дипломатическая переписка, документы Международного комитета Красного Креста и Лиги Наций) свидетельствует, что общественность западноевропейских стран, США и Канады, так же как и их правящие круги, имели исчерпывающее представление о масштабах голода 1932–1933 гг. в СССР, его причинах и последствиях. Но деловые отношения с СССР и складывающаяся геополитическая обстановка в Европе и мире оказались для политического руководства этих стран важнее вопросов гуманизма и морали. Они фактически проигнорировали протесты общественности против политики сталинского режима в СССР, приведшей к голоду, отказались от санкций в его адрес, предложенных ею.

Особый раздел в третьем томе – это документы на тему жертв голода. Они сгруппированы в специальном разделе и в приложениях к тому. Их отбор и анализ осуществили члены редколлегии, признанные специалисты в области демографии сталинской эпохи В.Б. Жиромская и С. Уиткорфт. В результате в томах сборника опубликованы документы, позволяющие вести дискуссию о наиболее вероятном количестве жертв голода в СССР в 1933 году. Они доказывают сам его факт, характеризуют региональные особенности голода с точки зрения масштабов, остроты, потерь населения. На данный момент это самая полная публикация источников о состоянии системы учета населения в период кульминации голода в 1933 году.

Особенностью серии, в том числе третьего тома, является наличие обширного научно-справочного аппарата (тематического и именного комментариев, именного и географического указателей). В тематических комментариях представлена информация на тему сборника из не вошедших в основной состав архивных документов. Прежде всего, это документы региональных архивов. Таким образом, была решена задача использования по назначению подавляющего большинства выявленных в региональных архивах России документов по теме проекта."

0

2

Информация с сайта http://izvestia.ru/news/346247 :
"Ющенко увековечил в Севастополе американскую депрессию
11 марта 2009, 09:36   Янина Соколовская (Киев)   

Подчиненная президенту Виктору Ющенко Служба безопасности Украины (СБУ) обвиняется в подлоге. Сначала она 2 марта открыла при своем Севастопольском управлении музей голодомора и ветеранов бандеровской Украинской повстанческой армии. Потом долго не пускала туда посетителей. А когда экспозицию все же открыли, выяснилось: самые яркие фотографии о голодоморе со стенда "Украинский холокост" - это хрестоматийные свидетельства... Великой американской депрессии.

Большинство снимков, размещенных на стенде, сделаны, как выяснилось, в Калифорнии - не зря все-таки за автомобильные номера "кх" Киевскую область в народе называют Калихворнией. Черно-белая фотография с изможденной женщиной и детьми - из Арканзаса. Она тоже иллюстрирует не украинский голод 1932-1933 годов, как заявляла СБУ, а американскую трагедию. Эксперты опознали все эти фотоматериалы - они с американского сайта shorpy.com.  Время действия - октябрь 1935-го, август и ноябрь 1936-го.

На этом же стенде помещен снимок Фритьофа Нансена, который в 1920-х годах в составе миссии Международного Красного Креста оказывал помощь голодающему населению Советской России. По версии СБУ, дело происходит на Украине. Однако, как удалось установить, норвежский полярный исследователь заснят в Саратове, где под его присмотром русские студенты разгружают вагон с гуманитарным грузом продовольствия.

"Ющенко помешался на теме голодомора и реабилитации бандеровцев", - говорит депутат Севастопольского горсовета Евгений Дубовик. Глава крымской компартии, экс-спикер парламента полуострова Леонид Грач уверен: президент готов на что угодно, лишь бы увести Украину подальше от России, поближе к Америке. Даже фото чужой депрессии в музее голодомора вывесит.

От черных крестов и памятников, посвященных голодомору, на Украине живого места не осталось. За прошлый год 25 миллионов долларов потрачено на региональные мероприятия по увековечиванию памяти его жертв. 27 миллионов - на издание Книги памяти. Еще 93 миллиона потратят на киевский Мемориал жертвам голодомора, который левым своим краем потеснит памятник Неизвестному солдату, а правым - Киево-Печерскую лавру.

До января 2010 года, когда Ющенко гарантированно перестанет быть президентом, он продолжит "украшать" Украину жуткими монументами - то ли голодомору, то ли своей власти."

0

3

Информация с сайта http://left.ru/2006/18/dergunov152.phtml , http://www.left.ru/2007/1/dergunov153.phtml :
"Индустрия «голодомора»

Юрий Дергунов

Предисловие

Некоторое время назад я уже писал, что идеология украинского национализма, в силу объективных причин, была призвана играть одну из главных ролей в обеспечении процесса становления украинского буржуазного государства и украинского капитализма, таким образом, представляя собой идейную оболочку, в которую был заключен неолиберализм, как классовая стратегия капиталистической реставрации и глобального наступления капитализма в конкретных украинских условиях.

Понятие «голодомора», то есть, предполагаемого искусственного геноцида украинского народа, как непокоренного носителя духа сопротивления «тоталитарному сталинскому режиму», и обычно рассматриваемого как прямое продолжение сворачивания политики украинизации 1 , является для украинского национализма очень важным, поскольку оно позволяет органично объединить в себе два основных вектора данной идеологии, русофобию и антикоммунизм. Косвенным следствием подобной позиции является потворство наиболее радикальным и вульгарным формам украинского национализма, перерастающим в откровенный национал-шовинизм, вследствие фактического постулирования «стремления к свободе» как свойства, присущего в СССР исключительно украинскому народу.

Тем не менее, было бы грубой ошибкой рассматривать тематику «голодомора», как нечто, специфически присущее только лишь идеологам украинского национализма. На самом деле, принятый Верховной Радой Украины 28 ноября 2006 г. закон «О Голодоморе 1932 – 1933 годов в Украине» стал своеобразной кульминацией уже четвертого всплеска пропагандистской активности, связанной с пресловутым «Голодомором». И первые три этапа, без которых нынешняя, если перефразировать Нормана Финкельштейна 2 , индустрия «голодомора» была бы совершенно невозможной, напрямую связаны с деятельностью наиболее реакционных политических сил своего времени: нацизма и профашистских кругов в Северной Америке, послевоенной маккартистской реакции и рейгановского «крестового похода» против прогрессивных сил мира как одной из основных составляющих его неоконсервативного поворота.

Из-за этого сама тема «голодомора» оказывается исключительно политизированной, вследствие сознательных фальсификаций подлинной истории со стороны политических сил, в разное время поднимавших «голодомор» на щит в пропагандистской войне против Советского Союза и левых и прогрессивных сил в своих странах. Поэтому сегодня уже попросту не получится рассматривать голод 1932 – 1933 гг. с абстрактных позиций стремления к объективной истине. Сегодня, чтобы писать об этом голоде, стремясь установить правду, совершенно необходимо хотя бы попытаться расчистить многочисленные слои исторических фальсификаций, сопровождающих эту тему.

На фоне прискорбного молчания украинских и российских историков, практически ничего не делающих для опровержения пропагандистских мифов, нельзя не отметить работу честных западных исследователей, таких как Дуглас Тоттл, Марк Таугер и Штефан Мерль, большинство важных работ которых не переведены ни на украинский, ни на русский языки. Данная статья преследует своей целью познакомить русскоязычных читателей с ключевыми положениями работ этих историков. Первые части этой статьи основаны на книге Дугласа Тоттла «Обман, голод и фашизм: миф об украинском геноциде от Гитлера до Гарварда» 3 , опровергающей фальсификации, созданные в нацистской Германии и США. Последующие части этой статьи будут базироваться, в основном, на работах Марка Таугера, на большом архивном материале показавшего подлинную историю голода 1932 – 1933 гг. 4 .

Мне бы хотелось закончить это предисловие цитатой из недавно принятого украинского закона, а точнее, его ст. 2: «Публичное отрицание Голодомора 1932 – 1933 годов в Украине признано надругательством над памятью миллионов жертв Голодомора, унижением достоинства Украинского народа и является противоправным». На самом деле, действительным надругательством над памятью жертв голода является ее использование в политических целях. Эта великая трагедия советского народа не имеет ни малейшего отношения ни к ее образу в нацистской, фашистской и империалистической пропаганде, ни к деяниям украинских политиканов, не имеющих никакого морального права наживаться на ней. Именно их деятельность, как на этом поле, так и в целом, в рамках многолетней реставрации капитализма, и является подлинным унижением достоинства украинского народа.

Рождение мифа

Сегодняшним борцам с «советским тоталитаризмом» было бы полезно знать истоки мифа об украинском геноциде, тем более, что сомнительные источники 1930-х гг. до сих пор рассматриваются как важные свидетельства многими из фальсификаторов истории.

Становление индустрии «голодомора» было связано было связано с пропагандой НСДАП в Германии и профашистскими кругами в США. Несмотря на то, что уже в 1933 г. статьи о «голодоморе», сопровождаемые фотографиями сомнительной достоверности, выходили в нацистском рупоре Voelkischer Beobachter, в полной мере эта кампания набрала вес в Германии лишь к 1935 г. До этого же времени, пальма первенства, безусловно, должна быть отдана американскому медиа-магнату Уильяму Рэндолфу Херсту 5 .

«Американский фашист № 1» и «голодомор»

Поддержка нацистской партии со стороны достаточно широких кругов крупной американской буржуазии, главным образом, в форме поставок продукции и займов, – в целом, хорошо известный факт. Но даже на этом фоне деятельность У. Р. Херста, известного, как «американский фашист № 1», выделяется своей откровенной приверженностью крайне правым идеям и усилиям по их максимально широкому распространению, толкавшим его на прямое сотрудничество с фашистами. Наиболее показательным случаем этого является зарплата в 150 тыс. долларов в неделю, которую Херст платил итальянскому диктатору Бенито Муссолини за статьи для его газет. Эта сумма в десять раз превышала доход Муссолини, получаемый им от итальянского государства. Муссолини был вынужден прекратить это взаимовыгодное сотрудничество лишь в начале 1935 г., когда нарастающий кризис в международной политике уже не оставлял былых возможностей для журналистской откровенности.

http://sa.uploads.ru/t/amiUg.png
Слева направо: личный секретарь Херста Рокер, один из ведущих нацистских идеологов Альфред Розенберг, Уильям Херст, глава отделения прессы нацистского Бюро внешней политики Карл Бомер, заместитель Розенберга Тило фон Трота
 

Кампания в херстовской печати, связанная с «голодомором», была обязана своим рождением, в первую очередь, визиту медиа-магната в Германию летом 1934 г. Во время встречи с Гитлером был подписан ряд соглашений, в частности, о том, что Германия будет приобретать международные новости у херстовской компании International News Service. Именно после посещения Германии, в газетах которой тема «голода, бедности и жестокости» в СССР набирала обороты, в 1934 - 1935 гг. украинский голод стала одной из важнейших тем в херстовской прессе. Как отмечал немец Эвальд Амменде, деятельности которого я коснусь чуть позже: «5 января 1935 г. Уильям Рэндолф Херст выступил с речью, почти полностью основанной на материалах Комитете [кардинала] Иннитцера… Вслед за этим, вся херстовская печать взялась за тему российского голода» 6 .

Наиболее ярким и показательным примером того, как питомцы Херста обходились с фактами, является история Томаса Уолкера.

В феврале 1935 г. в херстовских газетах Chicago American и New York Evening Journal начали выходить статьи «известного журналиста, путешественника и исследователя России, проведшего несколько лет в поездках по Союзу Советской России» (sic!), Томаса Уолкера. Статьи, посвященные голоду, будто бы свирепствовавшему на территории Украины в 1934 г., сопровождались большим количеством фотографий, якобы снятых им в «наиболее неблагоприятных и опасных обстоятельствах». Вскоре выяснилось, что репортаж Уолкера был фальшивкой от начала до конца.

Значительная роль в разоблачении Уолкера принадлежит американскому журналу The Nation и его московскому корреспонденту Льюису Фишеру. Как удалось узнать Фишеру, нога Уолкера вообще не ступала на украинскую землю, поскольку он, получив транзитную визу в сентябре 1934 г. (а не весной, как он утверждал), пересек советскую границу в октябре и пробыв несколько дней в Москве, сел на поезд, идущий в Манчжурию, и покинул территорию СССР. За шесть дней, прошедших между его прибытием в Москву и отъездом в Манчжурию, было физически невозможно посетить все те места, которые он описывал в своих публикациях.

http://sa.uploads.ru/t/KDEVJ.png
"Ребенок-лягушка". Эту фотографию, сделанную в европейской больнице 1920-х гг., Уолкер пытался выдать за свидетельство «голодомора»
 

Из публикации этой серии статей Фишер сделал четкий политический вывод: «Мистер Херст, разумеется, не будет возражать, если эти статьи испортят советско-американские отношения, и будут провоцировать иностранные державы к враждебным военным планам против СССР. Но настоящая цель – это американское радикальное движение. Эти статьи Уолкера – часть кампании Херста против красных. Он знает, что в Советском Союзе был достигнут с 1929 г. огромный экономический прогресс, что капиталистический мир погружен в депрессию, и это придает левым группам вдохновение и веру. Мистер Херст хочет лишить их этого вдохновения и веры, рисуя картины разрушений и голода в СССР. Это слишком прозрачное стремление, а руки слишком грязные, чтобы он достиг успеха» 7 . К сожалению, Фишер заблуждался. Пройдет не столь уж долгий срок, и духовным наследникам Херста удастся достигнуть своей цели, критика советского «тоталитаризма» станет для многих левых Запада единственным пропуском в политику, а впоследствии и сам журнал The Nation станет одним из наиболее видных столпов левого антикоммунизма. Но в тот момент его политические позиции были совершенно адекватны.

Не лучше, с точки зрения истины, обстояло дело и с фотографиями. Как удалось показать американскому журналисту Джеймсу Кейси, они были фальшивками, не имевшими к Украине 1930-х гг. никакого отношения. Большинство из них было сделано в Западной Европе периода Первой мировой войны и 1920-х гг. Это, в частности относится к двум знаменитым фотографическим «свидетельствам» украинского «голодомора», и по сей день приводящимся в качестве документальных подтверждений – фотографии «ребенка-лягушки» и «украинского крестьянина», склонившегося над своей лошадью.

http://sa.uploads.ru/t/ui5lN.png
Центральный государственный фотокиноархив Украины с подачи херстовской печати утверждает, что это «крестьяне около умирающих лошадей» в 1933 г. На самом деле, здесь изображен солдат австро-венгерской армии Первой мировой войны
 

Что еще более показательно, фальшивкой оказался и сам Томас Уолкер. Всего лишь спустя несколько месяцев после публикации серии своих статей, он был депортирован из Англии в США и предан суду. Как оказалось, на самом деле имя этого человека было Роберт Грин. Он был беглым заключенным с солидным «послужным списком» преступника, успевшего наследить не только в США, но и в четырех странах Европы, среди преступлений которого значилось фальшивомонетничество, двоеженство и даже нарушение техасского Акта Манна о рабстве белых. Как признался на суде Грин, он не был на Украине и фотографии, предъявляемые им в качестве свидетельств голода, были сняты не там.

После неудачи Томаса Уолкера, его место занял Гарри Лэнг, редактор газеты Daily Forward, издаваемой одной из фракций Социалистической партии США. Фигура Лэнга также по-своему показательна. Это один из многих примеров продукта пропагандистской индустрии под названием «разочаровавшийся социалист», самым известным образцом которого являлся Джордж Оруэлл. И, как и в случае с Оруэллом, у Лэнга не было практически никаких оснований называть себя социалистом. Уже задолго до того, как Лэнг стал одним из винтиков индустрии «голодомора», в 1920-х гг. его Daily Forward стал одним из «левых» изданий, открыто перешедших на сторону буржуазии и осуждавших забастовки рабочих, предлагая в качестве их альтернативы контролируемые хозяевами «желтые профсоюзы». Как отмечал Дуглас Тоттл: «Лэнг и его антикоммунистический Forward страстно защищали капитализм, в то время как руководство их профсоюза укрепляло свои позиции в качестве “рабочей аристократии”. Поэтому тяжело принять утверждения некоторых историков, что истории Лэнга о геноциде голодом были признаниями “социалиста, лишившегося иллюзий”» 8 .

Лэнгу повезло не больше, чем Уолкеру, поскольку и он был вскоре разоблачен в прессе, благодаря свидетельствам ряда людей, находившихся в описываемый им период на Украине (Санто Мирабеле, И. Ландерман). Уже в середине 1935 г. его членство в Социалистической партии было приостановлено из-за многочисленных обвинений в том, что он идет на поводу у профашистских сил.

Еще одним «свидетелем» «голодомора» в херстовской пропаганде стал Эндрю Смит, вернувшийся из Советского Союза, и решивший заработать немного денег на «горячей» теме, оказавшись без работы. Рассказы Смита также были опровергнуты одним из рабочих, находившимся в то время в СССР, и знавшим Смита, Карлом Блахой. Впрочем, это не было пределом падения Смита. Уже в 1949 г. он станет сотрудничать с маккартистской комиссией по расследованию антиамериканской деятельности.

Другим участником маккартистских гонений на (зачастую, воображаемых) «красных» станет в недалеком будущем другой певец «голодомора», Фред Биль, статьи которого с марта 1935 г. публиковались в лэнговском Daily Forward и херстовских газетах. Биля поймал на лжи работавший с ним на харьковском тракторном заводе американский рабочий Дж. Волынек. В частности, Волынек отметил, что Биль не знал ни русского, ни украинского языка, поэтому явной ложью были любые его истории, основывавшиеся на будто бы происходивших беседах. Более того, Волынек привел в качестве опровержения ранее изданную брошюру Биля под названием «Иностранные рабочие на советском тракторном заводе», которая не содержала никаких утверждений о «геноциде голодом», пока для этого не возникла соответствующая рыночная и политическая конъюнктура. Того же качества была и изданная в 1937 г. книга Биля «Пролетарское путешествие», полная страшных историй, никак не подтвержденных сделанными Билем многочисленными фотографиями.

Сегодня империя Херста продолжает процветать, включая в себя более ста компаний, занимающихся изданием журналов, книг и теле- и радиовещанием. Никуда не исчезла и ложь на тему украинского «голодомора», опубликованная в его газетах. И по сей день, даже будучи неоднократно опровергнутой, она рассматривается консервативными и националистическими кругами как важный источник правдивой информации о «голодоморе». Трудно сказать, смущают ли их связи Херста с нацистами. Да и они «в конечном счете», с точки зрения истории, были бы не столь уж важны для честных исследователей украинского голода 1930-х гг., будь эта информация действительно правдива.

Но она является ложью. И то, что эта ложь имеет прямое отношение к ведомству доктора Геббельса, и была бы невозможной без пропагандистской кампании Третьего рейха, о которой пойдет речь в следующей статье, - серьезнейшее отягчающее обстоятельство для любого человека, кроме фальсификаторов истории из числа украинских националистов. Что ж, их история полна и куда более тяжелых преступлений.

Миф о «голодоморе»: сделано в Третьем Рейхе

Несмотря на то, что кампания, посвященная «геноциду голодом» на Украине началась в нацистской прессе уже в 1933 г., своего апогея она достигла в 1935 – 1936 гг. с выходом книги Эвальда Амменде «Человеческая жизнь в России» на немецком и английском языках. Амменде был почетным секретарем организации под названием Межконфессиональный и международный Комитет по помощи регионам России, страдающим от голода, фактическим главой которого был австрийский кардинал Теодор Инницер.

Личность кардинала Инницера представляет отдельный интерес в качестве яркого примера коллаборационизма. Будучи архиепископом Вены, он оказывал активную поддержку австрофашистким правительствам Энгельберта Дольфуса и Курта Шушнинга, помогая им в деле промывки мозгов австрийцам. Впрочем, когда стали очевидны скорый конец австрофашизма как самостоятельного течения и неизбежность аншлюса Австрии со стороны Германии, Инницер не растерялся и быстро перешел на сторону Гитлера. После встречи с Гитлером в марте 1938 г., Инницер издал ряд политических инструкций, адресованных католическому клиру Австрии. Вот отрывок из одной из них: «Верующие и заботящиеся о своих душах должны безоговорочно сплотиться вокруг фюрера и великого немецкого государства. Историческая борьба против преступной иллюзии большевизма и за немецкую безопасность, за работу и хлеб, за силу и достоинство Рейха, за единство немецкой нации, явно несет на себе благословение божественного провидения». Спустя две недели Инницер подписал декларацию об аншлюсе, собственной рукой выведя в подписи слова «Хайль Гитлер!». Именно эти слова и станут его послевоенным прозвищем («Кардинал Хайль Гитлер») 9 .

Сам инницеровский комитет помощи голодающим был создан уже в конце 1933 г., иными словами, уже после того, как голод нанес наиболее тяжелый урон населению Украины, что вынуждены были признать даже его апологеты, вроде Джеймса Мейса. Неудивительно, что основной задачей комитета стала пропагандистская война против Советского Союза. Эвальд Амменде просто замечательно подходил для этой задачи.

У Амменде был достаточно долгий опыт жизни и работы в России и на Украине. Еще в дореволюционный период он исследовал крестьянство и торговлю зерном в поволжском регионе. После революции четко проявились и его политические пристрастия. Амменде занимал посты в контрреволюционных правительствах Латвии и Эстонии, а потом выполнял функции посредника между Германией и марионеточным режимом гетмана Скоропадского, основными задачами которого были безуспешные конвульсивные попытки остановить социалистическую революцию на Украине и обеспечение Германии зерном в обмен на немецкие штыки. В 1921 – 1922 г. он находился в России, помогая в борьбе с голодом (что, безусловно, будет иметь важные последствия для данного повествования). В 1933 г. он вновь отметился на политическом поприще, став генеральным секретарем т.н. Европейского конгресса национальностей, включавшего в себя эмигрантские националистические организации, к тому времени, приобретшие откровенно фашистские черты.

http://sa.uploads.ru/t/C37rl.png
«Братья по несчастью»
 

В 1935 г. вышло немецкое, а в 1936 г. – английское издание «Человеческой жизни в России» Амменде. Издание на английском языке было более полным, и включало в себя значительно больше фотографических «свидетельств» голода по сравнению с немецким изданием, в котором фотографии анонимного «австрийского специалиста» либо мало что могли сообщить собственно о голоде, либо были полностью аналогичны фальшивкам Томаса Уолкера, тиражируемым в то самое время херстовской печатью. Фотографии из английского издания Амменде приписал доктору Дитлоффу, якобы сделавшему их летом 1933 г. (несмотря на это, некоторые из них явно изображали зимние сцены).

http://sa.uploads.ru/t/4A1gX.png
Дитлофф и Амменде пытались выдать этих солдат в форме российской армии времен Первой мировой войны за жертв украинского голода 1932 – 1933 гг.
 

Дитлофф был еще одним вполне искренним нацистом, которыми так полна эта история. В 1933 г. он возглавлял немецко-советскую сельскохозяйственную концессию на Северном Кавказе, созданную по соглашению советского и немецкого правительств. В отличие от многих противников НСДАП, уходивших в тот период со своих должностей в знак протеста, Дитлофф проработал там до 1934 г., когда истек срок соглашения, и вернулся в Германию.

Как и следовало ожидать, фотографии Амменде и Дитлоффа также были фальшивками, собранными из разных источников. В этом плане показательна фотография, известная как «Братья по несчастью», взятая из документального фильма сделанного еще до 1920-х гг., и потом неоднократно тиражированная в документальном кинематографе, например, фильме «Россия Питера Устинова».

http://sa.uploads.ru/t/T9Jxw.png
На самом деле, это фотография из книги «Информация 22»
 

Впрочем, большая часть фотографий относилась именно к 1920-м гг., и здесь биография Амменде дает ключ к разгадке. Как пишет Дуглас Тоттл: «Ассоциации, путешествия и деятельность Амменде свидетельствуют о том, что у него были замечательные возможности для доступа к большому числу фотографий голода и его жертв, сделанных за два десятилетия до 1930-х гг. На самом деле, большое число фотографий и кадров из документальных фильмов было сделано в России, на Украине, в Восточной Европе и Армении во время Первой мировой войны, русской революции, гражданской войны и иностранной интервенции, событий, повлиявших на голод 1921 – 1922 гг. в России. Эти фотографии, сделанные журналистами, организациями помощи, врачами, солдатами и частными лицами часто публиковались в газетах и брошюрах того периода. Такие фотографии были наиболее вероятным источником «свидетельств» геноцида голодом – их можно было легко взять из архивов, коллекций и газет, и выдать за свидетельства 1930 гг.» 10 .

В этом плане, для Амменде и Дитлоффа основным источником информации стали материалы комитета Фритьофа Нансена, занимавшегося помощью пострадавшим от голода 1922 г., в первую очередь, выпущенная этим комитетом в Женеве в 1922 г. книга «Информация 22». Амменде был, без сомнения, знаком с этой книгой, более того, он сам упоминал и о своих встречах с Нансеном.

http://sa.uploads.ru/t/4FGl0.png
Это «свидетельство» «голодомора» впервые было опубликовано в книге «Голод в России» 1922 г.
 

По всей видимости, именно фотографии 1920-х гг., собранные Дитлоффом и Амменде, стали источником и херстовских фальшивок, и прежде всего, самой громкой из них, путешествия Томаса Уолкера. Известно, что 1934 г. они были в Англии, пытаясь добиться от английского министерства иностранных дел ужесточения позиций в отношении Советского Союза в связи с якобы происходящим там геноцидом украинцев. Томас Уолкер в это время также находился в Англии и, по-видимому, получил от них материалы для серии своих статей. Независимо от того, была ли эта встреча в действительности, сам факт сотрудничества комитета Инницера с Херстом никогда не скрывался, и на него уже обращалось внимание в предыдущей части статьи.

Что показательно, активное использование фашистских материалов не скрывали и современные апологеты «голодомора». Как писал Дж. Мейс: «Очевидно, наибольшую информацию имеет в своем распоряжении Италия, у которой было консульство в столице УССР. Эти документы с пометками знаменитым синим карандашом Бенито Муссолини, были найдены представителями Украинской католической церкви в Риме, и наша Комиссия опубликовала часть из них на английском языке в нашем «Докладе Конгрессу» 1988 г.» 11 .

Таким образом, огромную роль нацистов в фабрикации мифа о «голодоморе» можно считать установленной. То, что несмотря на сомнительный характер свидетельств геноцида украинского народа, они по сей день рассматриваются в качестве таковых деятелями англо-американского пропагандистского корпуса и украинскими националистами, свидетельствует лишь об их исторической преемственности в деле борьбы против прогресса и социального освобождения.

Примечания

1.  Наиболее ярким примером подобной пропаганды являются работы американского юриста Джеймса Мейса, возглавлявшего Комиссию Конгресса США по вопросам Голодомора 1932 – 1933 годов в Украине, и представителя украинского исторического истеблишмента Станислава Кульчицкого, в конце перестройки открывшего для себя данную тему после воспевания сталинской индустриализации. См., например: Мейс Дж. Політичні причини голодомору в Україні (1932 – 1933 рр.) // Український історичний журнал. – 1995. – № 1; “День” і вічність Джеймса Мейса. / За заг. ред. Л. Івшиної. – К.: Українська прес-група, 2005; Кульчицький С. Демографічні наслідки голодомору 1933 р. В Україні // Кульчицький С. Демографічні наслідки голодомору 1933 р. В Україні. Єфименко Г. Всесоюзний перепис 1937 р. В Україні: документи та матеріали. – К.: Інститут історії України НАНУ, 2003.
2.  Финкельштейн Н. Индустрия Холокоста. Кто и как наживается на страданиях евреев. – М.: Русский вестник, 2002. См. также перевод его статьи на Лефт.ру.
3.  Tottle D. Fraud, Famine and Fascism: The Ukrainian Genocide Myth from Hitler to Harvard. – Toronto: Progress Books, 1987.
4.  Tauger M. B. The 1932 Harvest and the Famine of 1933 // Slavic Review. 1991. Vol. 50., № 1; Davies R. W.., Tauger M. B., Wheatcroft S. G. Stalin, Grain Stocks and the Famine of 1932 – 1933 // Slavic Review. 1995. Vol. 54, № 3; Tauger M. B. Natural Disaster and Human Actions in the Soviet Famine of 1931 – 1933. The Carl Beck Papers in Russian and East European Studies № 1506. Pittsburgh: University of Pittsburgh, 2001.
5.  По данным Марио Соузы, в 1935 г. Херст был одним из богатейших людей в мире, его состояние оценивалось в 200 млн. долл., и он контролировал двадцать пять ежедневных газет, двадцать четыре еженедельника, двенадцать радиостанций, две всемирных службы новостей и кинокомпанию Cosmopolitan. См.: Sousa M. Lies Concerning the History of the Soviet Union. Northstar Compass. December 1999.
6.  Цит. по: Tottle D. Fraud, Famine and Fascism: The Ukrainian Genocide Myth from Hitler to Harvard. – Toronto: Progress Books, 1987. P. 16.
7.  Ibid. P. 8.
8.  Ibid. P. 17.
9  Об Инницере см., например: Madelin H. The Vatican’s slow repentance // Le Monde Diplomatique. May 1998.
10.  Tottle D. Fraud, Famine and Fascism: The Ukrainian Genocide Myth from Hitler to Harvard. – Toronto: Progress Books, 1987. – P. 31.
11.  Мейс Дж. Вибіркова пам’ять // „День” і вічність Джеймса Мейса. / За ред. Л. Івшиної. – К.: Українська прес-група, 2005. – С. 60."

http://sa.uploads.ru/t/kuMLy.jpg
Источник: http://www.rutalk.co.uk/showthread.php?79169-Холокост-Голодомор/page29&s=d9ff497083d3a6497506a41d62bda129 :

0

4

http://sa.uploads.ru/t/czad4.jpg
http://sa.uploads.ru/t/AOUES.jpg
Эта беседка стоит на кладбище д. Пяркино Белинского района Пензенской области на месте братской могилы умерших от голода в 30-х годах. В памяти народной еще живы воспоминания о страшной нужде и голоде сельских жителей тех годов. Мимо никто не проходит, оставляя что-то на помин.

Отредактировано Natasha Zalozhnikova (2014-11-23 02:49:25)

0

5

Для справки.

http://sa.uploads.ru/t/j4qJI.jpg
Кондрашин В.В.

"Ви́ктор Ви́кторович Кондра́шин (род. 4 августа 1961) — российский учёный, доктор исторических наук (2001), профессор (1997), почетный профессор ПГПУ (2008). Депутат Законодательного Собрания Пензенской области (с 2012 года).

Окончил Пензенский государственный педагогический университет им. В.Г. Белинского (1983).
С 1999 года — заведующий кафедрой отечественной истории и методики преподавания истории исторического факультета Пензенского государственного педагогического университета им. В. Г. Белинского, с 2013 года - заведующий кафедрой истории России, краеведения и методики преподавания истории историко-филологического факультета Пензенского государственного университета.
Живёт в Пензе.
...
С 2008 г. и по 2013 г. — научный руководитель международного проекта Федерального архивного агентства России «Голод в СССР. 1929—1934 гг.» с участием архивов Белоруссии и Казахстана, ученых из Франции, Австралии и Дании (ответственный редактор и ответственный составитель документальной серии). Опубликовано 4 тома сборников документов по теме проекта."

Образование

Окончил историко-филологический факультет ПГПИ им. В.Г. Белинского (1983),
Аспирантуру Института российской истории РАН (1992).

Карьера

С 1983 по 1986 г. работал учителем истории средней школы № 10 г. Пензы,
с 1986 по 1988 г. – заведующим кабинетом кафедры истории КПСС Пензенского сельскохозяйственного института.
с 1986 по 1992 г. – аспирант Института российской истории РАН,
с 1992 по 1996 г. – научный сотрудник Центра «Крестьяноведения» Московской Высшей Школы Социальных и Экономических Наук,
с 1996 по 1997 г. – докторант Института российской истории РАН.
с 1997 г. работает в ПГПУ им. В.Г. Белинского в должности профессора,
с 1998 г. – заведующего кафедрой отечественной истории и методики преподавания истории, руководит аспирантурой.

Член диссертационных советов по историческим наукам при ПГПУ, Тамбовском государственном университете им. Г.Р. Державина, Самарском государственном университете (2001 – 2010)

С 2012 г. - Депутат Законодательного Собрания Пензенской области

Научная деятельность

Область научных интересов – аграрная история России и Украины первой половины ХХ века (крестьянская революция, коллективизация, голод 1932–1933 гг., крестьянство и сельское хозяйство в годы Великой отечественной войны, изучение истории селений).

С 1998 по 2010 г. – участник российско-британских научных проектов: “Социолого-историческое изучение российских деревень”, “Крестьянская революция в России», ««Центр и регионы: проблема власти (1946 – 1970 гг.)»; российско-французского проекта “Советская деревня глазами ВЧК–ОГПУ–НКВД”, международного проекта Института российской истории РАН “Трагедия советской деревни: коллективизация и раскулачивание, 1927–1939” (1998 – 2004).

С 2001 по 2005 г.– руководитель российско-японского научного проекта (с российской стороны) “История российского крестьянства в ХХ веке”, с 2006 по 2007 г. – руководитель российско-украинского проекта РГНФ–Национальной академии наук Украины (НАНУ): «Современная российская и украинская историография голода 1932 – 1933 гг. в СССР»,

А с 2008 по 2010 г.– руководитель проекта РГНФ–НАНУ: «Крестьянское повстанческое движение в России и Украине в годы Гражданской войны: общее и особенное». В 1992–2008 гг. – лауреат грантов фондов Форда, Сороса, РГНФ и других за работы по аграрной истории России, Поволжья и Украины первой трети ХХ века.

Автор более 250 научных работ, участник международных и всероссийских научных конференций по аграрной истории России ХХ века, в т.ч. в США, Австралии, Германии, Англии, Японии, Швеции, Италии, Украине и других странах.

С 2007 г. по настоящее время научный руководитель международного проекта Федерального агентства РФ «Голод в СССР. 1929 – 1934 гг.».

Награды и звания

Награждён Почётной грамотой Министерства образования и науки РФ (2008),
благодарностями Законодательного Собрания,
Губернатора Пензенской области,
Главы города Пензы,
Премией Губернатора Пензенской области за научные достижения (2007).
Доктор исторических наук (2001),
профессор (2004),
гранд доктор философии,
полный профессор Европейской академии информатизации (2004),
почетный профессор ПГПУ (2008)

Источники:
Википедия;
http://penzadays.ru/person.php?id=898 ;
http://penzadays.ru/person.php?id=425 .



Источник: https://www.youtube.com/watch?time_cont … 2moWqGAgvo

Любимое время года: зима
Любимое спортивное занятие: лыжи
Любимое блюдо: зефир, пастила
Любимый напиток: кока-кола
Хобби: гитара
Историческая личность, вызывающая восхищение: У.Черчиль

Отредактировано Дворянкин С.А. (2016-08-13 08:19:43)

0

6

Информация с сайта http://www.vitrenko.org/news.php?lang=1 … e_id=2154:
"Миф о голодоморе – изобретение манипуляторов сознанием

Г.С. Ткаченко, доктор философских наук, профессор (Киев)

Лживых историков следовало бы казнить,
как и фальшивомонетчиков.
Сервантес

В диапазон тем, используемых манипуляторами сознанием, прочно вошел миф о «голодоморе», который Мирослава Бердник справедливо квалифицирует как «пляски на костях». Миф «о голодоморе» - составная часть «гарвардского спецпроекта», созданного для информационно-психологических диверсий против Советского Союза, а затем и России. В нем четко просматривается направленность – разжигание националистических страстей и прежде всего вражды и ненависти к России и русскому народу. Творцом «гарвардского спецпроекта» был и ныне остается один «из умнейших и коварнейших врагов нашей страны» Збигнев Бжезинский.

«Гарвардский спецпроект» пользовался особым вниманием у правящих кругов и спецслужб США. Он щедро финансировался и постоянно дополнялся новыми научными разработками. В 1983 г. в издательстве Гарвардского университета была опубликована работа Джеймса Мейса «Коммунизм и дилеммы национального освобождения: национальный коммунизм в Советской Украине в 1919 – 1933 гг.». Ранее эта робота Д.Мейса не получила признания в кругу американских ученых. Однако должных выводов из этого Мейс не сделал и, на потребу организаторов холодной войны, начал формировать миф о стремлении Москвы в интересах укрепления своей власти «погубить украинское крестьянство, украинскую интеллигенцию, украинский язык, украинскую историю в понимании народа, уничтожить Украину как таковую». Д.Мейс не удосужился объяснить или не смог объяснить, почему в интересах политической власти в стране необходимо было уничтожить целый народ вместе с его историей. И, тем не менее, автор был замечен режиссерами холодной войны и определен на должность профессора Украинского исследовательского института Гарвардского университета.

Д.Мейсу приписали и авторство в изобретении термина «голодомор» (вместо «голод»). Однако, как утверждают историки, подлинными авторами этой подмены понятий были украинские националисты, эмигранты второй волны, которые во времена гитлеровской оккупации Украины «прославились» на поприще коллаборационистов, прислужников нацистов, а с 1945 по 1952 гг. – «пятой колонны» США и Англии, совершали кровавые акции на территории Западной Украины. По современной терминологии деяния оуновцев попадают в категорию международного терроризма. И, тем не менее, украинские националисты, как пишет американский истории Кристофер Симпсон в книге «Blowback», найдя убежище за океаном, стали использоваться правительством США «в качестве экспертов в пропагандистской и психологической войне» против СССР. В первом ряду таких экспертов находился Дмитро Соловей (1888-1966). В 1944 г. он вместе с гитлеровцами бежал с территории Советской Украины, освобожденной от оккупации. Позднее перебрался в США и стал прислуживать новым хозяевам, провозгласившим, подобно нацистам Германии, свои претензии на мировое господство. Содержание его труда «Голгота України» (1953), в котором затронуты проблемы «голодомора» на Украине, убеждает читателя в том, что автор руководствовался нравственно-психологической установкой Адольфа Гитлера: «чем больше ложь, тем больше ей верят». В таких «экспертах», вскормленных на идеологической кухне Геббельса, и нуждается дядя Сэм.

Проблемой голода и террора в УССР, рядом с Джеймсом Мейсом, занимался и Роберт Конвест, начинавший свою карьеру в качестве сотрудника британской разведки – Информационного исследовательского отдела (IRD), в обязанности которого входило изготовление специальных информационных материалов для политиков и журналистов. Свою известность Конквест приобрел благодаря книгам «Великий террор» (1969), изданной в США по заказу ЦРУ, и «Жатва скорби» (1966). Автор получил за книгу гонорар (80 тыс. долларов) от Организации украинских националистов (ОУН).

Специалисты, исследовавшие книги Конквеста, утверждают, что в числе источников, откуда автор заимствовал аргументы о голодоморе и репрессиях в СССР, оказались художественные произведения В.Астафьева, Б.Можаева и В.Гроссмана, украинских коллаборационистов Х.Костюка, Д.Соловья, а также американца Ф.Била, который в 1931 – 1933 гг. работал на Харьковском тракторном заводе. Вернувшись в США, он был посажен в тюрьму, но после выхода книги о голоде в издательстве известного антисоветчика Херста его незамедлительно выпустили на свободу.

Прогрессивные зарубежные ученые – советологи Арч Гетти, Герберт Хертле, Олег Арин, Александр Даллин и другие подвергли острой и аргументированной критике фальшивые конструкции Конквеста о голоде. К примеру, профессор университета в Стэнфорде Александр Даллин назвал исследования Конквеста «бессмыслицей» и не нашел свидетельств того, что голод «был намеренно направлен против украинцев». А канадский журналист Дуглас Тоттл в книге «Фальшивки, голод и фашизм: миф об украинском геноциде от Гитлера до Гарварда», опубликованной в Торонто (1987), раскрывая историческую фальшь книги Конквеста и фильма «Жатва отчаяния», доказал, что авторы книги и фильма использовали устрашающие фотографии голодных детей из хроники Первой мировой войны и голода 1921 г.

Еще один пример фабрикования фальсификации Конквеста – использование в качестве «свидетельств» о масштабах голода На Украине материалов Томаса Уолкера, которые в 1935 г. публиковались в профашистской херстовской прессе. Позднее выяснилось, что журналист Томас Уолкер – это уголовник Роберт Грин, осужденный в Колорадо на 8 лет лишения свободы, который вскоре странным образом по чьей-то воле исчез из тюрьмы, совершил поездку из Польши в Маньчжурию и в течение этого времени пять дней провел в Москве. Позднее Грин был снова арестован. На суде он признался, что на Украину «его нога вообще никогда не вступала». А теперь «свидетельства очевидца» Уолкера – Грина оказались востребованными американо-натовскими глобалистами и их прислужником оранжевыми. В.Ющенко, став президентом, не замедлил наградить Конквеста орденом Ярослава Мудрого V степени за «привернення уваги міжнародної спільноти до визначення голодомору 1932-1933 років актом геноциду українського народу».

В сфере информационно-психологических диверсий Р.Конквест и Д.Мейс – близнецы-братья. И хотя их разделяет Атлантический океан (Конквест - британец, Мейс - американец), они были порождены «холодной войной», которую начали правящие круги США и Англии. И Конквест и Мейс – антикоммунисты, славянофобы и русофобы. В философско-мировоззренческом отношении оба – идеалисты и метафизики, которые на «древе познания» плодят пустоцвет, а вторгаясь в политическую сферу – ядовитые плоды: апологетику расизма, фашизм (неофашизм) и милитаризм. У обоих однотипный характер источников: представители украинской диаспоры, ранее сотрудничавшие с нацистами. У них близкое родство и в методе «научного творчества». Суть «научного» метода Конквеста (по его собственному выражению) такова: «Правда может быть установлена исключительно в форме молвы. Самый лучший, хотя и не безупречный, источник - слухи». «Научный» метод Мейса определился «Гарвардским проектом устной истории». Возглавляя комиссию конгресса США по расследованию голода На Украине, Мейс устные свидетельства записывал, обрабатывал и публиковал. В завершении эти свидетельства становились официальными документами конгресса США.

Специалисты, исследуя технологию фабрикации представителями комиссии конгресса США информации о голоде На Украине, обнаружили, что 80% свидетельств проходят с отметкой «Анонімна жінка», «Анонімне подружжя», «Анонімний чоловік», «Марія №» и т.д.

Шаткость и весьма сомнительная историческая достоверность источников, на базе которых формировались документы комиссии, не остановила американских правителей от того, чтобы эти документы представить мировой общественности под грифом «Комиссия конгресса США».

Американская академическая общественность увидела в «научном» творчестве Д.Мейса наследие времен «холодной войны» и продолжение идеологического противостояния с Россией, а, следовательно, оно выходит «за пределы научного знания». Перед Мейсом закрылись двери академических институтов США. Оскорбленный и обиженный «ученый» назвал своих оппонентов «сталинистами», «украинофобами» и переехал на Украину. Здесь он попал в теплые объятия «оранжевых»: стал преподавать в Киево-Могилянской академии. Перед ним открылась «зеленая улица» издательств газеты «День», журнала «Політична думка» и других. Мейс был обласкан и госпожой Чумаченко-Ющенко, которая, кстати, тоже имеет пристрастие к исследованию «голодомора» на Украине.

Клич к созданию мифа о голодоморе и его «виновнике» – России, прозвучавший за океаном, был услышан и понят в нашем «суверенном» государстве. За его формирование активно взялись Виктор Ющенко, представитель президентской рати Б.Тарасюк и привыкшие обслуживать власть предержащих (независимо от смены политического режима) С.Кульчицкий, П.Панченко, В.Даниленко и им подобные. В публикации профессора Кульчицкого по исследованию голода На Украине, по сути, вместо ориентации на поиск истины содержится установка на достижение политической целесообразности. (Зеркало недели, 2003, 22 августа). Кульчицкий отмечает, что «довести, що голод 1932-1933 рр. справді був геноцидом, важко». Однако он далее пишет: «Є аргументи на підтвердження геноциду у вигляді терору голодом... Варто лише прочитати ці документи під потрібним кутом зору».

Не трудно понять, что нужным «углом зрения» для Кульчицкого и его единомышленников является апологетика бандеровщины, русофобия и угодничество перед заокеанскими геостратегами, которые задают политическую направленность и тон риторики официальным идеологам Украины. К примеру, в резолюции палаты представителей Конгресса от 22 октября 2003 г. утверждается, что признание голодомора на Украине необходимо для «восстановления украинской идентичности». В унисон утверждениям конгресса США прозвучали слова церковного иерарха американского происхождения, главы украинской греко-католической церкви Любомира Гузара: «Память о голодоморе – это нациотворческий элемент», который представляет собой «фундаментальную ценность, объединяющую общество…».

Для воплощения своей идеи – сплочения Украины на основе западных политических и нравственно-психологических ценностей, носителями которых в прошлом были бандеровцы, а сегодня являются «оранжевые», и перевел свою резиденцию глава униатов Любомир Гузар в столицу Украины – Киев. Сердцевину этих ценностей составляет русофобия (славянофобия). Политическая установка на ее проведение наиболее четко была сформулирована еще Даллесом в известной доктрине по развалу СССР, в которой он призвал сеять «национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу».

Наследники антикоммуниста и русофоба Даллеса ретиво пытаются реализовать его геополитические установки. К примеру, Иосиф Свирский (Житомир) утверждает: «Голодомор 1932-1933 гг. – это геноцид против целого народа, был задуман и осуществлен руководством СССР, находившимся в Москве. А так как Россия была колонизатором Украины…, то многие у нас отождествляют это преступление с Россией». И далее: голодомор – это геноцид и его «цель выморить побольше украинцев, а на их место заселить русских…».

В этом же номере газеты Иосифу Свирскому вторит Антон Турчак, который в голодоморе также усмотрел проявление «преступного интернационал-большивистского режима». Заметим, что в лексике Свирского и Турчака, а также в манере их мышления проявилось много тождества с содержанием письма Я.Стецько рейхминистру фашистской Германии А.Розенбергу. «Москва и жидовство, - писал Я.Стецко (правая рука С.Бендеры), - это самые большие враги Украины и носители разлагающих большевистских интернационалистических идей… ».

Поиском виновников «голодомора» На Украине озабочены и президент В. Ющенко. Голодомор, заявил он, был «преступлением против человечества, у которого были свои исполнители». Виновников «голодомора» ищут и представители официальной науки. Так, П.П.Панченко и М.М.Вивчарик в одном научно-популярном издании написали: среди пролетариев, «направляемых в украинское село за хлебом», большинство составляли этнические русские, что «для проведения насильственной коллективизации, раскулачивания, реквизиции продовольствия Украины в период голодомора привлекались воинские подразделения и другие силовые структуры, в состав которых входили преимущественно этнические русские».

Проблема виновников «голодомора» вышла и на страницы школьных учебников по истории. На это обстоятельство обратила внимание Мирослава Бердник. В одном из учебников записано: «Еще не развеялся трупный смрад в опустевших украинских домах, а из других республик СССР, в особенности из России, уже направлялись эшелоны с переселенцами. К концу 1933 г. в Донецкую, Днепропетровскую, Одесскую и Харьковскую области переселилось около 117,1 тыс. человек».

Похоже, что наши «ученые» - хранители чистоты расовой (национальной) крови пренебрегли тем фактом, что на Украине, как и во всей великой стране – СССР, осуществлялась реконструкция народного хозяйства на базе новой техники: строились машиностроительные заводы, доменные печи, прокатные станы, шахты и рудники. Украина испытывала все возрастающую потребность в высококвалифицированных кадрах. Чтобы утолить кадровый голод на Украине, по примеру комсомольцев Уралмашзавода, развернулось массовое движение молодежных организаций по повышению квалификации рабочих путем подготовки и сдачи государственного технического экзамена. Особое внимание уделялось техническому переоснащению и кадровому обеспечению черной металлургии и угольной промышленности Донбасса. В 1933-1934 гг. только по путевкам комсомола в промышленные регионы приехали тысячи молодых патриотов, угольный Донбасс пополнился 13600 высококвалифицированных механизаторов. Разумеется, много специалистов приехало и из России. И это положительно сказалось на результатах труда. Если в первом квартале 1933 г. шахтеры Донбасса добыли 10366 тыс. тонн угля, то в четвертом квартале года – 12089 тыс. тонн. В 1934 г. угольный Донбасс после длительного перерыва перевыполнил план добычи угля на 104%. Представляется, что творцов учебника почему-то не волнует то обстоятельство, что ежегодно из западных областей Украины уходит в чужеземные страны 500 тыс. молодых женщин и к тому же не все возвращаются обратно. Их не волнует и то, что около 7 млн. человек постоянно работает за пределами Украины на рабских условиях. Их не волнует и то, что украинская нация превратилась в вымирающую нацию. За 15 лет «суверенной» Украины нас убавилось на 5 млн. и стало меньше 47 млн. человек.

Известно, что голод, как следствие засухи и недорода хлебов поразил многие регионы Советского Союза – Украину, Северный Кавказ, Западную Сибирь и Казахстан. Повсюду эта тема осталась лишь предметом научных исследований узкого круга специалистов и воспоминаний старожилов, переживших те трагические дни. На Украине же она прочно вошла в идейный арсенал манипуляторов сознания, с помощью которой формируется национальная подозрительность, пугающий образ внешнего врага и которая помогает обманывать и грабить доверчивый народ.

Устраивая «пляски на костях», каждый специалист по «голодомору» торопится утвердить свою версию численности жертв. И как замечает известный канадский профессор политологии Олег Арин в «Письме из Ванкувера», их диапазон вранья весьма широк: Дейл Даримал называет цифру «голодомора» 5,5 млн. человек, Николай Приходько (сотрудничавший с фашистами в годы войны) – 7 млн. человек, У.Х.Гамберлен и Е.Лионе – 6-8 млн., Ричард Сталет - 10 млн., Хосли Грант – 15 млн. человек. Канадский политолог подчеркнул также, что прогрессивные журналисты западных стран не оставляли без внимания идеологические спекуляции вокруг голода На Украине, вскрыли многочисленные фальсификации по поводу масштабов так называемого «голодомора» На Украине и показали идеологическую «кухню», где и как варили свое чтиво антисоветчики.

Недавно в СМИ появилось новое число жертв «голодомора» - 25 млн. человек. Если принять во внимание, что кампания по «голодомору» на Украине продолжает набирать обороты, то можно предположить, что упомянутая величина жертв, достойная занесения в книгу рекордов Гинесса, будет перекрыта. Отвергая факты о фантастических жертвах «голодомора», никто из добросовестных ученых и политиков не утверждает, что голода на Украине не было. Он был и были жертвы. Признание этой реальности с болью отзывается в сердце каждого честного человека. Однако спекулировать на народной трагедии могут только циничные люди, с неуемным карьеризмом, эгоизмом и одержимостью к стяжательству. Это как раз те характерные черты, которые и определяют нравы столпов мафиозно-«демократических» режимов.

Статистические данные по Украине таковы: в 1932 году умерло 668 тыс. человек, в 1933 году 1309 тыс. человек, то есть 2 млн. человек. Если при этом исключить число умерших по естественным причинам, то жертвами голода стали 640-650 тыс. человек, а не 9-10 млн. и тем боле 15 млн., как об этом вещают «независимые» СМИ. Известно и другое, голод 1932-1933 годов не был единственным голодным периодом в нашей стране. Неурожаи и голод повторялись, как правило, через одно – полтора десятилетия. На этот счет существуют многочисленные объяснения. В 1891 году от голода, охватившего 40 млн., умерло более 2 млн.; от голода 1900-1903 годов умерло 3 млн., 1911 года – 2 млн. человек. Разумеется, воспоминания о трагедиях тех лет мало дают «навара» антикоммунистам и русофобам. Вот и хватаются они за интерпретацию тех исторических событий, за которые получают, надо полагать, щедрое вознаграждение от «хозяев» современной жизни, и врут, не зная меры. Разумеется, абсолютно точные цифры жертв голода сегодня назвать вряд ли возможно. Однако нас приблизит к истине, если мы в этой весьма печальной статистике примем во внимание цифры, приведенные, кстати, одним из лидеров украинского национализма В.Кубийовичем, который в своей работе „Зміни в стані населення Советської України в рр.. 1927-1958”, опубликованной в 1959 г. в Мюнхене, оценил потери в 2-3 млн. человек. У Кубийовича величина жертв голода меньше, чем у других авторов (его современников). Эта величина, по нашему убеждению, приближена к реальным потерям. Заметим, что статья была опубликована в 1959 г., когда информационно-психологическая война против СССР и России лишь набирала свои обороты.

В поисках истинной величины людских потерь от голода наибольшую ценность представляют данные, приводимые в содержательной и аргументированной статье Мирославы Бердник «О голоде и жертвах». Число жертв голода 33-го года на Украине и в России превышает 3 млн. человек, из которых 2 млн. человек приходится на село. На Украине погибли украинцы, русские, греки, немцы, татары. Заметим, что масштабы жертв, вызванных голодом, дополнились эпидемией тифа, поразившего в 1932-1933 годах Украину и Северный Кавказ.

Непосредственное отношение к проблеме «голодомора» и человеческих потерь имеет демографическая динамика на Украине и в России. Мирослава Бердник, ссылаясь на статью «Малороссия» из энциклопедического словаря Южакова, приводит такие данные: в 1897 г. малороссов проживало 20 млн. в Малороссии и 3 млн. в Галичине, входившей в состав Австро-Венгрии. Великороссов, проживавших в России, было 60 млн. Общая численность населения (без Финляндии) составляла 125. В 1980 г., по данным Большой Советской энциклопедии, украинцев насчитывалось – 43 млн., русских – 137 млн. Общая численность населения СССР составляла 210 млн. Коэффициент прироста населения: украинцы – 1,87, русские – 2,28, всего населения СССР – 1,68. Как видно, коэффициент прироста украинцев был выше, чем по СССР, и несколько ниже, чем у русских. В анализе демографической эволюции следует принимать в расчет и тот факт, что по территории Украины «прокатились» две чрезвычайно разрушительные мировые войны, вызвавшие многомиллионные человеческие жертвы.

Был ли голод в 1932-1933 г.г. неотвратим?

Ответ на этот сакраментальный вопрос дают данные, приводимые в таблице.

Валовой сбор зерна и величина хлебозаготовок на Украине в 1930-1933 г.г. (в млн.пудов)

1930

1931

1932

1933

Валовой сбор зерна

1431,3

1100,0

918,8

1412,5

Сдано государству

487,5

431,3

255,0

317,0

В % к валовому сбору

34

39,2

27,8

22,4


Данные таблицы свидетельствуют: на Украине от урожая 1932 г. зерна оставалась 663,8 млн. пудов, а в 1933 – 1 млрд. 95,5 пудов. Если учесть, что на Украине в это время проживало несколько менее 30 млн. человек (по переписи 1926 г. – 29 млн.), то на душу населения приходилось в 1932 г. 21,1 пуда, а в 1933 г. 36,5 пуда. Количество оставшегося в хозяйствах зерна соответствовало научно обоснованным нормам: 20-25 пудов (320-400 кг.) на человека.

Каковы же причины голода?

Общей причиной голода в стране вообще, на Украине - в частности явился низкий уровень развития производительных сил, доставшийся в наследство от царской России, к тому же основательно разрушенный в годы Первой мировой войны, иностранной военной интервенции и гражданской войны. Засуха и другие капризы природы поражают больше всего страны со слабой или недостаточно развитой экономикой. И в наши дни, к примеру, многие регионы Африки, дают нам веские аргументы, подтверждающие достоверность этой печальной истины.

Однако объективный фактор – засуха, обусловившая недобор хлеба, был дополнен и усилен субъективными факторами, главным из которых стали экономические диверсии кулачества – класса сельской буржуазии.

До осуществления массовой коллективизации кулак определял в основном экономическую жизнь страны. К 1930 г. в СССР насчитывалось 5-7% кулаков, которые контролировали около 20% рынка зерна, в целом 56% продажи сельскохозяйственной продукции. Рядом с кулаком находилось 27 млн. безлошадных крестьян. Из них – 2,7 млн. (27%) крестьян, вообще оказались без земли и, чтобы жить, вынуждены были батрачить на кулака, для которого и национализированная земля не являлась препятствием для расширения своего хозяйства и сохранения хищнического образа жизни.

«Свободные» СМИ характеризуют кулачество как лучшую часть крестьянства. Справедлива ли такая оценка? Да, кулаки – это весьма энергичные, деловые и работоспособные люди. Они были несколько выше основной массы крестьян и по уровню образования. Однако современные СМИ, обслуживающие «прихватизаторов», закрывают глаза на то, что кулак – это эксплуататор, чаще злобный и беспощадный стяжатель. На эту сторону (нравственно-психологическую) обратил внимание в последней трети XIX века весьма наблюдательный российский помещик Энгельгард (по всей вероятности, входивший в родню известного помещика – крепостника, которому принадлежала семья Тараса Шевченко). В своих письмах-заметках Энгельгард выделял в социальной психологии кулака властность, жестокость, эгоизм, необузданную страсть к стяжательству.

В таком же нравственно-психологическом ключе рисует образ кулака профессор Е.Дилон, проживший несколько десятков лет в России. Ученый писал, что «из всех монстров, которых мне приходилось когда-нибудь встречать во время путешествия (по России), я не могу вспомнить более злобных и отвратительных, чем кулак». Кулаки прятали хлеб, а часто и гноили, ждали момента, когда его можно было бы продать по бесконтрольным ценам. Своим примером они заражали других, зажиточных крестьян и середняков. Хотя удельный вес кулачества среди крестьянства была незначительный (5-7%), однако сила его политического и психологического влияния на односельчан становилась неизмеримо выше их численности. Следуя примеру и призывам кулаков, сопровождаемым террором, многие крестьяне отказывались сдавать хлеб государству. Так, крестьянин П. Васильевского сельсовета (Харьковская обл.), не сдав ни одного килограмма, спрятал хлеб в ямы. Там его было обнаружено, около 2 тонн.

В справке информационного сектора оргинструкторского отдела ЦК КП(б)У от 9 февраля1933 г. приводятся данные о том, что в Васильковском сельсовете (Харьковская область) крестьянин-единоличник Яковец Влас, «имея в пользовании 4,45 га посевной площади, не сдал ни одного килограмма хлеба, но бросил детей, которые сейчас нищенствуют».

Бригада по хлебозаготовкам обнаружила в его хозяйстве 19 центнеров зерна, закопанного в яму.

Аналогичные факты были выявлены и в других регионах республики. К примеру, в Донецкой области, в селе Алексеевка кулак Нешерет Трохим умер от голода, но вскоре у него нашли яму с зерном кукурузы, большая часть которого погибла. В селе Макартянино у единоличника Стрельцова Самена, заявлявшего, что голодает, было обнаружено 8 пудов ржи и 3,5 пуда кукурузы. У колхозницы Юрченковой, которая жаловалась на то, что пухнет от голода, было обнаружено 8 пудов ржи… О характере диверсионных методов кулака на селе поведал другой свидетель – М.Казак с Тернопольщины: «Помню ТСОЗ (товарищество по совместной обработке земли) – самые бедные люди объединились, посевного материала было мало. Кулаки же… спрятали зерно, не хотели помочь бедному крестьянину выбраться из нищеты. Наша сваха, например, три бочки зерна закопала в землю, а соседская семья, жившая в доме напротив, от голода вся вымерла… Враги коллективного хозяйства отравляли колодцы, из которых поили коней… В снопы втыкали железные зубья борон. Вот молотилка и испорчена… А пока починят ее, проходили месяцы. Урожай же оставался зимовать необмолоченным. Вот вам и еще одна причина голода… Я хотела бы посмотреть в глаза тому невежде, который с чужого голоса говорит, что голод специально спланировали, чтобы уничтожить украинский народ».

Экономическая диверсия кулачества, по утверждению зарубежных и ответственных историков, проявилась с особой наглядностью в сфере животноводства. Чтобы сорвать или скомпрометировать социалистические преобразования на селе, кулаки прибегли к массовому уничтожению скота, чтобы не достался коммунякам. В 1928-1933 г.г., по данным Фредерика Шумана, поголовье лошадей в СССР сократилось с 30 млн. до менее чем 15 млн., крупного рогатого – с 70 млн. до 38 млн., в том числе коров – с 31 млн. до 20 млн., овец и коз – со 147 млн. до 50 млн., свиней – с 20 млн. до 12 млн.

Кулачество, чтобы сорвать коллективизацию, прибегло к методам физического и психического террора, направленного прежде всего против организаторов и активистов колхозного строительства. Сложнее складывалась ситуация На Украине, где кулачество выступало в единстве с буржуазными националистами, которые по природе своей запрограммированы на насилие.

В 1928 г. На Украине было совершено около 500 террористических актов. В 1929 г. активность подрывных сил не убавилась. Только во второй половине года правоохранительные органы республики зарегистрировали 290 террористических актов.

Действия кулачества представляли собой большую социальную опасность, несли угрозу реставрации прежних, эксплуататорских порядков, на него рассчитывал буржуазный Запад, готовя агрессию против СССР. И неслучайно говорил В.И.Ленин, что «если кулак останется нетронутым, если мироедов мы не победим, то неминуемо будет опять царь и капиталист».

Итак, главная причина голода в начале 30-х годов прошлого столетия – диверсии кулачества.

В поисках выхода из трагической ситуации, организации хлебозаготовок и осуществления коллективизации в сельские регионы направлялись специальные уполномоченные. В Одесскую область в 1932 г. приезжал уполномоченный ЦК КП(б)У В.П.Затонский. Несколько ранее в Одесскую область приезжали В.М.Молотов, Л.М.Каганович, С.В.Косиор.

Решением продовольственной проблемы на Украине основательно, но, видимо, с некоторым опозданием, занялись П.Постышев, П.Петровский, В.Чубарь и другие партийные и государственные деятели. И хотя в 1932 г. на Украине недосдача хлеба государству составила более 100 млн. пудов, руководство СССР и Украины изыскали возможность для борьбы с голодом использовать стратегические резервы. П.Постышев, которому националисты успели налепить ярлык «Кат Украины», убедил Якира в необходимости выделить из скудных армейских запасов 700 т. муки, 170 т. сахара, 100 000 банок консервов, 500 пудов масла и другой продукции. В феврале 1933 г. был создан продовольственный фонд для питания 600 тыс. детей.

Помогает прояснить характер рассматриваемых событий письмо А.Кучеренко, пережившего в 1932 – 1933 годах голод, а позднее ставшего участником боевых действий в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг. «В моем большом селе Белуховке (Полтавщина) в 1930 г., - пишет Алексей Николаевич, - было создано три колхоза им. В.И.Ленина, им. Парижской Коммуны и им. Первого Мая. Стихия голода не обошла и наше село, но сельсовет и правление колхозов делали все, чтобы помочь односельчанам пережить лихолетье.

Для детей создали в колхозах патронаты (по лат. - покровительство), там детей кормили и присматривали за ними.

Эти годы я хорошо помню, хотя мне было 5 – 6 лет (Родился в 1927 г.).

Злопыхатели – антисоветчики кричат о геноциде, они не знают нашей истории и извращают ее. Могу сказать, что из моих многочисленных родственников (их было около 50-ти человек) никто от голода не умер, а в годы Великой Отечественной войны 15 моих ближайших родственников сражались с фашистами, находясь в рядах Красной Армии или в партизанских отрядах, 11 из них погибли.

И таких примеров в нашем селе множество.

Я очевидец жизни села в тот период и потому глубоко убежден, что крики современных правителей о голодоморе и геноциде – это вранье, циничный вымысел. Мне стыдно за вас, панове!».

Особое внимание партийные и советские организации уделяли детям-беспризорникам. Так, 1 июля 1933 г. ЦК(б)У принял специальное постановление, в котором «в дополнение к решению ЦК от 4 мая 1933 г. по борьбе с беспризорностью» предусмотрел установить на июнь месяц 90 тыс. детских пайков.

Для этой цели выделил следующие фонды продснабжения:

1.       Муки 720 т.,
2.       Крупы 135 т.,
3.       Сахара 10 т.,
4.       Кондизделий 50 т.,
5.       Растительного масла 36 т.,
6.       Суховощей 24 т.,
7.       Консервов 100 тыс. банок,
8.       Тюльки 100 т.

Решением продовольственной проблемы, сложившейся на Украине, занималось и правительство СССР. Учитывая тяжелейшую ситуацию в республике, Совнарком СССР 25 февраля 1933 г. принял специальное постановление о выделении из государственных резервов продовольственной помощи Украине в размере 3 млн. пудов. Кроме того, из общесоюзного фонда до конца апреля 1933 г. в республику было направленно 22,9 млн. пудов семенного зерна, 6,3 млн. пудов фуражного и 4,7 млн. пудов продовольственного зерна в качестве займа и 400 тыс. пудов продовольственной помощи.

В чрезвычайной ситуации, возникшей На Украине, весьма позитивную роль сыграл П.Постышев, о котором даже С.Кульчицкий и Г.Сургай в курсе лекций по истории Украины (1992 г.) смогли написать: «…Постышев вывел сельское хозяйство из положения коллапса…, вернул людям надежду на завтрашний день, спас урожай 1933 г…». Отметим, что в начале 30-х годов прошлого столетия продовольственная проблема, возникшая вследствие засухи и диверсионных актов кулака, была чрезвычайно сложной. Как распределить скудные резервы хлеба, не оставить голодными крестьянство, накормить рабочих и инженерно-технический состав, начавших реконструкцию промышленности, строительство заводов, производящих сельскохозяйственную технику (тракторного завода в Харькове, завода зерновых комбайнов в Запорожье, Днепрогэс и др.). Задача состояла в том, чтобы избавить страну от необходимости покупать за границей дорогостоящее промышленное оборудование и сельскохозяйственные машины.

Потребности в продовольствии выросли и в связи с тем, что расширилась сфера науки и просвещения, в стране с размахом свершалась культурная революция. В 1932/33 учебном году в школах республики обучалось 98% детей школьного возраста. Обучение практически (свыше 95% детей национальных меньшинств) осуществлялось на родном языке. В продовольственных ресурсах нуждалась армия и флот. Капиталистическое окружение (нота Чемберлена, военный конфликт на КВЖД, приход в Германии к власти Гитлера) напоминало о себе. А тем временем «гуманный» Запад со спокойствием убийц наблюдал за трагедией, возникшей в нашей стране в 1932 – 1933 гг., и злорадствовал по поводу случившегося. Похоже, что черты жестокости, свойственные западной элите, передались современной политической элите Украины. К такой грустной мысли приходишь, когда узнаешь о том, что лидеры «оранжевых» Ющенко, Кинах и Тарасюк, пытаются задушить экономической блокадой Приднестровскую республику, где, кстати, свыше половины населения составляют украинцы.

Создание колхозов, социалистические преобразования на селе являлись продолжением великого дела Октябрьской революции. В исторической практике коллективизация – явление новое и необычайно сложное, требующее коренной перестройки не только образа жизни, но и мышления миллионов крестьян, их мировоззрения и нравственно-психологических установок. На этом пути было немало ошибок и извращений, которые задержали процесс создания эффективного сельскохозяйственного производства, обостряли политическую и экономическую ситуацию на селе.

И хотя колхозное строительство происходило в стране, где в менталитете крестьянства глубоко жили коллективистские начала (о чем писали Герцен и Чернышевский), однако эти преобразования происходили по инициативе и настоянию сверху и осуществляли их не Боги, а живые люди со своими достоинствами и пороками. Серьезными ошибками союзного руководства и лично И.В.Сталина, обострившими классовую борьбу и социальное противоборство на селе, были: во-первых, преждевременный отход от НЭП: снизивший материальную заинтересованность крестьянства в повышении сельскохозяйственного производства; во-вторых, торопливость в обобществлении крестьянских хозяйств, приведшая к нарушению ленинского принципа добровольности и, в-третьих, отождествление с кулачеством части зажиточных крестьян, которые не эксплуатировали себе подобных. Их материальный достаток создавался собственным трудом и потому конфискация имущества середняка и другие насильственные меры по отношению к нему были ошибочными и вредными. Насилие по отношению к среднему крестьянству противоречило ленинским взглядам. Владимир Ильич настоятельно рекомендовал коммунистам строго отделять крестьянина-труженика от кулака. «В этом разграничении, - говорил он, - вся суть социализма». Субъективистские и волюнтаристские проявления в колхозном строительстве не нашли поддержки у М.И.Калинина и ряда других руководителей партии и государства. Некоторые из них оказались потесненными. На смену им пришли представители (особенно из числа троцкистов), которые не знали жизни села и для которых были чужды нравственно-психологические ценности крестьян. И потому они видели в крестьянах своих антиподов.

В состав Политбюро в конце 20-х годов был введен Каганович. Наркомат земледелия возглавил Яковлев (Эпштейн), Колхозный центр – Каминский, совхозный – Калманович. Власть в Нечерноземном центре досталась Варейкису, в нечерноземных областях (вокруг Москвы) – Бауману, в Среднем Поволжье – Хотавичу, в Западной Сибири – Эйхе. Во главе ОГПУ-НКВД по-прежнему оставался Ягода (Иегуда). Наркомат иностранных дел вместо Чечерина возглавил Литвинов (Валлах), Главное политическое управление РККА вместо Бубнова – Гамарник.

Кадровые выдвиженцы исповедовали идейно-нравственные ценности Троцкого. Их вхождение в партийно-государственные структуры стало главной причиной искривлений линии партии в колхозном строительстве. Свой волюнтаризм они прикрывали левыми, демагогическими фразами. Этим создавались дополнительные трудности в их разоблачении. Своими действиями они нанесли огромный вред колхозному строительству, авторитету партии и Советской власти. К примеру, в Нечерноземном центре Варейкис так взвинтил темпы коллективизации, что за полгода поднял их с 6% до 80%, а Бауман в нечерноземных областях (вокруг Москвы) – с 3% до 70%. К середнякам, которые отказывались вступать в колхозы, начали применять противоправные административные меры. В некоторых регионах процент раскулаченных вырос до 15%, а крестьян, лишенных избирательных прав, - до 15-20%.

Социальное напряжение в обществе, угрожавшее не только делу коллективизации, но и союзу рабочих и крестьян (политической основе Советской власти), ослабила опубликованная 2 марта 1933 г в газете «Правда» статья И.В.Сталина «Головокружение от успехов». В статье осуждались методы насилия и принуждения по отношению к середняку, обращалось внимание на обязательное соблюдений принципа добровольности в колхозном строительстве, в качестве основной формы кооперирования рекомендовалась сельскохозяйственная артель.

(Искривления ленинского принципа кооперирования крестьян всегда находились под прицелом манипуляторов сознания, а в годы горбачевской «катастройки» и «демократических» реформ использовались Яковлевым, Познером, Коротичем, Немцовым, Сванидзе, Кульчицким для оболванивания населения).

Меры по ликвидации искривлений в колхозном строительстве, принятые И.В.Сталиным и ЦК ВКП (б), остановили отток крестьян из колхозов. В мае 1930 г. в колхозах осталось 23,6% всех крестьянских хозяйств, в том числе: в Нижнее-Волынском крае – 37,5%, на Северном Кавказе – 58,1%, На Украине – 38,29%.

Коллективизация, избавившись от перегибов, стала осуществляться на здоровой основе, пошла на подъем. Весной 1933 г. был успешно проведен весенний сев. Повысилась продуктивность сельскохозяйственного производства. В связи с достигнутыми успехами с 1 января 1935 г. была отменена карточная система на хлеб и хлебные продукты. Крестьяне-единоличники все более убеждались в преимуществах колхозного строя и вступали в колхозы. К началу 1935 г. в коллективном секторе уже находилось 87,8% крестьянских хозяйств.

Это были судьбоносные процессы: происходила коренная ломка многовекового жизненного уклада крестьянства, составлявшего основную часть населения страны. В преобразовании села на принципах социализма мы были первопроходцами. Суть этих масштабных, противоречивых и порой трагических преобразований с большой художественной выразительностью отобразил лауреат Нобелевской премии Михаил Шолохов в своем знаменитом романе «Поднятая целина». Можно предположить, что новое прочтение книги с позиций сегодняшнего дня станет ключом к постижению исторической правды о жизненных проблемах крестьянства и путях их решения в первые два десятилетия Советской власти.

Мы теперь вправе утверждать, что на суде истории колхозно-совхозный строй полностью оправдан. И хотя этот строй создавался в экстремальной ситуации (отсталой стране, доставшейся в наследство от буржуазии и помещиков, в условиях подготовки Западом агрессии против СССР), однако он прошел испытание временем и показал свою жизнеспособность.

В тяжелейшие годы борьбы с фашизмом, когда миллионы тружеников села, одев солдатские шинели, ушли на фронт, а в колхозы не поступило ни одного трактора, сельское хозяйство смогло обеспечить фронт и тыл хлебом.

Сегодня, после разрушительного урагана «демократических» (буржуазных) реформ, подавляющее большинство крестьян все сильнее испытывают ностальгию по колхозному строю и советскому образу жизни.

Жизнеутверждающий пример преподносит соотечественникам Белоруссия – маленький островок, оставшийся от Советской Власти. Здесь колхозы не только сохранились, но и стали высокопроизводительными. Белоруссия полностью обеспечивает свое население качественными продуктами питания и поставляет их на внешний рынок. «Белорусское чудо» - это воплощение надежд всего славянского (православного) мира на лучшую долю. Этим обстоятельством и объясняется неприятие американско-натовскими геостратегами и внутренней оппозицией (контрреволюцией) политического режима в Белоруссии и олицетворяющего  этот режим Александра Лукашенко. Апологеты национализма с подачи заморских хозяев продолжают обвинять Москву, русских в организации голода на Украине. Отвечая на вызов оппонентов, зададимся вопросом: «был ли мальчик–то», т.е. голодомор?

Поиску истины в этом спорном деле помогает анализ общественно-политической практики советского периода. Совокупный анализ исторических фактов, содержание общественно-политических процессов в СССР свидетельствуют о том, что никакого преднамеренного голодомора не было и не могло быть. Почему так, а не иначе?

Во-первых, организация голодомора в корне противоречит исторической логике и политической стратегии компартии, осуществлявшей социалистические преобразования в стране. Суть стратегических установок коммунистов сводилась к тому, чтобы объединить усилия рабочего класса и беднейшего крестьянства, добиться прочного союза с середняком и объединенными силами обуздать кулачество, выступившее против колхозного строительства.

Искусственное устройство голода, в чем обвиняют коммунистов псевдоисторики, неизбежно бы привело к гибели бедняков и середняков, составлявших главную опору Советской власти и движущую силу в процессе коллективизации. И если верить псевдоисторикам, что жертвами голодомора На Украине стали 7 – 15 млн. человек, то это должна была быть та часть крестьянства, на которой держалась Советская власть. «Голодомор», таким образом, противоречил здравому смыслу. На это указывает известная пословица: зачем рубить сук, на котором сидишь.

Во-вторых, Советский Союз находился в капиталистическом окружении. Опасность агрессии империализма (Германии, Японии и других государств) нарастала. И это хорошо понимало советское руководство. Для того, чтобы эффективно противостоять агрессору, сохранять суверенитет и территориальную целостность государства, требовались многочисленные вооруженные силы, оснащенные новейшим оружием и боевой техникой. Безопасность страны требовала огромных людских резервов, мощного производственного и научного потенциала. «Голодомор» вызвал бы у соотечественников неприятие политики партии и советского государства и существенно бы ослабил экономический и оборонный потенциал страны.

В вопросе, был ли «голодомор», т.е. искусственно созданный голод, или это был просто голод, порожденный кризисами природы (засухой), высшим критерием истины стала Великая Отечественная война. Для отражения фашистской агрессии и защиты советского строя, порожденного Октябрем, поднялись все народы нашей страны, совершили чудеса героизма на фронте и трудовые подвиги в тылу. В составе действующей армии находилось не менее 20% украинцев, которые мужественно и самоотверженно сражались за свое социалистическое отечество. Около 2,5 млн. воинов-украинцев были награждены орденами и медалями, а свыше 2 тыс. – удостоены звания Героя Советского Союза. И.А.Кожедуб этого высокого звания был удостоен трижды.

В годы войны из среды украинского народа выдвинулись выдающиеся полководцы А.И.Еременко, Р.Я.Малиновский, К.С.Москаленко, А.А.Гречко, И.Д.Рыбалко, И.Д.Черняховский, Д.Д.Лелюшенко, П.С.Рыбалко и др.

Советский патриотизм с особой убедительностью проявился у наших людей на оккупированной территории. Если бы был «голодомор», как об этом вещают псевдоисторики, то население вело бы себя пассивно или даже стало бы оказывать поддержку оккупантам. Однако соотечественники, оказавшись на захваченной гитлеровцами территории, относились к ним с ненавистью. Служила нацистам лишь незначительная часть националистически настроенного населения, преимущественно из Галиции. Фашисты сформировали из них карательные батальоны «Роланд» и «Нахтигаль», Шутцманшафт-батальон – 201, дивизию СС «Галичина», УПА и полицейские структуры. Подавляющее большинство населения создавало для оккупантов нетерпимую обстановку. Молодежь уходила в партизанские отряды, которые формировались по принципу добровольности. Только на территории Украины возникло свыше 40 партизанских краев и зон. Партизаны наносили ощутимый урон фашистским захватчикам. И это вынуждены были признать оккупанты. «Партизанская война, - писал Гудериан, - стала настоящим бичом, сильно влияя на моральный дух фронтовых солдат». В массе своей население, оказавшееся на оккупированной территории, видело в Красной Армии и партизанах своих освободителей, желало быстрого изгнания захватчиков и восстановления советских порядков. Вот, к примеру, как доносил в Берлин группенфюрер СС Томас: «С приближением Красной Армии изменяется настроение населения. Большая его часть открыто заявляет о своих большевистских симпатиях, иная – пытается высказать приязненное отношение к ним. Это наблюдается в широких масштабах, как в восточной, так и в западной Украине».

В-третьих, партийное и советское руководство, начиная социалистические преобразования на селе, не могло не учитывать особенностей психологии крестьянства, его практичности, устойчивости поведенческих правил (консерватизма), осторожности и взвешенности в выборе новых форм жизнеустройства. Обстоятельства требовали положительных примеров в начавшемся чрезвычайно сложном и ответственном эксперименте – коллективизации. Только они (положительные примеры) могли убедить крестьян в целесообразности и оправданности вступления в колхозы, иначе: коренную ломку своего жизненного уклада они не дали бы. Поэтому «голодомор», о чем с фанатизмом жрецов твердят апологеты частной собственности, стал бы самой пугающей антирекламой, которая бы обрекла саму идею и дело коллективизации, а вместе с этим и советскую власть, на поражение.

В-четвертых, засуха и, как следствие ее, голод сильнее проявились в восточных, южных и центральных областях Украины, т.е. там, где преимущественно проживают этнические русские или русскоговорящее население. Следовательно, если это – не голод, а «голодомор», как утверждают манипуляторы сознанием, то логично ли было сокращать численность того населения, которое представляло этническую основу прочности СССР и, таким образом, рубить еще один сук, на растущем и крепнущем древе союзного государства.

Псевдоисторики, стремясь утвердить в сознании народа стереотипы о голодоморе, приводят примеры использования органами советской власти в те трагические дни силовых структур якобы для того, чтобы воспрепятствовать скоплению в городах крестьян, пытавшихся спастись от голода.

Несомненно, факты использования милиции и подразделений НКВД были. Однако эти факты не могут служить в качестве аргументов, которые бы доказывали, что советская власть в то время прибегала к антигуманным мерам.

История учит, что скопление в подобные трагические моменты большого количества людей, когда представители власти лишены возможности их накормить, - чревато дополнительными трудностями и тяжкими последствиями. Так, например, произошло в Смутное время в России в период царствования Бориса Годунова. Вследствие неурожая в центральных областях России в 1601 г. возник голод. В поисках пропитания большие массы людей устремились в Москву. Начались волнения. К голоду добавились эпидемии, произошло массовое вымирание населения. Только на трех кладбищах в Москве было похоронено 127 тыс. человек. Всего в то лихолетье в Москве погибло, предположительно, около полумиллиона человек.

Для любознательного читателя выяснение вопроса: был ли на Украине голод или голодомор, много значит мнение академика Петра Толочко (председателя Украинского общества охраны памятников истории и культуры, члена Академии Европы, члена-корреспондента Международной унии славянской археологии), известного своей принципиальностью в защите исторической правды. Отвечая на вопрос корреспондента Михаила Назаренко (газета «Бульвар Гордона») о голодоморе на Украине, Петр Толочко заявил: «Не было точечного геноцида, касающегося именно украинцев. В то время голодало Поволжье, голодал Дон, Северный Кавказ… Голодали все. Был неурожай. Говорят, на Украине умерло больше, чем в других регионах. Охотно допускаю. Но почему это случилось?

Некоторые политики на человеческом несчастье, горе делают себе карьеру. Это аморально.

Зачем эти астрономические цифры? И миллион – много. И пятьсот тысяч – много. И один человек – много!

И кто снова оказывается виноват? Русские, москали, это они решили уничтожить украинцев как нацию. Но задумайтесь вот над чем: почему из Украины выгребли хлеба больше, чем из других регионов? Из Кремля ведь не видно, где мужик прикопал мешок с хлебом. Свои же показывали, свои же вытрушивали. Проявляя чрезмерное усердие, выслуживались, старались, угождали, предавали.

Никуда мы от русских не денемся. Это наш стратегический партнер на все последующие века. Нас кто-то подзуживает, чтобы посеять рознь, и мы, как неразумное дитя, прыгаем от России в сторону. А Европа от России не открещивается, хочет с нею дружить… Россия нас, слава Богу, еще пока терпит. Но вот поехал наш представитель в Россию на переговоры с переводчиком. Мыслимое ли это дело?».

* * *

Миф о голодоморе – приготовление диверсионно-идеологической кухни Гарварда (США). Главным творцом мифа является Зб.Бжезинский, подручными выступали украинские (галицийские) националисты – бывшие прислужники Гитлера, а ныне – дяди Сэма.

В мифе о голодоморе заложено многоцелевое разрушительное предназначение. Заключая в себе антикоммунистическое (антисоциалистическое), русофобско-славянофобское содержание, он в 80-х – 90-х годах активно использовался руховцами для разрушения Советского Союза.

Сегодня этот миф активно используется «оранжевыми» и их сообщниками. Пришло время, когда у народа стала спадать с глаз «розовая» пелена от «демократических» реформ и он все яснее осознает, что «демократические» правители его нагло обманули. Свыше 80 процентов граждан оказались за чертой бедности. Катастрофическое положение сложилось во всех жизненно важных сферах экономики. Тревожит состояние сельского хозяйства. За годы кравчуковско-кучмовско-юшенковских реформ более чем в два раза сократилось поголовье крупного рогатого скота, с 24 млн. голов в 1990 г. до 10,6 млн. в 2000 г.

Заметно ухудшился рацион питания граждан, в котором резко убавилось потребление высококачественных продуктов и особенно мяса. Среднедушевое потребление мяса уменьшилось в 2,5 раза: в 1990 г. – 68 кг., в 2001 г. – менее 30 кг.

Существенное ухудшение рациона питания – свидетельство скрытого голода, вызывающего болезни и преждевременную смерть. Ежегодное сокращение численности населения На Украине превышает 350 тыс. человек. Становиться очевидным, что «демократические» правители методично осуществляют геноцид собственного народа. Так реализуются установки Запада (Римского клуба) о доведении численности населения на Украине до 10 – 15 млн. человек.

Манипуляторы сознанием, действуя по принципу: «держи вора», ловко переадресовывают свою вину на Россию и русских, формируют в лице братского русского народа образ врага.

Таким образом, миф о «голодоморе» остался в обойме информационно-диверсионных средств на новом витке «холодной войны», направленной уже против России, всей славянской (православной) цивилизации, представляющей главное препятствие по перекройке политической карты мира и установления неофашистского миропорядка. Традиционно оруженосцами глобалистов выступают украинские (галицийские) националисты. Заслуживает внимания откровенное заявление Зб.Бжезинского на закрытом заседании американско-украинского совещательного комитета по случаю присвоения ему звания «Почетный гражданин Львова». «Новый мировой порядок» при гегемонии США, - заявил Бжезинский, - создается против России, за счет России и на обломках России.

Украина – это форпост Запада против восстановления Советского Союза».

Творцы нового мирового порядка, используя прислужничество «оранжевого» правительства, торопятся втянуть Украину в НАТО. И если такое свершится, то Украина окончательно лишится остатков своего суверенитета, превратится в полуколонию стран «золотого миллиарда» и плацдарм для борьбы против России. Угроза, нависшая над нами, реальна, но, к сожалению, она еще недостаточно осознается нашими гражданами. Время, в котором мы живем, - судьбоносное. Оно требует от нас ответственного отношения к урокам отечественной истории.

Всегда, когда нарушалось славянское единство, народ был обречен на неудачу. К примеру, поражение в битве с татаро-монголами и золотоордынский гнет, длившийся почти три века, - следствие раздробленности Киевской Руси. В начале XIII в., накануне нашествия Батыя, существовало 50 «самостийных» княжеств, а в XIV в. их количество достигло 250.

Однако есть исторические примеры другого, противоположного свойства, ставшие путеводной звездой для наших народов. К знаковым образцам этого ряда событий относятся Грюнвальдская битва (1410 г.), в которой были разгромлены вдохновляемые Ватиканом немецкие псы-рыцари и вооруженные формирования других европейских стран. Успех наших предков в сражении, названном Битвой народов, на несколько веков отбил охоту у европейских экспансионистов вторгаться в пределы славянских стран. Но наиболее яркой и поучительной для нас стала Великая Отечественная война против гитлеровской Германии (1941-1945 г.г.). Весьма примечательна стратегическая цель фашистов, которую Геббельс сформулировал так: «Россия будет расчленена на составные части, нельзя больше терпеть на Востоке единого гигантского государства». (Как видим, цели идеолога нацистов Геббельса в прошлом и идеолога геостратегов США сегодня тождественны).

Решающим источником срыва экспансионистских планов нацистов и разгрома объединенного блока фашистских государств во главе с гитлеровской Германией стала дружба народов Советского Союза.

Пора извлечь урок из отечественной истории. Ведь только тот народ имеет будущее, который не забывает своей истории, своих друзей и недругов. Память о прошлом, свободная от мифов, внедряемых манипуляторами сознания, избавит нас от опасности повторно наступить на одни и те же исторические грабли.

Источники:
Широнин В. КГБ-ЦРУ. Секретные пружины перестройки. – М., 1997. – с. 80.
Бердник М. О голоде и жертвах // 2000. - Еженедельник, 2006, 27 января.
Бердник М. Голодомор как элемент «націєтворення» // 2000. – Еженедельник, 2005, 23-29 декабря.
Соловей Д. Голгота України. Ч. 1. – Дрогобич. 1993.
Бердник М. Голодомор как элемент «націєтворення» // 2000. – Еженедельник, 2005, 23-29 декабря.
Бердник М. О голоде и жертвах // 2000. – Еженедельник, 2006, 27 января.
Обозреватель, 2003, 26 ноября; 2000. – Еженедельник. – 2005, 23-29 декабря.
2000. - Еженедельник. 2006. – 27 января.
ЦГАВОВУУ,.Ф. 3833, оп. 3, д. 7, с. 5-6; Документы изобличают. – К., 2005. – с. 92.
Панченко П.П., Вівчарик М.М. Смертю смерть подолали. Голодомор в Україні 1932 – 1933. – К., 2003. – с. 48.
Даниленко В., Гузенков М., Колодяжный Н.Н. История Украины: Учебное пособие для 10 класса – Запорожье, 2003. – с. 175.
История Украинской ССР. В 2-х тт.– К., 1969. Т. 2. – с. 352, 358-359.
Арин О.Письма из Ванкувера // Коммунист, 1977, № 31 (176) июнь.
Госархив РФ, Ф.9479, оп. 1, д. 89, л.л.205, 216.
Берник М. О голоде и жертвах.// 2000. Еженедельник. 2006, 27 января.
Бабурин А., Никоноров В. Голод На Украине 1932-1933 г.г. Кто виноват?// Коммунист, 1997, № 31 (176), июнь.
Арин О. Письма из Ванкувера // Коммунист 1997, № 31 (176), липень .
Голод 1932-1933 рр. на Україні: очима істориків, мовою документів. – С. 376-380; Комуніст, 2005, 9 декабря.
Голод 1932 – 1933 років на Україні: очима істориків, мовою документів. – К., 1990. – С. 375-376.
Товарищ, 1993, № 42 (62), декабрь.
Арин О.Письма из Ванкувера // Коммунист 1997, № 31 (176), липень.
История Украинской ССР. – К., 1969, т. 2. – с. 257, 279.
Ленин В.И. ПСС, Т. 37. – с. 176.
Історія України: Курс лекцій у 2 томах. – К., 1992, Т. 2. – с. 272-279.
Голод 1932 – 1933 років на Україні: очима істориків, мовою документів. – К., 1990. – С. 524-525.
Ленин В.И. ПСС, Т. 39. – с. 277.
Анисин Н. Звонок от Сталина. Глава из новой книги // Что делать, 2004, № 5 (57).
История КПСС. – М., 1971, Т. 4. – с. 62.
Сталин И.В. Соч., Т. 12. – с. 191-199.
История КПСС. – с. 67, 373, 491.
Яцко Б.А. Правда и ложь о партизанском движении на Украине в годы Великой Отечественной войны. – К., 2005. – с. 32.
Чайковський А.С. Невідома війна. – К., 1994. – с. 241.
История СССР. – М., 1975. – с. 238.
Назаренко М. Интервью академика П.Толочко // «Бульвар Гордона», 2006, № 10 (46) март.
Дуэль, 1999, № 5, февраль."

0

7

Информация с сайта http://rusk.ru/newsdata.php?idar=731457 :
"Андрей Никифоров: «Это попытка заработать гешефт на жертвах собственной национальной трагедии»

В «Книгу жертв голодомора» на Украине занесли имена живых людей из избирательного списка…

http://sa.uploads.ru/t/vnVlH.jpg
Андрей Никифоров

«Из голодомора на Украине пытаются устроить такого рода глобальный пиар, который должен поставить украинскую нацию в число пострадавших, по аналогии с еврейской нацией, которой весь мир должен за холокост. Это ничто иное, как попытка заработать некий гешефт на жертвах собственной национальной трагедии. Отсюда такая рьяная позиция чиновников, которые берут под козырек и просто тащат все первое попавшееся для того, чтобы подпереть здание голодомора», — сказал в интервью «Русской линии» политолог, кандидат исторических наук, доцент Таврического национального университета (Симферополь) Андрей Никифоров, комментируя информацию телеканала «Вести» о жертвах голодомора на Украине, отпетых заживо.
Как оказалось, украинские чиновники внесли в реестр жертв голода первой половины 1930-х годов имена живых людей. В селе Андрияшевке выяснилось, что его жители записаны в книгу жертв и по ним уже отслужили панихиду. Подлог обнаружился случайно. Сельский библиотекарь обнаружила собственное имя и имена своих односельчан в недавно поступившем издании под названием «Книга жертв голодомора». Их отпевали как людей, замученных искусственным голодом.

В список жертв голодомора живых людей внесла местная чиновница, имя которой не называется. Для составления реестра она использовала списки избирателей. Государственная администрация, составляющая подобные списки по всей стране, напрямую подчиняется президенту Украины Виктору Ющенко и выполняла его указания.

«О моральной стороне дела здесь никто не задумывается, начиная от президента и кончая мелким сельским служащим, — заметил А. Никифоров. — Отсюда и получаются такие досадные моменты». «Досадные — не то слово. Печально, что все это очень далеко до почитания памяти жертв голода на Украине 30-х годов», — добавил он.

По словам политолога, ситуация с раздуванием истории голодомора на Украине — в миниатюре примерно то же, что и российско-украинские отношения. «Украинской версии голодомора придают явно антироссийское жало, — подчеркнул он. — Это попытка раздуть масштабы трагедии, что и приводит к подобного рода курьезам, как это было в Андрияшевке. Таких курьезов невозможно избежать в силу того ажиотажа, который исходит с самого верха властной вертикали, где одной из составляющих „национальной идеи“ Украины является антироссийская пропаганда о светской оккупации и геноциде украинцев в 32−33-х годах». «Армяне тоже пытались своему геноциду предоставить всемирный глобальный масштаб. Украинская власть тоже стоит в очереди „униженных и оскорбленных“ и, взяв на вооружение методы евреев, пытается доказать всему миру, что они исключительные жертвы масштабного геноцида. Не знаю, в каких материального плана дивидендах заинтересована администрация Украины, но такая позиция очень удобна для такого рода государства и его позиционирования себя в мире», — заключил Андрей Никифоров."

0

8

Клим Жуков. Об истории голодоморов в России - https://www.youtube.com/watch?v=Qhv9pdubxRk :

0

9

Чему и как учат наших детей? Современное образование в России. :

Загадки и мифы советской индустриализации. Часть 4.

14.02.2014

Валентин Катасонов о «хлебном экспорте» в 20-30-е годы …

Существует устойчивый миф, что индустриализация проводилась за счет форсированного экспорта зерна. Утверждается, что индустриализация была проведена за счет крестьянства, которое сначала в индивидуальных хозяйствах, а затем в колхозах выращивало хлеб. Затем государство разными способами экспроприировало хлеб, направляя его на экспорт и обращая его в валюту. Мол, на этой почве и произошел «голодомор», который сегодня ставится в вину Сталину.

Миф о «хлебном экспорте» и статистика. Для начала отметим: когда начиналась индустриализация, то основная часть советского экспорта уже приходилась на промышленную продукцию. Об этом свидетельствую данные официальной статистики (табл. 1).

Табл. 1. Доля сельскохозяйственной и промышленной продукции в экспорте СССР (%).

Продукция промышленности

Продукция сельского хозяйства

1924

37,1

62,9

1925

44,2

55,8

1926

40,2

59,8

1927

42,8

57,2

1928

54

46

1929

61,2

38,8

1930

58,2

31,8

1931

57,9

42,1

1932

68,1

31,9

1933

71,2

28,8

1934

71,6

28,4

1935

73,7

22,3

1936

79,7

20,3

1937

68,3

21,7

       
Источник: Внешняя торговля СССР за 20 лет. 1918-1937 гг. Статистический сборник.- М.: Международная книга, 1939, с. 13.

Как видно из табл.1, доля сельскохозяйственной продукции в экспорте СССР была преобладающей до 1928 года. Для сравнения: в период 1909-1913 гг. на продукцию сельского хозяйства в экспорте Российской империи приходилось 70,6%. В 1928 году впервые доля промышленности в экспорте превысила долю сельского хозяйства. Экспорт стал преимущественно промышленным, но состоял не из готовой продукции, а нефти, нефтепродуктов, черных и цветных металлов, леса и пиломатериалов и других видов промышленного сырья или продукции со слабой степенью обработки. В годы индустриализации доля в экспорте промышленной продукции в виде сырья продолжала нарастать, а доля сельскохозяйственной продукции падать. Так что даже такая грубая статистическая картина показывает, что индустриализация не могла обеспечиваться исключительно за счет экспорта зерна.

Статистика экспорта зерна из СССР. Рассмотрим подробнее статистику экспорта из СССР зерна (табл. 2). В статистику такого экспорта включены такие виды культур, как пшеница, рожь, ячмень, овес, кукуруза. По стоимостным и физическим показателям на первом месте находилась пшеница, на втором - рожь. Какие выводы напрашиваются?

Табл. 2. Экспорт зерна из СССР

Экспорт зерна, тыс. т

Экспорт зерна, млн. руб.

Доля зерна в общем экспорте СССР, %

Доля зерна в сельскохозяйственном экспорте СССР, %

Средняя цена зерна, руб./т

1924

2596

613,7

37,7

60

236,4

1925

569

208,1

8,5

15,2

365,6

1926

2017

671,1

22,6

37,8

332,7

1927

2099

842

24,6

42,2

401,1

1928

289

114,7

3,4

7,3

396,9

1929

178

43,9

1,1

2,8

246,6

1930

4765

882,4

19,4

46,4

185,1

1931

5057

658,9

18,5

43,9

130,3

1932

1728

228,1

9,1

28,4

131,9

1933

1686

176,9

8,2

28,4

104,9

1934

771

83,6

4,6

16

108,4

1935

1519

161,9

10,1

37,7

106,6

1936

322

35,9

2,6

13,2

111,5

1937

1278

257,6

15

47

201.1

                   
Рассчитано по: Внешняя торговля СССР за 20 лет. 1918-1937 гг. Статистический сборник.- М.: Международная книга, 1939, с. 13, 35.

Во-первых, обращает на себя внимание, что зерно не занимало слишком большого места в советском экспорте. Максимальные доли зерна в сельскохозяйственном экспорте были зафиксированы в 1924, 1930, 1931 и 1937 гг. Но даже максимальные значения доли были меньше 50%. Не следует забывать, что другим важными статьями аграрного экспорта были мясо, масло, яйца, жмых, живой скот. В отдельные годы вывоз масла, например, превышал вывоз зерновых. А в общем экспорте СССР максимальная доля зерновых была достигнута в 1927 году, но и она была менее четверти. В отдельные годы доля зерна составляла менее 10% всего советского экспорта.

Во-вторых, видно, что динамика зернового экспорта была очень неравномерной как в стоимостном, так и физическом выражении. Максимальные физические объемы пришлись на 1930-1931 гг. На втором месте по этому показателю находится период 1926-1927 гг. А вот по стоимостным объемам экспорта зерна периоды 1926-1927 гг. и 1930-1931 гг. почти одинаковы. Всплеск зернового экспорта в 1930-1931 гг. вписывается в привычные схемы советской истории. А вот всплеск 1926-1927 гг. опять заставляет вспомнить нам о той версии, которую мы уже несколько раз озвучивали: индустриализация началась еще во второй половине 1920-х гг.

«Золотая блокада» и индустриализация. Можно также вспомнить, что в середине 1920-х гг. Запад объявил так называемую «золотую блокаду», которая блокировала экспорт из СССР золота. Позднее блокировался экспорт и других наших товаров. «Зеленый свет» всегда оставляли только зерновому экспорту из СССР. Это очень похоже на сегодняшнюю ситуацию, когда России на Западе ставят препятствия для экспорта разных товаров; «зеленый свет» оставляют лишь нефти и природному газу. Так что всплеск зернового экспорта в 1926-1927 гг. отчасти можно объяснить «золотой блокадой».

Всплеск зернового экспорта в 1930-1931 гг. происходил на фоне экономического кризиса, который привел к обвалу на мировом рынке цен на сырьевые товары. Зерно не было исключением. Зерна на мировом рынке в это время было в избытке, цены на него стремительно падали. В Америке зерно даже сжигали в топках паровозов. На зерне трудно было заработать большие деньги. Тонна пшеницы на Чикагской бирже в 1930 году упала с 65-68 долларов за тонну до 8-12 долларов. Наш расчет показывает, что максимального значения цены на зерно, которое экспортировалось из СССР, достигли в 1927-1928 гг. Затем началось их падение. В 1931-1932 гг. их уровень составил лишь 1/3 от уровня 1927-1928 гг., а в 1933-1936 гг. - лишь ¼. И, тем не менее, СССР наращивал и поддерживал высокие физические объемы экспорта зерна. На первый взгляд, странная политика. Особенно учитывая, что были и другие товары для вывоза. Даже в группе сельскохозяйственных товаров. Но не следует забывать, что даже экономический кризис не заставил Запад отказаться от политики давления на Советский Союз. Он блокировал экспорт многих традиционных товаров из СССР, поощряя вывоз лишь зерна.

С коммерческой точки зрения такая политика Запада была нонсенсом. Западу наше зерно не нужно было. Но данная политика преследовала не коммерческие, а политические цели. Прежде всего, цель удушения СССР с помощью голода. Действительно, в годы первой пятилетки дефицит продовольствия на внутреннем рынке Советского Союза обострился. Пришлось даже вводить продовольственные карточки. Если в 1928 году доля хлебозаготовок составляла 14,7 % валового сбора зерновых, в 1929 - 22,4 %, в 1930 - 26,5 %, то в 1931 году - 32,9 %, а в 1932 - 36,9 %. В некоторых районах страны действительно начался голод. Отчасти обусловленный высокими нормами хлебозаготовок, отчасти неурожаем. Сегодня тема «голодомора» в СССР - любимая у наших недругов. Они все сваливают на «диктатора» Сталина. На самом деле инициаторами «голодомора» были правящие круги Запада, которые не только пытались сорвать индустриализацию, но и уморить страну голодом. В это время в нашей стране даже появились некоторые благотворительные организации из США, которые оказывали продовольственную помощь голодавшему населению. Впоследствии выяснилось, что некоторые из них использовались как ширмы для подрывной деятельности против СССР.

Вместе с тем, ситуация в 1930-е гг. была непростой не только для Советского Союза, но и для Запада. Политические цели правящих кругов Запада вступали в противоречие с интересами частного бизнеса, который искал всяческие способы выживания в условиях затяжного экономического кризиса. СССР использовал эти противоречия и находил различные способы обходить блокады и самые изощренные ограничения. О некоторых из этих способов мы еще скажем.

Итак, можно констатировать, что социальные издержки зернового экспорта СССР были серьезными, а вот роль его в обеспечении социалистической индустриализации валютой была достаточно скромной. В следующей статье продолжим разговор о валютных источниках индустриализации.

Источник: http://ruskline.ru/news_rl/2014/02/14/z … alizacii_4

0

10

Про голодомор (Holodomor. La più grande trovata pubblicitaria nella storia dell'Ucraina) https://www.youtube.com/watch?v=IPo_AJQZPh4 :

0

11

Неурожай

Автор:  Череванин Фёдор Андреевич
Период: 1800-1912
Источник: «Энциклопедический словарь Гранат» Пг. 1916 Т. 30 Столб.157-160

Колебания сборов хлебов из года в год неизбежны. Они вызываются колебаниями метеорологических условий. Но эти колебания способны приносить чрезвычайные бедствия только при низком уровне производительных сил и соответствующем ему низком уровне культуры в стране. В XX в. и во второй половине XIX мы знаем многочисленные голодовки в результате Н. в России и не знаем их в Западной Европе. Между тем раньше Зап. Европа давала те же картины голодовок, что и Россия. Достаточно вспомнить картофельный голод 1846-1847 гг. в Ирландии, унесший более 1.000.000 жизней. И чем дальше мы будем отходить от настоящего времени в глубь времени, тем страшнее и ужаснее окажутся бедствия, которые вызывались Н.

По сравнению с далекими веками прошлого и Россия, конечно, ушла во всех отношениях значительно вперед, и у нас такой остроты, как, например, в страшный голод 1602 г., бедствия от Н. теперь уже не достигают. Почти во всем былом ужасе последствия Н. в настоящее время наблюдаются ещё в Индии, в Китае, в Персии. Но очень сильные бедствия переживает Россия и сейчас в результате Н.

За первые три четверти XIX ст. особенно выдаются у нас по своим размерам Н. 1820-21 гг., 1833 г., поразивший главн. образ. южные губернии, 1835 г., 1939-40 гг., 1845-46 гг., достигший чрезвычайных размеров особенно в северо-западных губерниях, 1848 г., сопровождавшийся холерной эпидемией, 1855 г., 1859 г., главн. образ. в северных губерниях, и значительно более слабый 1870 г. За период 80-х годов наиболее сильные недороды были в 1880 и 1889 гг., но к счастью, в оба эти годы главный недобор был не столько на крестьянского хлеба — рожь и овёс, сколько на пшеницу, поэтому и последствия их были не такие ужасные. По сравнению со средним сбором за 25-летие 1870-94 гг. сбор 1880 г. оставлял: для пшеницы — 69,4%, для ржи — 83,3%, для овса — 93,4%; в сложности для всех хлебов — 86,9%; в 1889 г.: для пшеницы — 77,6%, для ржи — 85,1%, для овса — 90,5%; в сложности для всех хлебов — 82,9%. Совершенно иное было в роковые 1891—92 гг., когда главным образом пострадали именно рожь и овес — основа крестьянской жизни, и один жестокий Н. следовал вслед за другим, поражая большей частью те же губернии. По сравнению с 25-летием 1870—94 гг. сбор составлял в 1891 г.: для пшеницы — 65,3%, для ржи — 73,7%, для овса — 76,2%, для всех хлебов — 73,7%; в 1892 г.: для пшеницы — 91,8%, для ржи — 85.9%, для овса — 76,2%, для всех хлебов — 86,6%. В частности сбор ржи составлял по отдельным губерниям по сравнению с тем же 25-летием (1870—94) в оба эти года — 1891 и 1892: в Воронежской — 25% и 49%, в Казанской — 39% в 93%, в Пензенской — 42% и 86%, в Симбирской —42% и 87%, в Тамбовской — 42% и 102%, Рязанской — 46% и 75%, в Самарской — 52% и 78%, в Саратовской — 61% и 81%, в Донской обл. — 75% и 81% и т. д. Последствием голода явилось непосредственное громадное увеличение смертности в пострадавших местах и значительное понижение прироста населения за этот период для всей страны. Но влияние Н. шло гораздо дальше; он надолго подорвал здоровье населения в голодавших районах и внес чрезвычайное расстройство во всю хозяйственную жизнь местного крестьянства.

В смысле средних итогов для России это был исключительно неблагополучный год, но если и не в таких размерах, то довольно сильные неурожаи с голодовками миллионов людей Россия после этого переживала несколько раз: в 1897,1901, 1906, 1911. При этом отдельные губернии и районы испытывали иногда еще большие ужасы, чем в 1891 г. С какими же условиями связана эта тяжёлая зависимость от колебаний погоды, которая так характерна теперь для России и других малокультурных стран, вроде Индии, а прежде была характерна и для стран Зап. Европы при более низком уровне их экономического развития? Низкий уровень земледельческой культуры и низкий уровень развития производительности труда в земледелии, — вот и причины, благодаря которым земледельческое население живет под дамокловым мечем случайных колебаний метеорологических условий, рискуя в каждом году очутиться на краю голода и нищеты. Насколько низок уровень земледельческой культуры в России, можно видеть. из сопоставления сбора (валового) на десятину всех зерновых хлебов в России (53 губ.) и других государств. Для характеристики технической отсталости нашего земледелия не только по сравнению со странами интенсивной культуры, но и с очень экстенсивным хозяйством Соединенных Штатов достаточно показательным является сопоставление количества скота (в перевод на крупный скот), приходящегося в разных странах на 100 десятин (в 1910 г.).
Средний сбор, пудов на десятину

Государство

8-летие 1901/08

5-летие 1908/12

Голов скота на 1 дес.

Великобритания и Ирландия

126,8

127,7

65

Германия

116

123,3

68

Венгрия

96,9

105,8

42

Австрия

78,6

87,6

50

Франция

83,7

85,1

47

Соед. Штаты

89,3

86,7

15

Россия

44,1

48,6

7

           
Низкий уровень производительных сил в России даёт в ней в среднем гораздо меньшее обеспечение населения продуктами питания, чем в экономически развитых странах, и поэтому всякое падение производительности народного труда благодаря неблагоприятным метеорологическим условиям должно чувствоваться у нас сильнее. Но, кроме того, самые отклонения сбора от среднего уровня при неблагоприятных метеорологических условиях у нас значительно резче, чем в экономически развитых странах Запад. Европы. Плохо обработанная  истощенная, с неглубокой вспашкой посевная площадь оказывается неспособной  сопротивляться неблагоприятным влияниям погоды и реагирует на них гораздо сильнее, чем почва, интенсивно и рационально обрабатываемая. Поэтому и та степень понижения сбора, которая при нерациональной постановке земледелия происходит в результате неблагоприятных метеорологических условий, всегда обязана не только этим условиям, но и тому истощению, до которого доведена почва нерациональным хозяйничанием. С другой стороны, почва, отказывающаяся родить при неблагоприятных условиях погоды, отдыхает, элементы плодородия в ней восстанавливаются, и в итоге при благоприятных метеорологических условиях сбор с отдохнувшей почвы делает такой же резкий скачек вверх, как раньше он делал в низ. Страна с нерациональной постановкой земледелия живет поэтому ненормальной жизнью.

Средний сбор у ней получается только как итог резких отклонений в обе стороны. Это можно увидеть из сравнения Евр. Росси с экономически развитыми странами. Но Европ. Россия вся целиком не дает в этом отношении цельной картины. В нее входит нечерноземная полоса, в значительной части которой господствует более рациональная постановка земледелия, как, например в Прибалтийском районе, Литовском и во многих местах других районов, затем в неё же входит Сев. Кавказ с богатой плодородием и мало еще истощенной почвой. Кроме того, самые колебания метеорологических условий на всем пространстве Европ. России не идут в одном и том же направлении, а часто довольно сильно расходятся в разные стороны в нечерноземной части России и черноземной, а внутри последней — в западной части ея и восточной, в результате чего отклонения сборов в разные стороны в в известной мере уравновешиваются. Но голодовки в результате Н. являются у нас уделом именно черноземной полосы России и в ней при этом по преимуществу — центральной и восточной ея частей. Поэтому в следующей таблице рядом со всей Европ. Россией (53 губ.) особо выделены 23 чернозёмные губернии, отличающиеся периодическими колебаниями урожайности по четырёхлетиям, как то было установлено мною в специальном исследовании. Я ввел в таблицу еще отдельно Центрально-земледельческий (Тульск., Рязанск., Тамб., Орл., Курск., Ворон. губ.), Средневолжский (Симбирск., Пенз., Казанск. и Уфимск. губ.) и Волжско-Донской (Сарат., Самарск., Донск. обл.) районы, как особенно отсталые и во многих местах проявляющие признаки явного с-х регресса. %% отношения взяты к 8-летию 1901-1908 гг. так как в России благодаря четырёхлетним колебаниям урожайности средняя урожайность устанавливалась в последние десятилетия по определенным 8-летиям сложенным из пониженного и повышенного по урожайности четырёхлетий.
Валовой сбор на десятину

Года

Соед Королевства

Франция

Германия

Австрия

Венгрия

Соединён Штаты

Европ. Россия (53 г.)

23 черноз. губ.

Центр.-землед. район

Средневолж. район

Волжско-Донской р.

1901-08

126,8

83,7

116

78,6

96,9

89,3

44,1

44,8

47,9

41,6

30,3

В процентах к среднему сбору за 8-летие

В процентах к среднему сбору за 8-летие

В процентах к среднему сбору за 8-летие

В процентах к среднему сбору за 8-летие

В процентах к среднему сбору за 8-летие

В процентах к среднему сбору за 8-летие

В процентах к среднему сбору за 8-летие

В процентах к среднему сбору за 8-летие

В процентах к среднему сбору за 8-летие

В процентах к среднему сбору за 8-летие

В процентах к среднему сбору за 8-летие

1901

94,6

90

88,3

90,8

92

74,7

85,8

85,5

81,8

67,5

69

1902

105,8

99,8

99,1

97,6

103,4

105,5

116,1

123

138,6

106,3

128,4

1903

96,6

110,1

103

95,9

108,9

95,7

105,8

109,6

109,2

106,7

122,4

1904

92,3

92,2

98,3

93

73,9

101,7

122,4

124,8

125,5

171,9

157,7

1905

100,6

102,9

94

99,3

96,4

109,7

96,5

90,2

70,6

92,3

83,2

1906

100.4

95

103,3

107,5

118,9

113,8

79,9

78,8

75,1

33,3

49,2

1907

107,1

110,9

106,8

105,5

99,8

97,6

95,6

96,7

111,1

105

106,5

1908

101,6

90,9

103,9

102,4

106,9

101,7

97,8

94,2

8,5

116,3

94,1

1909

107,5

112,7

114,1

115,5

104,9

110,5

125

120,1

127,8

154,6

185,8

1910

100,6

90,6

102,8

106,1

114,3

114,9

116,6

115

118,3

115,9

125,4

1911

98,1

100,8

98,7

107,6

106,9

97,7

90,4

90,2

102,3

47,6

53,8

                                           
Таблица показывает, что за рассматриваемое время наиболее, сравнительно со средним уровнем, падение сбора наблюдалось в Венгрии (в 1904 г.) и в Соединенных Штатах (в 1901 г.) Однако и тот низкий сбор в Венгрии мог понизить потребление там приблизительно только до того уровня, на котороый оно стоит в России в нормальный год, а в Соединенных Штатах потребление при самом низком сборе все-таки могло быть заметно выше среднего потребления России. Но с точки зрения неустойчивости урожаев ещё важнее, что за взятый период в Венгрии и в Соедин. Штатах было только по одному Н. с падением сбора ниже 95% против нормального, а в Росси (53 губ.) таких Н. было три — в 1906 г. (79,9%), в 1901 г. (85,8%) и в 1911 г. (90.2%). В частности же в 23 черноземных губерниях, образующих сплошную область с населением большим, чем во всей Германии, за 12 лет неудовлетворительных урожаев оказалось 5, из них 2 низких с понижением против среднего более чем на 10%. В Волжско-Донск. районе самый низкий сбор падает до половины, в Средневолжском p. — до 1/3 среднего. Что же касается количества низких сборов с падением больше чем на 10%, то они посетили три раза Средневолжский район и четыре раза Центрально-земледельческий н Волжско-Донской районы. В сложности для этих трех районов с населением, равным населению Франции, из каждых трёх лет — один год голодный. Как выяснено в моей работе „Эволюция земледелия" (в „Познании России" №№ 1 и 2 за 1909 г.)» дело не ограничивается у нас резкими падениями сбора по отдельным годам, но рядом с этим происходит периодическое падение средней урожайности. С 1885 г. мы наблюдаем правильные колебания урожайности по четырехлетиям. Четырехлетие с повышенной средней урожайностью сменяется четырехлетием с пониженной. Колебания урожайности по годам происходят и внутри каждого четырехлетия. Каждое четырехлетие — и повышенное и пониженное — иметъ свои более высокие и более низкие сборы, только уровень, вокруг которого происходят эти колебания, выше в повышенном четырехлетии и ниже в пониженном. Причиной, вызвавшей к жизни эти периодические колебания, является та же отсталость нашего земледелия, которая порождает и резкие колебания по годам. «При нерациональной постановке хозяйства благоприятные климатические условия, — говорит Маркс, — только пролагают путь голодному году, в следствие быстрого потребления и освобождения еще скрывавшихся в почве минеральных оплодотворителей; и, наоборот. голодный год, а еще более ряд не урожайных лет позволяет свойственным данной почве минералам накопиться сызнова и обнаружить свое благодетельное присутствие при новом возвращении благоприятных климатических условий». В 1913 —1916 гг. мы наблюдаем нарушение этих периодических колебаний, так как это четырехлетие является не пониженным, как ему следовало бы быть, а повышенным по сравнению с предыдущим четырёхлетием.

Ближайшее будущее покажет, имеем ли мы в данном случае результат прогресса земледелия, уничтожающего самую почву для периодических колебаний, или уничтожение четырехлетних колебаний прокладывает только дорогу к колебаниям по более продолжительным периодам. Но, что бы ни принесло нам это будущее, в ближайшем прошлом периодические колебания заставляли себя чрезвычайно болезненно чувствовать. С 1885 г. Россия пережила три четырехлетия с пониженной урожайностью: 1889—1892 гг., 1897—1900 гг. и 1903—1908 гг. Из этих трех четырехлетий среднее дало наименьшее падение урожайности: средней сбор на душу населения зерна и картофеля в 1897—1900 гг. оказался на 11,5% ниже сбора в предыдущее четырёхлетие. Но в 1889 — 1892 гг. этот средний сбор был на 20% ниже сбора предыдущего 4-летия, в 1905 —1908 гг. — на 20,5%. В 1889—92 гг. падение урожаев сказалось и сокращением посевных площадей и резким падением прироста населения. В 1890—93 гг. прирост населения понизился на 24% по сравнению с приростом предыдущего четырехлетия, а в 1892 году прирост населения оказался ла 70% ниже нормального. К новому резко пониженному четырехлетию 1905—1908 гг. общие экономические условия страны значительно изменились, за это время сильно развивалась промышленность, а процент земледельческого населения заметно понизился. Голодовки 1905—1908 гг. не сказались поэтому на общем приросте населения. Но для земледельческого  населения они были громадным бедствием. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратить внимание на цифры потребления в эти годы в предыдущие. Пользуясь данными, разработанными в 1 вып. „Трудов Комиссии по изучению современной дороговизны", мы получаем, что потребление продовольственных хлебов (кроме овса) на душу населения в среднем в 1901 — 1904 гг. было равно 16,36 пудов, в следующе же голодное четырехлетие 1905—1908 гг. оно спустилось до 13,69 пуд. в среднем, или понизилось на 16%, в самый неурожайный год —1906/07 — до 12,57 пуд. или на 23%. А между тем нужно ещё принять во внимание, что городское потребление хлебов отличается гораздо большей устойчивостью и сравнительно слабо понижается в неурожайные годы. Падение потребления сельского населения в 1905—1908 гг. было поэтому ещё значительнее. Россия переживала до сих пор таким образом не только резкие голодовки по oтдельным гoдaм, нo и длящиеся недоедания, продолжающиеся по несколько лет. Это явление должно исчезнуть вместе с прогрессом земледельческой культуры, вместе с интенсификацией и рационализацией земледелия.

Череванин Н.

Источник: http://istmat.info/node/24183

+1