Сделать стартовой Добавить в Избранное Постучать в аську Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте За Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945гг. мы "заплатили" очень дорого... Из Пензенской области было призвано более 300 000 человек, не вернулось более 200 000 человек... Точных цифр до сих пор мы не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесет данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, прославлял ратными подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



,История и современность Пензенского края

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

История города Пенза.

"В документах второй половины XVI века есть сведения о поселении у слияния рек Суры и Пензы, своего рода сторожевой заставе. Заселено оно было выходцами из Левобережной Украины. Обычно их звали черкасами. Поселение получило имя Черкасской слободы. В XVII веке для обороны Руси от кочевников на ее месте построена город-крепость Пенза. В 1670 прошелся по ней Степан Разин. В 1680 году Пенза была сожжена ногайцами. В 1717 году ее разорили крымские татары. В 1774 году Пензу занимает армия Е. Пугачёва. С 1801 года она является главным городом Пензенской губернии. Первым официальным документом о существовании города Пензы является "Строельная книга", где говорится: "Лета 7174 (1665) сентября 13 день по Государеву Цареву и Великого князя Алексея Михайловича Указу воевода Елисей Протасьев Лачинов построил на Пензе у города посад и слободы и служилых и всяких чинов жилецких поселил, и землю и сенные покосы им отвёл и размежевал, и грани и всякие признаки учинил, и переписал на посаде". Из документа следует, что сам город-крепость существовал раньше. Это подтверждает документ, найденный в архиве и датированный 1663 годом. Первые десятилетия своего существования Пенза оставалась поселением, застроенным небольшими деревянными домами, стоявшими в самой крепости и за её стенами. На посаде и слободах позади домов находились скотные дворы, огороды, а за ними тянулись гумна и овины. Дома богатых жителей были крыты тесом, а избы большинства поселян имели соломенные крыши. Центр крепости, кремль, представлял собой правильный прямоугольник и был окружён высоким земляным валом, по периметру которого стояли высокие бревенчатые стены с дозорными башнями. На башнях постоянно несли дежурство служилые люди, ведшие наблюдение за степью. Внутри крепости выстроили церковь, воеводский дом, приказную избу, склады, сторожки для воротников и караула. К концу XVII века в Пензе появились торговые лавки и базарная площадь, где устраивались торги. Большинство жителей города, более 600 дворов, были служилыми казаками пушкарями, воротниками. Посадский люд, хлебопашцы, ремесленники и торговцы, составляли всего 38 дворов. В середине XVII века Пенза служила форпостом в Диком поле для надёжной порубежной защиты государства. В дальнейшем в крае жизнь стала более спокойной. Понемногу Пенза превращалась в обычный мирный город, в котором быстро развивались ремёсла и торговля. В городской быт прочно вошли базарные дни, две ежегодные ярмарки, и во второй половине XVIII века Пенза уже считалась торговым городом, крупным центром торговли хлебом и ремесленными изделиями. Пенза продолжала расти и развиваться. По рекам Суре и Пензе купцы вывозили в другие губернии рожь, ячмень, просо и гречиху, а обратно на тех же барках привозили промышленные товары. В 1844 году в городе учредили частный банк, авансировавший промышленность. Пенза слыла красивым городом. Те, кто посещал её, оставляли такие воспоминания: "Город очень большой и лежит на юго-западе от реки Пензы, частью на горе. Он простирается значительно в длину, довольно красив и приятен по множеству деревьев, которыми окружён". Цифры, приведённые в "Памятной книжке Пензенской губернии", дают сведения, что во второй половине XIX века в городе было 318 каменных и 3 360 деревянных лавок, 2 монастыря и 26 церквей, 5 часовен и мечеть. Самыми большими предприятиями считались писчебумажная, мебельная и спичечная фабрики, четыре лесопилки. Строительство Сызрано-Вяземской и Рязано-Уральской железных дорог привело к росту промышленности и увеличению городского населения. В конце XIX века число жителей Пензы равнялось 60 тысяч, а к 1917 году достигло 105 тысяч. Заводов и фабрик к 1913 году было 116. продукция пензенских бумажных предприятий отмечалась золотыми медалями на Парижских международных выставках в 1900 и 1908 годах. В начале XX века в городе насчитывалось пять библиотек, десять больниц, три аптеки и несколько десятков учебных заведений разного профиля. Рисовальная школа, открытая в 1897 году, славилась хорошей картинной галереей и библиотекой. Их передал школе губернатор Н. Селиверстов. На его же деньги в городском сквере был открыт памятник поэту М. Лермонтову, похороненному в селе Тарханы Пензенской губернии. При Статистическом комитете существовал Музей древностей, этнографических и других памятников губернии, действовали различные общества. Имелся городской водопровод. Функционировали банки, банкирские конторы. Проводились три ежегодные ярмарки и два базара еженедельно. Торговали главным образом зерном, лесом и спиртом."
Источник: http://www.travelclubonline.ru/penza-i-oblast

"Православная дорога к Сергию Радонежскому.

Опубликовано 03.06.2014

Глава 1. Мы выезжаем из Пензы.

Дорогие мои путешественники !

Мы отправляемся с Вами в дальний путь , длина которого примерно 700 километров. Мы пробудем  в пути около 11 часов. Перед нами пронесутся просторы нашей любимой Родины. Наша экскурсия называется  "Православная дорога из Пензы к Сергию Радонежскому". На протяжении всего пути я буду рассказывать Вам о тех населенных пунктах, которые мы будем проезжать. Вы можете ознакомиться с картой нашего путешествия.

А сейчас приятного Вам пути.

Как свет сойдется клином,
Так волею небес
В служении едином
Сойдутся меч и крест.

Одну приемлю веру,
О ней одной молюсь:
Кто защищает веру,
Тот защищает Русь.

И мы с тобой по чести
Одну глаголем речь,
Чтоб воссияли вместе
Святые крест и меч.

Одна у нас молитва,
Одна у нас мечта,
И Русь одна, и битва
За Господа Христа.

Е.В.Лукин «Радонежская оратория»

Так благословил Сергий Радонежский Дмитрия Донского на Куликовскую битву.

Празднуя 700-летие со дня рождения преподобного Сергия Ра­донежского, россияне отмечают начало той нравственной основы, на которой зиждется и поныне наше независимое государство, обладаю­щее полноправным суверенитетом. Они отмечают начало того дей­ствительного всенародного единения, направленного на творческое созидание, но непримиримого к внутренним нестроениям и распрям. Они отмечают сотворение той мощной духовной скрепы, которая в едином порыве соединила святой крест Сергия Радонежского и до­блестный меч Дмитрия Донского во имя свободной России и право­славной веры. Ибо, только действуя вместе в согласии и мире, сила духовная, небесная и сила мирская, земная способны и сотворить, и уберечь нашу религию, нашу культуру, наше государство.

На первый взгляд, житие преподобного Сергия немногим отличается от жизнеописаний иных праведников, причисленных к лику святых. Он родился 3 мая 1314 года в селе Варница, неподалеку от Ростова Великого, в знатной боярской семье Кирилла и Марии. После смерти родителей юноша удалился в дремучие радонежские леса и на холме Маковец основал пустынь, где воздвигнул небольшую деревянную церковь во имя Святой Троицы. Старший брат, первоначально помогавший ему, не выдержал суровых испытаний и через год ушел в московский монастырь. Оставшись в полном уединении, которого духовно жаждал с отрочества, отшельник принял монашеский постриг под именем Сергия. Со временем к нему в пустынь стали стекаться монахи. Образовалась Троицкая обитель, и ее основатель по настоянию братии стал игуменом, хотя сам никогда не стремился кем-либо повелевать. Добродетельный игумен никому не отказывал в помощи, исцеляя больных, защищая бедных, увещевая богатых, примиряя враждующих князей. Слава о чудесных деяниях Сергия долетела до Константинополя: сам вселенский патриарх Филофей прислал ему грамоту, пожелав мира и благодати. Высокий духовный авторитет Сергия стал на Руси неоспорим, и поэтому именно в Троицкую обитель отправился великий князь московский Дмитрий за благословением на битву с ордынским темником Мамаем. Прозорливый Сергий предрек русскому полководцу победу на Куликовом поле, а впоследствии в память об этой победе по поручению великого князя Дмитрия построил на реке Дубенке монастырь во имя Пречистой Богородицы. Накануне кончины игумен Сергий заповедовал братии иметь страх Божий, душевную чистоту, нелицемерную любовь и отошел к Господу 25 сентября 1392 года. Вот вкратце и весь жизненный путь преподобного Сергия, в котором, кажется, нет ничего отличительного от славного пути другихх русских святых, за исключением, быть может, благословения князя Дмитрия Донского на битву и пророчества о неизбежной его победе. Но ведь и это было обычным явлением на крещеной Руси, когда тот или иной князь перед походом обращался к своему духовному пастырю за благословением. Кажется, нет ничего отличительного и в том, что Сергий установил традицию пустынножительства в дальних глухих местах и основал на Руси несколько монастырей. В куда более дальней пустыне подвизался его соратник — преподобный Стефан Великопермский, а первосвятитель Алексий, митрополит московский и всея Руси чудотворец, с не меньшей ревностью основывал обители. Да и миротворческих заслуг у того же Алексия в силу высокого положения было куда больше: он не только примирял враждующих русских князей, но и умиротворял гневливых ордынских ханов.

И все же среди этих и многих других подвижников Русской земли ныне выделяется именно преподобный Сергий Радонежский. Именно ему в первую очередь воздаются великие почести от благодарных потомков. Именно его имя первым блистает на памятных скрижалях нашего Отечества. Почему?

Сегодня, наверное, никому не надо объяснять, какое значение имела победа князя Дмитрия Донского в Куликовской битве для судеб русского народа и русского государства. С нее началось движение Руси к окончательному освобождению от монголо-татарского ига и обретению полноценной независимости или, говоря современным языком, суверенитета. Победа на Дону вдохнула в души наших предков неколебимую веру в собственную мощь, в собственные силы, развеяла рабский страх и боязнь перед иноземными завоевателями, вернула русским гордое чувство собственного достоинства. Именно такую победу предрекал Дмитрию Донскому преподобный Сергий Радонежский и именно на такую битву благословлял. Он не просто осенил крестом отважного князя, не просто окропил святой водой его верных соратников, но и преподнес неожиданный дар, отрядив в поход двух своих иноков — Александра Пересвета и Андрея Ослябю. Князь Дмитрий надеялся обрести у старца иконописный образ Господа для духовной поддержки в жестокой сече, а в результате получил нечто большее — живой образ Господних сил, способных сокрушить самого грозного врага. Мало того, накануне самой битвы, когда русские ратники стали в боевой порядок между Доном и Непрядвой, на поле Куликовом появился посланец Троицкой обители, который вручил князю Дмитрию своеручную грамотку преподобного Сергия с призывом не терять времени и мужественно сразиться с врагом: «Да поможет тебе Бог и Троица».

Как видно, преподобный Сергий оказался самым решительным вдохновителем Куликовской битвы — настоящим воином Христовым.

Но и для него этот выбор был нелегким. В отличие от других сословий, страждущих под монголо-татарским игом, православное духовенство пользовалось небывалыми привилегиями, поскольку ханы, пытаясь расколоть правящую на Руси верхушку, даровали ему свободу от всякой дани, от всякой пошлины. «Сии люди, — глумливо объяснялось в ханском ярлыке, — молитвою своею блюдут нас и наше воинство укрепляют». К тому же и главой духовенства — митрополитом всея Руси — становился иерей, нередко греческого происхождения, благословленный вселенским патриархом в далеком Константинополе.

И вот среди этого духовенства, как бы независимого на своей земле, но в той или иной степени подневольного чужеземным властителям, вдруг появился пастырь, который отказался брать всякую милостыню от окрестных крестьян, обремененных ордынскими податями. Он по­велел братии питаться своим трудом, тем самым не пожелал встать на одну сторону с угнетателями и воспользоваться ханскими приви­легиями. Более того, этот самый пастырь, незадолго до Куликовской битвы, наотрез отказался принять из рук умирающего первосвятителя Алексия русскую митрополию, потому что в противном случае ему пришлось бы сначала отправиться в Константинополь за патриаршим благословением, а потом прибыть в Орду на поклон. Совершив такие поступки, преподобный Сергий не имел бы никакого морального права призвать великого князя на решительную битву с ордынцами, при­звать русский народ к сопротивлению.

Итак, именно высокая нравственная чистота, основанная на любви к Богу, любви к родной земле, любви к ближним, позволила преподобному Сергию стать непререкаемым духовным водителем русского народа. Далекий от политических хитросплетений и чуждый всякого властолюбия, он никогда не искал благорасположения иностранных правителей, как это приходилось делать митрополиту Алексию. Даже в борьбе с междоусобицей русских князей радонежский старец имел моральные преимущества перед первосвятителем Алексием. Потому что Алексий был выпестован московским духовенством и на митрополичьей кафедре проводил политику в интересах, разумеется, московских правителей, тогда как преподобный Сергий в отрочестве претерпел от них гонения и разор. Казалось бы, он мог дать волю своим личным обидам, припомнить вынужденное переселение семьи из Ростова Великого в сельцо Радонеж, но никогда не делал этого.

Напротив, преподобный Сергий в самых разных ситуациях всегда выбирал сторону великого князя московского, считая необходимым укрепление единодержавия. Так он действовал, когда уговаривал подчиниться Москве ростовского князя Константина Васильевича, рязанского князя Олега Ивановича или нижегородского князя Бориса Константиновича. Причем, стремясь достичь единства Русской земли, он прибегал к такой крайней мере, как временное затворение всех церквей и запрещение всех богослужений в Нижнем Новгороде, чтобы вызвать недовольство православных горожан антимосковской позицией местной власти. Наконец, в 1389 году преподобный Сергий Радонежский лично засвидетельствовал Духовное завещание великого князя московского Дмитрия Донского, которое установило новый порядок передачи великого княжения, отвергая необходимость утверждения его в Орде и, в конечном счете, пресекая всякую крамолу.

Ослепительно чистые нравственные ризы преподобного Сергия не возвышали его до гордыни, но утверждали в нем истинное благородство, не разрешая унижать других или унижаться самому. Инок Троицкой обители Епифаний Премудрый, составляя житие ее основателя, включил в него притчу о том, как однажды в Москву прибыл некий епископ из Константинополя и, услыхав о святом старце, надменно усмехнулся: «Разве может в этой земле явиться такой светильник веры, особенно в наше время?» Однако, придя в Троицкую обитель и увидев Сергия воочию, он тут же внезапно ослеп и пребывал в полной тьме, пока святой не исцелил сего раскаявшегося грека.

Во все времена церковь благословляла народ на ратные и трудовые подвиги во имя Родины.  Не случайно очень часто православные храмы и памятники  боевой славы находятся рядом.

Сейчас мы с Вами подъезжаем к Памятнику Победы. Его хорошо видно в левые окна автобуса, а с правой стороны мы увидим  Храм  Архангела Михаила.

http://sa.uploads.ru/t/KXxZo.jpg
Памятник Победы г. Пенза

Памятник Победы посвящён воинским и трудовым подвигам жителей  Пензенской области в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 годов.

Монумент был открыт 9 мая 1975 года к 30-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне.

На вершине холма на гранитном пьедестале фигура Родины-матери с ребёнком на левом плече. В правой руке у ребёнка – позолоченная ветвь, олицетворяющая торжество жизни. У подножья пьедестала бронзовая фигура воина-защитника в плащ-палатке с винтовкой в руке.

Перед памятником расположена металлическая пятиконечная звезда, в центре которой находится Вечный огонь. На плитах, перед Вечным огнём, высечен текст:

«СЛАВА ИХ ВЕЧНА, ПАМЯТЬ О НИХ СВЯЩЕННА».Пять гранитных лестничных маршей, окружающих памятник, в общем ансамбле имеют форму пятиконечной звезды. Они обращены к пяти улицам города — Ленина, Луначарского, Коммунистической, Карпинского, проспекту Победы.

В нише одного из гранитных ступенчатых маршей хранится региональная Книга памяти с именами воинов-пензенцев, погибших в годы Великой Отечественной войны, имена которых были установлены на момент открытия мемориала.

Мемориал был размещён в новом, только что застроенном на тот момент районе, центральной магистралью которого стал проспект Победы, берущий начало от площади Победы. Авторами памятника являются:

Валентин Григорьевич Козенюк (1938—1997), петербургский скульптор, известный в наше время по памятникам Александру Невскому в Санкт-Петербурге, г. Пушкине, пос. Усть-Ижора и др. Он также участвовал в создании памятника «Первопоселенец» в Пензе (1980);

Н.А. Теплов, скульптор, уроженец села Чемодановка Бессоновского района Пензенской области, выпускник Пензенского художественного училища; Г.Д. Ястребенецкий, заслуженный деятель искусств РСФСР;  В.А. Сохин, архитектор.

В советское время у памятника круглосуточно стоял Почётный караул. В настоящее время почетный караул выставляется в дни ряда государственных праздников и памятных дат:

День защитника Отечества (23 февраля); День Победы (9 мая); День памяти и скорби (22 июня).

В эти дни у монумента также проходят официальные церемонии возложения венков и цветов. А в День Победы, помимо этого, — торжественный митинг и воинское шествие.

К  55— летию победы в Великой Отечественной войне рядом с мемориалом была построена православная часовня Михаила Архангела.

http://sa.uploads.ru/t/IVRhP.jpg
Храм Михаила Архангела г. Пенза

Главным инициатором строительства был губернатор В. К. Бочкарев. Проект разработал архитектор Виктор Евгеньевич Герасимов.

Церковь стала не только памятником и символом, но и приходским храмом для жителей этого района. Поэтому вскоре она не смогла вместить всех желающих.

Рядом с Архангельским храмом в 2008 г. построили звонницу. 23 февраля 2009 г. архиепископ Филарет освятил отлитые для нее семь колоколов, самый большой из которых весит 130 килограммов. В конце 2000—х гг. купол храма расписали изображениями Спасителя и восьми архангелов.С января 2011 г. храм Михаила Архангела — архиерейское подворье.

Мы продолжаем свое движение по проспекту Победы. Это микрорайон Арбеково. Арбеково – один самых густонаселенных районов Пензы, Название микрорайона Арбеково происходит от названия одноименного поселка, который расположен вдоль железнодорожной магистрали Пенза – Москва, в нескольких километрах на запад от Пензы. Архивные источники рассказывают о том, что поселение Арбеково первоначально носилоназвание Выселок из так называемой Конной Слободы или просто Арбеков хутор.

О названии села Арбеково имеется несколько легенд. Одна из них гласит, что сторожевые казаки Конной Слободы города Пензы получили в 1711 году разрешение перебрать для себя деревянную церковь, но спустя 20 лет она сгорела. Солдаты – сотник Игнатий Сажин, пятидесятник Семен Арбеков – обратились в Синодальный казанский приказ на предмет постройки новой церкви на погорелом месте. По "Списку населенных мест Пензенской губернии" на 1864 год в Выселке из Конной Слободы, значившимся Арбековым хутором, было 9 дворов с 51 человеком. По архивным данным, можно утверждать, что первые жители селения Арбеково появились в начале XVIII века. По всей вероятности, эта местность названа по фамилии первопоселенца Семѐна Арбекова (по тогдашним обычаям поселениям давались имена их основателей). В мае 1988 года Арбеково включили в состав города (ранее относился к Пензенскому району).

http://sa.uploads.ru/t/wv7XA.png
Орден "Победы" г. Пенза

В первую очередь это касается современных памятников. Мы часто их видим, но порой даже не знаем их точных названий, не говоря уже об их истории. Например, стела "Орден Победы", расположенная на пересечении проспекта Победы с улицами Глазунова и Минской, была установлена в 1985 году в честь празднования 40-й годовщины Победы советских войск в Великой Отечественной войне. Сегодня этот памятный знак является неотъемлемой частью оформления проспекта Победы и полностью соответствует идейному содержанию названия улицы.

http://sa.uploads.ru/t/TB9ob.png
Самолет г. Пенза

С особым почтением пензенцы относятся и к отечественному военному авиастроению. Самолет, установленный на Проспекте Победы, порядка 30 лет встречает гостей нашего города, въезжающих в него через микрорайон Арбеково. Это памятный знак «Истребителю-перехватчику СУ-9», который в народе называют Самолет. Он был установлен в 1981 году, накануне празднования Дня Победы, по инициативе первого секретаря Октябрьского райкома КПСС В.К. Мысякова. Ранее этот истребитель принадлежал 28 дивизии войск противовоздушной обороны страны, которая располагалась на военном аэродроме Бобровка в Самаре.

Недалеко от Самолета находится еще один памятник воинской славы– мемориал «Разорванная звезда». Он представляет собой стелу высотой 15 метров, на которой помещена огромная разорванная звезда. Обелиск установлен в 1991 году в честь воинов, выполнявших интернациональный долг в республике Афганистан. По официальным данным, в Афганистане воевали 5197 жителей Пензенской области, из них 131 человек погиб, шестеро пропали без вести. Каждый год 27 апреля пензенские «афганцы» собираются у обелиска, чтобы почтить память погибших товарищей.

http://sa.uploads.ru/t/DvyHi.png
Монумент "Разорванная звезда" г. Пенза

Заканчивается проспект Победы сквером Победы, освящает который Храм святых апостолов Петра и Павла. Мы видим его в левые окна автобуса.

http://sa.uploads.ru/t/dPHae.png
Храм Петра и Павла г. Пенза

Летом 1997 г. началась подготовка к возведению в Арбеково  настоящего храма. Проект разработала авторская группа во главе с архитектором Борисом Владимировичем Чурляевым. Храм был спроектирован монументальный: рассчитанный на две тысячи верующих, общей площадью 800 квадратных метров, с 42-метровой колокольней.

11 июля 1997 г. на склоне парка Победы архиепископ Серафим освятил его место, и здесь был установлен крест. Храм был освящен в честь святых Петра и Павла. Так как время освящения совпало с денем святых первоверховных апостолов Петра́ и Павла . Этот христианский праздник отмечается Русской Православной Церковью и другими православными церквями, использующими юлианский календарь, 29 июня (12 июля по старому стилю). День памяти двух апостолов известен со времён раннего христианства.

Согласно церковному преданию, святые первоверховные апостолы Петр и Павел приняли святое мученичество в один день—29 июня. Апостол Петр был распят головой вниз, апостол же Павел, как римский гражданин, не мог быть казнен на кресте, и ему отсекли голову.

День смерти апостола Павла либо совпадает с днем смерти апостола Петра, либо его смерть произошла ровно через год после распятия апостола Петра.

 
В один день совершаем память страдания обоих Апостолов этих, ибо, хотя они пострадали и в разные дни, но по духу и по близости страданий своих они составляют одно. Петр предшествовал, Павел же вскоре за ним последовал…

Блаженный Августин

Этот праздник также связывают с перенесением мощей апостолов Петра и Павла, которое состоялось в Риме 29 июня 258 года и с тем, что со временем содержание этого события было утрачено, и день 29 июня стал рассматриваться как день общего мученичества святых Петра и Павла.

Около 324 года, при императоре Константине в обеих столицах Римской империи, Риме и Константинополе, были построены первые храмы в честь первоверховных апостолов. С этого времени праздник стал особо значимым, великим, а литургия торжественной. Возвышение праздника не случайно и связывается с тем, что после первых трёх веков гонения на христиан , христианство наконец-то обрело статус легальной (разрешённой) религии, и перед христианской церковью встала задача массового обращения в христианство языческого населения огромной империи. Поэтому служение апостолов, как образец проповеди, вышло на первый план у учителей и отцов церкви. В Православной церкви празднику предшествует Петров пост, что лишний раз подчёркивает его важность в годовом богослужебном круге.

http://sa.uploads.ru/t/pyhZP.png
Храм Христа Спасителя г. Пенза

Обратите внимание, на выезде из Пензы виден храм-часовня Христа Спасителя. Он построен в 1999 году при Пензенском линейно-производственном управлении магистральных газопроводов, одновременно с самим зданием управления. Авторами проекта стали С.А. и Г.П. Ивановы., а 2сентября 1999 г. первым настоятелем храма был назначен священник Владимир Клюев.

С самого основания города в Пензе всегда было много святых источников, чудотворных икон, чтимых народом праведников. И, конечно, православных храмов.

Первыми в городе возникли Воскресенская церковь в Черкасском остроге (1660/61) и соборный храм Всемилостивого Спаса в крепости Пенза (1663). В XVII в. появилась церковь Иоанна Войственника в проезжей башне крепости, храмы в слободах – Покровская в Стародрагунской слободе (к 1677), Архангельская в Пешей слободе (к 1677), Рождественская в Конной слободе (к 1677), Архангельская в Новодрагунской слободе (1696?), чуть позже – Никольская на Посаде (1683), Казанская на Песках (1703). В те же годы возникли и монастыри – Предтеченский Богородице-Одигитриев мужской (к 1674), Спасо-Преображенский мужской (1689), Троицкий женский (1692).

А сейчас мы подъезжаем к новому району г. Пензы – Арбековской заставе. Вместе с новым районом был построен храм во имя мучеников Адриана и Наталии. На цокольном этаже храма планируется разместить воскресную школу. Прихожанами станут не только жители первых четырех многоэтажек нового жилого корпуса, но и всего Запрудного.

http://sa.uploads.ru/t/CisGo.png
Храм Адриана и Натальи г. Пенза

Храмы Пензы весьма примечательны в архитектурном плане. По ним можно проследить развитие всех основных направлений в русском зодчестве XVIII-XIX вв. Старейшие из сохранившихся церквей, Преображенская, Покровская, Введенская (особенно их четверики и алтарные части), носят на себе следы эпохи барокко середины XVIII в. (причем в Преображенской церкви заметно еще влияние русского, нарышкинского барокко). Среди утраченных храмов к стилю барокко примыкали Казанская, Никольская, Петропавловская, Духосошественская, Боголюбская церкви (впрочем, все перестроенные в XIX в.). Образцы классицизма начала XIX в. – Спасский собор, Спасо-Преображенская монастырская церковь, Всесвятская кладбищенская церковь – к сожалению, утрачены. Некоторые черты классицизма (пилястры, фронтоны) заметны в архитектуре Митрофановской церкви, Никольской церкви в Терновке. Влияние «русско-византийского» стиля Тона чувствуется в постройках середины XIX в.: Троицком храме в мужском монастыре и Духосошественском храме в женском, Владимирской церкви в Кривозерье.

Замечательные образцы «русского стиля» в эклектике 1870-х – 1900-х гг. – Троицкая церковь в женском монастыре, Введенская церковь в Веселовке, Успенская, Богоявленская церкви. К позднему, монументальному направлению «русского национального стиля» тяготеют Успенская и Введенская церкви; к направлению, подражавшему узорочности XVII в., – Троицкая.

Нельзя не упомянуть основных пензенских церковных зодчих. Это, в первую очередь, Андрей Семенович Федотов (1842 – 1909), Александр Гаврилович Старжинский (1850 – 1906), Вениамин Павлович Семечкин (1843 – 1917), Алексей Егорович Эренберг (1863 – 1938).

В левые окна автобуса видна стела с  гербом города Пензы.

http://sa.uploads.ru/t/cq0ow.png
Стела с гербом г.Пенза

Это старый герб города.  Он был утвержден 12 сентября 1964 года.

На серебряном фоне щита изображались золотой баланс часового механизма, в его центре черная ласточка, ниже три снопа с исторического герба города. В верхней части щита помещалось символическое изображение флага РСФСР. Ласточка символизировала выпуск в Пензе пианино этой марки.

Авторы-разработчики герба: А.А.Оя, А.А.Фомин, Ю.И.Ромашков, П.С.Аниськин.

Герб г. Пенза

В конце 2001 года Пензенская городская Дума утвердила новый герб города - был восстановлен исторический герб г. Пенза - в зеленом поле три золотых снопа пшеничный, ячменный и просяной.

Сейчас мы с Вами покидаем черту города Пензы.

И дальнейший свой рассказ я продолжу во второй главе , она называется: "Поселок Рамзай"
Источник: http://www.travelclubonline.ru/home/pra … mu-glava-1

"Поселок Рамзай Пензенской области

Опубликовано 11.06.2014

Глава 2.  Поселок Рамзай

Мы с Вами за неспешной беседой въезжаем на территорию Мокшанского района, которая входила в засечную черту Российского государства и уже через 300 лет после смерти Сергия Радонежского выполняла его завет: мечом и верой защищать Святую Русь. Перед нами русское село РАМЗАЙ (Богоявленское, Большой Рамзай) Село расположено в верховьях речки Пензятки, левого притока Суры. На 1.1.2004 г. – 767 хозяйств, 2071 житель. Основано в 1677– 78 гг. как слобода Пензенской оборонительной линии, с острогом, закрывавшим вместе с Мокшаном проход неприятеля в центральные районы страны между Сурским и Мокшанским лесными массивами.

Названо, возможно, по местности, еще до постройки вала принадлежавшей татарину или мордвину по имени
Рамзай. Возможно также, название перенесено служилыми людьми из Кадомского уезда, где документально зафиксирована речка Ромза, Рунза, а под городом Кадомом есть оз. Рамыжи. В 17–18 вв. считался пригородом Пензы. В августе 1717 г. острог был уничтожен кубанскими татарами. При этом его гарнизон задержал продвижение неприятеля вглубь Пензенского края, но был почти полностью уничтожен. Сохранился оборонительный вал.
Острог располагался на возвышенном месте у р. Рамзайки, имел 4 башни. Основание этого укрепленного пункта coxpанилось. Далее вал шел к Мокшанску (Мокшану) Между 1745 и 1762 гг. вблизи Рамзая основана д. Тужиловка, позднее вошедшая в его черту. Эта деревня – родина писателя- романиста Михаила Николаевича Загоскина.

М. Н. Загоскин родился 14 июля (25) 1789 г. в дворянской семье, имевшей разветвленную родословную. «Патриарх московских романистов» - так называли Михаила Николаевича Загоскина благодарные почитатели его таланта. «Талант Загоскина самобытный, оригинальный, исключительно
русский», - отзывался С. Т. Аксаков о нашем земляке, создателе 29 томов прозы, 18 комедий и главного романа «Юрий Милославский». присовокупив к характеристике: «Загоскин был самый добродушный, простодушный, неизменно веселый, до излишества откровенный и прямо честный человек. Узнать его

было нетрудно: с первых слов он являлся весь, как на ладони, с первого свиданья в нем никто уже не сомневался и не ошибался. Во всю свою жизнь он не сделал никому вреда. Многие простодушные
И прекраснодушные поступки его могли показаться смешными. «Высока эта смешная высота», - заметил Аксаков. Неограниченное добродушие и доверчивость, которые людская испорченность называет детскими, следовательно, не уважает и даже смеется над ними, отличали пензенского провинциала.

http://sa.uploads.ru/t/YpIqS.jpg
М.Н.Загоскин

Аксакову вторит мемуарист Ф Ф. Вигель, свидетельст­вуя о доброте, веселонравии Загоскина: «Как человек совершенно русский, он любил подтрунивать; видя зло, горя­чился, сердился, но никогда до ненависти, и в сегодняш­нем враге так и хотелось ему видеть завтрашнего друга».

Многим замечательным качествам души своей обязан он был бесхитростному домашнему.- воспитанию в пензен­ской деревне.

В XV в. из Золотой орды прибыл в Московию к Ивану III основоположник рода Загоскиных - Шевкал Загор, в крещении получивший имя Александр Акбулатович Загоска.

Прадед будущего писателя Лаврентий Алексеевич Загоскин был в числе приближенных царицы Марфы Матвеевны. На его свадьбе посаженным отцом новобрачной был Петр Великий.

По материнской линии будущий романист приходился родственником Мартыновым, о которых известный мемуа­рист Филипп Филиппович Вигель, родственник и Загоски­ных и Мартыновых, вспоминал в своих «Записках». Дед по матери Михаил Ильич Мартынов (приходился дедом и Н. С. Мартынову - убийце Лермонтова), живший в селе Липяги Мокшанского уезда, был одним из богатых и радуш­ных помещиков Пензенской губернии.

Детские годы М. Н. Загоскина прошли в Рамзае, в имении родителей, где охотно бывали современники. В дружеских отношениях с Загоскиными состоял поэт И. М. Долгорукий", служивший в конце XVIII в. пензенским вице-губернатором и рассказавший в «Журнале путешест­вия из Москвы в Нижний» об усадьбе Загоскиных:

•«...Семейство Загоскиных можно назвать семейством счастливым и благословенным. Если кто хочет видеть кар­тину добродетелей домашних, пусть придет сюда. Он здесь найдет изображение их...

Хозяйка - охотница до садов: у нее со вкусом разведен обширный. Он не великолепен, в нем ничего удивительного - ни статуй, ни фонтанов, ни искусственных лабиринтов - все просто и красиво: собственною своею красотою.

Природа не нарумянена: какову дал Бог, такова она и есть. Дорожки усыпаны песком, мягки и просторны, лес, исчерченный ими, не уступает никаким английским садам богатых наших бояр. Через плотину бежит ручей и освежа­ет луга, на коих пасется домашний скот под звуки сельской дудочки. Природа образовала прекраснейшим рисунком всю эту площадь. Все есть: и горы, и долины, и утесы, и по­логости, и цветы, и деревья, - и все кстати. Садовник ни­чего не выдумывал: почистил, посадил, посеял, и дал хо­зяину прекрасный вертоград.

Дом господский: комнат немного, но убраны со вку­сом. В старину я резвился с хозяевами в просторных сте­нах, ничем не обитых... Просто, но чисто, и это в деревен­ском доме всего пригожее. Из гостиной терраса или кры­лечко с площадкой: на нем в ясную погоду приятно пить чай и беседовать с друзьями...

Сидя в гостиной на софе, можно одним взором объять всю картину. В горнице везде расставлены горшки с жас­минами, лилиями и нарциссами, между коими на колонках разной меры встречаешь разные бюсты. Хозяева богаты бережливостью. Доходы их не столько числом велики, как умеренностью в прихотях. Я всегда ду­мал, что человек, умеющий ограничить круг своих потреб­ностей, с малым числом денег всегда будет богаче того, который на бесконечные затеи потребует несчетных сокровищ... Умалим желания наши, и тогда малый доход будет казаться достаточным. Так живут добрые Загоскины».

Будущий романист Михаил Николаевич Загоскин систематического образования не получил, зато рано пристра­стился к чтению: в доме отца находилась обширная биб­лиотека, составленная преимущественно из русских книг. В 11 лет Загоскин написал повесть «Пустынник», многие не хотели верить, что она написана Мишей, как знали его знакомые. Мемуарист Вигель, родственник Загоскиных, свидетельствовал: «Имя Миши, коим звали его, было весьма прилично, дюжий и неуклюжий как медвежонок, имел он довольно суровое, но свежее и красивое личико». Никто из окружения не подозревал в юном Загоскине редкие лите­ратурные способности и ум, которые есть не что иное, как сочетание воображения и рассудка. Мемуарист отмечал в Загоскине страстную любовь к истине и справедливости и какой-то особенный, верный и ясный взгляд на людей и их недостатки. Он не был тщеславен, его не волновали свет­ские претензии. «Кипеть его характера делала его рассеян­ным и невнимательным к той глазури света, которую посредственность, а часто и ничтожество, так удачно наво­дить на себя умеют», - писал Ф. Вигель, знавший Михаила Николаевича с юных лет.

В 13 лет покинув родительский дом в Рамзае, Загос­кин не раз возвращался на Пензенскую землю. После Отечественной войны 1812 г. 23-летний воин, получивший ор­ден Анны III степени на шпагу, побывал в родном Рамзае, где написал комедию «Проказник». В Пензе посещал спек­такли крепостного театра Гладкова. С 1820 г. Загоскин с супругой Анной Дмитриевной жил в Москве. Много сил и времени отдано было театру: 25 лет Михаил Николаевич прослужил по театральному ведомству, из них 10 лет - ди­ректором московских театров. Загоскин был талантливым объединителем театральных и литературных сил Москвы. Он имел авторские кресла в театрах обеих столиц - награ­да, которой, кроме него, не был почтен ни один русский драматический писатель.

Михаил Николаевич не был завистлив. Младенческое незлобие души и теплая вера христианина отличали его, а еще твердое честное слово. В письмах к приятелям подчер­кивал свою «второстепенную» роль и литературе, искренне восхищаясь талантом Крылова, Пушкина, Жуковского.

Испробовав силы в жанре драматургии, он обратился к новому не только для него, но и всей русской литературы жанру исторического романа. По воспоминаниям С. Т. Ак­сакова, роман казался ему «открытым полем, где может свободно разгуляться воображение писателя». Загоскин приступил к описанию одного из самых драматических пе­риодов нашей истории, когда Россия переживала кризис - эпохи смуты. В 1829 г. вышел исторический роман «Юрий Милославекий, или русские в 1612 г.». С. Т. Аксаков свиде­тельствовал, что Загоскин «был весь погружен в эту мысль, охвачен ею совершенно, его всегдашняя рассеянность, к которой уже давно привыкли и которую уже не замечали, до того усилилась, что все ее заметили, и все спрашивали: что сделалось с Загоскиным? Он не видит, с кем говорит, и не знает, что говорит. Встречаясь на улицах с хорошими приятелями, он не узнавал никого, не отвечал на поклоны и не слыхал приветствий: он читал в это время исторические документы и жил в 1612 году». Шла внутренняя напряжен­ная работа.

Успех романа был необычайный. «Юрия Милославского» читали при дворе и в трактирах, грамотные крестьяне читали вслух неграмотным. В. Г. Белинский в «Современных заметках» писал: «Это была первая попытка заставить в русском романе говорить и действовать русских людей по-русски. После него имя Загоскина сделалось известным всей грамотной России». За короткий срок роман был переведен на многие иностранные языки, с похвалой отозвались о нем  В. Скотт, П. Мериме. По всей необъятной России развозились табакерки и набивные платки с изображением разных сцен из романа. Белинский назвал М. Н. Загоскина «Гоме­ром русского простонародья», рекомендовав роман для дет­скою чтения: «Преполезное чтение для детей от 7 до 12 лет.

В комедии «Ревизор» И. В. Гоголь отметил ею популяр­ность.

«Анна Андреевна. Так, верно, и «Юрий Милославский» ваше сочинение?

Хлестаков. Да, это мое сочинение.

Анна Андреевна. Я сейчас догадалась.

Марья Антоновна. Ах, маменька, там написано, что это господина Загоскина сочинение.

Анна Андреевна. Ну вот, я и знала, что даже здесь ты будешь спорить!

Хлестаков. Ах, да, это правда: это точно Загоскина, а есть другой «Юрий Милославский», так это уж мой.

Анна Андреевна. Ну, это, верно, я ваш читала. Как хо­рошо написано!».

Причина упоминания «Юрия Милославского» проста: за короткий период книга выдержала восемь изданий. Загоскин сделался знаменитостью, модным человеком, необ­ходимостью обедов, балов, раутов и бесед с литературным направлением.

В. А. Жуковский и А. С. Пушкин, с восторгом воспри­нявшие «Юрия Милославского», почувствовали в романе национальный склад речи: певучесть, меткость языка, ес­тественность диалога. В самой речи Загоскина встречалось множество шуток и поговорок: «Завалился за маковое зерно и думает, что он великий человек», «Я уж думал, что со­временная молодежь в грязь меня втоптала и бревном на­крыла», «Проглочу, да не... Без вести пропадешь». Он при­знавался Аксакову, что перенял их в Пензе, в российской глубинке у дяди своего Мартынова.

Причина успеха романа - в духе повествования. «Юрий Милославский» - это роман о России, о русском патриотиз­ме, о непоколебимом русском духе, тяге народа к единению во имя спасения Отечества. Загоскин ведет летопись войны с конца 1611 по конец 1612 гг., когда было создано народ­ное ополчение под руководством Минина и Пожарского и польские интервенты были изгнаны из Москвы. Интрига романа проста: Москва по власти поляков присягнула королевичу Владиславу. Что заставило всех прибегнуть к сему несчастному поступку? Страх, своеко­рыстные виды, неимение других средств, для спасения го­сударства, раздираемого безначалием и междоусобием по­сле тирании Ивана IV, слабоумия Федора, преступного пути к престолу В. Годунова.

Главный герой романа - прекрасный, добродетель­ный, набожный, любящий Отечество Юрий присягнул вместе с прочими, увлекшись примером и обстоятельствами, уважением к Гонсевскому, начальнику польских войск. Юрия посылают в Нижний Новгород для усмирения взволнованных умов.

Кульминацию романа определяет призывный клич: - Умрем за веру православную и святую Русь!». Автор выра­жает свое восхищение порывом простых людей, отдающих имущество и жизнь на защиту Отечества, изумлен подви­гом нижегородского гражданина Минина. Загоскин кульминацией романа делает страстную речь Козьмы Минина, обращенную к нижегородцам:

«Граждане нижегородские! - начинал так бессмертный Минин, - кто из вас не ведает всех бедствий царства Рус­ского. Мы все видим его гибель и разорение, а помощи и очищения ниоткуда не чаем. Доколе злодеям и супостатам напоять русскою кровию наших братьев? Доколе право­славным стонать под позорным ярмом иноверцев? Ответ­ствуйте, граждане нижегородские! Потерпим ли мы, чтоб царствующий град повиновался воеводе иноплеменному? Предадим ли на поругание пречистый образ Владимирской Божия Матери и честные многоцелебные мощи Петра, Алексия, Ионы и всех московских чудотворцев? Покинем ли в руках иноверцев сиротствующую Москву! Ответствуй тс, граждане нижегородские!

Нет, нет! - загремели тысячи голосов. - Идем к Мо­скве! Не выдадим святую Русь!

Итак, во имя Божие к Москве! Но чтоб не бесплодно положить нам головы и смертью нашей искупить Отечест­во, мы должны избрать достойного воеводу... Я был у князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Едва излечившись от глубоких язв, сей неустрашимый военачальник готов снова обнажить меч и грянуть Божиею грозой на супостата. Гра­ждане нижегородские! Хотите ли иметь его главою? Люб ли вам стольник и знаменитый воевода, князь Дмитрий Ми­хайлович Пожарский?

Хотим! Хотим! Он люб нам! - воскликнул народ, вол­нуясь час от часу более.

Граждане и братии! - продолжал Минин. - Неужели, умирая за веру христианскую и желая стяжать нетленное достояние в небесах, мы пожалеем достояния земного? Нет, православные! Для содержания людей ратных отдадим все злато и серебро, а если мало сего, продадим все имущество, заложим жен и детей наших... Вот все, что я имею, - про­должал он, бросив на Лобное место большой мешок, напол­ненный серебряной монетой, - и пусть выступит желаю­щий купить мой дом с сего часа он принадлежит не мне, а Нижнему Новгороду, а я сам, мы все, вся кровь наша - земскому делу и всей земле русской!

Отдаем все наше имущество! Умрем за веру право­славную и святую Русь! - загремели бесчисленные голоса, - нарекаем тебя выборным от всея земли человеком! Храни казну нижегородскую! - воскликнул весь народ».

По дороге в Нижний у героя растет чувство раскаяния в поспешной присяге. На вопрос Минина, что бы он сделал на их месте, Юрий - посланник Гонсевского - не выдержал:

«Что сделал бы я? - сказал Юрий, устремив сверкаю­щий взор на Минина. - Что сделал бы я? Положил бы мою голову за святую Русь... Я умер бы. благословляя Господа, допустившего меня пролить всю кровь за веру  православ­ную. К Москве, верные и счастливые нижегородцы! Спа­сайте угнетенных ваших братьев! Они ждут вас. Они рабы поляков, а не подданные Владиславу. Не верьте Сигизмунду - он вечный и непримиримый враг наш. Не страшитесь поляков - их многочисленная рать страшна для одних безоруженных жителей московских... Спешите водрузить хоругвь Спасителя на поруганных стенах священного Кремля!».

Сам Юрий не может нарушить добровольной клятвы и удаляется в монастырь молить Господа за спасение России. В Сергиевой Лавре Авраам Пашцын разрешает его от клятвы и посылает как своего послушника сражаться с по­ляками под Москву.

Итак созданная Сергием Лавра и после смерти создателя работает на укрепление Руси.

Замечателен эпизод встречи с паном Кспычинским. На постоялом дворе, где поляк хотел поужинать, слуга его обнаружил в печи жареного гуся, принадлежавшего Милославскому:

«Да это чужое, родимый, - сказала хозяйка, - этого гу­ся привез с собою вот тот барин, что спит на печи. А кто он? Поляк?

Нет, кормилец, кажись, русский.

Москаль?.. Так давай сюда!

И поляк без зазрения совести стал спокойно ужинать. Юрий же слез с печи, спрятал за пазуху пистолет и подо­шел к столу. Поляк уже наелся».

Юрий сел на другом конце стола и, помолчав несколь­ко времени, спросил, по вкусу ли ему жареный гусь:

Как проголодаешься, так все будет вкусно, - отвечал поляк, - А что этот гусь твой?

Мой, пан.

Нечет сказать, вы, москали, догадливее нас: всегда с запасом ездите. Правда, нам это и не нужно, для нас, по­ляков, нет ничего заветного.

Конечно, пан, конечно. Да что ж ты перестал? Ку­шай на здоровье!

Не хочу, я сыт.

Не совестись, покушай!

Нет, ешь сам, если хочешь.

Спасибо! Я не привык кормиться ничьими объедка­ми, да и не люблю, чтоб и другие недоедали. Кушай, пан!

Я уж тебе сказал, что не хочу!

Не прогневайся, ты сейчас говорил, что для поляков нет ничего заветного, то есть: у них в обычае брать чужое, не спросясь хозяина... быть может; а мы русские - хлебосо­лы, любим потчевать: у всякого свой обычай. Кушай, пан!

Да что ж ты пристал в самом деле...

И не отстану до тех пор, пока ты не съешь всего гуся.

Как всего?

Да, всего. - повторил Юрий, вытирая пистолет. - Прошу покорно: принялся есть, так ешь!

Цо то есть? - завизжал поляк. - Гей, хлопцы!

Быстрым движением руки Юрии, подвинув вперед

стол, притиснул к стене поляка и, обернувшись назад, за­кричал казакам:

Стойте, ребята! Ни с места!

Эти слова были произнесены таким повелительным тоном, что казаки, которые хотели броситься на Юрия, остановились.

Иезус, Мария! - закричал поляк, стараясь спрятать под стол свою бритую голову. - Ступайте вон! Ступайте вон!

Эй, ребята, убирайтесь! - сказал Кирша. - А не то этот боярин как раз влепит ему пулю в лоб: он шутить не любит.

Ступайте вон, злодеи! - продолжал кричать поляк, за­крыв руками глаза, чтоб не видеть конца пистолета, который в эту минуту казался ему длиннее крепостной пищали...

Теперь, Кирша, - сказал Юрий, - между тем, как я стану угощать дорогого гостя, возьми спою винтовку и по­сматривай, чтоб эти молодцы не воротились. Ну, пан, про­шу покорно! Да поторапливайся: мне некогда дожидаться.

Поляк, не отвечая ни слова, принялся есть, а Юрий, не переменяя положения, продолжал его потчевать. Бедный пан спешил глотать целыми кусками, давился. Несколько раз принимался он просить помилования, но Юрий оста­вался непреклонным, и умоляющий взор поляка встречал всякий раз роковое дуло пистолета, взведенный курок и грозный взгляд, в котором он ясно читал свой смертный приговор.

Позволь хоть отдохнуть, - просил он, наконец, за­дыхаясь.

И, полно, пан! Мне некогда дожидаться, доедай!

Смелей, пан Копычинский, смелей! - сказал Кирша, - Ты видишь, немного осталось. Что робеть, то хуже... Ну, вот и дело с концом! - примолвил он, когда поляк проглотил по­следний кусок.

И, кстати ли! - прервал Юрий, - Угощать, так уго­щать! Там в печи должен быть пирог. Кирша, подай-ка его сюда.

Взмилуйся! - завопил поляк отчаянным голосом. — Не могу, як пана Бога кохам, не могу...».

М. Н. Загоскин в лирических отступлениях и рассужде­ниях формирует высокое представление о патриотизме рус­ского народа: «Нет, любовь к Отечеству не земное чувство! Оно слабый, но верный отголосок непреодолимой любви к тому безвестному Отечеству, о котором, не постигая сами тоски своей, мы скорбим и тоскуем почти со дня рождения нашего». Авторские оценки и высказывания однозначны: «Народ пал ниц, зарыдал, и все мольбы слились в одну общую, единственную молитву: Да спасет Господь царство Рус­ское!». Повествование о событиях смуты, бедах, постигших русскую землю, чуть не погубивших страну, перерастает в призыв к единению всех сил русского общества.

Загоскин нашел точное соотношение между вымыслом и показом исторических событии: рассказ о приключениях боярского сына Юрия Милославского, пошедшего в ополчение Минина, целиком входит, по словам Пушкина, панора­му обширнейшую происшествия исторического».

Главная мысль исторических романов Загоскина это прежде всего мысль об историческом прошлом русского народа, его национальном достоинстве, отражение миросо­зерцания всей нации.

Патриотическая мысль легла в основу я другого исто­рического романа М. Загоскина «Росланлев, или русские в 1812 г.»: не может быть личного благополучия, когда Роди­на в беде.

В 1833 г. вышел роман «Аскальдова могила, повесть из времен Владимира I». Блистательная судьба ожидала оперу А. Н. Верстовского «Аскольдова могила», либретто к которой написал Загоскин. В 1837 г. Михаил Николаевич создал цикл «готических» повестей «Вечера на Хопре». Готических, т.е. с острым захватывающим сюжетом. Фантастические, таинственно-ужасные произведения в 1830-х гг. вошли в моду, и Загоскин в «Вечерах на Хопре» тоже использует фольклорные рассказы (былички) о встречах с нечистой си­лой и пр., вводя местный исторический колорит, сводя рассказчиков в деревушке Сердобского уезда Саратовской губернии (ныне Пензенской области). Автор мастерски изо­бражает быт и нравы старой русской провинции, воспро­изводя характерные слова из местного диалекта.

На родине в Пензенской губернии Загоскина всегда встречали восторженно. Тяга к родным местам вылилась в романе «Искуситель» (1838 г.), который, по признанию сына, Загоскин писал, чтобы порадовать сердце воспоминаниями о местах, где прошли детские и юношеские годы. Точно и кра­сочно воссоздал облик родной деревни Тужиловки, улицы Московской, гомон ярмарки, атмосферу провинциального театра. Пензенские страницы романа представляют большой интерес для характеристики уездной и губернской жизни первой половины XIX в. М. Н. Загоскин всю жизнь служил на пользу Отечест­ву. На театральном поприще удостоен чина действительно­го статского советника и ордена Святого Владимира III степени, за постройку Малого Театра одарен табакеркой, осыпанной брильянтами с вензелем Его Величества; на­гражден орденом Святого Станислава I степени (1845), ор­деном Святой Анны 1 степени (1851). В 1833-1836 гг. Загоскин - председатель Общества любителей российской словесности. С 1842 г. и до смерти - директор оружейной палаты. По понедельникам и четвергам с 12 до 14 давал сам пояснения. Вся Москва знала его! Рассказывают случай в бытность его директором Палаты, свидетельствующий о наивности и решимости Загоскина: Михаил Николаевич показывал прусскому посланнику какой-то земной глобус, сделанный в царствование императрицы Елизаветы. Прус­сак не нашел на нем Кенигсберга и отнес это к тогдашнему непросвещению русских. А Нет, - отвечал Загоскин, - я ду­маю, потому не поставили Кенигсберга, что он тогда был взят русскими и принадлежал нам, то его. вероятно, счита­ли нашим губернским городом». Добродушие Загоскина всем было хорошо известно, он мог выносить любые жесто­кие замечания о собственном творчестве спокойно, но, по словам С. Т. Аксакова, «не выносил только одного: если, на­падая на Загоскина, задевали Россию или русского челове­ка - тогда неминуемо следовала горячая вспышка».

Загоскин отличался бесхитростным простым патрио­тизмом. Не любил немцев, потому что не знал немецкого языка, все, что было выше его понятия, почитал вздором. Язвил: «Ученых у них много, а есть нечего. Что русскому че­ловеку хорошо - то немцу смерть». Хвалил крымское воронцовское вино: «А вы думаете, Депре продал вам втри­дорога настоящий лафит? То же крымское под именем ла­фита. Пора стряхнуть с себя иностранную дурь!» Был За­госкин силен физически, поднимал пуды, гнул железки. Рассказывали, будто он победил борца Раппо-Геркулесн, не выдержав посрамления русских.

Многие современники отличали русское сердце Загоскина. Трогательно выглядит он в эпизоде, когда, желая об­ратить И. Панаева в славянофила, решил показать ему Мо­скву во всем великолепии с Воробьевых гор. Сам взял во­жжи и повез через всю Москву, что сопряжено было с опасностью, т.к. при виде каждой церкви оставлял вожжи и крестился. Просил не оглядываться и на Воробьевых го­рах приказал Панаеву лечь под одинокое дерево и смот­реть. Картина была великолепна: разметавшаяся Москва со своими колокольнями, с золотыми маковками, садами. За­госкин смотрел с умилением, доходившим до слез: «Коло­кольня Ивана Великого! Вправо Симонов монастырь, влево Донской монастырь! Бьется ли твое русское сердце?».

Его привлекала древность Москвы и ее окрестностей. Большой знаток памятников старины, Загоскин в 1842- 1850 гг. выступил с серией очерков под общим названием

«Москва и москвичи», которые Белинский назвал «физио­логией Москвы в рассказах и сценах». Но книга не зря но­сит подзаголовок «Записки Богдана Ильича Бельского». В главе «Осенние дни» Загоскин пишет о родном селе, дав герою имя своею прадеда - Лаврентий Алексеевич; упо­минает о хрустальном заводе господина Бахметьева, о княжне Задольской, чье прекрасное и богатое село Краснополье было в 30 верстах от Тужиловки; называет реального соседа Засекина.

Загоскин в романах мастерски описывал старинный русский быт, нравы родовитого боярства. В романе «Кузь­ма Петрович Мирошев» проповедовал победу честности и христианского смирения. Восемнадцатому веку посвящен роман «Брынский лес. Эпизод из первых годов царствова­ния Петра Великого. Появление каждого нового романа Загоскина становилось, по признанию В. Г. Белинского, «праздником для российской публики».

В книгах М. Н. Загоскина нашли отклик любовь к Отечеству, национальная культура и язык, законы нравст­венности. «Человек, не любящий свое Отечество, жалок, а тот, кто осмеливается поносить его, заслуживает всеобщее презрение", - эти строки из романа «Рославлев* выбиты на памятнике земляку - писателю в Рамзае (1978 г., скульптор И. А. Матвеев).

С. Т. Аксаков о М. Н. Загоскине сказал на века: «Читая Загоскина, становится весело на душе, а со дна ее неза­метно поднимается чувство народности. Достоинство высокое! К этому должно прибавить, что все написанное За­госкиным проникнуто чувством нравственным, религиозным и пламенной любовью к родной земле».

Читайте произведения Загоскина, и вы увидите, что в них идет борьба людей добрых, честных, истинных сынов Отчизны с людьми жадными, злобными, пренебрегающими нормами нравственности, обычаями родной земли, без ме­ры и смысла преклоняющимися перед чужеземными обы­чаями, вплоть до забвения и искажения родного языка. Обращенным к нам, сегодняшним, звучит его недоуменная усмешка-упрек: «Не полагаете ли вы, что русские тогда только сделаются просвещенным народом, когда совер­шенно превратятся в французов, немцев или англичан. То есть станут жить как они, переймут все их обычаи, будут смотреть их глазами, мыслить их головою, закидают грязью все родное и заговорят все исковерканным полурусским языком?».

В произведениях Загоскина можно найти суждения и выводы, которые словно обращены к нашей действитель­ности. Говоря об образовании, исторический романист пи­сал: «Необходимо лишь такое просвещение, по милости ко­торого злой человек становится добрым, скупой - мило­сердным, пьяница - трезвым, а строптивый - покорным и смиренным. Без такого образования человек бывает хуже дикого зверя».

Знать и читать Загоскина, первого нашего историче­ского романиста, необходимо каждому россиянину, пре­тендующему на звание культурного человека. Националь­ный российский праздник 4 ноября берет исток с событий 1612 г., в литературе описанных впервые в «Юрии Милославском» - романе о России, о русском патриотизме, добродушии и героизме, феноменальности русского духа, ос­нованного на вере в лучшее, тяге к единению. О патриотических чувствах Загоскина нагляднее всего свидетельству­ет его литературное наследие.

М. И. Загоскин был настоящим патриотом, любил жизнь, людей. Он стремился придать самобытность не только русской литературе, но и русскому человеку, рус­скому характеру, прекрасно понимая, как это свойство необходимо для развития и сохранения нации.

Идеалом Загоскина была человеческая доброта, скромность, нравственность. Эти ценные качества, по мнению нашего земляка-писателя, находятся в прямой зависимости от чувства патриотизма. Отсутствие его приво­дит к неизбежному заполнению души корыстолюбием, чванливостью. В простой философии Загоскина глубокая истина: воспитание человека надо начинать с воспитания любви к родным местам, истокам: матери, отцу, братьям, городу, селу - Отчизне! Если что-то выпадает из этой цепи, то пустое место в душе грозит разрастись в пустыню во­круг. Укором нам звучит его упрек соотечественникам, вы­сказанный много лет назад: «Варвары! Вы не сумели сбе­речь даже того, что пощадили Литва и Татары. Укажите мне хотя бы один западноевропейский город, жители кото­рого согласились бы продать на слом какую-нибудь старую уродливую башню или старые городские ворога. Нет, они смотрят на них, как добрые дети смотрят на могильный холм своих родителей. А мы?».

В Рамзае есть еще интересные места, о которых я Вам уже рассказывала. Это скульпттурный парк "Легенда", базы отдыха "Чистые пруды", "Околица"."

Источник: http://travelclubonline.ru/home/poselok … oy-oblasti

0

2

"Глава 3. Поселок Мокшан Пензенской области.

http://sa.uploads.ru/t/2WwcT.jpg
Оборонительный вал. Поселок Мокшан.

Мокшан основан не позже 1679 года как фланговый опорный пункт полковых казаков пензенской оборонительной черты в связи с сооружением земляного вала между Пензой и верховьями реки Мокши. Впервые упоминается 29 июля 1680 года в сообщении пензенского воеводы Федора Сонцова в Москву о том, что один беглец из татарского плена донес воеводе: «Крымские татаровя и калмыки и черкесы тысячи с три и больши.., проводя полон, хотят (вновь) проходить под город Пензу, к Мокшанскому под полк и под Нижний Ломов». Постройкой города-крепости Мокшана полк саранского воеводы Павла Языкова заканчивал сооружение пензенской черты, начатой в 1676 году.

Задача полка Языкова была двоякая: сооружать силами, главным образом, деловцев вал и другие укрепления и охранять строительство от набегов кочевников. Деревянная крепость типа острога располагалась на правом обрывистом берегу р. Мокши, от нее начинался оборонительный вал в сторону Пензы (сохранились его фрагменты, установлен мемориальный знак в виде крепостной башни)

«При взгляде на вал невольно воз­никают вопросы: сколько человеческих жизней, сколько слез, пота, крови поглотил он?» Длина пензенского вала, как следует из описаний, составляла 15 443 сажени, Со стороны дикого поля вначале со­оружался глубокий ров шириной до двух метров: земля вы­брасывалась внутрь и образовывала сам вал. Как правило, он имел высоту до 4 метров, столько же составляла ширина его основания. Дно укреплялось надолбами, то есть верти­кально  вкопанными заостренными кверху бревнами. По вер­ху крепился мощный тын. В самых опасных местах по валу ставились сторожевые вышки, где располагались вооруженные наблюдатели. Кроме того, как и до постройки   вала, далеко в дикое поле выставлялись конные караулы и маяки. Располагаясь на удобных для наблюдения местах, на рас­стоянии друг от друга, при появлении врага они по «цепоч­ке» передавали весть-тревогу в крепость, воины которой всег­да были начеку.

Пожарная каланча. Мокшан.

Мокшан (Мокшанск) на границе XVII и XVIII столетий был  небольшой, но достаточно надежной  крепостью.   Первое и, надо полагать,   самое   раннее    его    описание   относится к 1703 году и сделано Мокшанским воеводой Петром Саловым. Город стоял в окружении земляного вала, одна сторона которого шла параллельно   течению  Мокши, по склону.  Это была юго-западная линия крепости.   Противоположная, севе­ро-восточная, проходила там, где до сих пор сохранилась пожарная  каланча,   юго-восточная  граница — по   линии   аллеи нынешнего парка, северо-западная — вдоль  современного об­щежития совхоза-техникума.  Крепость имела деревянные сте­ны и башни.  Каждая стена составляла   в   длину   100   сажен (213 метров).  Вместе они образовывали квадрат, по    углам которого  возвышались четыре  башни: Саратовская,  Красная, Саранская  и  Проезжая.   На одной из   них,   по-видимому се­веро-восточной,   висел   «вестовой»   колокол,    оповещавший  о нападении врага. Две башни были проезжими. Внутри крепости располагались воеводская канцелярия и дом воеводы, амбар для хранения военного снаряжения, по­роховой погреб, деревянная церковь. Позже здесь были со­оружены и другие здания, в том числе  каменные. За северо-западной стеной, примерно там, где сейчас улица Советская, и далее по склону до улицы Пушкинской, находилась Пешая слобода, а от сегодняшней улицы Пензен­ской до школы № 1 — Конная слобода. В обязанности пеших казаков входила охрана крепости, конные же несли службу на валу, выставляли караулы и маяки в диком поле. Наряду с этим казаки занимались и земледелием, чтобы кормить себя и свои семьи. Для  удобства и безопасности выбирались прежде всего защищенные ле­сами участки. Один из таких за красоту до сих пор носит название Красного польца. Разделение мокшанцев на пешеслободских и коннослободских бытовало в разговоре до начала XX века. Долгое время сохранялись названия старых улиц, например Гумен­ная (ныне Пушкинская). Некоторые приметы древнего Мокшана, в частности остатки захоронений, были обнаружены при прокладке водопровода в наши, 50-е годы. В Мокшанской крепости, по описанию 1703 года, име­лось «военного снаряду»: 6 железных пушек, 7 бочек пороха, 265 пушечных ядер, 2 пуда свинца, 9 фунтов фитиля, 2 зна­мени кумачовых, 2 барабана... О многом говорит состав Мокшанского гарнизона. Он включал в себя 245 стрельцов, 216 конных казаков, 14 пуш­карей, 4 воротника (стража ворот). В целом в Мокшане было 920 человек пешего строя, 479 стрельцов, казаков, пуш­карей и  воротников, у них детей и прочего люда — 441 чело­век. Как видно, Мокшан начала XVIII века жил оборонным делом. Не раз мокшанцам приходилось отражать набеги степняков, один из которых (в 1717 году) был особенно силь­ным и за лютость врагов получил название «Кубанский по­гром». По свидетельству современников, «...от внезапного от ку­банских татар нападения» уездным людям Пензенской про­винции учинилось «немалое разорение, многие... в полон побраны и до смерти побиты и деревни выжжены». В этой за­ключительной акции эпохи кровавого разбоя участвовало до 40 тысяч врагов, ими было угнано в плен 3 тысячи   человек. В результате жестоких боев в 1708 и 1717 годах мок­шанская крепость была сильно разрушена и нуждалась в поправке. К 1722 году она восстановлена и по периметру стала на 50 сажен короче: по-видимому, новые стены возводились ря­дом со старыми с внутренней стороны. Строительство засечной черты и крепостей делало свое дело. Теперь враг мог прорваться лишь «большим многолюд­ством» и на узких участках, что сокращало район действий и вынуждало его спешно уходить с «полоном» и награбленным  добром. Непосредственно у Мокшана это было тем более сложно, что, преодолев вал, надо было переплыть реку, за­тем с ходу взять отвесную крутизну и крепость. Нападения становились все реже. У черты закипала жизнь. В биографии Мокшана начиналась мирная страница. Она открылась самой российской историей. В начале XVIII века был завоеван Азов и освоены придонские степи, кочевые пле­мена перестали наконец-то терзать границы Русского госу­дарства. Отпала необходимость в крепостях. Активно осваи­вались земли юга и востока: царь раздавал их помещикам, те переводили сюда на поселение крестьян с севера. Приступили к мирным делам и вчерашние сторожа: они теперь занима­лись хлебопашеством, а в армию шли служить по рекрутско­му набору. Некоторое представление о хозяйственной и социальной жизни той поры дает описание в связи с указом   Петра I от 10 августа 1724 года «О сделании во всех присутственных ме­стах для запечатывания судных дел печатей». Из фотокопии указа, присланной по запросу Пензенского госархива из ЦГА, следует, в частности: «...Хлеб родитца в городе Пензе и в пригородах в Мокшанске, в Рамзайске и в уезде рожь, пшеница, ячмень, овес, полба, греча, просо, горох... А в городе Пензе и в пригородах лю­ди живут русские, и татары, и мордва, и чуваши, а больше об-ретаетца русских...»Среди жителей Мокшана в эти годы быстро идет социаль­ное расслоение.

Кроме „казенных и помещичьих крестьян с раз­витием торговли и ремесленничества появляются посадские люди (торгово-промышленная прослойка). Усиливается эксп­луатация трудового населения и особенно «инородцев» — морд­вы и татар, которых силой обращали в «русскую веру», а непо­корных сгоняли с лучших, исконно принадлежавших им зе­мель. Недовольство этим проявляется в бегстве крестьян от хозяев, а в середине 70-х годов — в активной поддержке пуга­чевского движения. Повстанцы села Скачки летом 1774 года учи­нили расправу над пензенским воеводой А. А. Всеволжским. Крестьяне села Царевщина (имение князей Долгоруких) тогда убили жестокого приказчика Мерецкова. Более 20 человек ушли с армией Емельяна Пугачева. Вызванная для усми­рения непокорных крестьян гусарская команда устроила им почти поголовную порку плетьми. Двое были засечены до смерти, трое повешены, трое сосланы на «каторжную работу вечно». Крутым был XVIII век и для Мокшана как поселения. В «Справочной книге» Пензенской губернии на 1893 год» о нем го­ворится: «С 1708 по 1719 г. был приписным городом Казанской губернии, с 1719 года показан в Пензенской провинции той губернии, в 1765 году переименован в слободу, а в 1780 году сделан уездным городом Пензенского наместничества, в1798 году упразднен и сделан заштатным городом Саратовской губернии, в 1801 году снова восстановлен и сделан уездным городом...» Местные административные перемены, как в зеркале, отра­жали общероссийские: царизм настойчиво искал лучшие формы закрепления феодально-помещичьей власти. На это же было направлено проведенное в 1782—1792 годах генеральное меже­вание земель: надо было официально закрепить порядок зем­левладения. Одновременно в России учреждалось 50 губерний, каждая из которых делилась на уезды. (Таким образом возникла и Пензенская.) Уездный центр Мокшан, по данным комиссии генерального межевания, имел любопытные характеристики. Всего дворов — 673, в их числе городских — 32, коннослободских — 301, пеше-слободских — 253. По существу, преобладали сельские жите­ли. И когда комиссии было поручено изготовить план застрой­ки уездного города, она решила сделать как бы два Мокшана: городской и сельский. План был составлен только для город­ского. Он предполагал основание улиц, идущих параллельно северно-восточной стороне старой крепости, с образованием трех площадей, в том числе и базарной в центре. Коль в Мок­шане должны были жить лишь горожане, то пеших и конных казаков и их потомков — казенных крестьян решили пересе­лить на Бутырки, за речки Миневку и Мокшу. Центр Мокша­на опустел. Таким оформился Мокшан к концу XVIII века — городской получил городскую думу, которой руководили дворяне и куп­цы, сельский имел старост и волостного старшину. Промышленное производство находилось в зачаточном со­стоянии. По статистике, правда, насчитывалось более 50 мел­ких перерабатывающих полукустарных заведений. Горька была жизнь мокшанцев тех лет: жалкие строения и орудия труда, непомерные налоги и повинности, скудное про­питание и наказание розгами... Собственно, как повсюду в фео­дально-крепостнической России.

http://sa.uploads.ru/t/CdnwJ.jpg
Казанский монастырь. Поселок Мокшан Пензенской области

Во время Пугачёвского мятежа в Мокшане существовал небольшой мужской монастырь, монахи которого поддержали бунтовщиков, за что и были сосланы в отдалённые остроги. Обитель упразднили, её имущество передали приходским храмам- Симбуховской деревянной церкви передали образ "Казанская икона Пресвятой Богородицы". Через некоторое время икона исчезла из притвора и была обретена на месте прежней обители. Власти решили, что среди населения нашлись сочувсвовавшие осужденным монахам и перенесение иконы т.о. дело рук человеческих. Через несколько дней исчезновение и обретение иконы повторилось. Ещё через несколько дней третье обретение сокровища сопроводилось следующим благодатным знамением. Один крестьянин в вечерних сумерках возвращался на подводе из Мокшана в Симбухово. С правой стороны от дороги в зарослях ивы он заметил свет, который принял за непогашенный костёр. Решив затушить огонь, крестьянин увидел светящийся в полумраке образ Пресвятой Богородицы. Как благочестивый прихожанин, крестьянин не решился поднять икону, но побежал за месным духовенством. Уже в темноте пришедшие священники убедились в правдивости слов нашедшего святыню. Тотчас был отслужен молебен в честь Казанской иконы Божией Матери. Наутро в Пензу отправилась делегация с ходатайством  о возобновлении монастыря на прежнем месте. Епархиальный  преосвященный благословил начало уже женского монастыря, чтобы ничто не напоминало о мятежной обители.

Монастырь был основан в 1857 году, благодаря радению местной купчихи М.А. Барсуковой. Пятиглавый соборный храм во имя Живоначальной Троицы, возведенный к 1883 г. и  церковь во имя Казанской иконы Божией Матери ( год последней реконструкции -1885) вмещали несколько сотен молящихся. Под рукой игуменьи в 1913 г. подвизались 2 схимонахини, 97 монахинь, 327 послушниц. Монастырь владел значительными земельными наделами в разных частях уезда. На территории обители был прекрасный фруктовый сад. Монастырский комплекс состоял из большого числа каменных и деревянных строений. Среди сохранившихся и по сей день выделяется трехэтажный жилой корпус, где располагались мастерские для иконописных, позолотных и чеканных работ. Мокшанские инокини были известны как искусные белошвейки и мастерицы золотного шитья. Был в монастыре и приют для девочек, школа и училище для сирот. У монастырских стен располагалось кладбище. Знаменитые мокшанские ярмарки проводились на «летнюю Казанскую» на площади возле женского монастыря.

    После разграбления монастыря в 1918-м году икону перенесли в Успенскую церковь. Старожилы вспоминали, что икону носили крестным ходом вокруг храма примерно до 50-х годов. Судьба иконы в настоящее время неизвестна.

    Монастырь располагался непосредственно у тракта Пенза-Нижний Ломов, вследствие чего с проезжающих собиралась обязательная подать. До 90-х годов дорога была ещё та булыжная, только сильно разбитая, в настоящее время полностью заасфальтирована. Легенда утверждает, что под землёй в тайном отделении подземного хода хранились существенные запасы золота и серебра. В 1918 году чекисты под пытками пытались узнать месторасположение клада, но ничего не добившись, рассреляли многих монахинь и священнников. Попытки найти клад продолжаются ив настоящее время, но пока безуспешно.

На месте расстрела сейчас установлен поклонный крест.

http://sa.uploads.ru/t/2i7b9.jpg
Казанский монастырь. Поклонный крест

В 1818 в Мокшане построен  Соборный храм Успения Божией Матери, каменный, с приделами в трапезной во имя Казанской иконы Божией Матери и во имя свтт. Митрофана Воронежского и Тихона Задонского. В 1837 г. собор посетил в бытность наследником будущий государь император Александр II. В память о своем посещении Мокшана вел. кн. Александр Николаевич передал в собор три священнических облачения из бархата пунцового цвета, шитых серебром, с белыми глазетовыми подризниками, диаконское облачение из такого же бархата, два стихаря, одежды с пеленами на престол, жертвенник и аналой, обложенные золотым позументом и крестами с кистями, воздухи из белого по серебру глазета с золотыми крестами и кистями. В честь посещения собора столь высокой августейшей особой при колокольне была устроена придельная церковь во имя Усекновения главы Иоанна Крестителя и св. блгв. кн. Александра Невского, освященная 29 августа 1838 г.  В 1867 г. мокшанскому купцу 2-й гильдии Гавриилу Миронову было преподано благословение Св. Синода за старание о благоустроение храма. В 1870 г. трапезная с частью храма была разобрана и вновь распространена, 1 октября 1872 г. епископ Григорий освятил храм. В 1871 г. “за влияние на пожертвование саратовским мещанином Мокшанцевым 4000 р. в пользу собора и причта” протоиерей Михаил Львов был удостоен признательности и благодарности епархиального начальства, а затем награжден наперсным крестом от Св. Синода.  Резолюцией епископа Антония от 2 июня 1882 г. при указе духовной консистории от 7 августа того же года было разрешено ветхий придел соборной церкви, размещенный в колокольне, сломать и материалы употребить на храм-памятник в Бозе почившему государю императору Александру II во имя св. блгв. кн. Александра Невского.

http://sa.uploads.ru/t/aLosH.png
Храм Александра Невского

Летом 1893 г. была разобрана старая Богоявленская) церковь и 5 сентября того же года заложена новая о двух алтарях. Проект на постройку новой каменной церкви, составленный епарх. арх. Эренбергом, был утвержден 25 мая 1893 г. До того храм состоял из обширной трапезной с двумя приделами в ней и небольшой настоящей церкви.  В новой церкви, рассчитанной на 1400 чел., предположено было все алтари расположить по одной линии, а также сделать ее теплой, для чего устроить в алтарях и трапезной печи; с южной стороны колокольни сделать помещение для сторожа, а с северной стороны – ризницу с отдельным входом в церковь и лестницу на колокольню; над сторожкой и ризницей устроить второй этаж для кладовок. Постройка предполагалась таким образом: “По сломке существующей настоящей церкви и по возведении ее производится в ней богослужение, причем внутренние арки должны быть временно заделаны кирпичом толщиною не менее двух с половиной кирпичей. После чего предполагается приступить к сломке существующей трапезной и колокольни, а затем и к возведению новой колокольни и трапезной”. 27 сентября 1898 г. был освящен главный алтарь во имя Богоявления Господня благочинным протоиереем Г. Охотским. Колокольня сооружена в 1907 г. при священнике Владимире Дмитриевиче Саликове, рукоположенном к сей церкви в 1903 г. и в 1908 г. награжденном набедренником. Старосте церкви крестьянину Федору Захаровичу Соустину за постройку новой колокольни в 1909 г. было преподано благословение Св. Синода.

http://sa.uploads.ru/t/xGbZo.jpg
Богоявленская церковь. Мокшан. Пензенская область

В Мокшане сохранился еще один старинный храм.

http://sa.uploads.ru/t/7ckyq.jpg
Михайло-Архангельская церковь. Мокшан

Михаило-Архангельская  церковь расположена   на северо-западе поселка Мокшан   в   конце   бывшей Пешей,       ныне   Советской улицы. Храм     выделяется   из окружающих построек, радует  глаз  своей легкостью, пропорциональностью     частей, симметрией  и  гармоничным сочетанием  прямых  и  овальных линий.

Храм Михаила Архангела – трехпрестольный. Два малых алтаря освящены в честь святителя Николая Чудотворца  и святителя Феодосия Черниговского .

Никольский алтарь был вновь освящен вскоре после вторичного возвращения  церкви православной общине. На месте второго алтаря долгие годы  было подсобное помещение.

По благословению владыки Серафима, в 1998 году в возрожденном алтаре свт. Феодосия был освящен престол. Все иконы для нового иконостаса написал московский художник, уроженец с.Богородское Мокшанского района, Александр Константинович Солдатов.

Первоначально Михаило-Архангельская церковь была построена деревянной, год постройки относится к моменту возникновения крепости Мокшан (1679г.).По другим маловероятным сведениям  деревянная Архангельская церковь с приделом во имя свт. и чуд. Николая  построена и освящена в 1799 г. Священниками ее в это время были Василий Петров, скончавшийся в том же 1799 г., и Иван Петров, умерший в 1814 г. К нач. XIX в. она стала ветхой и покачнулась к северу, в связи с чем с 1817 г. начала строиться каменная церковь тщанием священника Василия Беликова и прихожан – жителей Пешей слободы г. Мокшана. Василий Беликов, сын диакона с. Беликова Мокшанской округи Иакинфа Яковлева, был рукоположен к сей церкви в 1814 г. после окончания богословского курса Пензенской Духовной Семинарии. Вторым священником был Прокопий Сисоев, также возведенный в сан священника из семинаристов в 1814 г. Он заменил собой умершего священника Афанасия Михайлова, служившего в этом храме с 1801 г.  Каменная церковь была возведена на месте обветшавшей деревянной  в 1817–1825 (1827*) гг.  в формах классицизма: двухсветный четверик, отмеченный пилястровыми портиками, завершался полусферическим куполом. По документам придел во имя святителя и чудотворца Николая был освящен в 1823 г. 
В 1849 г. по случаю пожара в храме всё “исправлено с улучшением против прежнего”. В 1866 г. настоящая сделана теплой. В 1868 (1869**) г. церковь распространена в обе стороны по утвержденному 9 сентября того же года проекту, выполненному испр. должность мл. инж. Федотовым, который и наблюдал за работами. В 1863 г. священник Иоанн Иоаннович Переспелов, рукоположенный в эту церковь в 1858 г. после окончания Пензенской Духовной Семинарии, получил архипастырскую благодарность “за тщательное исправление ветхостей по церкви”, а в 1870 г. – признательность епархиального начальства и архипастырское благословение “за ревностные труды по церкви, заключающиеся в попечении об устройстве приходского теплого храма”.  В 1886 г. церковь вновь перестроена и вместо деревянных сводов устроены каменные, трапезную расширили в обе стороны. Проект на расширение трапезной Михаило-Архангельской церкви с заменой деревянных потолков в последней на каменные своды, а также на постройку новой колокольни был утвержден 19 марта 1886г.  Колокольня, выполненная в «русском» стиле,  была построена к 1880 году. Трапезная   и   притвор     с колокольней   уже не носят архитектурных особенностей  стиля     начала  XIX века. Десять окон расположенных  в двух   ярусах, освещают подкупольную часть храма. Над боковыми дверями, с южной   и   северной      сторон — треугольные фронтоны. В  середине  трапезной, представляющей   из   себя расширяющееся сравнительно с передней, продолговатое   помещение,    высятся четыре колонны кубической формы, на    которые опирается свод. Пространство внутри стен лежит    легко и   свободно   благодаря освещению   двенадцати   окон по     шесть на каждой стороне.   Над   притвором   оно суживается  вверх, много карнизов    и орнаментов, небольшая двухъярусная колокольня – шпилем (в настоящее время шатровое завершение)..
По  преданию,  в  больших  строительных работах  принимали  участие лучшие Михайловские каменщики. Имя  одного  из   них дошло до наших    дней - Шадрин Иван Ильич (1832— 1917 г.).  7 мая 1888 г. был утвержден другой проект, составленный вместо прежнего, в который были внесены следующие изменения: в нем предполагалось изменить расположение алтарей,сделав их круглыми; в настоящей церкви поднять выше купол, арки и окна; в трапезной также надложить стены и переставить внутренние столбы; купол основать на парусах. Предложенный проект так и не был осуществлён.
      В 1868 г.  был переведен из с. Новой Толковки Нижнеломовского уезда  Владимир Васильевич Прилуцкий, прослуживший в Михаило-Архангельской церкви до самой своей смерти в 1919 г. Образованный человек  своего  времени, он пользовался   большим   уважением   у прихожан, был  знаком с Ключевским В.О., вёл с ним переписку. Закрытая в 1931г.,  Михаило-Архангельская церковь была в послевоенное время ненадолго открыта (1947-49) и вновь стала действующей с 1951 года.

    Церковь Михаила Архангела была перекрашена в бело-жёлтый цвет в 2006 году. Как оказалось, интуитивный выбор колористической гаммы оказался в полном соответствии с излюбленными цветами русского классицизма в его последней романтической стадии, к которому, в основном, и относится архитектура церкви. Когда к работе подключился архитектор, церковь уже была обновлена и казалась освещенной солнцем даже в пасмурную погоду. Архитектору было предложено разработать металлический декор для входной группы: двери, крыльца с козырьком, лестницы, а также колокольни, ворот и т.д. Композиции орнаментов, как и несущих элементов, должны были быть строгими и нарядными одновременно, подчеркивать масштабный ряд архитектуры, основываться на древней христианской символике. Продолжая классицистическую традицию, все это должно было быть черного цвета, как и сама дверь в храм, которая до этого была ярко зеленой. Но убедить в черном варианте двери настоятеля и спонсора проекта не удалось. Остановились на тёмно-сером цвете. Хотя, конечно, оптимальным был бы благородный металлический оттенок химического или термического воронения, которое выполняется только в заводских условиях. Однако и на сером фоне превосходно читаются легкие, покрашенные золотой краской кресты.
     Предполагалось, что кресты, сваренные из чёрного железа, удастся покрыть в заводских условиях "самоварным золотом". Но специалисты сказали, что через покрытие проступит ржавчина: для гальваники нужна нержавейка. В начале 80-х годов крыша и купола церкви были покрыты оцинкованным железом. Выгоревшая на солнце оцинковка  прекрасно сочетается с основными цветами. Много споров в решении козырька вызвало применение витража, не использовавшегося в классицизме и православной архитектуре вообще. Было решено что, если полноценная реставрация по целому ряду причин невозможна, заботиться и поддерживать его доступными средствами. И если придется делать определенные стилистические допуски, то это будет  предельно деликатно.
         Архитекторы убедили, что стекло охристых тонов, как на древних церковных фресках, в декоре уместно, а металлические кружева без цветного акцента просто растворят в себе главный элемент изображения - классический греческий крест с трилистниками на концах. Для того, чтобы крест был виден ночью и в пасмурную погоду, с внутренней стороны витражного веерного окна были закреплены на металлической решётке 12 маломощных галогенных светильников. На Пасху светильники были видны за рекой! Правда, выявилось и то, что, когда входная дверь ярко освещена, весь храм остаётся в темноте. На очереди установка дополнительного освещения по периметру здания церкви.
      В процессе проектирования спорным оказалась и форма козырька над входной дверью.  Выбранный «кокошник» также не соответствовал классицизму, но стал вполне органичен для  эклектики середины 19 века, когда и достраивался западный фасад с ритмичным членением закомар. Первоначально была сделана простая арка, которая дополнилась в центре стрельчатым элементом. Для отвода воды по краю козырька были приварены 20-мм  стальные полосы.    В качестве опор лестничных перил, были использованы две чугунные полуколонны, оставшиеся с XIX века, служившие основой ограждения второго яруса колокольни. В 1992 году при восстановлении колокольни проёмы второго яруса были закрыты сварными  ажурными решётками, а полуколонны лежали в забвении под лестницей. Когда проводились сварные работы по ремонту крыльца, колонны "случайно" попались на глаза и стали главным украшением! В декоре перил использовался элемент - эвольвента, повторяющая украшения  фронтона козырька. Вертикальные и наклонные элементы изготовлены из 14 мм сплошного квадрата по соображениям вандалоустойчивости. В перспективе планируется покрыть металл перил дубовыми накладками. В основании веерного окна лежит массивная балка, обшитая листовым железом.
    В 2007 г. проёмы второго яруса были окончательно закрыты(главным образом от голубей)оконными рамами с остеклением. Рассказывали, что когда начались
восстановительные работы, голубиного помёта скопилось выше человеческого роста! И, хотя птиц мы любим, колокольня должна содержаться в чистоте!

    Старожилы      с  любовью вспоминают  протоиерея Михаила Лебедева (1896—1979 ), человека большой порядочности,   огромной   эрудиции, внука   Прилуцкого.

http://sa.uploads.ru/t/mGEbr.png
М.А. Лебедев

Михаил Анатольевич Лебедев (17.10. 1899 – 20.02.1979). был прекрасным педагогом, талантливым ученым, выдающимся священнослужителем. Однако его имя долго находилось в забвении, а в периоды особых гонений на церковь даже под запретом. Именно Михаил Анатольевич стоял у истоков пензенского краеведения. М.А. Лебедев родился в селе Линевка Чембарского уезда 17 октября 1889 года. Оба его деда и отец были священниками. Он получил хорошее образование.

В 1897 году поступил в приходское училище. С 1899 по 1904 год учился в Тихоновском духовном училище в Пензе. По его окончании поступил в Пензенскую духовную семинарию, которую окончил в 1911 году в числе лучших учеников. Широкие профессиональные и исторические знания М.А Лебедева были заложены в годы учебы в семинарии, чья история украшена замечательными именами. К их ряду принадлежит ученик В. О. Ключевского, знаток пензенской духовной старины профессор А.Л. Хвощев, у которого учились известные исследователи Пензенского края П.М. Иллюстров, Б.Н. Гвоздев и др.

В 1915 году М.А. Лебедев закончил Петроградскую духовную академию со степенью кандидата богословия и вернулся в Пензу, где начал педагогическую деятельность преподавателем истории в женском епархиальном училище. В этом учебном заведении он заслужил репутацию обаятельного, демократичного, хорошо знающего свой предмет преподавателя. В 1917 году Михаил Анатольевич женился на Нине Алексеевне Началовой,с которой прожил в счастливом браке 62 года и имел двоих детей.

Революция 1917 года изменила судьбу М.А. Лебедева. Некоторое время он еще преподавал в различных учебных заведениях Пензы. Но в 1931 году за свои религиозные убеждения был уволен, перебивался временными заработками.

В годы Великой Отечественной войны М.А. Лебедев вновь смог вернуться в Пензу, преподавал историю в педагогическом училище, некоторое время был директором средней школы № 12. В 1945 году окончательно оставил преподавательскую работу.

С 1943 по 1946 год М.А. Лебедев работал в Пензенском краеведческом музее заместителем директора, заведующим отделом истории, а затем и директором. С его приходом научно-исследовательская работа в музее получила более живое развитие, проводились исследования по широкому кругу проблем пензенского краеведения. С его подачи краевед А.В. Храбровицкий впервые ввел в научный оборот письма молодого В.О. Ключевского в Пензу, хранившиеся в собрании музея.

М.А. Лебедев вел дневник работы музея, который раскрывает его кипучую деятельность как фондовика, экскурсовода, лектора, педагога, хозяйственника, исследователя, организатора. Михаил Анатольевич был также первым в Пензе разработчиком методики экскурсионного дела.

В 1946 году он выходит на пенсию и вернулся в лоно русской православной церкви и прослужил священником до 1978 года.

1 августа 1946 года М.А. Лебедев был рукоположен в дьяконы, а на следующий день – в священники Саранского Иоанно-Богословского собора. В 1947 году был переведен на должность исполняющего обязанности настоятеля Успенского кафедрального собора г. Пензы. В этой должности он находился до 1958 года. В это время его имя приобрело большую популярность среди верующих.В 1958 году Михаил Анатольевич получил разрешение на службу в Михайлово-Архангельской церкви с. Мокшан Пензенской области в качестве священника-настоятеля. В этой церкви, где до революции служил его дед, он прослужил до 1 января 1978 года, когда был уволен за штат «согласно прошению по состоянию здоровья и по причине преклонного возраста» (ему в то время было 89 лет)с оформлением пенсии. За годы службы в Мокшане М.А. Лебедев заслужил любовь и благодарность прихожан. Все, кто его знал, отзывались о нем очень хорошо.

Кроме того, с 1954 по 1958 год Михаил Анатольевич являлся секретарем епархиального архиерея, а с 1965 по 1970 год – секретарем Пензенского епархиального управления, то есть, по существу, был вторым человеком в Епархии. Он был выдающимся священником Пензенской Епархии советского времени.

28 февраля 1979 года М.А. Лебедев умер.

А я на этом закончу рассказ о славном поселке Мокшан Пензенской области."

Источник: http://travelclubonline.ru/home/poselok … oy-oblasti

0

3

"Глава 4. Село Симбухово Пензенской области

С левой стороны дороги на пригорке, мы видим красивую белоснежную церковь – это Храм Михаила-Архангела села Симбухово.

http://sa.uploads.ru/t/sRloz.jpg
Храм Архистратига Михаила. Симбухово. Пензенская область

Храм во имя Архистратига Михаила в Симбухово, каменный, с приделами во имя Святителя и Чудотворца Николая (справа) и в честь трёх вселенских Святителей — Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста (слева). Построен в 1780 году тщанием графа Воронцова. Имел два придела: в честь Николы Чудотворца (справа) и мц. Ирины (слева), который в 1809 году сгорел.

4 августа 1897 года был уже утверждён проект на распространение трапезной части церкви. При этом, строительное отделение признало необходимым изменить конструкцию сводов, сломав две стены трапезной — северную и южную — и заменив их четырьмя столбами. Своды предполагалось сделать коробчатыми, а четыре угловых — крестовыми. Южная стена трапезной была расширена в 1898 году, в ней был устроен новый иконостас (за 800 рублей) и 30 января 1899 года священ придел во имя Святителя и чудотворца Николая. Северная сторона — в 1902 году, в ней также был устроен новый иконостас (за 1 250 рублей) и 5 декабря 1904 года освящён придел во имя трёх святителей — Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста.

Иконостасы выполнил пензенский мастер Журкин, a перестройка храмa была осуществлена стараниями священника Льва Богословова, переведенного в настоящее место в 1890 году, и церковного старосты Семёна Орехова. B 1912 году eго вдова пожертвовала в храм подризник, стоимостью 20 рублей, его наследники — священническое облачение за 60 рублей, крестьяне — супруги Филипп и Ксения Бизяевы — также священническое облачение стоимостью 90 рублей, прихожане — 150 рублей на приобретение плащаницы c гробницей.

Храм был закрыт в советское время и превращен в зернохранилище. Вновь открыт в 1998 году.

C 2012г.  идут реставрационные работы .

СИМБУХОВО (Архангельское, Симбухино, Синбугино, Волынское, Волынщина), русское село Богородского сельсовета. Основано в Завальном стане Пензенского уезда, на земле, отказанной 2 августа 1690 г. атемарцу Тимофею Андреевичу Синбугину.   «В Саранском уезде порозжая земля, дикое поле на реке Азясе, около Драгунского липяга, по обе стороны Ломовские и Макшанские дороги, и дача Андрея Синбугина по реке Мокше», вероятно, земли отца Тимофея Синбугина, полученные им ранее. Около 1700 г. поместье перешло к его сыну Тимофею и в 1719 г. показано за ним. С 1780 г. – в Мокшанском уезде. В 1782г. Архангельское, Синбухино тож  принадлежало графине генерал-поручице Марии Артемьевны Воронцовой (умерла в 1866 г.). 111 дворов, господский дом каменный, ветхая деревянная церковь во имя Архангела Михаила (строилась новая каменная), конный двор каменный, в котором 150 лошадей немецкой, датской и русской пород, при господском доме работали ткачихи, выделывая цветные ковры для господских покоев. Всей дачи – 2053 десятины, в том числе усадебной земли – 70, пашни – 1327, сенных покосов – 103, леса – 140; на реке Мокше две мельницы, каждая о двух поставах; «земля – чернозем, урожай хлеба хорош, а травы средствен. Лес строевой, дубовый, осиновый, березовый и дровяной тех же родов»; крестьяне находились частью на барщине, частью на оброке (платили 3 рубля в год с души). Часть крестьян выделывала кирпич и занималась кладкой каменных строений. Два раза в год ездили к господам в Москву с продуктами.

Перед отменой крепостного права, село Архангельское Симбухино тож и деревня Воронцовка, показаны за Елизаветой Петровной Топорниной. В 1910 году село Симбухово Волынщина тож имение Оболенского. В 1939 г. – центр сельсовета Мокшанского района (по другим данным, Богородского сельсовета). В 1955 г. – центральная усадьба колхоза имени 8 Марта. Родина В.М. Артоболевского (1874–1952), ученого, орнитолога, работавшего в Киеве."

Источник: http://travelclubonline.ru/home/selo-si … oy-oblasti

0

4

"Глава 5.  Деревня Михайловка Пензенской области.

http://sa.uploads.ru/t/mtXVE.jpg
Церковь Живоначальной Троицы. Деревня Михайловка Пензенская область

Дальше на нашем пути встречается деревня Михайловка. Здесь тоже находится старинный, очень интересный храм. В 1861 году началось возведение каменного храма в честь Троицы Живоначальной, строительство храма было закончено в 1867.

Освящение его состоялось в 1871 году. В 1879 году в настоящей (храмовой части) освящен правый придел во имя святителя и чудотворца Николая, а в 1883 году — левый во имя Архистратига Михаила. В 1887 году был утвержден проект епархиального архитектора Эренберга на распространение церкви, по которому предполагалось к существующей церкви пристроить теплую трапезную на тысячу человек. В 1891 году она была построена. В 1906 году был отремонтирован и готов к освящению правый придел в трапезной во имя Николая Чудотворца, Между ними, по видимому, располагался придел в честь Успения Божией Матери. В 1933 году храм закрыли и превратили в склад. Для заезда в него машин в северной стене трапезной пробили большой проём. С 2005 года началась реставрация церкви.

Алексей Егорович Эренберг (1863–1938) – едва ли не самый плодовитый зодчий дореволюционной Пензы. Он проработал в нашем городе 10 лет (1888–1898), за это время было рассмотрено до 180 его проектов! Подавляющее большинство из них – православные храмы. Такое исключительное внимание Эренберга к культовой архитектуре объясняется просто: он был епархиальным архитектором. В первую очередь упомянем постройку здания рисовальной школы (1894–1898). Кроме того, Алексей Егорович разработал следующие проекты: дом смотрителя усадьбы Тихоновского духовного училища (1890), здание духовной консистории (1888), Митрофановскую церковь (1890), часовни Живоносного Источника при Преображенской церкви (1891) и Казанской церкви (1893). Именно Эренбергу доверили перестройку колокольни и главок Спасского кафедрального собора (проект утвержден 29 июля 1891 г.), хотя в краеведческой литературе долгое время указывалось, что эту работу производил Александр Старжинский. Эренберг строил как человек, уверенный в себе. Вряд ли можно сказать, что он уклонился в сторону «нарядности» или «монументальности». Действительно, зачем специально утяжелять, подчеркивать приземистость храма, если он и так будет доминировать над селом за счет размеров и количества куполов? А размеры построек Эренберга почти всегда впечатляют. Одно из любимых сочетаний архитектурных элементов у Эренберга – пятикупольное завершение четверика и колокольня, которая перекликается с центральным куполом. Купола, как правило, луковичные, но встречаются и шлемовидные. Все основные храмы Эренберга имеют пять куполов. Эренберг, как правило, не злоупотребляет декором, причем в деревянных храмах он пользуется им еще более скупо, чем в кирпичных. Алексей Егорович Эренберг Ученик Академии Художеств. Ученик Академии художеств с 1879 г. Имеет 2 и 1 серебряные медали. 24 октября 1886 г. – звание классного художника 3 степени. 30 октября 1889 г. – звание классного художника 2 степени за программу: «Проект Думы для города Петербурга»."

Источник: http://travelclubonline.ru/home/derevny … oy-oblasti

"Глава 6. Поселок Плес Пензенской области

ПЛЁС (Плес, Плесо, Плесс, Покровское), русское село, Основано помещиком в Завальном стане Пензенского уезда около 1700 г.

В 1710 г. здесь 26 дворов крестьян князя Михаила Григорьевича Ромодановского, в 1719 г. владельцами показаны вдовы Настасья Борисовна Ромодановская (невестка от умершего в 1712 г. сына Андрея Михайловича) и Настасья Михайловна Салтыкова (дочь М.Г. Ромодановского). В 1747 г. – село Марфы Андреевны Вельяминовой-Зерновой (дочери А.М. и Н.Б. Ромодановских, вышедшей замуж за Петра Ивановича Вельяминова-Зернова). С 1780 г. – Мокшанского уезда. В 1782 г. – с. Покровское, Плесо тож, Ирины Ивановны Бекетовой, 67 дворов, всей дачи – 1972 десятины, в том числе усадебной земли – 51, пашни – 1390, сенных покосов – 123, леса – 287. Село расположено на «на левой стороне реки Мокши. Церковь деревянная Рождества Пресвятой Богородицы. Позже она сгорела В том селе еженедельно бывает торг, на который съезжаются из города Пензы купцы с шелковыми, бумажными материями и другими мелочными товарами, а из ближних селениев жители с деревенскими продуктами… Земля – чернозем, урожай хлеба хорош, а травы средствен. Лес дровяной. Крестьяне на оброке»

Бекетова (в девичестве Мясникова) Ирина Ивановна (1743-1823) – одна из четырёх дочерей симбирского купца Ивана Семёновича Мясникова. Отец её совместно с братьями Иваном и Яковом Борисовичами Твердышевыми основал в 1750-1770-е годы ряд южно-уральских горных заводов, так называемую «горнозаводскую империю Твердышевых-Мясникова». Верой и правдою служа Отечеству, они получили дворянское достоинство.
Императрица Екатерина II во время путешествия по России в 1767 году, проплывая по Волге, остановилась в Симбирске в гостеприимном хлебосольном доме Ивана Мясникова и, увидев четырёх дочерей именитого заводчика на выданье, взялась устроить судьбу их. Она подыскала им женихов и за три года выдала замуж за своих придворных. Так Ирине Ивановне достался в мужья представитель знатного рода, офицер гвардеец Петр Афанасьевич Бекетов, позже полковник. Дарья Ивановна стала женой офицера линейных войск Александра Ильича Пашкова. Аграфена Ивановна пошла под венец с бригадиром Алексеем Николаевичем Дурасовым. А младшая из дочерей, Екатерина Ивановна связала свою судьбу, со статс-секретарем императрицы Григорием Васильевичем Козицким.
После смерти в 1783 году Ивана Семёновича Мясникова произошёл раздел имущества горнозаводской компании и обособление Симских и Катавских заводов, доставшихся разным наследникам. У Твердышевых детей не было, а наследницами И.С. Мясникова стали четыре его дочери – Ирина, Дарья, Аграфена и Екатерина. Именно между ними и была в основном разделена «империя». С 1785 г. Ирина Ивановна Бекетова вступила во владение Симским, Миньярским и Богоявленским заводами Оренбургской губернии. Вместе с мужем она всеми силами содействовала увеличению и усовершенствованию производственных мощностей предприятий. Но это делали все горнозаводчики, а потомкам помещица Ирина Ивановна Бекетова хорошо запомнилась именно своим милосердием, меценатством и благотворительностью. Она занялась строительством церквей на территории Симского горного округа и основанием школ в заводских посёлках и деревнях. Ирина Ивановна купила и переселила на территорию Симского округа 3249 крестьян из Нижегородской, Симбирской и Калужской губерний.
В 1790-95 гг. Ирина Ивановна построила кирпичный храм в Богоявленском заводе (селе Богоявленском), ныне посёлок Красноусольский. В 1806 г. она пожертвовала 35000 рублей на содержание милиции в Оренбургской губернии и позже 5000 рублей на устройство Неплюевского военного училища. Деньги по тем временам немалые. В 1798-1806 гг. ею велось возведение Христо-Рождественской церкви в ново обустроенном селе Подлубове, что в 40 верстах южнее Уфы. В Миньярском заводе по заказу Ирины Ивановны был возведен огромный храм Введения во храм Пресвятой Богородицы, его строительство началось в 1795 году, и спустя 24 года церковь была полностью построена и в 1819 году освящена. Следом в соседнем селе Илеке в 1818-20 гг. на её деньги был построен похожий на него младший собрат – храм Сретения Господня. Все они строились по проекту петербургских архитекторов и были шедеврами классического стиля эпохи его наивысшего расцвета. Как уже упоминалось выше, своими пожертвованиями Бекетова оставила добрую и долгую память и в истории города Уфы – после пожара 1819 года на средства владелицы Симского горного округа отстроена целая слобода. Известно также, что Ирина Ивановна строила также, больницы и церкви и в иных губерниях. Уникальным по истории и архитектуре является градо-уфимская Спасская церковь на изломе улице Большой Казанской при пересечении с одноимённой храму улицей Спасской (Новомостовой). Строилась церковь ровно 20 лет под руководством священника Несмелова на пожертвования многочисленных прихожан. И хотя церковь была возведена уже после смерти Ирины Ивановны, её капиталы также участвовали в этом.
Итак, Ирина Ивановна Бекетова, за свою долгую жизнь единолично возвела на территории Уфимской (тогда Оренбургской) губернии 4 огромных каменных храма – в селе Подлубове и в своих горных заводах – в Богоявленском, в Миньяре и в Илеке. Ирина Ивановна возводила церкви и на своей родине в Симбирской губернии, а также помогала в строительстве и поновлении храмов Москвы и Петербурга.

Писатель Сергей Круль написал о ней книгу «Завещание помещицы»."

Источник: http://travelclubonline.ru/home/poselok … oy-oblasti

"Глава 7. Село Подгорное Пензенской области

ПОДГОРНОЕ  (Свинуха, Богородское), русское село, центр сельсовета, расположено по обоим берегам р. Скачки, левого притока Мокши. Названо по местоположению у подножья возвышенности.

Деревня существовала как вотчина Михаила Григорьевича Ромодановского с начала 18 в. Было передано им в качестве приданного дочери Наталье Михайловне Салтыковой. Между 1710 и 1718 гг. рядом с д. Свинухой основано сельцо Богородское, где вскоре построили храм во имя Казанской Божьей Матери. Впоследствии селения слились. В 1747 г. село показано за Марфой Андреевной Вельяминовой-Зерновой (внучкой М.Г. Ромодановского, женой Петра Ивановича Вельяминова-Зернова). Крестьяне из Московского уезда. В 1785 г. показано за Степаном Григорьевичем Мелгуновым (677 ревизских душ вместе с крестьянами сел Кутлинская слобода, Азясь и другими). В 1782 г. – за княгиней Настасьей Ивановной Долгорукой и другими помещиками, 37 дворов, в одной земельной даче с другими помещиками (см. Знаменское); располагалось «на правых сторонах речки Скачка и отвершка безымянного и по обе стороны большой дороги из Нижнего Ломова в город Мокшан; церковь Казанской Пресвятой Богородицы деревянная» (РГАДА, ф. 1355, оп. 1, е.хр. 1049, лл. 33–35 об.). Позднее село стало волостным центром Свинухинской волости Мокшанского уезда.

Князь Михаил Григорьевич Ромодановский (1653—30.01.1713) — государственный деятель петровского времени из рода Ромодановских.

Младший сын князя Григория Григорьевича Ромодановского, С 1665 года стольник, в 1669 году, 16-ти лет, удостоился чести «дневать и ночевать» у гроба царевича Симеона Алексеевича. Затем находился на службе при отце, белгородском воеводе, участвовал с ним в Чигиринском походе против турок(1678), в том же году пожалован в бояре. С 1679 года состоял при дворе царя Фёдора Алексеевича, затем — Петра I, входил в круг ближайшего окружения царя, был членом «Всепьянейшего собора» и носил ироничное прозвище «Преосвященный Мишура». «Всепьянейшего собора» - одна из затей, учрежденных царём Петром I с целью развлечений, питейных увеселений, карнавальных действ и так далее; своеобразная шутовская«орденская организация», объединявшая царских единомышленников.

В 1685—1687 годах — воевода во Пскове. В 1688 году назначен во Владимирский Судный приказ, в 1689—1692 годах был воеводой в Киеве.

В 1697 году направлен Петром I в Великие Луки, где возглавил полки, стоявшие на Литовской границе, в готовности двинуться в помощь саксонскому курфюрсту, избранному польским королём. В 1698 году в связи с благоприятным разрешением дел корпус был переведен в Торопец, что вызвало недовольство стрельцов, надеявшихся, что их вернут в Москву. М. Г. Ромодановскому пришлось усмирять восставших стрельцов и участвовать в судебном разбирательстве над ними. В связи с подозрением в сочувствии к стрельцам был отстранен от дел и сослан в родовое имение на Клязьме. Но уже в 1699 году ему удалось снять с себя подозрения. Петр I привлек его к составлению нового Уложения (кодекса законов), в том же году сопровождал Петра I в Воронеж.

В 1703 году командовал войсками Белгородского разряда, за Сумской поход получил похвальную грамоту. В 1705—1707 годах заведовал Провиантским приказом, ведавшим снабжением войск продовольствием. В 1711 году собирал дворянские полки в Путивле в связи с нарушением мира с Турцией.

Указом от 23 января 1712 года назначен Московским губернатором, принимал меры к восстановлению Москвы после майского пожара, уничтожившего четверть города, мостил камнем улицы.

Погребен в Богоявленской церкви села Мстеры (впоследствии Вязниковский уезд Владимирской губернии).

Был женат на Голохвастовой Евдокии Васильевне, от которой имел детей:

Андрей Михайлович (1682—1712), стольник.

Надежда Михайловна замужем за К. И. Пятовым

Наталья, замужем за А. П. Салтыковым.

Алексей Петрович Салтыков — один из сыновей Петра Михайловича Салтыкова, боярин, в петровское время — московский и казанский губернатор.

Представители старшей ветви рода Салтыковых производились прямо из стольников в бояре. Алексей Петрович получил боярский сан в 1682 г. и через 7 лет служил воеводой в Астрахани. Во время первого заграничного путешествия Петра, Салтыкову, в феврале 1698 г., поручено было начальство над Рязанским полком, снаряжавшимся «для промыслу над неприятели басурманы и для береженья завоеванных турецких городов Азова и др.».

В 1711 г. он заведовал Провиантским приказом, затем в 1713 г., по смерти своего тестя М. Г. Ромодановского, назначен был московским губернатором. Салтыков получил это место, как говорили, по старанию сенаторов, особенно Мусина-Пушкина и Долгорукого; вскоре крупное столкновение с московским вице-губернатором Ершовым послужило поводом к устранению его от управления Московской губернией.

В конце 1715 г. В. С. Ершов публично уличал Салтыкова в том, что он «потакает ворам», потерял казенных денег с 50000 руб. и в следующем году обвинил его перед государем в «похищении и растерянии царского величества интереса». В оправдательном донесении к Петру 24 сентября 1716 г. Салтыков писал, что он не только не нанес казне никаких убытков, но имел «о сборах царского величества интереса многое прилежание, учинил в сборах многий прибор, против Ершова сборов, в 900000 руб., и в других интересах учинил многую прибыль».

Петр повелел Сенату «между губернатора и вице-губернатора московских разыскать в их ссорах» и в начале 1716 г. назначил временно начальником Московской губернии Кирилла Нарышкина, который после расследования дела окончательно заместил Салтыков в этой должности.

В 1718 г. Салтыков принимал участие в суде над царевичем Алексеем и подписал его смертный приговор; участвовал он вместе с другими вельможами и в первой ассамблее у князя-папы Зотова. Затем, указом 2 мая 1719 г. он назначен был казанским губернатором, на место П. С. Салтыкова.

Кроме обычных вопросов губернского хозяйства, ему в этой должности доставляли много забот дела, которыми особенно интересовался Петр; он содействовал постройке судов для персидского похода и заготовлял провиант, разыскивал золотую руду, по указанию башкирца с Симбирской дороги, распределял по губернии лифляндских косцов для обучения крестьян снимать хлеб косами, наблюдал за малолетними крещеными татарами, отыскивал для государя девять ишаков, пересылал для кунсткамеры живого петуха о четырех ногах и монстра-младенца и проч.

Салтыков просил государя отставить его от дел уже в 1722 г., указывая на свою болезнь и смерть жены (урождённой княжны Ромодановской) и сына, но только в 1724 г. получил разрешение приехать в Москву. Литератор Александр Михайлович Салтыков приходился ему правнуком."

Источник: http://travelclubonline.ru/home/selo-po … oy-oblasti

0

5

"Глава 8. Село Широкоис [Иссинский район] Пензенской области

Пензенские дворяне Кашкаровы - Храмоздатели

http://sa.uploads.ru/t/3LHbd.png
Герб рода Кашкаровых

Кашкаровы - один из самых интересных дворянских родов Пензен­ского края. Имения в Пензенской губернии были у многих дворян­ских родов, гораздо более древних и знаменитых, чем Кашкаровы; но Кашкаровы не только владели здесь крестьянами и землей - они здесь жили, причём это один из тех немногочисленных родов, кото­рый был связан с Пензенским краем целых 260 лет: с середины XVII века до начала XX века.

Читателю, знакомому с пензенской крае­ведческой, культурологической и мемуар­ной литературой, из Кашкаровых в первую очередь вспоминаются Иван Фёдорович, скрипач и владелец рогового оркестра, и его жена Ольга Васильевна. Но в российской истории гораздо более известен их сын, Ни­колай Иванович, полковник, кавалер семи орденов, участник пяти войн и «Семёновской истории» 1820 года.

Заслуживают внимания и другие члены этой семьи. Среди них - Степан Иванович Кашкаров, близкий к декабристским кругам (его даже пытались записать задним числом в т.н. «Пензенскую управу»); Василий Ни­колаевич Кашкаров, герой обороны Севасто­поля; Иван Николаевич Кашкаров, мокшан­ский уездный предводитель дворянства, позже председатель уездного Съезда мировых судей и училищного совета, почетный по­печитель I Пензенской мужской гимназии, директор Пензенского отделения Русского музыкального общества; Ольга Васильевна Кашкарова-Уварова, пианистка, ученица Льва Шора. Наконец, из пензенских Кашка­ровых происходят Варвара Николаевна Асенкова (по отцу), великая русская актри­са, и Николай Григорьевич Шаховской (по матери), создатель одного из лучших крепост­ных театров России.

Можно выделить три направления, в кото­рых вклад рода Кашкаровых наиболее зна­чителен и интересен. Во-первых, это музыка и театр; во-вторых, - военное дело (причём фа­мильной традицией стала служба в престижнейших Преображенском и Семёновском полках); и в-третьих, - благотворительность, просвещение и храмоздательство.

Я предлагаю  краткий рассказ о тех Кашкаровых, которые остались в исто­рии именно как храмоздатели. Это Николай Степанович Кашкаров (1756-1814), его пле­мянник Иван Фёдорович (1757-1813), вдо­ва Ивана Фёдоровича Ольга Васильевна (1769-1863) и семья их сына Сергея Ивано­вича (1795-1834): вдова Юлия Петровна (между 1804 и 1812-1886) и дочь Юлия Сер­геевна (1831-между 1905 и 1917). Их стара­ниями были возведены пять храмов: по два - в Широкоисе, главном пензенском имении рода (сейчас Иссинского района), и в Ста­рой Степановке (сейчас Лунинского района), и ещё один в Ускляе (Рузаевского района)

Екатерининский бригадир Николай Степанович Кашкаров

Как указывает Д.В. Тюстин, Николай Каш­каров вступил в службу в 1771 году капра­лом артиллерии. В 1782 году он упоминается как гвардии поручик. Тюстин пишет, что Николай Степанович в составе Преображен­ского полка участвовал в русско-шведской войне 1788-1790 гг. А с 1 января 1791 года лейб-гвардии Преображенского полка капи­тан-поручик Николай Степанович Кашка­ров был произведён в капитаны. В отставку он вышел к 1794 году в чине бригадира ар­мии и поселился в Степановке. В.Р. Апухтин упоминает его в 1812 году как «бывшего Екатерининского гвардии канонира, отстав­ного бригадира».

10 февраля 1794 года Н.С. Кашкаров подал прошение о внесении его (и всего рода Каш­каровых) в Дворянскую родословную книгу Пензенской губернии, и 3 июня был туда внесён определением собрания, а 14 ноября 1796 года утверждён Сенатом. Николай Сте­панович представил дворянскому собранию документы XVII-XVIII вв., подтверждающие дворянство Кашкаровых, и благодаря этому они дошли до нас. Ещё более важное след­ствие этого события - признание всего рода Кашкаровых в числе древних благородных родов российского дворянства. В гербов­нике указывается: «Фамилии Кашкаровых, многие Российскому Престолу служили дворянские службы в разных чинах и жало­ваны были в 7171/1663 и других годах по­местьями. Всё сие доказывается копиями с грамот и справками, означенными в копии с определения Пензенского Дворянского Депутатского Собрания о внесении рода Каш­каровых в родословную книгу, в 6-ю её часть, древнего дворянства». Таким образом, герб Кашкаровых был дарован именно пензен­ской ветви. А остальные Кашкаровы получи­ли его благодаря своим пензенским родст­венникам и, в частности, Николаю Степано­вичу.

По выходе в отставку Кашкаров занялся и храмоздательством. В 1796 (по менее до­стоверным данным, в 1794) году на средства Кашкарова была построена новая деревянная на каменном фундаменте Архангельская церковь в Степановке. И в том же 1796 году Николай Степанович построил каменную холодную церковь (с деревянной колоколь­ней) в селе Ускляй. В ней было устроено два престола: главный, - в честь Происхож­дения древ Честного и Животворящего Креста Господня; и в трапезной - во имя му­ченицы Софии. В 1844 году здание постиг пожар, но в 1848 году оно было восстановле­но Церковь сохранилась до наших дней, хотя и не действует.

Николая Степановича Кашкарова надолго: запомнили его крестьяне. В 1885 году степановский священник Николай Фёдорович Быстров зафиксировал рассказы о нём в своём историко-статистическом описании села.

«В истории экономического быта степановского духовенства в период крепостничества есть одна светлая точка - именно времена помещика бригадира Николая Степановича Кашкарова, личности в высшей степени за­мечательной. В начале своего житейского по­прища это был первый повеса-офицер и со­вершенный безбожник. Но благодаря какому- то, вероятно, особенному обстоятельству, в его образе мыслей и самой жизни, когда ему было около 40 лет, произошла существен­ная перемена. Из кутилы и атеиста Николай Степанович сделался человеком религиоз­ным и самой безупречной жизни. С этих пор полились пожертвования и в пользу Церкви, и в пользу местного причта. Николай Сте­панович понимал, что духовенство должно быть вполне обеспеченным для того, чтобы успешно заниматься своим делом и безуко­ризненно исправлять возложенные на него обязанности. Поэтому забота о доставлении причту безбедного содержания была посто­янною и главною заботою доброго помещика. Как хозяин-практик, он хотел прежде всего поднять полевое хозяйство местного причта. Часто будил он просыпающих по утрам свя­щенников, возил их по полям, советовался с ними и т. д. А затем всем - и дровами, и хле­бом, и светом в изобилии снабжал он священно-церковнослужителей. Вообще при Николае Степановиче содержание духовен­ства было безбедное».

В примечании к этому фрагменту Быстров добавляет: «Но не одно духовенство скажет Николаю Степановичу слово благодарности. Хорошо помнят его и все степановские кре­стьяне - бывшие кашкаровские крепостные. Многому доброму научил их Николай Сте­панович. Так, ручную полевую работу в своём имении он довёл до совершенства. И в настоящее время степановские мужички славятся по окрестности, как хорошие ра­ботники. Возьмём для примера молотьбу: 7 и даже 8 человек на одной верёвке, с непо­дражаемым дружным ладом - в Степановке явление самое обыкновенное. Прочие работы: пашню, жнитво, косы и др. наши крестьяне исполняют скоро, дружно, чисто. Исключение представляет в этом случае вязка сно­пов и кладка копен и кладей. Сноп нашего жнеца и велик, но неровен и связан слабо. Копны кладутся без всякого искусства. Так вот всем, что только хорошего имеет степановский крестьянин в своей полевой работе, всем этим он обязан Николаю Степановичу Кашкарову. Аккуратность, чистота и расто­ропность в работе - вот качества, которых требовал Николай Степанович от своих кре­постных. Часто видели его на гумне, лично наблюдающим за работою. Крестьянин, не­ловко подъехавший со снопами к клади, зацепивший за столб и т. под., более не ра­ботник: его сдавали в солдаты».

Последнее из своих замечательных дел со­вершил отставной бригадир Кашкаров во время Отечественной войны 1812 года. Ко­нечно, сражаться он уже не мог, но в тылу деятельно способствовал победе русского оружия.

Филипп Вигель в своих «Записках» вспо­минает, что в августе 1812 года «во всякой из ополчающихся губерний учреждался ко­митет для принятия и хранения как от дво­рянства поступающих, так и другими сосло­виями жертвуемых сумм для производства жалования ратникам, для обмундирования, вооружения и продовольствия их до выступ­ления в поход за пределы губернии. <...> Председателями сих комитетов везде были губернские предводители дворянства. Но по несогласиям пензенского предводителя Колокольцова с губернатором, сей последний выпросил у графа Толстого, чтоб от дворян­ства был выбран особый председатель. <„>

В председатели выбран был бывший Екате­рининский гвардии капитан, отставной бри­гадир Николай Степанович Кашкаров, человек лет около шестидесяти, родной дядя описанного мною меломана того же имени [Ивана Фёдоровича Кашкарова]. Трудно ска­зать, чего более был он достоин: любви или уважения. В действиях и речах его было не­что особенно благородное, отличавшее его от других дворян»^. Весной 1814 года был закрыт Пензенский комитет пожертвований, а 13 мая Николай Степанович Кашкаров скончался.
http://sa.uploads.ru/t/UVfxJ.png

Музыкант и меломан Иван Фёдорович Кашкаров

Иван Фёдорович Кашкаров родился в 1757 го­ду (впрочем, есть сведения, что в 1754/55 г.). Скорее всего, место его рождения - Санкт- Петербург, где в то время стоял Семёновский полк (из которого, насколько мне известно, ещё не вышел в те годы Фёдор Степанович Кашкаров).

Сам Иван Фёдорович служил в лейб-гвар­дии Преображенском полку; традиционно ука­зывается, что он вступил туда в 1770 году. А 31 июля 1777 года Кашкаров был уволен в отставку из этого полка гвардии прапор­щиком.

Его родители и сёстры погибли в 1774 году в Пугачёвщину, и всё имущество досталось Ивану Фёдоровичу с младшим братом Серге­ем Вскоре после выхода в отставку и раздела имения, около 1783-1785 г., Иван Фёдорович женился на дочери надворного советника Ва­силия Яковлевича Никольского Ольге. Где поселились молодожёны? Возможно, уже сра­зу в своем лукояновском имении - Ульянкове. Иван Фёдорович по каким-то причинам не захотел жить в отцовском доме в Широкоисе; Возможно, Иван Фёдорович построил в Широкоисе и новый господскийпустовал больше тридцати лет и, думается, порядком обветшал. может быть, сыграли определённую роль и неприятные воспоминания о гибели здесь всей кашкаровской семьи. В любом слу­чае, в декабре 1795 года Иван Фёдорович указывал местом своего жительства Ульянково. Тогда он подал прошение о внесении его фамилии в дворянскую родословную кни­гу Пензенской губернии. И очень вскоре всё-таки перебрался жить в главное пензен­ское поместье - Широкоис.
http://sa.uploads.ru/t/DxfZr.png

Сразу же после переезда в Широкоис Иван Фёдорович заново отстроил из дерева Ка­занскую церковь: это произошло в 1796 году (по менее достоверным сведениям, в 1795 году). В 1798 году был освящён и придел во  имя мученика Иоанна Воина - небесного по­кровителя Кашкарова

Церковь в Широкоисе входила в ансамбль усадьбы, и было бы логи­чным, если бы она строилась вместе с домом.

Скорее всего, тогда же Кашкаров и завёл в Широкоисе роговой оркестр, прославив­шийся на всю Россию. Иван Фёдорович умер 21 ноября 1813 года. Вдова пережила его ров­но на полвека.

18 февраля 1859 года Ольга Васильевна от­пустила на волю треть своих дворовых - во­семь семей. В 1858 году тщанием благоче­стивой помещицы в Широкоисе был постро­ен новый каменный храм. Главный престол в нём, как и прежде, был посвящен Казанской иконе Божией Матери; один из боковых - по- прежнему мученику Иоанну Воину, а другой, новый, - Николаю Чудотворцу.

Видимо, храм был построен над могилой Ивана Фёдоровича, а рядом с ним 90-летняя Ольга Васильевна приготовила место и для себя. Широкоисские старожилы вспоминают, что барин и барыня были похоронены под церковью рядом, в цинковых гробах, которые висели в склепе на цепях.

Ольга Васильевна умерла 21 апреля 1863 го­да. В метрике значится, что ей было 97 лет, однако более вероятно - 93, как указывает её дочь в своём прошении:

Преосвященнейшему Антонию, епископу Пензенскому и Саранскому и разных орденов кавалеру. Мокшанской помещицы из дворян девицы Екатерины Ивановны Кашкаровой

Покорнейшее прошение.

Храмоздательница Казанской церкви, состоящей в епархии Ва­шего Преосвященства: Мокшанского уезда в селе Широкоис, мать моя вдова Гвардии прапорщица Кашкарова Ольга Васильевна сего 21-го апреля месяца волею Божиею скончалась, в продолжение предсмерт­ных минут приказала мне испросить разрешение Вашего Преосвя­щенства на погребение тела её под зданием ею созижденного храма в приготовленном уже месте, а именно под алтарём настоящей церкви с правой стороны престола, почему Ваше Преосвященство имею честь покорнейше просить о даче резолюции на погребение тела матери моей в помянутом месте. Причём, осмелюсь уверить себя как дочь вверенной Вам паствы, что Вы, всегда пребывая с ис­тинным стремлением к распространению христианских храмов, - в поощрение желаний на сие усердствующих, не откажете и мне в моей покорнейшей просьбе, вызванной неотступными просьбами и религиозным чувством матери моей, 93-х-летней старухи. На что и буду ожидать от Вашего Преосвященства всемилостивейшего Ва­шего Архипастырского разрешения. Апреля 21 дня 1863 года.

Покорнейшая в услужении Вашему Преосвященству Екатерина Кашкарова.

Антоний I наложил следующую резолюцию:

Апреля 22-го 1863 г. По тому уважению, что покойная раба Божия Ольга есть добрая и благочестивая христианка, храмоздательница благолепного храма в селе Широкоисе, дозволяется погребсти тело её в нарочито устроенном для сего склепе, вход в который должен быть со внешней стороны храма. Антоний, епископ Пензенский и Саранский.
http://sa.uploads.ru/t/VON86.png

Семья Сергея Ивановича Кашкарова

Семья Сергея Ивановича Кашкарова с 20-х годов XIX века жила в Москве, затем в Санкт- Петербурге. Но в конце 60-х (скорее всего, по экономическим причинам) его вдова и де­ти окончательно перебрались в своё пензен­ское имение - Степановку.

С самого своего появления в селе Кашкаровы оказывали внимание приходскому храму. Священник Николай Фёдорович Быстров в 1885 г. писал: Что же касается ризницы, то ею вполне может похвалиться степановская церковь. Как на более выдающиеся по ризнице вещи, можно указать на три священнических облачения. Самые богатые (из серебряной парчи) из этих облачений пожертвованы по­мещицею Ю.П. Кашкаровой, после смерти её му­жа, лет 50 тому назад.

Когда в 1855 г. Степановку впервые посетил пензенский епископ Варлаам, то путь свой Преосвященный направил к дому помещиков Кашкаровых, так как священника в это время в Степановке совсем не было. Тот радушный приёму, которым всегда отличалась семья Каш­каровых и который, казалось, теперь только и проявил всю свою силу, подействовал на пре­освященного Варлаама самым приятным об­разом. В то же время ему как нельзя больше понравилось местоположение села, так что когда госпожа Кашкарова обратилась к Прео­священному с просьбою дать в Степановку священника и указала даже на того, кого она желала бы видеть на этом месте у Варлаам так сказал: «Ваше желание слишком скромно. Тот священнику о котором вы просите, и стар и слаб у да и не достоин этого места. Я вам дам другого, которым Вы будете довольны».

В Степановку был назначен Фёдор Алексее­вич Быстров (1831-1914), в будущем прото­иерей и настоятель Петропавловской церк­ви в Пензе, - действительно, замечательный священник. Его сын Николай, степановский историк, и описал для потомков архиерейские посещения этого села. В третий раз (в 1861 г.) Варлаам был приглашён в Степановку помещи­ком B.C. Кашкаровым, у которого и отобедал. В это посещение, как не входящее в маршрут, Преосвященный не занимался ни обзором цер­кви, ни экзаменами21.

Надо заметить, что Варлаам (Успенский; 1801-1876), возглавлявший Пензенскую епар­хию в 1854-1862 гг., был одним из самых вы­дающихся и одновременно самым суровым из пензенских архипастырей. Его расположение к семье Кашкаровых, несомненно, делает им честь.

В 1886 году в Степановке началось строи­тельство нового каменного храма. Проект на его постройку был утверждён строительным отделением Пензенского губернского правле­ния 11 мая 1887 года. В гости к Кашкаровым в Степановку приез­жал и племянник Юлии Петровны, поэт Апол­лон Николаевич Майков. Степановская усадь­ба, где гостил Майков, не сохранилась. Но до сих пор стоит Вознесенский храм, построенный Кашкаровыми. Если Майков бывал в Степа­новке после 1886 года, то он наверняка заходил сюда. Поэт в эти годы был весьма религиозен, состоял председателем попечительского сове­та при церкви на станции Сиверская (где на­ходилась его дача), заботился о постройке там нового здания храма. Он не мог не интересо­ваться строительством степановской церкви.

http://sa.uploads.ru/t/0vsbi.png
Аполлон Николаевич Майков. Фотография 70-х годов XIX в.

Так или иначе, Юлия Петровна стала по­чётной попечительницей строящегося храма, Её сподвижником в благородном деле стал священник Николай Фёдорович Быстров (1864-1936), только что назначенный на от­цовское место настоятеля степановской цер­кви. Быстров, как уже упоминалось, был хоро­шо знаком с Кашкаровыми и в своих работах по истории Степановки зафиксировал весь­ма ценные сведения о них. В будущем он стал известным краеведом и публицистом, на­стоятелем Введенской церкви в Пензе, про­тоиереем.

Но Юлии Петровне не суждено было уви­деть новый храм достроенным. 4 декабря 1886 года она скончалась. Быстров посвятил её памяти некролог, опубликованный в «Пен­зенских епархиальных ведомостях». Приве­дём его полностью.

4 декабря прошлого года скончалась поме­щица села Степановка, вдова подполковника, Ю.П. Кашкарова. Покойная пользовалась всеобщим уважением целого края; особенно же любил её простой народ за её ласковое об­ращение, а главное, сочувственное отношение к его нуждам. Много и очень много полезного покойная сделала и для приходского храма. Кроме вещественных единичных, так ска­зать, случайных пожертвований (например, покойная пожертвовала несколько полных священнических облачений, на свои средства однажды произвела значительные поправки в приходском храме, пожертвовала значи­тельную сумму на колокол и т.д.), покойная приняла на себя звание почётной попечитель­ницы новостроящегося храма и не по имени только носила это звание. Оказывая матери­альную помощь, покойная могла влиять на успешность постройки и на умы крестьян нравственно: крестьяне смотрели на неё, как на храмоздательницу, а себя считали не более, как работниками. Понятно, поэтому, какую потерю понёс наш храм в лице Ю.П. Кашкаровой. Приход лишился едва ли не главной опоры при сооружении храма, как в матери­альном, так и в нравственном отношении. И потеря эта тем более чувствительна, если мы обратим внимание на то холодное, без­участное отношение, с каким, в большинстве случаев, наше так называемое интеллигент­ное общество относится к религии вообще и к нуждам православных храмов в частно­сти. Покойная Кашкарова любила наш храм и в этом отношении она заслуживает пол­ного внимания и подражания. В довершение своих благотворений, покойная отказала в пользу церкви и причта 50 десятин земли.

http://sa.uploads.ru/t/wfKNL.png
Архиепископ Варлаам (Успенский). Гравюра середины XIX в.

Звание попечительницы храма в Степановке унаследовала дочь Юлии Петровны - Юлия Сергеевна Кашкарова. Строительство продолжалось. 1 октября 1890 года был освя­щён правый придел в трапезной в честь Ми­хаила Архангела. А.И. Дворжанский указы­вает: Его иконостас, стоимостью 700 руб., сооружён усердием попечительницы храма Юлии Сергеевны Кашкаровой. Главный придел храма, во имя Вознесе­ния Господня, был освящён в 1909 году. Но в 1911 году сгорела колокольня, и полностью достроить храм, как и освятить левый при­дел (во имя Николая Чудотворца), так и не успели.

Широкоис в XX веке

Плохо стало с «православными». Под алтарём широкоисской церкви (Иссинского района) была похоронена помещица Кашкарова, основательница и «строительница божьего храма». Ходили слухи по селу, что барыня - святая... Говорили также, что с ней положены разные драгоценности...

Граждане решили это проверить и на общем собрании постановили: Гробницу барыни вскрыть. На второй же день вскрыли. Но не только драгоценностей - с «костяшками» осно­вательницы храма не оказалось даже никакого креста.

Мало заботились «господа» о мёртвых. Однако, местный поп и тут хотел извлечь себе выгоду. Он обратился к крестьянам с просьбой - похоронить прах «благочестивой» барыни заново и отслужить панихиду.

Православные - завывал он, - поступим с прахом по-христиански... А иначе... иначе она будет являться по ночам в ваших избах.

Слушали «православные», смеялись: Не стоит, батюшка, над гнилью возиться. А если хочешь, - похорони и хоть пять панихид отслужи. Только за это ни копейки тебе не заплатим. Так и поступили.

http://sa.uploads.ru/t/f7aZP.png
Степановка. Вознесенская церковь, фото А. Гришина

Кажется, эта заметка из «Трудовой правды» от 30 марта 1929 года в комментариях не нуж­дается...

Большая многокупольная кирпичная Ка­занская церковь в Широкоисе стояла на цен­тральной площади села, к югу от барского сада. Широкоисцы до сих пор вспоминают её с любовью и сожалением. Кажется, она пере­стала действовать в 1930 году, после ареста священника Алексея Андреевича Новгород­ского (1880-1937). Сначала здесь было зер­нохранилище, разбирать церковь начали уже в конце 30-х, а после войны разрушили пол­ностью - растащили тракторами. Некоторые иконы разобрали по домам. Вспоминают и церковный хор, славившийся среди всех со­седних сёл.

Под церковью был барский склеп (старожи­лы подчёркивают, что именно под церковью, а не рядом с ней). Когда склеп вскрыли, там оказалось два цинковых гроба на цепях, ба­рина и барыни (как говорят в Широкоисе, не без благоговения, «самого и самой»). Кости вы­кинули, из гробов наделали цинковых кружек.

Место, где стояла церковь, сейчас заметно по неровностям почвы. Кое-где из-под травы и земли проглядывают куски кирпичной кладки фундамента. Скорее всего, фундамент в целом сохранился, только совершенно за­тянут землёй и корнями травы. Кое-где есть неглубокие провалы земли.

Островок кустарника и старых деревьев к югу от места церкви называют Пискульки (уда­рение на второй слог). В советские годы тради­ционно мужики здесь «культурно отдыхали». А в своё время, видимо, именно на этом месте хоронили Кашкаровых.

Чётко видны места двух склепов. Один - большая глубокая яма-провал. Немного се­вернее был другой, не провалившийся. В нача­ле 90-х его разрыли, искали «клад». Бетонные плиты подняли, кости разбросали и, конечно, ничего не нашли. Вскоре совершившие ко­щунство умерли. А потревоженный прах за­хоронили на прежнем месте и сверху поста­вили фрагмент старого памятника.

Широкоис сейчас - глухое село (из пятна­дцати дворов) в Иссинском районе. До бли­жайшего села с газом и автобусным сообще­нием, Уварово, - восемь километров; до же­лезнодорожной станции - шесть. Но ради того, чтобы ощутить дух усадьбы Кашкаро­вых, все трудности сообщения преодолеть стоит.

Статья Белохвостикова Е.П.

1. Тюстин А.В. Земельные владения российского дворянства в Пензенской губернии. Машинопись.
2. Ф. 225, он. 5, д. 275.
3. Герои и подвиги: Пензенская область. Мультиме­дийный диск. Пенза, 2007.
4. Ф. 196, оп. 2, д. 1195, л. 7.
5. Апухтин В.Р. Краткий очерк истории сформиро­вания и действий Пензенского Дворянского ополче­ния в Отечественную и освободительную войны 1812-1814 годов. М., 1912. С. VIII, 3.
6. Ф. 196, оп. 2, д. 1195.
7. Быстрое Н.Ф. Историко-статистическое описа­ние села Степановки, Мокшанского уезда // Пен­зенские епархиальные ведомости. 1885. №7, ч. неоф. С. 20.
8. Ф. 182, on. 1, д. 1673, л. 199.
9. Быстрое Н.Ф. Указ. соч. // Пензенские епархи­альные ведомости. 1885. №8, ч. неоф. С. 23-24.
10. Вигелъ Ф.Ф. Записки. М., 2003. С. 660-661. Упо­минает о Кашкарове во главе Комитета и Апухтин в указ. соч.
11. Ф. 35, on. 1, д. 51.
12. http://www.regiment.ru.
13. Ф. 196, oп. 2, д. 1195, л. 49.
14. Ф. 35, on. 1, д. 19, л. 38 и далее.
15. Ф. 196, оп. 2, д. 1195, л. 51 об.-52.
16. Ф. 182, on. 1, д. 628, л. 50; д. 1661, л. 69.
17. Ф. 60, оп. 4, д. 471, л. 574 и далее.
18. Ф. 182, on. 1, д. 2105, л. 271.
19. Ф. 182, оп. 4, д. 525, л. 206 об.-208.
20. Быстров Н.Ф. Историко-статистическое описа­ние села Степановки Мокшанского уезда // Пензен­ские епархиальные ведомости. 1885. №7, ч. неоф. С. 24.
21. Быстров Н.Ф. Пензенские иерархи в селе Степановке Мокшанского уезда // Пензенские епархиаль­ные ведомости. 1885. №16, ч. неоф. С. 12-14.
22. Белохвостиков Е.П. Архитекторы Старой Пензы: Алексей Эренберг. Часть 1 // Улица Московская. 24 марта.
23. Баевский B.C. Майков Аполлон Николаевич // Русские писатели. 1800-1917. Биографический сло­варь. Т. 3. М., 1994. С. 458.
24. Быстрое Н.Ф. Юлия Петровна Кашкарова (Нек­ролог) // Пензенские епархиальные ведомости. 1887. №4, ч. неоф. С. 14-15.
25. Добролюбов Г.А. Забытые святыни // Пензен­ские епархиальные ведомости. 2001. №1-2. С. 129.
26. Б-к. Плохо стало с «православными» // Трудо­вая правда. 1929. 30 марта. №72. Сообщено С.В. Зелёвым. Священник, упоминаемый в заметке, - воз­можно, Мефодий Ефимович Боканов (1892 - после 1929, в Широкоисе около 1926-1929 гг.); или же А.А. Новгородский, последний настоятель широкоисской церкви (в 1929-1930 гг.). Подробнее о них см.: Белохвостиков Е.П. Церковь без крестов. Гонения на Православие в Лунинском районе. Пенза, 2004. С. 49-50, 62.
27. По материалам поездки в Широкоис 27 мая 2007 г. См.: Белохвостиков Е.П. Осколки дворянской России. Широкоис // Улица Московская."

Источник: http://travelclubonline.ru/home/selo-sh … oy-oblasti

0

6

"Глава 9. Село Вирга Пензенской области

Следующий пункт нашего путешествия село Вирга. (Сергиевская Вирга), русское село, вдоль левого берега р. Вирги. В переводе с мордовского, вирьга – «полесье». Село образовалось в связи с объединением двух населенных пунктов Ивановское и Сергиевское между 1930 и 1939 гг. До начала 18 в. учитывалось как один населенный пункт, хотя и разделенное р. Виргой. Население занималось главным образом земледелием и скотоводством.

http://sa.uploads.ru/t/uCWsx.png

Перед отменой крепостного права в с. Сергиевском, Вирга тож, помещиками показаны князья Оболенские Алексей Дмитриевич и Екатерина Петровна, у них на двоих (имение было разделено поровну) 195 ревизских душ, 20 ревизских душ дворовых людей, 69 дворов, 62 тягла (барщина) и 40 тягол – частью на барщине, частью на оброке (оброчные платили в год по 20 рублей с тягла), у крестьян 463 десятины пашни, у помещиков 863 дес. удобной земли (В 1939 г. представлено как с. Сергиевская Вирга, но уже включившее в свой состав Виргу Ивановскую. В 1955 г. – центр сельсовета Головинщинского района, центральная усадьба колхоза «Сталинский путь». В начале 21 в. – фельдшерско-акушерский пункт, средняя школа, дом культуры, библиотека, Дом быта, 4 магазина. В 1996 г. село газифицировано. Памятник односельчанам, павшим в боях в 1941–1945 гг.

Родина дважды Героя Социалистического Труда, одного из основоположников селекции и семеноводства в СССР, почетного академика ВАСХНИЛ, депутата Верховного Совета СССР и Украины Василия Яковлевича Юрьева (1879–1962). Имение уроженца Пензы, терапевта, основателя крупной клинической школы профессора Григория Антоновича Захарьина (1829–1897). Сохранился одноэтажный каменный дом, где он жил. На его средства в селе были построены амбулатория для крестьян (1893 г.), школа (конец 1890-х гг.), несколько школ в соседних селах. Алексей Дмитриевич Оболенский родился 24 ноября 1855 г. в Петербурге. Княжеский род Оболенских своим корнем уходит к Черниговской ветке Рюриковичей, в шестнадцатый век. Оболенский родился в семье потомственного государственного чиновника, Дмитрия Александровича Оболенского, с 1870 г. – сенатора, который умер в Петербурге в 1881 г. Мать, Дарья Петровна Трубецкая на один год младше отца, родилась 9 июля 1823 г. в Петербурге, там же умерла 8 января 1906 г.

Был женат на фрейлин Елизавете Николаевне Салтыковой, которая родилась в Париже (21.04.1868 г.) и прожила до 89 лет, умерла (13.06.1857 г.) в Стокгольме (Швеция).

У Оболенского от брака с Салтыковой родилось четверо детей – два сына и две дочери.

Сыновья для своего времени получили достаточно передовое образование в Германии и США.

После Октябрьских событий Оболенские, в 1917 г. еще жили в Петербурге, поле – через Украину эмигрировали в Германию.

Оболенский умер в 1933 г., 21 сентября в Дрездене (земля Саксония, Германия).

За годы службы Его Величеству Императору, Оболенский был награжден:

тремя медалями;

восемью орденами;

тремя знаками отличия, среди которых следует выделить:

06.07.1904 г. – австрийский орден Железная Корона I степени (за труды на Венской выставке);

01.01.1912 г. – орден Владимира II степени;

21.02.1913 г. – священная бронзовая памятная медаль, посвященная 300-летию царствования Дома Романовых;

06.05.1915 г. – орден Белого Орла;

06.12.1915 г. – за труды по сельскому хозяйству Романовский знак отличия I степени.

Алексей Дмитриевич Оболенский младший брат князя Александра Дмитриевича Оболенского – владельца Никольского хрустального завода. Князь А.Д.Оболенский - помощник министра внутренних дел и обер-прокурор Святейшего Синода, был близок к премьер-министру графу С.Ю.Витте и слыл умным человеком либеральных взглядов. В свободное от государственных забот время князь Оболенский проживал в своем имении в Калужской губернии, с. Березичи. С этим селом накрепко связана духовная история рода Оболенских.

    В 1845 году из села Березичи на многие версты окрест, вплоть до Оптиной пустыни, зазвучал чистый голос большого церковного колокола и подголоски десятка различных по высоте звучания малых колокольцев. Голос церкви был узнаваем среди голосов других отовсюду.
Покровителем, князем-храмоздателем,  стал Александр Петрович Оболенский(31.12.1780-18.04.1855).
    Это был замечательный человек. За подвиги во время кампании 1808 года, а князь принимал участие в сражениях под Гейльс-бергом и Фридландом, он был награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость».
    Активный участник войны 1812 года. За участие в битве под Люценом был награжден орденом Св. Георгия 4-ой степени. Имел ряд наград и за отличие в битвах под Грос-Гертеном, Кульмом и Лейпцигом.

    С 1825 по 1831 год Александр Петрович Оболенский являлся калужским губернатором. В 1831 году он был назначен сенатором и почетным опекуном Московского опекунского совета. В 1832 году управлял Военно-сиротским училищем, был судьею Московского совестного суда. Закончил службу в чине действительного тайного советника.

    Не только своими государственными делами в Санкт-Петербурге и Москве был знаменит Александр Оболенский. Уважали и помнили его заслуги и калужане. В 1854 году во время сбора губернского ополчения по случаю начавшихся военных действий на российско-турецкой войне калужское дворянство вышло с просьбой к Александру Петровичу Оболенскому дать согласие стать начальником калужского ополчения. Однако в виду преклонного возраста князь отказался от этого почётного предложения,
     Александр Петрович Оболенский был первым, кто открыл для своих детей и внуков широкий сельский мир Березич, заложил «экономические» традиции на селе.
     Это с него начались здесь и продолжили успешную деятельность многие годы при при детях князя сельские «помещичьи заводы» в Березичах: свеклосахарный; по изготовлению писчей бумаги; винокуренный; завод плоской черепицы и многие другие, вплоть до Стекольного.
     Не случайно свою особую благодарность этому месту князь выразил именно тем, что построил новый Никольский каменный храм.
Наиболее вероятным днем закладки храма было 22 мая (Никола-вешний).
        Можно примерно определить год начала строительства храма. Подсказкой служит тот факт, что двух- престольная церковь имеет теплый придел во имя вмч. Екатерины.
     Дело в том, что среди многочисленного потомства князя-храмоздателя А.П. Оболенского, а у него от жены Аграфены Юрьевны (в девичестве Нелединская-Мелецкая) за 19 лет совместной жизни было 11 детей. Среди них дочь Екатерина Александровна (в замужестве Зубова). В августе 1843 года, возможно после продолжительной болезни, Екатерина умерла в возрасте 32 лет. На помин ее души или во избавление от тяжелого недуга и принял тогда князь решение строить храм с приделом во имя вмч. Екатерины.
     Храм был заложен, весной 1843 года, когда дочь была еще жива.
     Храм был построен по тем временам быстро, того требовала ситуация в семье Оболенских. В этом одна из причин, что строение отличает строгость и упорядоченность архитектуры, простота убранства без какой-либо парадности. Все земляные и некоторые другие работы, не требовавшие специальной квалификации, бесплатно выполнялись руками березических мужиков и баб.
     Кирпич для строительства, вероятнее всего, производился в Березичах (кирпичный заводик исправно работал не одно десятилетие у р. Жиздры), или в Оптино, где в то время был крупный кирпичный завод, Другие материалы в основном тоже были местными, например белый камень, шедший на строительство фундамента, брали под Ленивым. Исключение составляли только некоторые отделочные материалы, за счет которых внутреннее убранство храма получило особую красоту. Это красивые кафельные плитки, которыми был покрыт пол, да кованные металлические решетки.
     В один из дней праздника Николы  была освящена церковь села Березичи, скорее всего, 22 декабря (Никола-зимний),
     Храм получился массивным. Его длина (с колокольней) более 40, а ширина 13 метров. Высота колокольни около 30 метров. Храм как-то сразу плотно сел на холме, покрыв его значительную часть. Но, несмотря на всю кажущуюся простоту, в нем чувствуется душа без сомнения талантливого архитектора, который так органично вписал церковную постройку в местный ландшафт. Для просторов, которые открываются вокруг, и одновременно для уважительного отношения со стороны зрителей, издали взирающих на него, может быть и нужен был именно такой, чуть грузноватый храм.
     Известно, что в церкви использовалось в службе Евангелие, напечатанное еще при патриархе Иоакиме (1685г.). Судьба этой священной книги неизвестна.    После смерти храмоздателя Александра Петровича Оболенского, с 1856 года заботу о каменном храме села взял на себя его старший сын князь Дмитрий Александрович Оболенский (16.10.1822-22.11.1881).
Выдающийся юрист и государственный деятель: председатель Петербургской палаты гражданского суда (с 1851г.), статс-секретарь Его Величества (с 1858г.), директор Департамента таможенных сборов (с 1863г.), товарищ министра государственных имуществ (с 1870г.), член Государственного (с 1872г.), действительный тайный советник.
     Меценат, автор литературных страниц в сельской истории. Обосновался здесь основательно. Жил в своей усадьбе на селе среди фруктового сада на высоком месте, почти у самой церкви. Его гостями здесь были многие. Толстой и Рубинштейн наведывались к помещику Оболенскому по его настоянию. Не исключено, что бывали и в  храме, но свидетельств тому не оставили.
     Для князя Д.А. Оболенского Березичи стали своего рода «творческой лабораторией», где он разрабатывал и проверял свои идеи, которые проложили путь известному Манифесту 1861 года, отменившему крепостное право и давшему волю крестьянам. Князь стоял у истоков создания Манифеста и одновременно являлся автором замечательных личных дневников, где помногу раз упоминаются многие детали из жизни села, прихожан церкви свт. Николая Чудотворца.
    В период жизни и «сельской» деятельности Дмитрия Оболенского в Березичах не только были возведены несколько казенных кирпичных жилых зданий, сохранившихся до сих пор, но и небольшой кирпичный домик, в котором затем долгие годы действовала школа. Сначала церковно-приходская, ас 60-х годов XIX века земская с трех или четырех летним сроком обучения. Одним из первых ее наставников был причетник, т.е. дьячок Смирнов, который за обучение 38 березических мальчиков получал в год 50 рублей жалованья, да 20 рублей наградных.
     После смерти князя Дмитрия Оболенского забота о храме на непродолжительное время легла на плечи его брата Юрия Александровича Оболенского (1825-1890), который был председателем Московской казенной палаты (с 1863г.), членом совета министра финансов (с!876г.), действительным статским советником.
     Затем заботу о храме взял на себя сын Дмитрия Александровича Алексей Дмитриевич Оболенский (24.11.1855-1932).
     Управляющий Государственным Дворянским банком, товарищ министра внутренних дел, а затем товарищ министра финансов, ближайший сподвижник гр. С.Ю. Витте, шталмейстер и сенатор (с 1901г.), член Государственного совета (с 1905г.), тайный советник, обер-прокурор Святейшего Синода.
     Он стал последним владельцем Березич (с 1881г.) и был уже не помещиком, а фабрикантом-заводчиком, основателем (1912г.) и хозяином Стекольного завода, создателем прекрасного усадебного комплекса на высоком берегу Жиздры.
        Это был активный участник всех уездных козельских дел. Он не только построил в Березичах стекольный завод, но и больницу, школу, проложил через поле дорогу.     Дом князя Оболенского на лесном пригорке за рекой - там была его усадьба,
        Об истории храма во времена князя А.Д Оболенского известны лишь некоторые подробности.
     Например то, что во второй половине XIX века березическая Никольская церковь, вместе с Предтеченской в Губино и Покровской в селе Хозцах, вошла в Березическо-Губинский приход. Он, в свою очередь, был отнесён к XIII округу Калужской епархии.    Как сложилась судьба детей князя Алексея Дмитриевича Оболенского?
За границей, вдали от Березич, где любили бывать все вместе, нашли успокоение, дети князя: Дмитрий, Николай, Анна. Каждый из них прожил свою жизнь вдали от березической Никольской церкви, где бывали прежде. Биографии каждого из этих людей по своему трагичны.
     Дмитрий Алексеевич (1894-1945). В Березичах долгие годы помнили Митю. Он был офицером-кавалеристом в первую империалистическую войну. За принадлежность к русским замучен фашистами в Дрездене.
     Николай Алексеевич (1896-1978). Умер в Вашингтоне.
     Анна Алексеевна (1898-1973). Умерла в Швеции.
     Дарья Алексеевна (р. 1908). В селе ее помнили как Долли Оболенскую. За границей в семидесятые годы прошлого столетия она жила в Баварии.    Многие из Оболенских, связанных с козельской землей, покоятся неподалёку от столицы Швеции на одном из лесных кладбищ.    Это о них сказала когда-то Анна Ахматова: «А в Оптиной мне больше не бывать...». В этом горькой строке вздох всех, кто сознавал каким редким, неоценимым духовным сокровищем было тихое козельское местечко с церковью в честь свт. Николая Чудотворца, что совсем недалеко от Оптиной пустыни.

К сожалению, в Пензенской области, Алексей Дмитриевич Оболенский ничего значительного не совершил.

Как я уже говорила Вирга еще и родина Григория Антоновича Захарьина. Хотелось бы рассказать и об этом удивительном человеке.

http://sa.uploads.ru/t/wFoXk.jpg
Захарьин Григорий Антонович 1829-1897

За Григорием Антоновичем Захарьиным, заведующим кафедрой факультетской терапии Московского университета, отмечались многие чудачества, которые списывались на его хроническую болезнь. Он тяжело болел ишиасом (неврит седалищного нерва), который часто обострялся и не оставлял его до самой смерти; появились предвестники атрофии ноги, преследовали приступы упорной боли. Свой ишиас он часто сравнивал с пушечным ядром, прикованным к ноге каторжника. Говорилось, что на почве болезни у него появилась неврастения, раздражительность. Так ли уж виновата неврологическая болезнь в деформации его характера, это мы обсуждать не будем, скажем лишь, что высказывание им мыслей о своем непререкаемом авторитете, своей высокой значимости говорит о перенапряжении в некотором роде психики.

Богатые больные часто заискивали перед ним, зная его резкий характер и опасаясь его вспышек, сопровождающихся грозным постукиванием огромной палки, с которой он никогда не расставался из-за своей болезни. Он и во дворцы ходил в своем длинном наглухо застегнутом френче ниже колен, в мягкой некрахмаленой рубашке и в валенках. Крахмальное белье его стесняло, а больная нога заставляла и летом надевать валенки. Поднимаясь по лестнице, он присаживался на каждой междуэтажной площадке на стул, который за ним несли. Его крайняя раздражительность была причиной того, что он не выносил, особенно во время работы, ни малейшего шума, поэтому на консультациях останавливали даже часы, выносили клетки с птицами и т.п.

В Беловежском дворце, у царя Александра III, во время болезненного приступа он разбил своей палкой хрустальные и фарфоровые туалетные принадлежности. Чудачества Захарьина проявлялись также в его крайнем консерватизме по отношению к разным житейским мелочам. Так, он долго не желал ездить на извозчике, если у него были резиновые шины. Удобств телефона он не признавал до самой своей смерти. Спартанская обстановка его квартиры оставалась без всяких перемен.

К людям Григорий Антонович был недоверчив, тем не менее часто в них ошибался. Он был крайне чувствителен к критике своей врачебной деятельности. Защищаясь от нее, он нападал на критикующего в очень резкой форме, что дополнительно подливало масло в огонь. Он был неспособен на компромиссы, всегда называл вещи своими именами. Невротические особенности характера создали ему массу врагов, однако на его врачебном таланте это никак не отразилось.

Григорий Антонович Захарьин — крупнейший врач-терапевт, профессор медицинского факультета Московского университета, заведующий кафедрой факультетской терапии, говорил о себе словами Суворова: «Ты, брат, тактик, а я — практик». Григорию Антоновичу принадлежит творческая разработка предложенного еще основоположником русской клинической медицины Мудровым «метода опроса» больного. Сущность этого метода заключается в признании большого значения подробного, методически продуманного собирания анамнеза как средства выяснения развития заболевания, определения этиологических факторов воздействия среды и как пути целостного понимания больного человека. Метод создал славу его московской терапевтической школе, в которую входили многочисленные его ученики и последователи (знаменитый педиатр Н.Ф. Филатов, выдающийся гинеколог В.Ф. Снегирев, крупный невропатолог Ф.Я. Кожевников, блестящий клиницист А.А. Остроумов, выдающийся психиатр В.Х. Кандинский и др.). Сам Захарьин называл себя учеником Вирхова.

Известен Захарьин также как реформатор высшего медицинского образования. Во времена Захарьина в Московском университете не преподавали гинекологию, урологию, венерологию, дерматологию и оториноларингологию. Захарьин познакомился с этими медицинскими дисциплинами у корифеев Германии и Франции. По его инициативе было проведено разделение клинических дисциплин и организованы первые самостоятельные клиники детских, кожно-венерических, гинекологических болезней и болезней уха, горла и носа.

Родился Григорий Захарьин в 1829 году в Саратовской губернии, в бедной помещичьей семье. Его отец, отставной ротмистр, происходил из старинной захудалой династии Захарьиных. Мать, урожденная Гейман, имела примесь еврейской крови. Один из Гейманов был профессором химии Московского университета.

По окончании Саратовской гимназии в 1847 году Григорий поступил на медицинский факультет Московского университета, который блестяще окончил в 1852 году. За высокий уровень проявленных знаний он был оставлен при факультетской терапевтической клинике в качестве ординатора. Защитив в 1854 году докторскую диссертацию на латинском языке «Учение о послеродовых заболеваниях», он был назначен заведующим кафедрой факультетской терапии; принимал активное участие в издании «Московского врачебного журнала». Первое его научное сообщение было опубликовано в 1855 году и касалось вопроса «Образуется ли в печени сахар?» За эту работу он был избран действительным членом Физико-медицинского общества.

В 1856 году Григорий Антонович был командирован в Берлин и Париж. В берлинских лабораториях Захарьин работал у Вирхова и Траубе, во французских — К. Бернара и др. К берлинскому периоду относятся его работы по крови, сделанные у Вирхова и напечатанные в его «Архиве». Эти работы цитировались в учебниках по физиологии того времени. Захарьин любил вспоминать, как в Берлине он познакомился с С.П. Боткиным и они гуляли по Тиергартену и распевали русские песни. Осенью 1859 году он вернулся в Москву и приступил к чтению семиотики в Московском государственном университете. В 1860 году был назначен адъюнктом, в 1862 году — ординарным профессором, а в 1869 году после смерти Овера — профессором и директором факультетской терапевтической клиники Московского университета.

В конце 1869 года Захарьин отправился в заграничную командировку. Вместо него Советом университета был назначен профессор патологической анатомии, декан медицинского факультета А.Н. Полунин. Студентам вместо ярких клинических лекций и глубоких содержательных клинических разборов больных профессора Захарьина предстояло слушать некомпетентного в терапии Полунина, вдобавок скучно и плохо читающего лекции. Студенты отказались посещать лекции Полунина, потребовали замены его другим профессором-клиницистом. Но администрация настояла на своем. В результате этого конфликта 20 студентов были исключены, из них 9 — без права поступления в другое учебное заведение, часть студентов была выслана из Москвы.

В 1860 году появился целый ряд статей Захарьина, например, «О редкой форме лейкемии», «О примечательном в диагностическом отношении случае хронической рвоты». В 1886 году он напечатал брошюру «Каломель при гипертрофическом циррозе печени и терапии». Издание моментально разошлось и было переведено на немецкий язык. Вскоре пришлось выпускать второе и третье издания. В третье и последующие издания были прибавлены «Труды клиники». Все лекции Григория Антоновича по диагностике и общей терапии были переведены на английский язык, часть — на немецкий и французский.

Григорий Антонович основал лабораторию, которую возглавлял ординатор Г.Н. Минх, ставший в будущем известным профессором патологической анатомии. В своих трудах и клинической деятельности Захарьин придавал решающее значение взаимосвязи человека с окружающей средой. Стремился выяснить причины и развитие болезни, установить, какие изменения и в каких именно органах произошли в результате заболевания. В соответствии с таким пониманием патологического процесса он предложил новые методы диагностики и лечения, прочно вошедшие в современную терапию. Сочетание опроса больного с другими методами исследования позволило ему с большой точностью выявлять анатомические изменения в организме больного. Наряду с этим он использовал также лабораторные и технические методы исследования, рассматривая их как вспомогательные.

В основу своих методов лечения Захарьин положил принцип — лечить больного человека, а не болезнь какого-либо органа. Лечение он понимал как комплекс мероприятий: гигиенический образ жизни, климатотерапия, диетотерапия и медикаментозная помощь. Он подчеркивал решающее значение сугубой индивидуализации терапевтических мероприятий. Григорий Антонович дал научное обоснование лечебного действия минеральных вод, гидротерапевтических процедур и других методов физиотерапии: ввел в практику кумысолечение и лечение минеральными водами, одним из первых дал их классификацию, определил показания и противопоказания к их применению при различных заболеваниях; впервые применил каломель при заболеваниях печени и желчных путей.

Григорий Антонович разработал ряд проблем, имеющих важнейшее значение для практической медицины. Он создал клиническую симптоматику сифилиса сердца и легких. Много нового внес в учение о туберкулезе, выделил основные клинические формы туберкулеза легких. Он дал оригинальную теорию особой формы хронического малокровия — хлороза, которая объясняет это заболевание эндокринным расстройством, связанным с изменениями нервной системы.

В 1875 году Захарьин выделил одну палату с четырьмя койками для лечения гинекологических больных в своей клинике. Эта-то палата, отвечать за которую было поручено Владимиру Федоровичу Снегиреву (1847-1916), стала ядром будущей гинекологической клиники Московского университета. Профессор Снегирев сделался блестящим хирургом, у которого выздоровление больных было правилом, даже при том, что он оперировал самые сложные и запутанные случаи заболеваний. Захарьин, вероятно, и предположить не мог, что вследствие его деяния Снегирев станет основоположником русской гинекологии.

Григорий Антонович говорил, что «без гигиены и профилактики лечебная медицина бессильна. Победоносно спорить с недугами масс может лишь гигиена». В 1885 году Григория Антоновича Захарьина избирают почетным членом Петербургской Академии наук, а в 1896 году он покинул университет.

Наибольшую известность Захарьину принесла разработка вопроса о зонах повышенной чувствительности кожи при заболеваниях внутренних органов. Говоря сухим научным языком, зоны Захарьина — Геда — определенные области кожи, имеющие диагностическое значение, в которых при заболевании внутренних органов часто проявляются отраженные боли, а также болевая и температурная гиперестезия. Раздражение от пораженных внутренних органов длительное время передается в определенные сегменты спинного мозга, что приводит к изменению свойств нейронов этих сегментов.

К этим же нейронам подходят определенные чувствительные соматические нервы, в связи с чем изменяется чувствительность кожи в области иннервации ее данным сегментом мозга. Определенное значение в механизмах изменения кожной чувствительности имеет изменение свойств различных отделов центральной нервной системы и аксон-рефлексы. Установлены соотношения между внутренними органами и сегментами кожной иннервации (например, легкое — III-IV шейные и II-V грудные, сердце — III-V шейные и I-VIII грудные, тело матки — X грудной и I поясничный).

Для более полного ознакомления с открытием Захарьина-Геда необходимо поговорить о роли кожи человека при взаимодействии организма со средой. Между организмом и внешней средой существует некая прямая и обратная связь. Как она осуществляется? Кожа — сложнейшая чувствительная система человека. Она находится в постоянной готовности. Обращенная к окружающему миру огромной чувствующей поверхностью, кожа напоминает современную укрепленную зону, богато оснащенную локаторами разного типа. Одних только болевых воспринимающих аппаратов, сигнализирующих об опасности, на ней свыше 3 миллионов.

Посредством специальных клеточных образований, или кожных чувствительных рецепторов, человек ощущает боль, холод, тепло, прикосновение, давление и вибрацию. Установлено, что чувствительные рецепторы распределены по кожной поверхности неравномерно. На один квадратный сантиметр кожи приходится 2 тепловых, 12 холодовых, 25 осязательных и 150 болевых точек. Какая колоссальная информативная способность и высочайшая болевая настороженность!

К настоящему времени открыто и изучается 10 функций кожи. Совместное их действие напоминает гигантский, непрерывно работающий завод, в бесчисленных цехах и лабораториях которого происходят химические, электрические и обменные процессы, гаснут и зажигаются сигнальные лампы, извещающие организм о малейших изменениях во внешней и внутренней среде.

Наблюдения Захарьина показали, что при заболеваниях внутренних органов кожа не остается сторонним наблюдателем. Она сигнализирует о возникающих в организме нарушениях. В одних случаях сигналы появляются одновременно с болезнью, в других — до начала заболевания. По своему характеру они могут быть острыми и жгучими, тупыми и распирающими, сверлящими и т.д. Чаще всего они действуют на ограниченных участках, реже занимают более обширные площади. Сигналы идут от неизменной на глаз кожи, а также от кожи, покрытой пятнами, пузырьками, струпьями и т.п.

Профессор Захарьин и английский невропатолог Г. Гед (1861-1940) независимо друг от друга доказали существование связи между кожей и внутренними органами. Однако обвинить их в плагиате нельзя. Два выдающихся и, несомненно, честных ученых, ничего не ведавших о работах друг друга, открыли адреса на коже. В 1883 году Захарьин, а через 15 лет Гед обнаружили, что при патологии того или иного органа определенные участки кожи становятся повышенно чувствительными и иногда болезненными. Позже эти чувствительные участки кожи получили название проекционных зон Захарьина-Геда. Их скоро признали в ученом мире и запечатлели в виде фигур во всех руководствах по нервным болезням.

Характер у Григория Антоновича Захарьина был железный. Когда его разбил апоплексический удар, он сам поставил себе диагноз (поражение продолговатого мозга), спокойно сделал все нужные распоряжения и 23 декабря 1897 году мужественно умер на 68-м году жизни от паралича дыхательных путей."

Источник: http://travelclubonline.ru/home/selo-vi … oy-oblasti

0

7

"Глава 10. Село Атмис Пензенской области

АТМИС (Пешее, Рождественское, Ятмис), русское село, центр сельсовета, в 15 км к востоку-юго-востоку от районного центра. На 1.1.2004 г. – 360 хозяйств, 751 житель. Основано в середине 17 в. служилыми людьми (пешими казаками городовой службы) города Нижнего Ломова.

В конце 17 в. часть служилых людей переведены на другие места службы в  связи с завоеванием Азова. В 1710 г. в селе была церковь во имя Рождества Христова. В 1718 г. – с. Атмис, Пешая слобода тож, однодворцев, выходцев из Казачьей слободы г. Верхнего Ломова. По преданию, записанному священником Майорановым (в кон. 19 или нач. 20 в.), с. Пешее Атмис основано в конце 17 в. переселенцами из Пешей слободы и Затинной улицы Нижнего Ломова; первое население состояло из пеших казаков, пушкарей, воротников и затинщиков; из земельных граней самые старые датируются 1693 годом В 1785 г. из помещиков показаны Петр Александрович Борноволоков (67 ревизских душ). После 1864 г. имелось два крестьянских общества – Змеевское (по присоединившейся деревне) и Атмисское. В 1837 г. построен каменный храм во имя Рождества Христова.

Приделы: во имя Николая Чудотворца и святителя Митрофана Воронежского.

В 1885 году храм был отремонтирован, с изменением размера оконных и дверных проемов. В 1890 году была расширена трапезная. Церковь закрыта в 1930-х годах и перестроена под школу. В связи с приспособлением под учебное заведение храм потерял свои черты, присущие церковному зданию. Сейчас это сильно вытянутое прямоугольное здание с трудно различимой стилевой окраской, Сохранившиеся на фасаде полуциркульные наличники позволяют представить первоначальную форму окон, ставшую прямоугольной. В 1877 г. село становится волостным центром Нижнеломовского уезда. Здесь уже имеются церковно-приходская школа, 17 лавок, 4 постоялых двора, 21 маслобойня (конопляное масло), базар по субботам. В 1912 г. появилось 2 пенькотрепальных завода И.Г. Пестова и И.Г. Стригина. С 1911 г. – волостной центр Нижнеломовского уезда, школа Министерства народного просвещения, земская школа, народная библиотека, одно крестьянское общество, 611 дворов, кредитное товарищество, водяная мельница, 3 валяльных заведения, овчинное заведение, 7 кузниц, 2 кирпичных сарая, пекарня, трактир, 13 лавок. С двадцатых годов под руководством краеведа, директора школы Георгия Дмитриевича Смагина (1887–1967) в селе производились постоянные метеонаблюдения, издавался детский журнал «Восход».

24.3.1918 г. в Атмисской волости установлена Советская власть. В политическом обзоре села за 1931 г. отмечалось, что «село Атмис до революции было базарное, торговали преимущественно пенькой». «В 1930-31 годах при аресте кулачества организованно оказывалось сопротивление с кольями, вилами и топорами в руках». В 1939 г. – центр сельсовета Нижнеломовского района, колхозы имени Горького и «Социалистический штурм»; улицы и «концы» села: Базарная, Гать, Горочка, Дуриновка, Змеевка, Золотовка, Луговая, Лягущёвка, 2-й Атмис.

Родина Героя Советского Союза, старшего сержанта, командира противотанкового орудия Николая Архиповича Сазонова (1911-1987), не раз отличавшегося в боях. Его противотанковая пушка экспонируется в Военно-историческом музее артиллерии в Москве. Родина пензенского журналиста, писателя Федора Михайловича Дворянова (1915-1971)."

Источник: http://travelclubonline.ru/home/selo-at … oy-oblasti

0

8

"Глава 11. Город Нижний Ломов Пензенской области

http://sa.uploads.ru/t/TZsw3.png
Собор Успенья Пресвятой Богородицы

Город НИЖНИЙ ЛОМОВ, расположен в пойме р. Ломова, по которой и назван. Гидроним ошибочно воспроизводят от мордовского слова «лом» – «черемуха». В говорах Поволжья лом – пойма, пойменный луг с кочкарником, покрытый мелким лесом; лома – низина, узкая длинная долина.

Основан в составе Темниковского уезда как острог по указу великого государя, последовавшему между 1 сентября 1635 и 1 февраля 1636 гг. (вероятнее всего, во второй половине января 1636 г.). Вместе с Верхним Ломовом стал одним из главных опорных пунктов, охраняя важную переправу – Козляцкий брод («ногайский середний брод»), находившийся на перекрестке дорог из Дикого поля на Наровчат и Идовскую дорогу. Одновременно охранял дворцовые земли в районе Наровчатского городища. Вскоре стал уездным городом. Неоднократно отражал набеги крымских, кубанских татар. Играл важную роль в заселении западной и юго-западной части Пензенского края.

Первое описание крепости относится 20 лет спустя после ее основания и, вероятно, мало соотносится с первоначальным вариантом острога. По описанию 1675-78 гг., нижнеломовская крепость была четырехугольной, рублена из дубового леса в две стены городнями, имела 8 башен (в том числе две проезжих и одна раскатная): имела хорошую сохранность (сгнила только кровля) и, следовательно, была построена не более как десять лет назад. По переписи 1710 г. в городе имелось 22 двора церковнослужителей и причта, 15 дворов подьячих, 4 – дворецких; конных казаков и переведенных из казаков в драгуны и солдаты, у кого мужья на службе, – 159, пеших казаков и переведенных из этого звания в драгуны и солдаты, у которых мужья на службе, – 160, пушкарских дворов – 13, дворов затинщиков и воротников – 24, часовников – 1 двор. В Казачьей слободе лиц мужского пола – 163, женского – 220.

В 1718 г. в кремле две церкви: Воздвиженская и Петропавловская. На площади – Покровский девичий монастырь, в нем две деревянные церкви (во имя Покрова Пресвятой Богородицы и надвратная  с двумя престолами – во имя Николая Чудотворца и Алексея Божьего Человека.

После 1717 г. город постепенно утратил оборонительные функции. Развитию города способствовала крупная ярмарка (с сер. 18 в.). Через город проходили торговые караваны с Дона, Украины, из Средней Азии, Ирана, Индии и Китая на ярмарку в Нижний Новгород; в 1767 г. здесь насчитывалось 300 лавок и до 8 тыс. покупателей.

В Нижнем Ломове бывал Е.И. Пугачев. Как пишет Георгий Хитров в «Историко-статистическом описании Тамбовской епархии» (Тамбов, 1861), «В Нижнеломовском монастыре Е. Пугачев был принят как царь Петр III со всеми почестями. (Позднее) за это его настоятель, архимандрит Исаакий, с четырьмя иеромонахами были лишены сана архимандритства и монашества публично, на площади, со снятием монашеской одежды, обритием головы и бороды». В целом за «царскую встречу» Пугачева были лишены сана священников и церковнослужителей Нижнеломовском уезде 31 человек. За их прощение ходатайствовал воронежский губернатор, так как некому было вести церковную службу. Указом Екатерины Второй от 17 марта 1775 г. большинство этих лиц было прощено, «остальные, не совсем прощенные священники, были поставлены причетниками, а причетники переведены в податное сословие».

К середине 19 в. торговое значение города упало, основным занятием жителей стало сельское хозяйство. Первоначально развивался на левом берегу р. Ломов, на горе. Городское строительство велось по плану регулярной застройки (1785). В 1-й половине 19 в. построены каменные здания присутственных мест и тюрьмы, в 19 – начале 20 вв. сооружены каменные и деревянные купеческие дома, здания земского и приходского училищ, комплекс женского Успенского монастыря (1880), земской больницы.

С городом связаны биографии географа, исследователя Арктики и Антарктики Е.М. Сузюмова, писателей Ф.Н. Берга, А.Е. Голубева, Д.В. Лучанинова (Фибиха), художника А.В. Лентулова. Около пяти лет, до лета 1863 в Нижнеломовском духовном училище преподавал географию, арифметику, славянскую грамматику, а затем греческий язык, священную и русскую историю отец премьера Временного правительства России Федор Михайлович Керенский (1837 – после 1909).

В Нижнем Ломове останавливались В.Г. Белинский, В.А. Жуковский, М.Ю. Лермонтов, М.Е. Салтыков-Щедрин.

Сейчас в городе действует еще и НИЖНЕЛОМОВСКИЙ УСПЕНСКИЙ ОБЩЕЖИТЕЛЬНЫЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ.

http://sa.uploads.ru/t/uNBje.png
НИЖНЕЛОМОВСКИЙ УСПЕНСКИЙ ОБЩЕЖИТЕЛЬНЫЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Монастырь ведет свое начало от богадельни, устроенной в 1847 году городским головой купцом И. В. Волковым. В 1849 году богадельня была преобразована в общину, в которой насчитывалось 27 монахинь и 32 живущих на испытании. В 1853 году к одноэтажному каменному корпусу прибавился двухэтажный каменный корпус для настоятельницы и сестер. В 1871 году при общине открылась школа для девочек-сирот духовного звания. В 1880 году община стала монастырем. В 1890-1898 годах был построен третий храм, названный, как и первый, Успенским. К 1907 году на территории монастыря находилось пять корпусов, сохранившихся до нашего времени. Вне стен монастыря располагались дома причта, странноприимный дом, флигель для приема богомольцев и хозпостройки. После революции храмы были уничтожены (сохранилась только часть Успенского собора), игуменский корпус отдали под детский дом, остальные постройки в 1930-х годах передали под колонию для малолетних преступников, в конце 1940-х годов — под городскую больницу, а некоторые здания приспособили под жилье. В 1997 году был зарегистрирован православный приход Успенского молитвенного дома, который разместился в бывшем доме игумений.

http://sa.uploads.ru/t/loRaT.png
НИЖНЕЛОМОВСКИЙ УСПЕНСКИЙ ОБЩЕЖИТЕЛЬНЫЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

     Если свернуть с трассы направо от Нижнего Ломова можно попасть в Наровчат, где находятся
• Сканово-пещерный мужской монастырь
• Сканово-Троицкий женский монастырь.

      Наровчат также является родиной писателя Куприна. Там можно посетить:
• Дом-музей Куприна, 
• Музей тюрьмы в Наровчате, 
• Пушкинский центр в Наровчате,
• Краеведческий музей в Наровчате.
Куприн не раз посещал Сергиев Посад, где жила его старшая сестра Софья, о чем он упоминает в ро­мане «Юнкера». В рассказе «У Троице-Сергия» Куприн дает описание Посада, Лавры, паломничества в святые места, упоминает пензенских знакомых, среди которых монах Леонид. На западной окраине города, на ул.Тархова, в районе бывшего села Норовки, до сих пор сохранились руины Казанского мужского монастыря."

Источник: http://travelclubonline.ru/home/nizhniy … oy-oblasti

0

9

"Нижнеломовский Казанско-Богородицкий мужской монастырь

http://sa.uploads.ru/t/iz35M.jpg
Нижнеломовский Казанско-Богородицкий мужской монастырь

Возникновение Нижнеломовского Казанско-Богородицкого мужского монастыря связано с явлением Казанской иконы Божией Матери нижнеломовскому казаку Андрею Михайловичу Набокову.

1643 году, в двух верстах западнее уездного города Нижнего Ломова Пензенской губернии, казак Андрей увидел в лесном болотистом месте вблизи источника, истекающего из горы, икону Божией Матери, стоящую на пне дерева, и донес о том воеводе города Ивану Косагову. Воевода сначала не хотел верить истине явления иконы, но вскоре у него тяжело заболел сын Григорий. Признав болезнь сына наказанием Божиим за свое неверие, воевода, по совету горожан, со всеми священнослужителями города взял иконы и хоругви из всех городских церквей и отправился на место явления иконы. Здесь совершено было молебное пение пред явленною иконою Пресвятой Богородицы, и, заступлением Царицы Небесной, сын воеводы был чудесно исцелен от болезни («История церковной Российской Иерархии», т. 5). В благодарность за сие чудо Косагов, при содействии жителей города Нижнего Ломова, построил на источнике деревянную часовню, куда была внесена явленная святая икона. После сего от иконы Пре­святой Богородицы совершилось еще несколько исцелений больных. Видя это, жители города об­ратились с просьбой к воеводе Косагову ходатайствовали и пред ним сообщить о явлении Казанс­кой иконы Божией Матери и чудесах, от нее совершаемых, Царю Михаилу Феодоровичу Романову. Государю было о сем доложено. Над источником, где яви­лась икона Божией Матери, Царь повелел соорудить церковь и образовать мужской монастырь, снабдив его из царской казны книгами, утварью и всем необходимым для совершения Богослужения. В 1648 году вышел Указ Царя Алексея Михайловича, повелевавший на нужды монастыря (ладан, свечи и пр.) отпускать каждогодно деньги из Нижнеломовской воеводской канцелярии, что и производилось до времени уч­реждения штатов в 1764 году (Летопись монастыря, лист 2, на обороте). Слава чудес от новоявленного святого образа Божьей Матери быстро разнеслась между жителями Пензенской губернии и близлежащих к ней мест. На поклонение святыни стали притекать богомольцы. На их щедрые приношения появилась возможность исполнить волю царскую и желание жителей города — устроить над источни­ком, где явился чудотворный образ Бого­матери, приличный святыне храм. Первый деревянный храм в честь Казанской иконы Божьей Матери был сооружен, согласно летописи, в 1648 году иеромонахом («чер­ным попом») Корнелием (Летопись мо­настыря, с. 49).

Во время строительства святой обители братия монастыря подали Царю Алексею Михайловичу прошение о выделении зе­мель на содержание обители. В 1649 году Приказ Казанского дворца направил верхнеломовскому воеводе Тарасу Хитрову грамоту об удовлетворении просьбы. 15 мая того же года воевода по челобитью Нового монастыря Новоявленный Пречистыя Богородицы Казанская мерного попа Ионы с Братью отделил в Верхнеломовском    дикого поля ковыли ему попу с

Братью на прокормление 50 четвертей в поле, и в двyх по тому ж, сенных покосов 200 копен.

Вскоре, около 1649-1651гг., в Верхнеломовском уезде возникло монастырс­кое село Троицкое, Шелдаис тож (ныне — село Монастырское Спасского райо­на). Около 1649 года, в непосредственной близости от святой обители, появилось поселение — небольшая монастырская слобода. Позднее оно стало селом Монастырским, где жили иконописцы, мастера, крестьяне, которые трудились на монастырских угодьях. Впоследствии, 17 сентября 1975 года село Монастырс­кое стало частью села Норовка.

Продолжил благоустройство монасты­ря строитель иеромонах Трофим, а после него — игумен Исайя. При сем последнем настоятеле, согласно Летописи, построено было 11 деревянных братских келий и осо­бые деревянные келлии для настоятеля. Вся обитель ограждалась деревянным забором. Святые врата монастыря были точеные и на них с лицевой стороны написано было семь больших икон. Вне ограды монастырской, против Святых врат, существовали уже черный и гостиный дворы.

Среди нынешних жителей бытует мне­ние, что поодаль монастыря стояла еще и деревня под названием Коровий Двор. В документах такая деревня не встреча­ется, но есть сведения за 1710 год, что монастырь действительно имел чисто хо­зяйственное поселение: один «скотский двор», четыре работника мужского пола и три — женского.

Не позднее 1664 года в непосредствен­ной близости от святой обители, на землях Нижнеломовского уезда, возникла дерев­ня Нор-Ломов, названная по одноименной реке (впоследствии — село Норовка, неко­торые улицы которого вошли в черту горо­да Нижнего Ломова).

В 1661 году на монастырь напал отряд из беглых людей и похитил деньги, воск, государевы жалованные грамоты, выписки из отказных книг и разные деловые мо­настырские документы. В уездах начался сыск беглых, и за 1661-1666 годы сыщик В. М. Еропкин обнаружил и возвратил прежним владельцам сотни крестьян.

Монастырь имел самостоятельное управление, о чем говорит Грамота Царя Петра I.

1700 год 22 февраля

Грамота из Московская Большаго Дворца приказа Нижнеломовскому воеводе Феодору Дурново о особом ведении Нижнеломовскаго Казанскаго Богородицкаго Монастыря

От Великаго Государя Царя и Великаго Князя Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, в Нижний город Ломов Стольнику Нашему и Воеводе Феодору Даниловичу Дурново били челом Нам Великому Государю вкладчики всяких чинов и Нижеломовцы и Верхоломовцы Дворяне и дети Боярские и Выборнаго полку солдаты, конные, пешие и сторожевыя козаки; в прошлых делах, по Имянному Указу Деда Нашего Великаго Государя и Великаго Князя Михаила Феодоровича всея России построен от Нижняго города Ломова в полуверсте, где явился Чудотворный и многоцелебный образ Пресвятыя Богородицы Казанския, мужеской монастырь и в том монастыре в прошлых де годех по обещанию своему и желая монашескаго чина постригались и ныне постригаются деды и отцы и дядья и братья и родственники их со вкладом и безовкладно, потому что, де, в Нижнем и Верхнем городех Ломовых, только тот один Пресвятыя Богородицы Казанския мужеский монастырь; и в прошлых де годех бил челом Нам Великому Государю Пресвященный Евфимий Митрополит Сарский и Подонский чтоб тот монастырь Пресвятыя Богородицы Казанския приписать в дом его Преосвященного Митрополита; а в прошлых же годех по челобитию Савинскаго монастыря Звенигородскаго Архимандрита с братиею ведено было в тот Савинский монастырь приписать монастырь Всемилостиваго Спаса, что в Арзамасе И по Указу брата Нашего Великаго Государя блаженныя памяти Великаго Государя и Великаго Князя Феодора Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, а по челобитию города Арзамаса и Арзамасскаго уезду помещиков и вотчинников-и всяких чинов людей и вкладчиков тому Всемилостиваго Спаса монастырю в приписке ни к которому монастырю вечно быть не велено; и о том в тот монастырь и всемилостиваго С паса дана ево Великаго Государя жалованная грамота.

И нам Великому Государю пожаловати их для чудотворнаго и многоцелебнаго образа Пресвятыя Богородицы Казанския и для Нашего Великаго Государя многолетнаго здравия, и за их многия дальныя и ближния службы и за полонное терпение не велеть тому монастырю Пресвятыя Богородицы Казанския впредь вечно в приписке быть, чтоб им дряхлым и старым и раненым и увечным и из полонов выходцам желая монашескаго чина было бы где постригаться, и о том в тот Монастырь Пречистыя Богородицы Казанския дать им Нашу Великаго Государя жалованную грамоту

И в нынешнем (1700) году февраля (17) Мы Великий Государь указали по прежнему и по нынешнему челобитью в тот монастырь вкладчиков, тому монастырю со всякими угодьи быть особь, а к иным монас­тырям ныне и впредь не приписывать, для того чтоб о приписке тому монастырю с братиею утеснения и святыя обители запустения не было. Таков Наш Великаго Государя Указ состоялся по помете на всклейке думнаго Нашего Дьяка Гаврилы Феодоровича Деревнина.

И как к тебе ся Наша Великаго Государя грамота прийдет, и тыб о том вышеписанной Наш Великаго Государя Указ ведал, а прочет сю Нашу Великаго Государя грамоту, и списав с „ее список, оставил в Нижнем городе Ломове в приказной избе, а сю Нашу Великаго Государя грамоту отдал в тот монастырь впредь для иных Наших Воевод и приказных людей, и по сему тому монастырю быть особь, а в приписке к иным монастырям ныне и впредь не быть.

Писан на Москве лета 1700 г. Февраля в 22-й день.

Подлинную грамоту назаде по склейкам подписал: Думной диак Гаврила Деревнин; справил Васька Карамышев.

В Нижний город Ломов Стольнику Нашему и воеводе Феодору Даниловичу Дурново.

Получена в Ломове в 1700 г. Марта в 7-й день.

2 сентября 1709 года в обители случился пожар, и весь монастырь, только что ус­троенный, сгорел до основания. Явленный образ Божией Матери был вынесен из со­бора и сохранен. Едва появившиеся новые постройки уничтожил пожар 1712 года.

После пожаров, истребивших все зда­ния монастырские, обитель Казанская, по милости Царицы Небесной, вскоре обновилась, украсилась новыми каменными храмами и зданиями. Нижнеломовский монастырь по своему внешнему устройству стоял в ряду лучших монастырей не только Пензенской, но и других епархий. Вид обители с южной стороны от города Вер­хнего Ломова представлял величественную панораму. Все здания монастыря отлича­лись благолепием, вполне достойным свя­тыни, в обители находящейся. (Летопись монастыря, с. 4, на обороте).

23 декабря 1756 года, по Указу митрополита Суздальского и Юрьевского Сильвестра к Нижнеломовскому Казанскому монастырю была приписана Салолейская Свято-Успенская пустынь.

В 1774 году Казанская обитель пострадала от нашествия повстанцев казачье крестьянского восстания под предводительством Е. И. Пугачева, объявившего себя царем Петром III. В подвалах монастырских успели спрятать только богослужебные сосуды и ценную утварь, но остальную церковную утварь и деньги монастырские бунтовщики расхитили. Крамольники святые иконы кололи и утварь церковную раздирали. В документе Нижнеломовской воеводской канцелярии о поведении восставших сказано следующее: Вo-первых, в самую обедню пришед в церковь с ружьи, копьи и со всяким дреколием и в служение молебного пения в той церкви стреляли из ружей и кричали здравие Петра Третьего, во-вторых, ходили в шапках, один против явленного образа Божией Матери стоял и удивлялся и хотел венец снять. Для скорейшего захвата в плен Пугачева был вызван из Молдавии, где шла война с Турцией, генерал-поручик А. В. Суворов. По пути к Царицыну знаменитый полководец 26 августа сделал остановку в Нижне - ломовском Казанском монастыре."

Источник: http://travelclubonline.ru/home/nizhnel … y-monastyr

0

10

"Храмы Нижнеломовского Казанско-Богородицкого монастыря

http://sa.uploads.ru/t/0MeGc.png
Казанский собор

На месте явления чудотворного образа Пресвятой Богородицы, при подошвегоры, над источником был построен Казанский собор.

Строительство церкви началось в 1710 году,когда по грамоте митрополита Рязанско­го Стефана (Яворского) игуменом обители Павлом (Сниторцевым) на месте погоревшей Казанской деревянной церкви была заложена каменная. Окончено строительство было в1722 году при настоятеле архимандрите Сергии. Храм, отличавшийся легкостью архитектуры и благолепием, был каменный, одноэтажный, холодный, однокупольный. Купол и глава обшиты были белым железом, «яблоко» было из красной меди, золоченное «под огонь». Крест был железный, обложенлистовой красной медью,золоченный «под огонь». Высота собора с крестом на главном куполе — 441/2 аршина (почти 31,6 метра), ширина — 28 аршин(19,9м) и длина - ЗЗ аршина (23,8м). Иконостас был пятиярусный длиной 21 аршин (15м), высотой 19 аршин (13,5м),построен в 1722 году. Иконы были писаны московскими иконописцами Михаилом Закониным и Андреем Диаконовым в1724 году. Иконостас сей, по своей величине и великолепию резных позлащенных колонн, увитых виноградными кистями, а также позлащенных Царских врат резной древней работы, представлял взору величественный вид и возвышал дух предстоящих в храме к Небу, в сонмы Апостолов, Пророков,Праотцев, здесь изображенных.

В нижнем ярусе иконостаса, по правую сторону Царских врат, находился образ Спасителя, рядом с ним образ святого Иоанна Предтечи и далее — образ Божией Матери «Живоносный Источник». Полевую сторону Царских врат находилась Казанская икона Божией Матери, с изображением по сторонам разных явлений и чудес ея, украшенная сребро-позлащенною ризою. В середину сей иконы вкладывался явленный чудотворный образ Пресвятой Богородицы. По левую сторону сей иконы находился образ святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, далее — образ святителя и чудотворца Николая и Печерская икона Божией Матери с предстоящими преподобными Антонием и Феодосием Киево-Печерскими. Все эти иконы были старинного письма высотой в 2 аршина и 2вершка (1,5 метра).

Во втором ярусе иконостаса изображались Двунадесятые праздники, в третьем — лик Апостолов, в четвертом — Пророков, в пятом — Праотцев. Эти иконы были одинакового размера — 1 аршин и 10 вершков (1,2 метра). В 1850 году иконостас реставрировался. Нижние два яруса и Царские врата вызолочены были вновь червонным золотом.

В киоте из орехового дерева хранилась вышитая по малиновому бархату золотоми серебром святая Плащаница Спасителя. Она была изготовлена в 1849 году усердием помещицы Чембарского уезда, села Щепотьева, Александры Дмитриевны Богдановой.

Пол в Казанской церкви вначале был деревянным, а при настоятеле архиманд­рите Исаакии заменен чугунным. Стены храма внутри расписаны были живописью и украшены картинами в рамах, писанными на холсте в 1838 году по благословению Преосвященного Амвросия Н-го, при настоятеле архимандрите Анаста'сии акаде­миком Ступиным. Картины изображали священные события из истории Ветхого и Нового Завета. Их было в храме 36. На­ружные стены храма в 1850 году также были расписаны различными изображени­ями Богоматери, Ангелов и святых угод­ников Божиих в назидание приходящего на богомолье народа, особенно в большие праздники. Стекаясь в монастырь в вели­ком числе, и по тесноте не имея возмож­ности присутствовать в храме, народ мо­лился вне храма пред иконами, на стенах его написанными.

В Казанском соборе, при входе с за­падных дверей, к северной стороне, был погребен князь Василий Сергеевич Долго­руков, скончавшийся в 1803 году. Тут же было захоронение настоятеля архимандри­та Варлаама.

http://sa.uploads.ru/t/9mGWN.png
Богоявленская церковь

Богоявленская церковь находилась к югу от Казанского храма. Первоначально церковь была деревянная, но в 1759 году, по благословению Преосвященного Пахомия (Симанского), епископа Тамбовского, настоятелем архимандритом Тихоном вмес­то деревянного храма был построен камен­ный одноэтажный. Высота церкви была 35 аршин (25м), длина — 26 аршин (18,5м) и ширина — 23 аршина (16м). Кровля — железная, шатровая, окрашена медянкою. Глава обшита белым железом, «яблоко» из красной меди, золоченное «под огонь». Крест — железный, обложен листовой красной медью, золоченный «под огонь». Стены внутри были расписаны масляными красками, а снаружи побелены белилами на масле. Иконостас сей церкви был одноярус­ным, весь вызолочен червонным золотом, покрыт сплошной мелкой резьбой. Устроен он был в 1880 году, росписан иконописцем Н. Макаровым. В 1890 году, по благосло­вению Преосвященного Василия (Левитова), епископа Пензенского и Саранского, старанием и средствами настоятеля архи­мандрита Гедеона иконостас реставрировал­ся, окна храма были увеличены. Главный престол сей церкви посвящен Богоявлению Господню, южный предел — во имя святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господ­ня Иоанна, северный — во имя святителя и Чудотвор­ца Николая. Находившая­ся в храме явленная икона святого Иоанна Предтечи считалась чудотворной и пользовалась большим по­читанием, из-за чего Бо­гоявленский храм в народе назывался Предтеченским. Вблизи алтаря церкви, с наружной стороны, был погребен настоятель архи­мандрит Антоний.

http://sa.uploads.ru/t/KHVGz.png
Церковь в честь прп. Сергия Радонежского

ерковь во имя препо­добного Сергия, игумена Радонежского и всея Рос­сии чудотворца находилась на северной стороне монас­тыря, на крутой высокой горе. Первоначально предполагалось уст­роить ее как надвратную, однако таковой позже стала Всехсвятская церковь (Исто­рия Российской церковной иерархии, т. 5, стр. 171). Сначала она была деревянная, но при настоятеле архимандрите Варлааме, в 1742 году, построена каменная дли­ной — 27 аршин (19м), шириной — 14 ар­шин (10м), высотой — 32 аршина (23м). Иконостас был пятиярусный, резной рабо­ты, 17 аршин высотой (12м) и И — ши­риной (8м). В первом ярусе иконостаса, с правой стороны от Царских врат, находи­лись образ Спасителя и образ преподобно­го Сергия, с левой стороны — образ Бо­гоматери и образ святителя Иоанна Зла­тоуста. Во втором ярусе — Двунадесятые праздники, в третьем — лик Апостолов, в четвертом — лик Пророков, в пятом изоб­ражались Святые и Спасительные Страсти Господа нашего Иисуса Христа. В 1854 году иконостас был реставрирован, украшен новой резьбой и вызолочен. В 1859 году на пожертвование помещицы Тамбовской губернии Спасского уезда Анны Лачиновой вся церковь внутри и снаружи была расписана красками на масле, наподобие церквей Троице-Сергиевой Лавры, с изоб­ражениями явленного чудотворного образа Божией Матери, явления Богоматери пре­подобному Сергию Радонежскому, самогопреподобного Сергия, святителя Николая Чудотворца и других святых угодников. В1887 году поблекшая роспись, по благосло­вению Преосвященного Антония (Никола­евского) — священноархимандрита Казан­ской обители, — была обновлена: внутри храма — художником Н. Макаровым, сна­ружи — живописцем Косогоровым. Купол и глава были покрыты белым железом, оба «яблока», на колокольне и на храме, были из красной меди, золоченные «под огонь».Кресты железные, обложены листовой красной медью, золоченные «под огонь». Сооруженная на величественной горе, с высокой колокольней, Сергиевская церковь по своему благолепию составляла предмет благоговейного внимания богомольцев.

При Сергиевской церкви издавна погре­бались именитые граждане города Нижнего Ломова и дворяне окрестных мест, почему церковь сия считалась в обители кладби­щенской. В ней большей частию соверша­лись заупокойные Литургии и панихиды по просьбе богомольцев. Около церкви были погребены настоятели архимандриты Лав­рентий, Евпсихий и Гедеон, «и вся вообще гора от Сергиевской церкви, — по свиде­тельству Летописи, — как нива Божия, усеяна гробами с памятниками». Кладби­ще сохранилось до настоящего времени. Вместе с Сергиевской церковью возводи­лась и колокольня, шириной — 12,5 ар­шин (8,9м), высотой — 52 аршина (37м). Прежде на ней находились колокола, но они были перенесены на Всехсвятскую ко­локольню. Купол на этой колокольне был окрашен медянкой.

http://sa.uploads.ru/t/tbcQG.png
Церковь Всех Святых

Церковь во имя Всех Святых нахо­дилась на западной стороне обители, на­против Казанского собора, над Святыми вратами. Церковь была каменная, длиною 6 сажень (13 м) и шириной 3,5 сажени(7,5 м), с колокольней над ней. Сооружа­лась с 1761 по 1779 год. Иконостас двухярусный, 6,5 аршина (4,5 м) высотой 8 аршин (6 м) шириной; Царские вра­та — резной работы, вызолочены. В 1849 году на пожертвование пензенского купца Александра Часовникова иконостас был обновлен позолотой и живописью.

Над церковью Всех Святых была главная монастырская колокольня высотой 47 ар­шин (33,5м), шириной 7,5 аршина (5,3м) и длиной — 18 аршин (почти 13м). На коло­кольне висело 12 колоколов. Первый боль­шой колокол был в 191 пуд и 25 фунтов (более 3-х тонн) с надписью: «1801 год Февраля... дня перелит сей колокол в Нижнеломовский Богородичный монас­тырь благословением Преосвященнейшего Феофила, Епископа Тамбовского и Шацкого священно*Архимандритом и ректором Тамбовской семинарии Доси феем». 17 мая 1889 года, по благосло­вению Преосвященнейшего Антония II, тщанием казначея игумена Анатолия, ко­локол был вновь перелит старанием нижнеломовских заводчиков купцов братьев Приваловых, и имел в себе весу 317 пуд. 20 фун. (более 5-ти тонн). Колокол сей превосходил все городские и окрестные колокола мягкостью и приятностью звука. Второй колокол был полиелейный, весом в 115 пуд. 34 фун. (около 2-х тонн). Тре­тий — вседневный, весом в 73 пуда (более 1 тонны), с надписью на нем: «Лил сей колокол мастер калужский купец Васи­лий Холщевников в сей же монастырь 1766 года Декабря 28-го»; в середине колокола надписано: «во имя Отца и Сына и Святаго Духа». Прочие 9 коло­колов небольшие, общим весом 60 пудов (около 1 тонны). На колокольне были ба­шенные часы с минутным и четвертным боем в 6 колоколов, наподобие часов на колокольне Троице-Сергиевой Лавры. Во время советской власти колокола перенесли в город Нижний Ломов, устано­вили на тюремной деревянной колокольне, откуда они позднее были похищены."

Источник: http://travelclubonline.ru/home/hramy-n … monastyrya

0

11

"Глава 12 Кувак-Никольское

Село Основано служилыми людьми  Верхнеломовского уезда, контролировавшими дорогу через Вадовские ворота на Шацк.

В 1663 и 1697 гг., после ухода части служилых людей на новые места службы (Пенза, Петровск, Азов и др.), часть их земель была отказана помещикам. В 1795 г. в с. Никольском, Кувак тож, помимо однодворцев проживали крестьяне помещиков Гаврилы Алексеевича Воинова, Анны Пантелеевны Дубасовой, Екатерины Павловны Кроминой и детей помещика Битяговского, всего в 176 дворах. Село занимало 177 десятин на левом берегу Нор-Ломовки, имелась церковь во имя Николая Чудотворца и 2 мельницы на реке. В 1843 г. построен деревянный храм во имя святой великомученицы Варвары.

В 1840 г. построена в с. Никольском каменная церковь, во имя Живоначальной Троицы с приделами во имя Архангела Михаила и Николая Чудотворца. До начала 1900-х гг. действовала спичечная фабрика Кокушкина: крестьяне в свободное от полевых работ время изготовляли спичечную соломку и коробки.
http://sa.uploads.ru/t/qiJIW.jpg

В наше время из старых церквей ничего не сохранилось. В селе работает Молитвенный дом святителя Николая Чудотворца, расположившийся в приспособленном для богослужений небольшом кирпичном здании."

Источник: http://travelclubonline.ru/home/kuvak-n … oy-oblasti

0

12

"Глава 13.  Вадинск (бывший Керенск)

Часть 1.  Керенск

Керенский острог возник на горе, вблизи которой в реку Вад впадают его притоки Керенка и Ченгар ,  на опасной Вадовской дороге. Дорога от Ценского заповедного леса по Ваду и до «Ломовских сторожей» — контролировалась четвёртой «сторожой» (дозорным постом мещерских казаков).

Вероятно, на горе была казачья стоянка. Краевед С. П. Петров утверждает: «На месте Керенска находилось небольшое укрепленьице с деревянной вышкой, на которой день и ночь стоял стражник, наблюдавший за окрестностями. При Иване Грозном от этой сторожи до места, где затем будет построена Пенза, была проведена станичная сторожевая линия».

В 80-е годы минувшего века в Российском государственном архиве древних актов были найдены две «Памяти» (правительственные распоряжения). В «Памяти» от 8 мая 1636 года дается указание о строительстве на реке Буртас острога. А в другой «Памяти», уже от 28 мая 1639 года, о «переноске» Буртасского острога на реку Керенку. Керенская засечная крепость, построенная в 1639 году как переноска Буртасского острога близ места впадения реки Керенки в Вад, и послужила началом городу Керенску. Работами по сооружению острога руководил житель города Севска голова Улан Молостов. Посланная из Приказа Казанского дворца в Разрядный приказ «Память» от 28 мая 1639 года обязывала направить 50 верстанных татар из города Кадома на новое место службы. Им следовало: «…быть в Кадомском уезде у нового острожного и засечного дела на реке на Ваду на устье реки Керенки для обереганья от приходу воинских людей». Керенская крепость, как и другие городки-крепости «польской украйны» (порубежье с Диким полем), должна была прикрывать юго-восточные подступы к Москве от набегов кочевников.

В 1645 году острог разорили ногайцы, и два года спустя была отстроена новая деревянная крепость. Находилась она на горе и имела четыре угловых и четыре проезжих башни, вал земляной и ров. Оборонительные сооружения представляли собой почти правильный прямоугольник. Возводил «вторую», более совершенную в фортификационном плане Керенскую крепость посланник царя, окольничий Богдан Хитрово. Он позднее построил Симбирскую и Корсуньскую крепости. Краевед А. Л. Хвощев приводит выдержку из челобитной мещерских дворян за 1646 год: «Крестьянишка наша с пяти дворов по человеку крепили город Керенской, вал валили и рвы копали, всякие стенные крепости делали с весны до зимы». Новую крепость на месте первой, сожженной ногайцами, полностью построили в 1648. Из описания Керенска 1681 года: «Глубокий ров и земляной вал окружают город со всех сторон; от степной стороны подле рва надолбы из дубовых стояков, вбитых в землю сплошной стеной. Город огражден деревянную стеною с башнями, возвышающимися по углам. На каждой из угольных башен пушка или пищаль затинная; при пушках пушкари, при пищалях затинщики». В центре, на пригорке, возвели деревянную церковь Архистратига Михаила, около которой образовался первый керенский погост.

Крепость окружили слободы, в которых селились, преимущественно, служилые люди. Богоявленская (Казачья) слобода располагалась к северо-востоку от города-крепости, Архангельская к северу, а Покровская (Стрелецкая) к юго-западу. Ранее, на юго-востоке, имелась Инвалидная слобода. Её местоположение указано в описании города 1788 года: «По правую сторону Керенки присутственные места и большая часть жилья, а по левую ея и Вада Инвалидная слобода». Слободы получили свои названия по церквам. Первоначальное наименование Богоявленской — Казачья — от селившихся здесь казаков. Слившаяся с Богоявленской Инвалидная (в 1864 её уже не было) — от инвалидов (солдат-отставников). В Покровской жили стрельцы, потому слобода называлась поначалу Стрелецкой.

Во время восстания Степана Разина жители Керенска сдали город бунтовщикам, подошедшим к нему со стороны Нижнего Ломова под командованием Михаила Харитонова. Многие и сами присоединились к восставшим. Выдали на расправу воеводу Автамона Безобразова, пытавшегося организовать в крепости оборону с тремя сотнями казаков и стрельцов. Воеводу повесили на торговой площади. Новым главой города народным собранием был избран керенский казак Семён Кузнец. 13 октября 1670 года восставшие, к которым присоединились многие керенцы, выдвинулись, по личному приказу Разина, к селу Конобеево Шацкого уезда.

Отступившее из-под Шацка повстанческое войско вновь было собрано у Верхнего Ломова и встало лагерем в лесу к северу от Керенска, устроив для обороны позиций засеки.Но восставшие снова потерпели поражение и отступили вдоль засечной черты на юго-восток. Освободил Керенскую крепость, как и весь уезд, от бунтовщиков воевода Яков Хитрово. Он жестоко наказал местных зачинщиков бунта против царской власти. Из Керенска и окрестностей были массово изгнаны составлявшие значительную часть местного населения татары и мордва, которые принимали активное участие в восстании. Остаться было позволено лишь крестившейся знати, прочие же земли отошли отличившимся при подавлении бунта дворянам.

Во время пугачёвского бунта Керенская крепость сгорела и не восстанавливалась. Тем не менее, город оказался единственным в Пензенской губернии, который не сдался бунтовщикам, выдержав осаду и три приступа. Осада была снята прибывшими на помощь войсками под командованием графа Панина. По свидетельству очевидцев в отражении штурма участвовали находившиеся в крепости пленные турки, а пожар города был виден из Верхнего Ломова.

«Высочайшим манифестом Керенским жителям» Екатерина II пожаловала городу золотую корону за мужественное сопротивление восставшим. Ныне эта награда хранится в Пензенском областном краеведческом музее. Другим указом Екатерины Великой Керенску был пожалован собственный герб с описанием. Императрица в 1795 году собственноручно утвердила направление центральных городских улиц — Садовой, Городнической, Дворянской, Старопочтовой, Большой — написав на документе: «Быть по сему». По указу Екатерины II 15 сентября 1780 года получил статус уездного города Пензенского наместничества.

Будучи председателем Пензенской казенной палаты, Керенск дважды посетил М. Е. Салтыков-Щедрин. В земской управе на улице Старопочтовой (ныне Университетская) он принимал посетителей с жалобами. Михаил Евграфович побывал в городском саду, монастыре, казначействе, иных присутственных местах. Городок понравился писателю «чистотой улиц, обилием фруктовых садов, сирени и пахучего жасмина, а главное, кротостью и приветливостью населения». Исторически Керенск делился на собственно город (его центральная часть) и пригородные территории (слободы): Архангельская, Богоявленская, Покровская. Некоторое время существовала ещё Инвалидная слобода, позднее вошедшая в Богоявленскую  В XIX веке основу населения города составляли однодворцы — потомки служилых людей, занимавшиеся сельским хозяйством. Распространение получили плотничий, портняжный, сапожный и кирпичный промыслы. Керенск славился торговлей, своими ремеслами. Особую популярность имела проходившая в начале июля Керенская Тихвинская ярмарка, привлекавшая купцов из Тамбова, Саратова, Пензы, Рязани и даже Нижнего Новгорода. Ярмарка продолжалась 7 дней и товарооборот её доходил до 100 тысяч рублей. На ярмарку съезжалось до 10-12 тысяч жителей уезда.

Керенск — родина русского ученого-филолога, искусствоведа, академика Федора Буслаева. Он родился 13 апреля 1818 года в семье уездного чиновника судебных дел и прожил в городке первые пять лет своей жизни. Одна из улиц Вадинска носит его имя. В 1838 Буслаев окончил курс Московского университета. С 1850 экстраординарный профессор Московского университета, а в 1859 ординарный профессор того же вуза. Доктор русской словесности, член-корреспондент, а позднее, действительный член Российской академии наук. Имеет научные работы. В исследованиях по русскому языку выступил сторонником сравнительно-исторического метода. Сопоставлял факты современного русского языка с другими родственными индоевропейскими языками, со старославянским языком, привлекал данные древнерусских памятников письменности и народных говоров. Стремился установить связь истории языка с жизнью народа, с его нравами, обычаями, преданиями и верованиями. Среди учеников Федора Ивановича наиболее известен академик Филипп Фортунатов.

В Керенске в 1838 году родилась мать Александра Куприна — Любовь Алексеевна, в девичестве княжна Куланчакова. Её отец, Алексей Николаевич, служил в городке уездным землемером и происходил из керенских потомственных дворян.

Так же в Керенске родился писатель Роман Борисович Гуль. В своем романе  «Конь Рыжий» так описывает он свое пребывание в Керенске.

" Тихо жил Керенск, Вокруг города гнулись поля ржи, овса, проса. А когда ветер тянул с реки Чангара, Керенск наполнялся пряным запахом конопли.

Только два путешествия нарушали мирную тишину жизни в дедовом доме: поездка в монастырь и в родовое имение Сапеловку, О поездке в Сапеловку говорили задол­го, но собраться поехать все никак не решались: то небо ненадежное, как бы дождя не было, то очень уж марит, быть грозе. Но все-таки раз в лето, наконец, собирались.

В монастырь же ездили чаще.

Покрытая синей подушкой линейка стоит у крыльца. Лоснящийся жеребец похрапывает, переминается. Тети, дядя, я, брат рассаживаемся; дядя предупреждает, чтобы не раскрывали зонтиков, а то жеребец испугается, понесет. И линейка трогается из ворот через площадь, через город на крутосклон к лесу, где белеют монастырские стены.

Страдающая одышкой, бледно-одутловатая мать- игуменья Олимпиада, в прошлом малограмотная крестьян­ка, а теперь «министр-баба», как называет ее дед, сердечно встречает нас на монастырском дворе и ведет в монастыр­скую гостиницу. Мы идем чугунными, истертыми плитами коридоров, по переходам с слюдяными оконцами в железно-узористых переплетах. И наконец входим в светлую гос­тиницу, где пахнет просвирами и яблонным цветом из рас­крытых окон.

Низко кланяющиеся, розовые послушницы, неслышно скользя, уж накрывают в саду длинный стол. Несут крас­неющий углями самовар, и начинается чаепитие с знаме­нитым монастырским малиновым, вишневым, крыжовен­ным вареньем, с липовым медом, с свежими просвирами, с анисовыми яблоками, которые мать-садовница Анна колу­пает ложечкой в чашку. Меж яблонь мелькают склоненные очертания послушниц-работниц, поют кругом какие-то не­видимые птицы, и солнце золотом наполняет многодеся­тинный душистый сад.

Перед отъездом мать-садовница Анна ведет меня и брата в келью столетней схимницы получить благословение. В келье могильная тишина, распятие, киот с образами в серебряных окладах, перед ним молится крохотная воско­вая старушка. В лампадном сумраке меня пугает стоящий у нее вместо постели открытый фоб. Из сада еле долетает пенье птиц, сухонькая схимница с трудом поднялась с ко­лен и благословляет нас, оробевших, полумертвой сквозной рукой. Идя назад сводчатыми темными коридорами, я, стараясь не показать этого матери-садовнице, тороплюсь и в солнечный аромат сада, на ветер, выхожу с облегчением."

Роман Борисович рассказывает о своем пребывании в  Керенском Тихвинском Богородицком женском монастыре, возникновение которого предание связывает с явлением на этом месте чудотворной Керенской Тихвинской иконы Богоматери."

Источник: http://travelclubonline.ru/home/vadinsk … oy-oblasti

Продолжение следует.

0

13

"Часть 2.  Керенский тихвинский мужской монастырь

http://sa.uploads.ru/t/vqHel.jpg
Керенский Тихвинский Мужской Монастырь

В 1683 году на восточной окраине города был основан Керенский Тихвинский Богородицкий общежительный женский монастырь, возникновение которого предание связывает с явлением на этом месте чудотворной Керенской Тихвинской иконы Богоматери. Я не ошибласть именно женский монастырь. Об истории которого я и хотела бы Вам рассказать.

Итак переместимся в 19 век , в КЕРЕНСКИИ ТИХВИНСКИЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ.

ОБЩИЙ ВИД, МЕСТНОСТЬ, ПРОСТРАНСТВО

В 1/4 версты от г. Керенска, Пензенской губернии, находится Тихвинский женский общежительный монастырь. Обитель эта по древности своей и святыне, явленной иконе Тихвинской Божией Матери, почитаемой за чудотворную, давно пользуется чествованием в народе и принадлежит к знатным обителям. Вот почему богомольны, совершающие благочестивое паломничество в Киев, Саров, Дивеево и Понетаевский монастыри, священным долгом считают посетить и Тихвинскую обитель.
Отделяясь от г. Керенска рекой Керенкой и обширной ярмарочной площадью, окруженной незатейливыми крестьянскими хижинами, монастырь поместился на самом удобном, уединенном и живописном месте. С трех сторон — запада, севера и юга — он представляет вид открытой местности; только восточная часть обители заслонена от людского глаза густым казенным лесом, подступившим прямо к монастырским стенам, где одна лишь белая глава высокой монастырской колокольни, возносящаяся над вершинами деревьев, служит приметою, что за лесом приютилась обитель.
По склону горы до самых монастырских храмов разведен трудами инокинь обширный плодовый сад, который летней порою одевается роскошной растительностью. В нем растут яблони, вишни, душ, груши, сливы, черемуха, рябина и пр. В мае вся гора цветет, благоухает и представляет дивное поэтическое наслаждение. Высокая конусообразная колокольня и куполы храмов с золотыми крестами живописно рисуются на зеленом фоне монастырского сада и казенной рощи.
Обитель изобилует многочисленными источниками, водою из коих, по своему превосходному качеству, пользуется большая часть жителей г. Керенска. Рощи и источники в летнее время служат для богомольцев отрадным убежищем прохлады и отдохновения. Перед монастырем с западной стороны на горе раскинулся утопающий в зелени, с белоглавыми церквами, каменными и деревянными домами, небольшой г. Керенск. Две довольно широкие и светлые речки Вад и Керенка, прихотливо извиваясь у подножия города, бегут по пригородным слободам, далеко скрываясь на западной границе. В дали от города ютятся деревни и села с зеленеющими полями, пригорками, долинами и дубравами.
Земли при обители усадебной и под постройками значится 16 дес. 950 саж., а именно: под садом 2 дес. 1200 саж., под лесом, где находится пчельник, 1 дес. 800 саж., прудом 200 саж.. строениями, скотными дворами и выгоном 4 д. 350 саж. и огородами 8 д. 800 саж. Площадь внутри монастырской ограды не более двух десятин.

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ МОНАСТЫРЯ

Настоящая обитель одна из древних в Пензенской епархии и состоит под покровом Тихвинской Богоматери более 200 лег. Вот что говорит предание об основании этой обители:
В царствование Феодора Алексеевича (1676—1682 гг.), когда керепцы находились в беспрерывной тревоге от появления вблизи своих границ и, быть может, даже в виду самого города калмыков, ногайцев и татар, которые с 1674 года и по 1680 год до 150 раз нападали на уезды: Тамбовский, Шацкий, Усманекий и Козловский , в г. Керенске совершилось чудесное событие, послужившее как бы утешением в перенесенных городом бедах и напастях, — событие явления иконы Тихвинской Божией Матери. Честная сия икона явилась в 1681 году на месте, окруженном горами, покрытом водою и поросшем лесом, г де в настоящее время стоит церковь Живоноспого Источника.

http://sa.uploads.ru/t/mvljY.jpg
Керенский Тихвинский Мужской Монастырь

29 июня того же гада об этом явлении иконы донесено было Керенскому воеводе Якову Федоровичу Пыхачеву просфорнею Богоявленской церкви г. Керенска Натальей Васильевой и вдовой Авдотьей Степановой, которые «вещали словесно», что под заповедным лесом, на ключу «объявился им образ Богородицын, и стоит де тот Образ под березой на отрубе», и что видели его вместе с ними еще старица Параскева, Нижнеломовского девичьего монастыря старица Феодора, вдовы г. Керенска Василиса Евдокимова и Анна Яковлева и девица Анна Ефимова. Воевода, впрочем, и раньше слышал о чудесном явлении этого образа. Хотя до нас и не сохранилось никаких древних письменных памятников, свидетельствующих о сверхъестественном явлении образа и чудесных в то время исцелениях от него, кроме одной старинной рукописи, помещаемой ниже, тем не менее явленная икона оказалась Тихвинскою, и поныне чествуется как чудотворная.
Через два года по обретении иконы, 28 августа 1683 года, на том месте, где она явилась, по благословению Святейшего Патриарха Иоакима основан «града Керенска Богородицкий Одигитриев Тихвинский девичий монастырь». Под таким наименованием и значился до самого упразднения своего, как это видно из многих документов и надписей на книгах .
В пользу сего монастыря отведено было земли по патриаршей грамоте (к сожалению ныне утерянной) «под церкви но 40 саж. во все стороны и церковнослужителям усадебной, огородной и пашенной 20 четвертей в ноле, а в двух потому- ж»; сверх того: им же сенных покосов на 50 копен. Под монастырь отведено земли 91/2 десятин и сенных покосов на 100 копен. Затем в 1695 году двумя грамотами царей Иоанна и Петра Алексеевичей (грамоты тоже утеряны) января 7 и декабря 11 под монастырь отведено: усадебной земли 2 дес. и 100 саж., пашни 391/2 десят., лугов —- 150 десятин, а всего 192 Десятины и 400 саж.
Кто положил основание монастырю, какое число инокинь обитало в нем, кто были настоятельницами, какими правилами руководствовался он для своего общежития и насколько процветал он в своем внутреннем и внешнем благоустройстве. все это остается пробелом в истории первоначального возникновения обители за неимением как устных, гак и письменных сведений. Можно предполагать, что в материальном отношении, судя по царским и патриаршей владенным грамотам участь его была далеко неприглядна. Вследствие крайней скудности своего содержания и по малочисленности живущих в нем сестер он был упразднен.
Церковь его обращена в приходскую, а приход к ней. вместе с причтом, отведен от Керенской Богоявленской церкви, до того времени бывшей двухштатною, по сказанию старожилов. Впрочем, несмотря на упразднение монастыря, общежитие в оном не прекращалось, гак как при Тихвинской церкви оставалось несколько келий, в коих поселились престарелые вдовы и девицы, посвятившие остатки дней своих Богу. Тесна и неприглядна была жизнь этих отшельниц, приютившихся в полуразрушенных от ветхости кельях, принужденных питаться подаяниями от щедрот своих благодетелей и нередко терпевших холод и голод; но как бы то ни было, а такое негласное существование общежития продолжалось и в 20-х годах . В 1822 году преосвященный Амвросий 1-й во время обозрения Керенской паствы, воспретил было жительство около церкви упраздненного монастыря, а сами кельи, как очень ветхие, делавшие безобразие храмам и в случае пожара угрожавшие им даже опасностью, велел разрушить, но в это время в число келейниц поступила жена богатого Керенского гражданина Дия Карпова Снеткова. Последний упросил Владыку отменить запрещение и вместе ходатайствовал перед епархиальным начальством не только об исправлении разрушавшихся ветхих келий, но и о постройке близ церкви нового деревянного флигеля под богадельню для престарелых и больных лиц женского пола, требующих призрения и желающих вести жизнь более свободную от мирских треволнений. Разрешение последовало, и в 1826 году Снетковым была построена при Тихвинской церкви, в 20 саженях от оной, по плану и фасаду, утвержденному начальством, небольшая (11 арш. в длину и 6 в шир.) деревянная богадельня. Первая поступила в это богоудное заведение и была начальницею оного до половины 1830 года девица из казенных крестьян Матрена Алексеевна Данилова, жившая до сего времени в Арзамасской Алексеевской общине. За нею в течение 1826—1828 годов прибыло еще 10 лиц: и одна из них. именем Матрона Емельянова, в 1828 году, близ здания, выстроенного Снетковым, построила даже свой деревянный флигель на собственный счет. В то время в селе Котле, не более 18 верст от г. Керенска. существовало также нечто в роде общины из нескольких келейниц, живших особняком в кельях близ церкви, при коих находился даже плодовый сад; все они добровольно вручали себя надзору и попечению котельской девушки Анны Васильевны Гамбовцевой, отличавшийся благочестием и практическим смыслом. Преосвященный Ириней предложил котельским келейницам- богомолкам в полном составе перейти в Керенск и поселиться в кельях упраздненного монастыря. Не хотелось Анне Васильевне и сестрам покидать насиженного места, жаль было им покинуть и сад, насаженный, быть может, собственными руками, и потому долго она не поддавалась уговорам нарочно присланных для этого чиновников, а, может быть, и совсем бы не согласилась, если бы одному из присланных, вероятно, более других нетерпеливому, не пришло на мысль, схватив на глаза попавшийся топор, начать рубить яблони в саду... Скорбь ли о стонавших под ударами топора деревьях или другие какие-либо мысли, внезапно нахлынувшие в голову, но только вслед за этим Анна Васильевна вдруг согласились на переезд в Керенск, хотя и не без горьких слез (истор. очер. Керен. кр., стр. 59). И вот в 1829 году из Котла вместе с Анной Васильевной поступили в богадельню еще 15 лиц. Вместе с переходом Тамбовцевой перешли в ее руки все хозяйственные заботы и главный надзор за богадельней, по общему желанию живущих в ней. Понятно, что подобное явление двух начальниц в одной богадельне вызвало несогласие между ними и потребовало правительственного разбирательства, вследствие которого сначала, но просьбе Снеткова, была поставлена начальницею на короткое время (с 20—27 июля 1830 г.) Данилова, а потом, по просьбе живущих при богадельне, — Тамбовцева (с 27 Июля 1830 г.). Местный же священник Михаил Земблинов резолюцией Преосвященного был назначен попечителем, которому вручался главный надзор за богадельней и духовное назидание живущих в ней, с обязанностью ежегодно доставлять ведомость в попечительство. Тамбовцева как нельзя лучше оправдала доверие и епархиального начальства и избравших ее сестер. Взяв в свои руки дальнейшую судьбу богадельни, Анна Васильевна, при своем уме и практической деятельности, сразу поняла, что одним только неустанным трудом, подкрепляемым молитвой и благочестивой жизнью, можно снискать общественное уважение и сочувствие и обеспечить живущих при богадельне в их внешнем и внутреннем благоустройстве. Благодаря такому направлению, она тотчас взялась за дело: отправила несколько сестер в Арзамасскую женскую обитель учиться искусствам образному и золотошвейному и, обучивши их, ввела занятие этим рукоделием в своем заведении; стала нанимать землю для хлебопашества; к зданию, построенному Снетковым, прибавила еще такое же здание с 7-ю кельями и мезонином, а кругом зданий и церквей, коих издавна здесь было три — Тихвинская, Димитриевская и Живоносного Источника, сделала из полового тесу ограду в окружности на 150 сажень; начала делать через подначальных сборы доброхотных подаяний. И вот начинают стекаться в богадельню ищущие уединения девицы и старицы, так что в 1844 г. считалось их уже до 150 лиц. При таких благоразумных распоряжениях Тамбовцевой умножились и здания и средства к содержанию, построены три каменных корпуса и несколько деревянных ; вместо деревянной сделана каменная ограда; открыто заведение для производства сукон и полотен, башмачное ремесло; приступлено к пчеловодству и садоводству. Последнее было делом большого труда. Место, предназначенное для разведения сада, было крайне неудобно для посадки деревьев вследствие изобилия песка и глины. Копали ямы, делали насыпи в них из плодородной земли, которую сесгры приносили издалека, и потом уже в эту насыпную почву сажали деревья. Только при таком способе неудобный клочок земли впоследствии превращен был в тенистый, плодовитый сад. Средства богадельни несколько увеличились при вступлении в нее дворянки Марии Яковлевны Мауриной и бывшего городского головы г. Керенска Ивана Михайловича Арясова с женою .Александрой Яковлевной, которые после пожара в 1839 году, истребившего почти весь город и между прочим великолепный дом их, Арясовых, перебрались совсем на жительство в богадельню и на содержание оной отдали скотоводство и все движимое имущество. Затем епархиальное начальство, видя, что богадельня может содержаться и улучшаться собственными средствами и что живущие в ней ведут жизнь полезную, в 1848 году ходатайствовало перед высшим начальством о переименовании ее в Тихвинскую женскую общину, с оставлением под покровительством духовного и гражданского начальства, на что и последовало Высочайшее соизволение 29 мая того же года . В 1849 году община приобрела 252 десят. земли пожертвованной ей в вечное владение Тамбовской губернии, Спасского уезда села Ширеигуши вдовою, купеческой женою Евдокией Васильевной Суворовой, и 1500 руб. сер. непосредственного капитала в билете, проценты с коего должны поступать в пользу общины. Получив тогда полную возможность содержаться собственными средствами, община, по просьбе ее начальницы Тамбовцевой и по ходатайству духовного начальства, 1851 года, декабря 15 дня, Высочайше переименована в Керенский женский Тихвинский монастырь, под аким наименованием она существует, процветая и прославляясь чудесами от Пречистой иконы Богоматери. При сем предоставлено было право иметь игуменью (в каковой сан первая и произведена Тамбовцева в 1852 г. с именем Анастасии), 30 штатных и произвольное число нештатных сестер. Всех сестер в обители в то время было свыше 200.

МОНАСТЫРСКИЕ ХРАМЫ

Тихвинская обитель имеет 5 храмов, один теплый, а ос­тальные холодные. 1-й соборный трехлрестольный во имя Тихвинской Божией Матери; 2-й над святыми вратами под колокольней во имя св. Дмитрия, митрополита Ростовского; 3-й на источнике во имя Пресвятой Богородицы Живоносного Источника; 4-й больничный двухппестольный во имя святи­теля и чудотворца Николая — теплый и 5-й на хуторе, в 6-ти верстах от обители, во имя преподобных Антония и Феодо­сия, киево-печерских угодников.

http://sa.uploads.ru/t/9bzJh.png
Керенский Тихвинский Мужской Монастырь

1) Главная церковь каменная, двухэтажная, пятиглавая, имеет форму продолговатого четырехугольника. Находясь среди монастыря, она занимает довольно обширную площадь, так что длина ее с алтарем и папертью простирается до 20 са­женей, а ширина на 15 арш. Высота настоящей 30, а трапез­ной 24 арш. Выкладка стен, начиная с фунта земли, толщи­ною в 21/2 арш., кровля настоящей имеет вид круглой формы, а трапезная — вид шатра на два ската. Построена в 1762 году тщанием московского купца и фабриканта Алексея Тарасо­вича Милякова", который, по отзывам старожилов, лично его знавших, не имея детей, находил для себя единственным удо­вольствием созидание и украшение храмов Божиих. Перво­начально она разделялась на две части: холодную с двумя престолами во имя Живоносной Троицы и Тихвинской Бо­гоматери и теплую с двумя же престолами во имя святителя Николая и мученика Иоанна воина. Но в 1852-—1854 годах храм перестроен игуменьей Анастасией, и остался один хо­лодный; вместо 4-х престолов сделано три, из коих один вни­зу — во имя Тихвинской Божией Матери, а два наверху, на хорах, где стоят монашествующие во время Богослужения — во имя Живоносной Троицы и Успения Пресвятой Богороди­цы. Приделы же во имя святителя Николая и мученика Иоан­на воина перенесены в больничную церковь". В 1885 году храм сей игуменьей Анастасией 2-й распространен каменной прикладкою трапезы и паперти. Кровля храма из листового железа окрашена зеленой краской: главы же покрыта белым железом и приосенены вызолоченными крестами.

Тихвинский храм разделяется на алтарь и настоящую церковь. Алтарь, построенный в виде простого четырехугольника, отделен от настоящей каменной высокой, сплошной стеной и с пролетами для царских, север­ных и южных дверей. Настоящая церковь представляет форму квадрата, достигающего стенами 30-ти аршинной высоты, с 8- ю большими окнами, дающими обильный свет для иконоста­са. При входе в храм, по боковым стенам, устроены дня пред стояния монашествующих хоры во всю длину до восточной стороны, с особым алтарем. Весь храм украшен священными картинами новозаветной истории. Что касается живописи храма, то она дает ясное представление об изображаемых со­бытиях и лицах и поучительна как для простеца-крестьянина, так и для ученых. Изображенные лица св. угодников постав­лены верно и живо, настолько хороши в отделке кистью, что, взирая на лики, так и видишь в них первообразы святых, на­видаешься, получаешь молитвенное настроение, возвыша­ешься духом. Особенно хорошо написана на своде храма большая картина «О Тебе радуется». При взоре на эту карти­ну, в которой последовательно поставлены лики патриархов, пророков, апостолов, святителей, преподобных и целый сонм ангелов, окружающих Богоматерь и в лучезарном свете Свя­тую Троицу, мы видим пред собою как бы отверстое небо. Внизу, под хорами, на стенах и колоннах идет ряд художест­венных изображений, взятых из жизни И. Христа, заставляю­щих каждою из богомольцев невольно остановиться взором и с особенным вниманием и благоговением вникнуть в смысл той и другой священной картины. Прекрасным исполнением в художественном отношении обращают на себя внимание кар­тины «Достойно есть» и «Св. Троица».

Необыкновенно приятное впечатление производит иконо­стас, сооруженный в 1854 году при игуменьи Евпраксии.Он деревянный и весь покрыт по полименту червонным золотом, состоит из четырех ярусов, с 16-ю гладкими колон­нами, украшен очень искусной резьбою, помещенною на зо­лотом фоне; при сем большая часть резьбы изображена в виде виноградных кистей и. листьев. Иконостас помещен во всю ширину храма- Царские врата, в виде сквозной решетки, имея на себе икону Благовещения Пресвятой Богородицы и 4-х Евангелистов с символическими изображениями, чрезвычай­но благолепны. По правую сторону царских врат стоит икона Спасителя, художественной работы, на золотом резном фоне. По левую сторону — чудотворная икона Тихвинской Божией Матери, а перед нею очень изящная серебряная, с чернетьто, лампада для возжения елея. Резьба иконостаса ценной работы и покрыта червонным золотом.

http://sa.uploads.ru/t/nbYWN.png
Керенский Тихвинский Мужской Монастырь

2) Церковь св. Димитрия, митрополита Ростовского, на­ходится в западной части обители, в колокольне, над святыми вратами. Иконостас в ней двухъярусный, по местам украшен вызолоченной резьбою; фон белый,  соответствующий белизне стен храма. В ней 28 икон простой живописи. По­строена, как и соборная, в том же 1762 году и тем же храмосоздатедем Миляковым. В 1853 году, с разрешения начальст­ва, игуменья Анастасия соорудила над сей церковью, на сборную по книгам сумму, каменную восьмиугольную коло­кольню, вышиною с крестом 24 саженей; конусообразная крыша ее покрыта белым листовым железом, а крест вызоло­чен червонным золотом. На 4-м ярусе висят колокола — их девять: первый весом в 157 пудов 27 ф., слит, как видно из надписи па нем- в г. Нижнем Ломове, в 1847 году, на счет доброхотных подаяний, собранных покойным священником Михаилом Земблиновым: второй — в 67 пудов 17 ф. На нем положена надпись: слит в Москве, на заводе Дмитрия Пирогова, в 1763 году; третий в 35 пуд. И Оф.. четвертый — 14 пуд. 33 ф.. пятый -— 2 пуд. 39 ф., остальные весом еще менее. Некоторым из колоколов присвоены особые названия: первый называется большим, или праздничным, второй — полиелей­ным, третий — вседневным, четвертый — трапезным, этим же колоколом созываются монашествующие на молитву, за утренние и вечерние правила,

http://sa.uploads.ru/t/N7Wzr.png
Керенский Тихвинский Мужской Монастырь

3) Церковь Пресв. Богородицы Живоносного Источника каменная, одноглавая, имеет форму продолговатого четырех­угольника, одноэтажная. Сооружена с благословения Пензен­ского Просвященного Моисея в 1811 году, усердием Керен­ского однодворца Филиппа Каманина, над источником, в ко­тором в 1681 г. явилась чудотворная икона Тихвинской Божией Матери. Источник этот находится у подошвы горы, на ко­ей стоит монастырь, с западной ее стороны. В прежнем мона­стыре над сим источником была деревянная и единственная во всем монастыре церковь во имя Тихвинской Божией Мате­ри с приделами святителя Николая и апостолов Петра и Пав­ла".

Но в начале 19-го столетия эта церковь, за упразднением монастыря, продана и снесена как излишняя, в село Кандевку Керенского уезда. Канакин, с прискорбием взирая на святое место, где явилась икона Небесной Заступницы и где был престол Божий, оставленное пустым, воспылал благочести­вою ревностью построить на собственный счет храм и соору­дил оный в честь Живопосного Источника. Освящен он в ок­тябре 1811 года местным священником Тихвинской церкви Кириллом Васильевым, бывшим в то время членом Нижне- ломовскбго духовного правления. Первоначально церковь имела в длину 6. ширину 3 1/2 и вышину 3 сажени, но в 1864 году она увеличена в длину еше на 3 1/2 саж. деревянной при­стройкой на каменном фундаменте. Храм замечателен бога­тым источником воды, на коем обретена икона Тихвинской Богоматери, устроенным недалеко от амвона. Вода из этого источника выходит наружу из-под северной степы храма в устроенный бассейн. Над сим бассейном устроена простран­ная благолепная сень на четырех деревянных столбах, крытая железом и окрашенная медянкою. Отсюда вода протекает трубами через весь монастырь в другие бассейны и за ограду. Из источника во всякое время, а особенно в день празднова­ния явления свят, иконы Тихвинской Божией Матери, 26 ию­ня. народ с благоговением черпает св. воду и нередко совер­шает молебное пение, изливая пред чудотворною иконою усердные моления в скорбных и радостных обстоятельствах жизни, и с верою чершнощие и емлющие св. воду из сего ис­точника получают душевное и телесное здравие.

http://sa.uploads.ru/t/CZMBc.png
Керенский Тихвинский Мужской Монастырь

4) Четвертая церковь во имя святителя и чудотворца Ни­колая построена в одной половине каменного двухэтажного больничного корпуса в 1848 г. игуменьей Анастасией 1-й на собранную по сборным книгам сумму. Длину имеет вместе с корпусом 27 саж.. ширину 7 саж.. высота — 3 саж. В ней два престола: один внизу, во имя св. Николая, а другой вверху, на хорах, во имя св. мученика Иоанна воина. Иконы простой жи­вописи. Кровля храма железная, окрашена медянкою; глава и крест вызолочены червонным золотом.

5)   В 7-ми верстах от обители на монастырском хуторе при деревне Щербаковке. стараниями игуменьи Анастасии 2-й. по благословению Преосвяшеннейшего Антония. Епископа Пен­зенского. в 1889 году построен пятый деревянный храм во имя Антония и Феодосия, киево-печерских чудотворцев. Храм этот за ветхостью его продан прихожанам села Котла, Керенского уезда, перенесен на настоящее место и вновь пе­реустроен, сохранив прежнюю форму. Церковь по форме продолговатая, имеет вид корабля; высота ее 35 арш.. ширина 11 и длина с папертью 43 арш. Иконостас трехъярусный, с 20 гладкими полуколоннами, вызолочен и украшен небогатой резьбою. В нем 20 икон с изображениями событий и лиц Вет­хого и Нового Завета. Все иконы собственной монастырской живописи, очень искусной работы, в рамах, вызолоченных по полименту червонным золотом. Кровля железная, выкрашена медянкою, наружние стены обелены белой краской. Кресты на настоящей и колокольне вызолочены. 1 la колокольне висят четыре небольших колокола, из коих первый весом 4 п. 11 ф., второй 2 п. 20 ф., третий 20 ф. и четвертый 8 ф.

Богослужение в храме совершается преимущественно в летнее время, когда большая часть иночествующих прожива­ет на хуторе для полевых работ. Здесь же в храме каждоднев­но иночествующими исполняются утренние правила и молит­вы перед началом работ и вечерние — по окончании оных.

Около храма раскинут прекрасный сад, дающий в летнюю пору рабочим сестрам отдноховение и прохладу..."

0

14

"СВЯТЫНИ КЕРЕНСКОГО тихвинского МОНАСТЫРЯ

Тихвинская икона Богоматери.

http://sa.uploads.ru/t/HoExF.png

Мира, живопись и украшение сего образа. Между свя­тынями и достопримечательностями особенным вниманием и благоговением со стороны богомольцев пользуется чудот­ворная икона Тихвинской Божией Матери, находящаяся в иконостасе Соборного Тихвинского Богородицкого храма, по левую сторону царских врат, явившаяся, как выше сказано, в 1681 году на источник. Живопись иконы древняя; краски в нескольких местах полиняли. Места эти пробовали попра­вить, но икона поновления не принимает. Размеры иконы: в высоту 6 верш., а в ширину 5 верш. Риза на ней шита жем­чугом и убрана разными драгоценными камепьями. Всего жемчуга в ризе 100 золотников, а именно: 20 золотников крупного, 60 среднего и 20 мелкого. Венцы на иконе Божией Матери и Спасителя серебряные вызолоченные, осыпаны стразами. На венце Божией Матери стразовая корона, в ней 3 камня яхонтовые, из коих вокруг двух по 3 алмаза, а над третьим крест из 5-ти бриллиантов. Кроме сего на короне звезда из одного бриллианта, осыпанного в два ряда 22 ал­мазами. На сторонах венца Божией Матери 2 аметиста, осы­панные жемчугом. На верхней части венца Спасителя один бриллиант, осыпанный бирюзою. На убрусе Божией Матери находятся следующие каменья: аквамарин, осыпанный 30 мелкими бриллиантами; два крупных бриллианта, осыпанные каждый 8 мелкими бриллиантами; два яхонта, осыпанные би­рюзою; два аметиста, осыпанные каждый 18 мелкими брил­лиантами; 2 зеленых изумруда, из коих один осыпан 16 алма­зами; 2 аметиста, осыпанные каждый 16 мелкими бриллиаи- тами. На плече Божией Матери четырехугольная из 16 брил­лиантовых камней звезда, на каждой стороне коей по 1 яхон­ту, 1 бриллиант крупный и 1 крупный страз, осыпанный 10 стразами мелкими. 11а одежде Божией Матери: два камня гра­натные, из коих один осыпан бирюзою; звезда из 4 страз, 6 аметистов, 1 яхонт, осыпанный бирюзою. 1 топаз, осыпанный стразом. Каменья па одежде Спасителя: на плече 1 зеленый изумруд; два мелкие камня бирюзовые, осыпанные каждый 5 мелкими яхонтами, и на нижней части одежды 8 небольших страз.

Оклад на ризе серебряный, вызолоченный. На нем каме­нья: на верхних углах 2 камня — простые оранжевые, осы­панные в два ряда, из коих первый ряд бирюзовый, а второй жемчужный: на сторонах оклада 2 аметиста, осыпанные стра­зами; на нижних углах 2 топаза, осыпанные стразами; два фи- нифтовых камня со словами: Матерь Божия. осыпанные стра­зами и 1 финифтевый камень с надписью о времени явления иконы, в серебряной оправе.

Икона сия в бронзовом киоте, вставленном в доску, а на доске (мерою в вышину I ар. I] '/2 вер., ширину 13 вер.) сде­лана серебряная 84-й пробы вызолоченная риза, с чеканными изображениями вверху Господа Саваофа, а по сторонам двух ангелов, держащих икону.

Жители г. Керенска всех сословий оказывают глубокобла­гоговейное чествование иконе Тихвинской Богоматери и в будни, и в праздничные дни берут в свои дома, изливая пред честным образом Божией Матери в радости и печали усерд­ные моления. Во время общественных бедствий при соверше­нии крестных ходов Тихвинскую икону износят из монастыр­ской обители на поля и водные источники. В пожарных слу­чаях с нею обходят улицы и унимают силу огня. Шествие Тихвинской иконы по городу сопровождается всегда коло­кольным звоном.

2) Вторая, замечательнейшая по ценности украшения, ко­пия с чудотворной иконы Тихвинской Божией Матери. Раз­мер ее одинаков с чудотворной. На ней риза из китайского жемчуга; обложена вокруг- изумрудами, коих числом 102. Уб­рус на Божией Матери шит золотыми блестками; в нем, над головою, 1 аквамарин, осыпанный бирюзой и жемчугом. На плече заграничного страза звезда, осыпана в первом ряду мелкими стразами, во втором жемчугом, с сияниями из 12 изумрудов, из коих 4 осыпаны жемчугом. Па другом плече звезда из 4-х бриллиантов и 5-ти яхонтов, осыпана вокруг жемчугом, с сияниями так же из 12 изумрудов, кои все осы­паны жемчугом. Одежда на Спасителе шита золотом и битью. Корона над головой Божией Матери из яхонтов; их числом 115; между ними же помещены: яхонт бело-голубой с 22 мел­кими алмазами кругом; 2 яхонта синих, из коих вокруг одного осыпь из 10 бриллиантов, вокруг другого из 9 алмазов, 10 яхонтов светло-голубых; 28 алмазов, коими убраны края ко­роны, и наконец 4 камня изумрудных. Оклад на ризе и венцы на Божией Матери и Спасителе серебряные вызолоченные.

3) Достойны замечания небольшой ковчежец с перламут­ровой крышкой и крест (I '/2 вер. длиною и 1 шир.), в коих хранятся частицы св. мощей. Общий перечень имен св. мощей следующий: св. вм. Пантелеймона, свящ. мч. Харалампия, мч. Евстафия. мч. Иулиания, свящ. мч. Игнатия, Феодора Тирона, вел. мч. Варвары и мч. Матроны. Крест вставлен в икону Иг­натия Богоносца и священномученика Харалампия между их ликами. Икона длиною 10. шириною 8 верш. Риза на ней ши­та золотом и битью. На кресте верхняя доска перламутровая с изображением распятия Господня, а нижняя серебряная, меж­ду коих в середине хранятся частицы мощей св. священному- чеников Харалампия и Игнатия Богоносца и чудотворца Пан­телеймона, часть животворящего древа и несколько частей других святынь (каких же именно, в надписи на кресте не обозначено). Крест этот прислан в дар монастырю в 1850 го­ду, а ковчежец в 1854 г., Иерусалимским Патриархом Мелегием на благословение за вышитые по белому глазету золо­том и синелью и пожертвованные ему, патриарху, священные облачения — саккос и омофор. В настоящее время части св. мощей вместе с иконою, в которую вложен крест, постоянно блюдутся в церкви на аналогии, за правым клиросом, как осо­бенная святыня.

4) В ряду других икон, находящихся в храме, заслуживают еще особенного внимания, по ценности украшения, икона святителя Николая, на коей риза из китайского жемчуга с не­сколькими разноцветными камнями, и более 20 небольших икон (6x7 и 7x8 верш.) в серебряных чеканных и шитых золо­том ризах, украшенных разноцветными камнями. Икона св. Николая весьма древняя; она современна монастырю, а, мо­жет быть, и старше его, и особенно чествуется народом, вследствие чего ее берут нередко в дома вместе с чудотвор­ной иконой Тихвинской Богоматери для служения молебнов.

О ЧУДЕСНЫХ ИСЦЕЛЕНИЯХ ОТ ИКОНЫ ТИХВИНСКОЙ БОГОМАТЕРИ

В записи, хранящейся в монастырском архиве и веденной письмоводительницей оного монастыря монахиней Людми­лой, значатся несколько чудесных исцелений от явленной иконы Тихвинской Божией Матери, неоскудно изливающей дары свои на притекающих с верой к Ее пречистому образу. Не многие из чудес преданы гласности, а большая часть их остается ведомой одному Боту, творящему чудеса. Не будем перечислят!, тех многочисленных чудес, бывших от сего об­раза, которые но различным обстоятельствам не были запи­саны в свое время. Мы считаем долгом поведать только о тех чудесах над болящими, прибегавшими с верой к чудотворной иконе, которые сохранились в записи и о которых сами исце­ленные просили тшсьмами и словесно передать гласности, чтобы утвердить других в крепкой вере на всесильную За­ступницу в бедах, скорбях и болезнях. Вот перечень этих чу­дес:

1) У крестьянина с. Шеина, Керенского уезда (фамилия родителей не записана), сын Владимир, которому от рожде­ния было 1,5 года, шесть недель был совершенно недвижим, ничего не ел, оживлялся только, по словам родителей, одной ложечкой в день воды, казался умирающим. И они как близкие участники его страданий, томились, не зная чем помочь ему. Наконец счастливая мысль осенила их: они решились прибегнуть с молитвой к Божией Матери пред Ее чудотвор­ной иконой Тихвинской; в тяжком горе они дают обещание на 26 июня сходить в оби тель и отслужить молебен Заступнице о болящем сыне. По воле Божией они достигли в этот день мо­настыря и — о чудо! По окончании молебна и окропления св.водой больного болящий почувствовал видимое облегчение, сделался весел и попросил есть. С того же дня он начал по­правляться, вставать и ползать.
2) г. Керенска крестьянка Ольга Егорова Лихачева долгое время страдала расслаблением всего тела, а в последнее время болезни своей нередко впадала в беспамятство и кричала в церкви во время богослужения. Потерявши всякую надежду на выздоровление, она вдруг почувствовала сердечное влече­ние прибегнуть за помощью к чудотворному образу Тих­винской Богоматери. Прибыв в монастырь, она пеопустительно ходила на каждую службу в церковь, усердно прося Цари­цу Небесную избавить ее от тяжкого недуга, три раза приоб­щилась св. тайн и возвратилась домой совершенно здоровой.
3) Один из крестьян г. Керенска. Павел Патапов Корзин, бывши одержим злым духом, часто посещал св. обитель и во время службы страшно страдал: его ломало, делались ужас­ные конвульсии, во время которых он старался держаться за перила левого клироса против иконы Тихвинской Божией Ма­тери. После молебствия, совершенного над ним Царице Не­бесной, больной совершенно выздоровел. Это было в 1860 г.
4) Женщина с. Бадикова, Тамбовской губ., именем Пелагея (фамилия ее в записи не обозначена), долгое время была одержима злым духом. Промысел Божий указал ей незна­комую женщину, прежде страдавшую тем же недугом и по­лучившую исцеление в монастыре чудесами Божией Матери, через ее св. Тихвинскую икону. Распросив ее подробно об этом, она поспешила также прибегнуть за помощью к Покро­вительнице всех скорбящих. Приптедлтн в храм, где находится чудотворная икона, она обратилась к Заступнице Усердной с искренней мольбою, и когда стата прикладываться к св. иконе — Помощницы всех страждующих, то ощу тила в себе преж­ние силы и облегчение своей болезни, и, пробыв в монастыре несколько дней, совершенно выздоровела. Событие это со­вершилось в 1874 году.
В недавнее время многие лица, явившись в монастырь принести благодарственные моления Царице Небесной за ока­занные Ею милости, лично просили меня предать гласности следующие чудесные события, подтвердив достоверность их собственноручным подписом при посторонних свидетелях.
5) В 1891 г., апреля 19 дня, области войска Донского, Фе­доровской волости, поселка Платовозарубовского, прихода церкви поселка Черницовского, крестьянин собственник Петр Мануйлов Дергачев, 55 лет. рассказал о себе следующее:
Дня за четыре до праздника Вознесения Господня про­шедшего года я отправился в станицу Екатериновскую для покупки в гурт скота, торговлей которого я занимаюсь, и там занемог, почувствовав сильное колотье в правом боку. По приезде домой болезнь с каждым даем увеличивалась, и внутри правого бока я ощущал большую твердую опухоль, которая от сильной боли не давала мне покоя. Для излечения болезни я употреблял и простые домашние средства и меди­цинские пособия, Но болезнь все более и более увеличи­валась. Видя безуспешное лечение, врачи предложили сделать мне операцию, за благополучный исход которой они сами не ручались, на что я не согласился. Нестерпимая болезнь свали­ла меня в постель и с большим трудом, при помощи других, я мог только обернуться и несколько мииуг посидеть в постели. В таком безнадежном положении меня начата упрекать со­весть — зачем я обратился за помощью прежде к врачам, а не к Царице Небесной — Сомощнице всех страждующих? О чу­дотворной иконе Тихвинской Божией Матери я неоднократно слышал от разных лиц и, между прочим, от сборщиц- монахинь Керенского монастыря. И вот, взирая на икону Тих­винской Богоматери, со слезами на глазах я начал молиться так: «Подними меня. Царица Небесная, и удостой поклонить­ся Твоему пречистому и чудотворному образу». При этом я дал обещание — по выздоровлении сходить в монастырь для поклонения чудотворной иконе Тихвинской Божией Матери. Вдруг после такой молитвы, ночью, я почувствовал облегче­ние в болезни — мог свободно приподняться с постели, а ут­ром встал и был здоров. И вот теперь, по милости Божией, удостоился поклониться св. чудотворной Тихвинской иконе Богоматери и возблагодарить Царицу Небесную за чудесное исцеление.
6) В 1891 г., мая 6 дня, г. Наровчата. слободы Бобыльской. крестьянка Вера Петрова Ермилова рассказала следующий случай, бывший с ее сыном:
7 декабря прошедшего года единственный 17-летний сын мой Косма Ермилов заболел тифозной горячкой, которая в то время свирепствовала по Наровчатскому уезду. 15 дней он пролежал в беспамятстве, не употребляя никакой пиши. По­теряв всякую надежду на его выздоровление и не прибегая к врачебной помощи, я обратилась за помощью к Царице Не­бесной, со слезами прося Ее избавить от жестокой болезни сына моего, дав при этом обещание — но выздоровлении его сходить в Тихвинский Керенский монастырь и там отслужить молебен пред чудотворною иконою, снять конто с иконы и принести ее в дом свой. Царица Небесная услышала мои грешные молитвы, и, к великой радости, сыну с каждым днем становилось лучше, а в настоящее время он совершенно здо­ров и вот вместе со мною пришел сюда исполнить обет — взять копию с чудотворной иконы и отслужить молебен за исцеление, которое, как я. так и сын мой, относим единствен­но к чудесной помощи Царицы Небесной.
7) Жена управляющего имением г. Л., села Архангельс­кого, мещанка г. Керенска Фекла Тимофеева Драгункина рас­сказала: 8 февраля 1891 г. со мною открылась горячка, а по признанию врачей Р. и Фр., — тиф, и я без всякого движения 8 дней лежата в бессознательном положении, а когда прихо­дила в минутное сознание, то у меня являлось сильное жела­ние испить хотя каплю воды из живоносного источника, на котором явилась Керенская чудотворная икона Богоматери. На 9-й день моей болезни вода была принесена. Употребив несколько капель воды, я почувствовала прежде всего, что у меня стала приходить в движение левая нога, и вскоре затем я стата постепенно выздоравливать.
8) Крестьянка с. Можаровки, Керенского уезда, Прасковья Дмитриева Кастромина 6 недель чувствовала большое оне­мение в руках и ногах, страшная боль вдруг вступала в голо­ву, и больная несколько раз на дню падала без чувств. 26 мая настоящего года больная исполнила данное ею обещание — пришла в монастырь, отслужила молебен перед чудотворной иконой Тихвинской Божией Матери, приобщилась св. тайн и получила исцеление от болезни.
9) Крестьянская девица с. Большого Буртаса, Керенского уезда, Акилина Никифорова Бунтина, в половине июля 1891 г. жала рожь и вдруг почувствовала дурноту, впала в бессоз­нательное состояние и лишилась языка. Мать ее дала обеща­ние сходить с нею в Тихвинский Керенский монастырь и по­молиться об исцелении от болезни перед чудотворной ико­ной. 14 октября она исполнила обещание, отслужила Заступ­нице молебен, приложила больную к образу и помазала мас­лом от лампадки перед чудотворной иконой. На другой же день по прибытии домой больная пришла в сознание и стала чувствовать себя постепенно день ото дня лучше и язык ее разрешился от немоты.

УТВАРЬ И РИЗНИЦА МОНАСТЫРСКАЯ

Священной утварью и ризницей обитель, можно сказать, богата, хотя и нет в ней вещей, замечательных по древности, или дарственных высокими особами, или бывших в употреб­лении каких-либо лиц, замечательных по святости жизни. Первое место между святыми вещами, к утвари относящими­ся, занимают:

1) Напрестольные серебряные вызолоченные кресты, чис­лом пять, 84-й пробы: один довольно древней работы, с фи­нифтевыми образами, весом в 2 ф. 3 золот., другой, с финиф­тевыми иконами, осыпанными стразами, в 1 ф. 46 зол., куплен на сборную сумму в 1840 г.; третий в 1 1/2 ф.; пожертвован 39 одним казаком, необьявившим своего имени, в 1854 г., чет­вертый в 1 ф. 35 зол., с финифтевыми иконами, осыпанными серебряными бусами, и пятый в 1 ф. с чеканными иконами.
2) Большой потир, серебряный вызолоченный, с св. изоб­ражениями, осыпанными довольно крупными стразами, весом 5 ф. 94 зол., приобретен на сборную сумму в 1852 году.
3) Два серебряных позлащенных потира с полными при­борами, т.е. с дискосом, звездой, лжицею, двумя блюдами и ковшом: из них один покрыт серебряной сетью между св. изображениями; весу в обоих 5 ф. 51 зол.
4) 11отир с 4-мя финифтевыми образочками, кои осыпаны серебряными бусами, в 3 ф. 1 зол., 84-й пробы. Пожертвован неизвестным казаком.
5) Малый потир, серебряный вызолоченный, в 2 ф. 8 зол., с прибором. Па дне его вырезаны слова: «о упокоении Ар­кадия и Варвары». Этот потир есть дар московского купца Журавлева.
6) Два серебряных вызолоченных киота, изящной работы, оба купленные на сборную сумму, один весом в 5 ф. 47 1/2 зол. в 1842 г., другой весом 5 ф. 84 зол., в 1853 г.
7) Два больших Евангелия, одно пасхальное, а другое, употребляемое в двунадесятые праздники, в форме большого александрийского полулиста. То и другое покрыты коваными серебряными позлащенными окладами; на верхних досках вделаны — посередине образ воскресения Христова, а по уг­лам изображения 4-х Евангелистов, осыпанные вокруг круп­ными стразами. Куплены на сборную сумму, одно в 1842, а другое в 1852 годах.
8) Три Серебряных кадила 84-й пробы, из коих самое большое в 1 3/4 ф. есть дар войскового старшины и кавалера Новочеркасской станицы, войска Донского, Дмитрия Нико­лаевича Полякова. (Им же пожертвовано повседневное Еван­гелие в 130 р. и на колокол 300 р.)
9) Плащаница, шитая золотом по темно-малиновому бар­хату, мерою 3x2 арш. По искусному мастерству стоит до 3000 рублей.
10) Три полные пасхальные облачения для священника и диакона, шитые золотом и серебром по малиновому бархату. На одной из священнических риз вышит золотом образ вос­кресения Христова, а на остальных двух — образ Тихвинской иконы Богоматери. По изящной работе все три облачения вместе с воздухами, одинаковой работы, ценятся в 4500 руб. Кроме сих облачений замечательны по своей ценности:
а) одно полное облачение для священника и диакона ва­силькового бархата, шитое золотом и серебром, ценностью в 1000 руб.; б) одно полное облачение для священника и диако­на черного бархата, шитое золотом и синелью, с шитыми зо­лотыми крестами, в 1000 руб.; в) два полных облачения для священника и одно для диакона из белого глазета, шитые зо­лотом и синелью. На одной из священнических риз вышит золо том образ воскресения Христова. Эти облачения стоят не менее 1200 руб.
11) Две одежды на престолы: одна в храм Тихвинской иконы Богоматери — малинового бархата, шитая золотом, а другая — в храме святителя Николая — фиолетового бархата, шитая золотом и синелью.
Швейная работа золотом и синелью как плащаницы, так и всех облачений, принадлежит монахиням здешнего монас­тыря, и по исполнению не оставляет желать лучшего.

БИБЛИОТЕКА

В монастырской библиотеке имеются книги Священного Писания, творения св. отцов, исторические, догматического и нравственного содержания и поучения. Особенно чем-либо замечательных книг нет. Достойны, впрочем, внимания, по давности издания, две книги: Триод постная, величиною в по­лулист. и Библия в лист, обе в кожаном переплете и печатаны в Москве, первая в 1682 году, а вторая в 1663 г. По количест­ву своему в библиотеке находится не более 200 книг разного содержания.

СВЕДЕНИЯ О НАСТОЯТЕЛЬНИЦАХ МОНАСТЫРЯ

Со времени основания обители, т.е. с учреждения бога­дельни, начальницы ее преемствовали в следующем порядке:

1) Матрена Алексеева Данилова была первою начальни­цею; по происхождению своему казенная крестьянка пере­шедшая сюда из Арзамасской Алексеевской общины, где жи­ла около 20 лет. Управляла богадельней с 1826 г. по 27 июля 1830 года. По служебной деятельности не оставила ничего достойного памяти.
2) Игуменья Анастасия 1-я. в мире дочь однодворца села Котла, Керенского уезда, девица Анна Васильева Тамбовцева, поступившая в богадельню в 1829 г., 1 -го сентября, на 31 году от рождения. В 1831 г., апреля 28-го дня, она утверждена бы­ла начальницей богадельни; в 1848 г. 29 мая начальницей об­щины, в которую переименована богадельня, а затем и мона­стыря, в который переименована община 17-го декабря 1851 г. В 1852 г. 7 декабря произведена в сан игуменьи и настоя- тельствовала до половины 1854 года. Тщанием се сооружены: 1) теплая церковь во имя св. Николая; 2) каменная колокольня над Дмитриевской церковью;
3) Тихвинский собор перестроен из одноэтажного в двухэ­тажный и 4) три больших каменных корпуса — трапезный, больничный и настоятельский. Отличалась примерно-постни­ческой жизнью, большим трудолюбием, мудрыми советами и наставлениями для насельниц обители, строгостью к самой себе и сестрам; вследствие чего полное иноческое послуша­ние, неустанный труд и молитва всегда царили в обители. Она оставила о себе самое прекрасное воспоминание не только среди инокинь, но заслужила большую любовь и уважение как со стороны граждан, гак и всех знавших ее.
4) Игуменья Евпраксия, в мире Евдокия Иванова Шиш­кина, казенно-крестьянская девица села Коповки Керенского уезда. Поступила в прежде бывшую здесь богадельню в 1829 г. 1-го сентября и до производства в сан игуменьи была стар­шею над золотошвейками. Управляла обителью около 9 лет. В 1863 г. награждена наперсным крестом и в том же году за болезнью уволена на покой. В ее управление построен боль­шой гостиный корпус, в котором в настоящее время помеща ется монастырское училище и комнаты для Архиерейского приезда и других высокопоставленных лиц.
5) Игуменья Павла, казенно-крестьянская дочь из сестер здешней обители. Управляла обителью с 1863 по 1877 гг., и за благоразумное управление удостоена благословения Свя­тейшего Синода и награждена наперсным крестом.
6) С 1877 г. по настоящее время обителью управляет игу­менья Анастасия 2-я. в мире Наталья Антониева Архангель­ская, девица, дочь диакона села Квендры Наровчатского уез­да. В 1864 году поступила в монастырь, а 23 октября 1877 г.произведена в сан игуменьи. До ее управления монастырьбыл скуден землею и от малоземелья в обители ощущался не­достаток в средствах содержания. Эта скудость проглядывалав средствах к жизни иночествующих и в недостаточном бла­голепии храмов. Благодаря заботам и ревности игуменьиАнастасии о благосостоянии обители, ею приобретены в веч­ное владение монастыря две дачи, одна в количестве 149 де-сят., называемая «царская дача», а другая в количестве 348дес. при деревне Щербаковке. При последней даче имеетсядеревянный холодный храм. Старанием ее распространенТихвинский собор, устроен большой двухэтажный гостиныйкорпус и построено много служебных зданий при монастыреи на хуторах. В 1887 г. удостоена благословения СвятейшегоСинода, а в 1888 г. награждена наперсным крестом.

Настоятельницам монастыря никаких особенных отличийи привилегий неусвоено.

ВНУТРЕННЯЯ ЖИЗНЬ МОНАСТЫРЯ; ЧИСЛО СЕСТЕР И ИХ ЗАНЯТИЯ

Штатом положено в монастыре только 30 монахинь, но с 1875 года число их постепенно возрастало. Общее же число всех сестер и послушниц по штату не определено, потому и не бывает никогда одинаково. Ныне в обители состоит на ли­цо монахинь, вместе с игуменьей, благочинной и казначей 79, послушниц рясофорных и указных 99, проживающих в искусе 219; а всех 397. Из 79 монахинь:

3 от 45 до 50 лет.
12 от 50 до 55 л.
30 от 55 до 60 л.
16 от 60 до 65 л.
12 от 65 до 70 лет.
3 от 70 до 75 л.
3 от 75 до 80 лет.

Из 99-ти рясофорных послушниц:

12 от 40 до 45 лет.
35 от 45 до 50 л.
17 от 50 до 55 л.
15 от 55 до 60 л.
9 от 60 до 65 л.
8 от 65 до 70 л.
3 от 70 до 75 лет.

Из 219 сестер, живущих на испытании с благословения родителей и согласия обществ:

29  до 20 лет.
44 до 25 л.
27 до 30 л.
44  до 35 л.
45  до 40 л.
30  до 45-летнего возраста.

По роду занятий сестры распределяются гак: певчих 42, живописниц 16, образниц 19; вышивающих: золотом и се­ребром 18, синелью 21 и шерстью 16; просфорниц 12, тра­пезниц 10. келарниц 12, хлебниц 11, церковниц 13. садовниц 9, красильщиц холста 5, портних 13, каменшиц 7, выезжаю­щих по сбору в разные места 14, келейных настоятельницы 5, ворогниц 6 и несколько сестер чернорабочих — огородниц, скотниц и др.

В каждой келье живут по несколько сестер. Вновь по­ступающие всегда подвергаются более трудному послуша­нию. Все занятия сестер производятся под падзором старшей. Старшими служат: у чернорабочих 5, а в остальных заведени­ях, как то: живописной, золотошвейной и др., по одной. Глав­ный же надзор за всеми имеет игуменья. Надзор этот игуме­нья производит непосредственно или через благочинную, ко­торой вменено в непременную обязанность обходить все ке­льи каждодневно утром и вечером, и через других монахинь, отличающихся доброй жизнью. Вначале монастырь пользо­вался разными инструкциями и наставлениями епархиальных начальств для своего общежития, но с 29 октября 1871 года руководствуется правилами, составленными для женских об­щежитии покойным митрополитом Московским Филаретом. Правила эти следующие:

1)     Богоугодное общежитие учреждено для лиц женского пола, кои, обремененные нуждами, скорбями, бедствиями и суетой жизни, желают обрести убежище, в котором бы при удовлетворении необходимых потребностей жизни могли проводить тихое и безмолвное житие во всяком благ очестии, чистоте и смирении.
2)   Особенная обязанность пребывающих в сем общежитии есть: приносить молитву за Благочестивейших Государей, за благотвори гелей и за всех христиан.
3)    Общежитие состоит из 20 сестер и некоторого числа новоначальных, принимаемых для испытания и усмотрения.
4)      Качества, потребные для принятия в сие заведение, суть: бедность, поведение непорочное или исправленное, го­товность к послушанию и расположение к жизни Богоугод­ной.
5)    Заведение сие состоит под главным начальством епар­хиального архиерея.
6)     Внутреннее управление общежитием вверяется насто­ятельнице, избираемой из сестер благонравных и благ она­дежных и утверждаемой епархиальным архиереем; смотря по надобности, она может иметь помощницу для дел, которые особенно того требуют; в случаях важнейших она действует с советом и согласием сестер, особенно старших и опытней­ших.
7)    Желающая вступить в общежитие является к настоя­тельнице с законными о себе видами.
8)   Принять или не принять, зависит от настоятельницы,
9)    Если о письменных видах ищущей принятия нужным окажется удостоверение, действительны ли оные и дают ли право на вступление в общежитие, то о сем представляется епархиальному архиерею для сношения консистории с на­чальством, с которым следовать будет.
10)    Прием бывает сперва в число новоначальных для ис­пытания на 40 дней и более.
11) Если из принятых на испытание окажется такая, кото­рая будет вести себя не сообразно с целью и духом обще­жития, то настоятельница высылает таковую из общежития.
12)  По испытании оказавшаяся благонадежною приемлет­ся в число сестер общежития, и о том доносится епархи­альному архиерею с означением по какому виду принята.
13)  Настоятельница, как магь и старшая сестра общежи­тия, управляет прочими в духе любви и кротости, тщательно остерегаясь пристрастия и слабости против нарушающих по­рядок, исправных утешает и одобряет, а неисправных увеще­вает наедине; если же и за сим не исправляются, обличает пе­ред всеми сестрами общежития; всех руководствует советом, наставлением и примером во всех упражнениях благочестия и общежития.
14)  Oнa наблюдает, чтобы все сестры общежития ходили к Божественной службе, по окончании оной занимались при­личными трудами и делами послушания.
15)  Все живущие в общежитии во всяком деле должны спрашиваться настоятельницы и поступать по ее распоря­жению.
16)  Без позволения настоятельницы они не отлучаются из обители общежития.
17)  Вообще сестры обязаны сохранять к настоятельнице почтение, любовь и совершенное послушание; в случае же причиненного ей какого либо непослушания виновная должна испросить прощение не только у ней, но и у всех сестер в причинении своим поступком соблазна в общежитии.
18)  Сестры общежития в воскресные и праздничные дай часть времени, остающегося от церковного богослужения, по­свящают чтению Свящ. Писания, житий св. отцов и Других духовных книг.
19)  Во время общей трапезы чтение из житий святых от­цов и других духовных книг предлагается каждый день не- опустительно.
20)  Полезно сестрам общежития перенимать пение неко­торых церковных стихов и петь оные во славу Божию и в утешение душ своих, иногда вместе, а иногда попеременно, иногда в свободное от трудов время, а иног да и между труда­ми.
21)  Чтение светских книг в общежитии не позволяется.
22)  Пение светских песен запрещается под страхом из­гнания их общежития.
23)  Живущие в общежитии стараются избегать суетных разговоров; за столом употреблять пищу в молчании, во вни­мании к духовному чтению и с благодарением Богу милую­щему и питающему.
24)  Всякое дело начинают с молитвой и во время отдох­новения стараются удалять суетные мысли, помнить о Боге, Который видит и судит все дела и все помышления наши, и часто призывать имя Его с верою и благоговением.
25)  Ссор и гнева не должно бьпъ в общежитии обители, а если случится, что одна сестра огорчит другую и по соб­ственному побуждению не будет просить у ней прощения, то надлежит открыть сие настоятельнице, которая побудит ви­новную просить прощения и оскорбленную простить; и таким образом восстановится мир прежде отхождения ко сну.
26)  После вечернего молитвословия все просят друг у дру­га прощения, помышляя о смерти и о суде Божием.
27)  Все живущие в общежитии исповедуются и приоб­щаются св. тайн во все четыре поста.
28)  О посещающих давать знать настоятельнице и при­нимать по ее дозволению.
29)  После солнечного захождения никого из посторонних в дом общежития не принимать, кроме крайней нужды и при­том с позволения настоятельницы.
30)  Одежда сестер общежития устраивается из простых черных тканей, по подобию употребляемых в женских мона­стырях. Старшие сестры, которые при добром житии подают совершенную надежду, что пребудут в общежитии до конца жизни, могут получать благословение употреблять и наглавие монастырское или камилавку.
31)  Общежительные должности, послушания и дела на­стоятельница распределяет сестрам по способности, силам, а частью гк> очереди.
32)  О денежном приходе и расходе ведется записка в кни­ге, которая по окончании года представляется в консисторию но засвидетельствовании благочинным общины.
33)  Пo окончании каждого года настоятельница доносит рапортом епархиальному архиерею о благосостоянии заведе­ния. При сем прилагается именной список сестер общежития со свидетельствами о их поведении и краткий отчет о хозяй­ственном состоянии заведения.
34)  Если будет усердие и согласие настоятельницы и сес­тер общежития, без нарушения сих правил и общего цер­ковного устава, ввести что-либо особенное по примеру осо­бенных монастырских уставов, сие может быть сделано с бла­гословения архиерея.
35)  Если окажется нужным сделать в сих правилах неко­торое изменение или дополнение оным, то настоятельница представляет как о сем, гак и о всех недоуменных случаях на благоусмотрение епархиальному архиерею с испрашиванисм разрешения.

Правила эти, присланные в Тихвинский монастырь для руководства бывшим благочинным архимандритом Евпсихием, исполняются обителью свя то.

БОГОСЛУЖЕНИЕ

Божественная служба совершается в обители по общему уставу, без всякого изменения, ежедневно. Напев при бого­служении совершается придворный. Время для начала днев­ного богослужения указано в особо хранящейся в церкви рос­писи, сделанной по распоряжению Преосвященного Иринея. Для совершения богослужения в настоящее время имеются два священника и диакон, которые живут в монастырских до­мах, близ монастыря, за южною оградою. Кроме общего бо­гослужения отправляется, без исключения, каждый день и иноческое правило.

СОСТАВ МОНАСТЫРСКАГО ПРИЧТА

До первой половины настоящего столетия монастырский причт состоял только из одного священника и диакона, но с 1852 года в составе причта находятся три лица: два священ­ника и диакон. Все священники, как видно из клировых ве­домостей, за исключением двух, получили полное семинарс­кое образование. Сведения о монастырском духовенстве можно начать лишь с 1784 года, с которого впервые означены священнослужители в межевой книге церковной причтовой земли упраздненного монастыря. По порядку времени свя­щенниками в обители были:

1)    Кирилл Васильев с 1784 года. Об этом священнике, за утратой клировых ведомостей, ничего сказать нельзя от­носительно его служебной деятельности.

2)   Михаил Вас. Земблинов с 1823 по 1845 it. Будучи рев­ностным священнослужителем, он пользовался любовью и уважением в среде своей паствы и много способствовал бла­гоустройству обители. По его почину и старанию была откры­та сначала богадельня, а затем и община, над которой был на­значен епархиальным начальством попечителем в 1837 г. С 1827 года он состоял благочинным градских и уездных цер­квей. Его рукою писались все документы церковные, мона­стырские и благочиннические дела. За ревностное исполнение возложенных на него епархиальным начальством обязаннос­тей был удостоен благодарности и награжден скуфьею.

3)    Феодор Земнов, не получивший полного семинарского образования, а вышедший из философского класса Нижего­родской семинарии, с 1845—1850 гг.

4)  Иоанн Мих. Земблинов с 1850—1860 гг.

5)   Тимофей Ив. Державин с 1852—1869 гг.

6)   Георг ий Феод. Студенский из Казанской духовной ака­демии. не получивший степени студента, с 1-го мая по 31 де­кабря 1860 г.

7)  Феодор Ахматский с 1860—1862 гг.

8)     Гавриил П. Фабисв с 1862—1869 гг. Из поименованных священников только Земблинов, Державин и Фабиев были награждены набедренниками, а остальные наград никаких не имели.

9)    Протоиерей Стефан Мат. Адоринский, 1869—1886 гг. За ревностное исполнение пастырских обязанностей удостоен был наград: камилавки, наперсного креста и ордена Владими­ра 4-й ст. В жизни своей отличался глубоким смирением и в то же время был строг к самому себе в служебных делах. Эта строгость проглядывала и в его семейной жизни. Имея 6 чело­век детей, в числе коих было 5 дочерей, он воспитывал их гак, что запрещал даже смотреть в окна и дочери его воспитыва­лись подобно инокиням обители, занимаясь чтением житий святых, книг духовно-нравственного содержания и рукодели­ем, а одна из них даже поступила в число инокинь здешней обители.

10)    Василий Андр. Кудрявцев. 1869—1880 г г., награжден скуфьей.

11)    Василий Ал. Ягодин 1880—1889 гг., произведен в сан священника, прослуживши 42 года диаконом в здешней оби­тели. В семинарии не обучался.

В настоящее время священниками состоят: а) Иоанн Кир. Кантов с 1886 г., поступивший на место протоиерея Адорип- ского. Награжден камилавкой и б) Василий Феод. Доб­ронравов, с 1889 г.

Диаконы: Степан Тихомиров с 1836 по 1838 гг., Василий Ягодин 1838—1880 гг., Петр Смирнов 1880—1881 гг., Феодо­сии Лавров 1881—1883 гг.. Павел Благовидов 1883— 1885 гг., Иаков Фриновский 1885—1886 гт. В настоящее время диако­ном состоит Александр Орлов. Все диаконы с низшим обра­зованием духовных училищ.

Низшими членами клира были: дьячок Лука Иванов 1810—1852 гг., пономарь Христофор Никаноров 1831— 1833 г., пономарь Андрей Сокольский 1836—1837 гг.

ПОСЕЩЕНИЕ МОНАСТЫРЯ ПЕНЗЕНСКИМИ ИЕРАРХАМИ

Первым из Пензенских иерархов посетил церкви бывшего упраздненного Керенского Тихвинского монастыря пре­освященный Амвросий 1-й в 1822 г., коим дано было разре­шение на постройку при сей церкви небольшой деревянной богадельни. В 1830 году был преосвященный Ириней, на­шедший много недостатков в церквах и духовенстве г. Керен­ска[1]. В 1844, 1848, 1852 и 1853 годах обозревал Тихвинский монастырь Амвросий 2-й. Преподавая всякий раз после со­вершаемого им богослужения архипастырское благословение, Владыка с посохом в руках становился на амвон и с любовью и кротостью делал отеческие наставления. В 1856 и 1859 го­дах Тихвинский монастырь посетил преосвященный Варлаам, совершив в нем всенощное и литургийное богослужение. В оба раза вызывая окружное духовенство в Керенск с докумен­тами и денежными церковными книгами, он делал заметки, просматривал поучения, низший клир экзаменовал в чтении и пении церковном, а также в знании устава, свящ. истории и катехизиса, а священникам давал богословские вопросы. В 1864 году, при обозрении епархии, в Керенском женском мо­настыре 14 Июня служил всенощное богослужение, а 15-го — литургию, преосвященный Антоний 1-й. За литургией сказано было поучение о том, с какой целью поступают в монастырь иночествующие лица. 25 июня 1875 г. прибыл в монастырь преосвященный Григорий и на другой день, по случаю пре­стольного праздника, совершал здесь литургию при громад­ном стечении народа. По окончании литургии, преподав мо­лящимся архипастырское благословение, наделял детей кре­стиками. Имея ночлег в монастырских покоях, он 27-го обо­зревал ближайшие села 1-го благочиннического округа, 28-го градские церкви. 29-го, в день св. ап. Петра и Павла, служил в Керенском соборе литургию. В другой раз тот же Владыка останавливался в обители проездом из г. Воронежа, куда он совершал путешествие, по случаю своего нездоровья, в 1879 году. В 1881, 1885 и 1888 годах обозревал г. Керенск преос­вященный Антоний 2-й и в каждом из своих посещений слу­жил литургию в женском монастыре. В 1891 году, 25 июня, накануне престольного праздника явления Тихвинской иконы Божией Матери Керенский монастырь посетил преосвящен­ный Митрофан. Встреченный архимандритом Нижнеломов- ского монастыря Гедеоном, местным монастырским духовен­ством, сестрами обители и тысячной массой народа, нахлы­нувшего с Керенской ярмарки. Владыка проследовал в храм. Здесь приветствовал его священник Кантов речью, сказав не­сколько слов о подвигах иночествующих. Владыка, взойдя на амвон, обратился со словами, что «ему отрадно и утешитель­но вступать в настоящий Тихвинский храм», ибо будучи пас­тырем, он сам служил в храме, посвященном чудотворной Тихвинской иконе Божией Матери. Похвалив пастыря и сес­тер обители за единение духа, которое царит между ними, Преосвященный раскрыл мысль, что при «взаимном нравст­венном общении и единении мыслей и чувств легче и удобнее пастырю руководить иночествующих, и скорее и достижимее путь спасения для самих подвизающихся в иноческом жи­тии». В 6 часов началась всенощная, которую Владыка со­вершал при участии о. Архимандрита, двух протоиереев, ме­стного и градского духовенства, выходил на литию, благосло­вение хлебов и читал акафист пред чтимою народом чудот­ворной Тихвинской иконой Богоматери. Глубоко прочув­ствованное и трогателъно-выразите.1тьное чтение производило сильное впечатление и приводило молящихся в умиление; многие плакали. На другой день, 26 июня, после обычного крестного хода из градского собора в монастырь, но случаю престольного праздника в сей обители, совершен был на род­нике водосвятный молебен. Литургия началась в 10 ч. По прочтении заамвонной молитвы Преосвященный сказал вы- сокопоучительпое слово о смирении, объяснив, что подвиг этот должен состоять не в одном внешнем благо поведении, словах, взорах и действиях человека, а в совершенном отсе­чении своей воли и всецелой преданности воле Божией.

БЛАГОТВОРИТЕЛИ МОНАСТЫРЯ

Достойны замечания по своей благотворительности сле­дующие лица:

1)     Московский купец и фабрикант Алексей Тарасович Миляков, построивший в 1762 г. два каменных храма: один в честь Тихвинской Богоматери с 4 престолами, а другой — в честь св. Димитрия, митрополита Ростовского. Этот храмосоздатель, построивший и другие церкви г. Керенска — Со­борную и Богоявленскую, скончался 45-ти лет, и был погре­бен в Соборной Успенской церкви.
2)   За Миляковым отличались благотворительностью Иван Михайлович и жена его Александра Яковлевна Арясовы, де­лавшие значительные пожертвования на созидание и укра­шение храмов и самой обители. Арясов принадлежал к числу именитых купцов и был градским головою г. Керенска. После пожара, истребившего в 1839 г. почти весь г. Керенск и меж­ду прочим два великолепных дома Арясовых, из коих один, по сказанию старожилов, был вдвое больше здания присутст­венных мест, они переселились в монастырь со всем своим имуществом и жили здесь в особом помещении до конца дней своей жизни, помогая обители своими средствами.
3)   Купеческая жена с. Ширенгуши, Спасского уезда. Там­бовской губ., Евдокия Васильевна Суворова, подарившая мо­настырю 252 дес. земли близ с. Каргалей и 1500 руб. в банко­вом билете1.
4)   Керенский однодворец Филипп Канакин, соорудивший в 1811 г. каменную церковь в честь Живоносиого Источника на месте явления иконы Тихвинской Божией Матери.

г. Москвы статский советник Флор Яковлевич Ермаков, пожертовавший в 1890 г. 3000 р. неприкосновенного капитала облигациями восточного займа.[2]

[1] Копия объездного журнала, найденного в благочиннических бумагах
[2] По завещанию жертвователя 30 руб. из % с билета каждый год выда­вать священнослужителям за поминовение Флора и Екатерины Ермако­вых.

УЧИЛИЩЕ

С 1871 года при обители открыта школа, в которой воспи­тываются дети бедных родителей, преимущественно сироты духовного здания, от 7 до 12 девочек каждый год, пользуясь полным содержанием обители, т.е. квартирой, пищей и одеж­дой, Законоучителем при школе состоит местный старший священник, а учительницей одна из сестер обители, получив­шая звание учительницы. Предметы обучения следующие: закон Божий, чтение, чистописание, русская и славянская 1рамматика и арифметика. Кроме этих предметов ученицы под руководством опытной старицы обучаются рукоделию и кухонному Хозяйству. Период обучения простирается с 7 и до16-летнсго возраста, по окончании которого ученицы ос­тавляют школу. Большая часть школьниц изъявляют желание по выходе из училища ос таться в монастыре и посвящают се­бя иноческой жизни.

КРЕСТНЫЕ ХОДЫ

На источник, где явилась св. икона Небесной Заступницы, совершаются в честь Ее два крестных хода: 3 июля — в день явления иконы и 26 июня — в день престольного праздника Тихвинской Богоматери, С особенной торжественностью со­вершается второй ход. Для сей цели в этот день собирается все градское духовенство в Керенский Успенский собор и от­туда с тысячными массами народа, прибывшего с ярмарочной площади (26 июня в г. Керенске ярмарка), отправляется, в предшествии хоругвей, св. крестов и икон, в монастырь, где в святых воротах, встреченное духовенством монастырским, вместе с ним приходит на источник, л а котором и совершает­ся пред иконой Царицы Небесной молебное пение с акафи­стом, вод освящением и провозглашением многолетия. Стече­ние народа в этот день бывает от 5 до 10 тысяч; а в последние голы собрания богомольцев еще более увеличиваются. В дру­гие же времена года число богомольцев в монастыре бывает незначительно..."

0

15

"МОНАСТЫРСКИЕ ЗДАНИЯ ЖИЛЬЯ И СЛУЖЕБНЫЕ

Здания жилые.

При Тихвинской обители находится много каменных кор­пусов. в ^которых помещаются настоятельница и сестры мо­настыря. Из более обширных и капитальных зданий укажем на следующие:

1)    Трапезный двухэтажный корпус с подвалами, постро­енный в 1838—1839 годах, находится на полуденной стороне обители, имея в длину 17 саж. и 2 арш.. а в ширину 7 саж. В верхнем этаже помещаются рукодельницы, вышивающие зо­лотом и шерстью; в нижнем — келарня, общая для сестер трапеза (от чего и самый корпус носит название трапезный) и псалтырная; а в подвалах его — хлебопекарня, квасоварня и кладовая.

2)    Больничный двухэтажный корпус с подвалами, постро­енный в 1844—1847 гг., имеет длину 18 саж., а ширину 7 саж. и 2 арш. В восточной половине сего корпуса устроена теплая больничная церковь: в другой половине помещаются: в верх­нем этаже церковницы, сборщицы и огородницы; в нижнем — больница с кельями для больных и немощных престарелых сестер, а в подвале устроена кухня, куда собираются для тра­пезы работники, и кельи для сестер, готовящих пищу.

3)    Настоятельский двухэтажный корпус, 14 с. в длину и 7 в ширину, построен в 1847—1848 гг.; находится между тра­пезными и больничными корпусами. В нижнем этаже его по­мещается настоятельница, казначея и небольшое число по­слушниц,-а в верхнем —- рукодельницы, занимающиеся рабо­той церковных облачений и вышиванием синелью.

4)    Двухэтажный училищный корпус, длиной 12 саж.. а ширин. 8 саж.. построен в 1862 году. В верхнем этаже имеют­ся кельи для приезда Преосвященного и других высоких гос­тей. а в нижнем — монастырское училище и несколько келий для сестер.

5) Двухэтажный образной корпус, длиной 13 с. 1 арш., а шириной 7 саж. 2 арш., построен близ церкви Живоносного Источника и лицевой стороной обращен на запад. Плотно примыкая к горе, на которой раскинут монастырский сад, корпус этот, в виду сада и казенной рощи с одной и мона­стырских храмов и зданий с другой стороны, занимает видное место. Высота его достигает 18 арш. В нем помещаются ино­кини, занимающиеся живописной и образной работой.

Все здания покрыты железом и окрашены медянкой, а стены окрашены белой краской.

Здания служебные.

На западной стороне настоятельского корпуса построены: а) двухэтажная деревянная кладовая на каменном фун­даменте, длиной 14, а шириной 9 арш., крытая железом, и б) небольшой двухэтажный, крьггый тесом, дом для рабочих, со всеми хозяйственными службами — амбарами, ледниками, конюшнями и каретными сараями.

Здания вне ограды монастыря и на хуторах.

На западной стороне монастыря за оградой находится двухэтажный странноприимный дом, длиной 10 саж., а ши­рин. 20 арш., построенный в 1891 г., в верхнем деревянном этаже коего имеются 8 комнат для лиц привилегированного сословия, а четыре большие комнаты нижнего каменного этажа служат приютом для странников и богомольцев из про­стонародья. С южной стороны обители построены три дома для монастырского духовенства с необходимыми службами и усадебного, в количестве 3-х десятин землею; у каждого до­мовладельца на усадьбе разведен небольшой фруктовый сад. По другую сторону ограды расположены: скотный двор, чер­ни льня для крашения сукон, каменная кузница, кожевенное заведение и несколько других мелких построек.

На хуторах находятся следующие постройки:

1) На даче, купленной Суворовой в 15 верстах от монас­тыря, около села Каргалей: два двухэтажных деревянных флигеля, построенные для помещения сестер во время рабо­чей поры. При этих зданиях находятся и все необходимые службы, как-то: амбары, конюшни, сеиница. ледник, рига с молотильной машиной и несколько сараев,

2)    На царской даче: деревянный флигель, длиной 13. а шириной 9 арпг, с небольшими надворными постройками.

3)   На даче при деревне Щербаковке: а) двухэтажный кор­пус. длиной 32, а шириной 18 арш., крыт железом; б) два де­ревянных флигеля, крытые тесом. При зданиях имею гея и все необходимые службы — рига с молотильной машиной, амба­ры, конюшня, ледники и сараи.

ХОЗЯЙСТВО ОБИТЕЛИ: ЗЕМЛЕДЕЛИЕ, СКОТОВОДСТВО, САДОВОДСТО И ПЧЕЛОВОДСТВО

Русские монастыри за последнее время делаются рассад­никами, между прочим, и сельскохозяйственных знаний. Тих­винская обитель своим вполне благоустроенным хозяйством тоже благотворно влияет, главным образом, на окрестное кре­стьянское население, которое старается применять у себя бо­лее усовершенствованное ведение хозяйства. Первостепен­ную роль в монастырском хозяйстве занимает земледелие. Почва земли на рашых дачах не одинакова. На большую по­ловину земли выпадает почва песчаная, с сильной примесью чернозема, а на меньшую (дача при с. Каргалей) более песча­ная, с малой примесью чернозема. Но и менее плодородная почва при хорошем удобрении ее доставляет одинаково хоро­ший урожай. В особенности процветает огородничество, ко­торое, благодаря умелому ведению дела, дает всегда обиль­ный урожай плодов и овощей. Все труды, относящиеся до земледелия, сестры исполняют сами. Поучительно бывает взгляну ть в летнее время на благочестивых тружениц, из ко­торых одни усердно работают над жатвой хлеба, другие воз­делываю! на огородах гряды для овощей, иные убирают се­нокос. Под присмотром и руководством'опытных стариц на поденную работу сразу иногда выходят более 300 сестер.

Прибыльную часть монастырского хозяйства, после зем­леделия, составляет скотоводство, которым инокини также занимаются усердно и небезуспешно, особенно разведением лучшей породы лошадей. Узнав на опыте, что в хозяйствен­ном отношении хорошая лошадь много полезнее, чем плохая, а расход на корм одинаков, что для хорошей, что для плохой. В монастырском хозяйстве держатся только рослые, крепкого сложения лошади, стоимостью от 75 до 200 р. В настоящее время имеется 67 лошадей, коров 170. из коих 120 дойных и 50 телят. Кроме того, здешние инокини с самого основания монастыря охотно занимаются садоводством, сознавая важ­ность этой отрасли хозяйства и заботясь о распространении лучших пород яблонь, груши, вишен, смородины, малины, крыжовника, клубники и земляники. Кроме монастырского сада, занимающего 2 1/2 десят.. раскинуты еще два довольно больших сада при дачах, па которых посажено около 300 хо­рошего сорта яблонь, не говоря уже о многочис. гнный кустах разного сорта смородины, крыжовника и др. ягод.

При монастырском хозяйстве имеется пчельник, состоя­щий из 100 ульев. В прежние годы, благодаря хорошему уро­жаю гречи, своевременным дождям и обилию цветов, пчела приносила добрый гостинец обители от своих трудов. За по­следние четыре года вследствие постоянной засухи, увядания цветов пчела гаснет и едва-едва доставляет только пропита­ние себе одной.

СПОСОБЫ СОДЕРЖАНИЯ МОНАСТЫРЯ

Суммы.

1)    Государственные 4% непрерывно доходные билеты, пожертвованные благотворителями, на сумму 7800 руб. Про­центы с них, согласно желанию жертвователей, употребля­ются на содержание и ремонт церквей и в пользу сестер оби­тели, а капитал остается неприкосновенным.

2)  Облигации 3-го внутреннего займа на сумму 11000 руб.

Всех процентных билетов монастырь имеет на 18800 руб.

Помимо этою обитель для своего содержания получает доход чистыми деньгами от разных рукоделий, чтения псалтыри и др. источников1. Для того чтобы иметь хотя бы при­близительную картину экономического состояния обители, приводим сведения из приходо-расходной книги за последние 10 лет.

Дачи и угодья.

Кроме исчисленных сумм монастырь имеет на свое со­держание 857 десят. земли в четырех дачах.

Первая дача приобретена в 1851 г. и находится в 15 вер­стах от обители близ с. Каргалей. В пей находится земли 320 дес. 2200 кв. саж., из числа коих 5 д. сенокосной, 185 д. па­хотной, 102 д. строевого и 28 д. дровяного леса.

В горая дача в 7 верстах от обители и заключает в себе i 49 дес. 1240 кв. саж., из коих 4 д. пахотной, а 145 д. дровяного леса. Отведена во владение монастырю министерством госу­дарственных имуществ в 1882 г.

Третья — в 6 верстах, при деревне Щербаковке, и состоит из 348 д. 1830 кв. саж.; из числа коих 27 д. дровянсго леса, а остальная пахотная; приобретена в 1886 г.

Четвертая — в 12 верстах, при деревне Бранчеевке, состо­ит из 38 д. 1200 кв. саж. пахотной земли и находится во владе­нии с 1883 года.

В заключение должен сказать, что Тихвинская обитель, подобно другим обителям земли русской, дает много поучи­тельного и назидательного для жизни. На самом деле никакая семья, никакая школа, как бы они не были благоустроены, не могут преподать таких высших примеров религиозно-нрав­ственной жизни, какие преподает св. обитель. Здесь самые высшие христианские добродетели: неутолимого трудолюбия, постничества, терпения, послушания, постоянного пребыва­ния в молитве олицетворяются в жизни иночествующих, и все эти подвиги совершаются не поневоле, не из рабского страха, а свободно, по доброй воле, из самоотверженной любви в Бо­гу и ради спасения души. Только тог легкомысленно может отзываться о жизни иноческой, кто не испытал ее. Желающий получить истинное понятие об иноческих подвигах пусть сам в течение нескольких лет поживет в монастыре, разделяя с братию все послушания, пищу и помещение. Тогда он узнает опытом, как трудна жизнь в монастыре и как много иноки трудятся для спасения души. Для всех трудящихся в миру есть отдых хотя бы в празднихи. а ,для иночествующих отды­ха пет и в праздничное время, они почти постоянно и безвы­ходно в храме. И такими рассадниками равно-ангельской жизни служат все св. обители, находящиеся не только в пус­тынях, но и в городах; великие подвижники славились в мно­гочисленных обителях на Руси — в Киеве, Москве, Ростове и др. г ородах. Добрые иноки и инокини и в городах пребывают в безмолвии, всемерно удаляясь от всякой рассеянности; они знают только св. Храм Божий и свою келью, следуя богому- дрому правилу' св. отцов: «Сиди в келье и келья всему свято­му тебя научит». (Древний патерик. М., 1874 г., стр. 182.)

Керенска священник И. Кантов Керенский Тихвинский женский монастырь. Священник отец Иоанн Кантов

ВЕРОЮ ПОКЛОНЯЮЩИЕСЯ
(Вместо эпилога и пролога).

— «Сиди в своей келье, и келья научит тебя всему святому», — на этой святоотеческой поучительной ноте закончилось свет­лое повествование приснопамятного священника И. Кантова об одном из духовных светильников русского православного наро­да.

Год 1893-й, заканчивается письменное свидетельство о Свя­то-Тихвинском Керенском женском монастыре. Впереди еще без малого три десятилетия сидения в кельях, т.е. монашеского жи­тия тех, кто, ища себе спасения, пробивали тропинку другим — «уяснив свещи наша верою».

В городах и весях необъятной России народ еще благо­денствовал. жил обычной жизнью. Год 1893-й, плывет над по­лями благовест, возвышается над лесом спасительный крест, красуется Свято-Тихвинская оби тель. А в это же время в не так далекой Самаре молодой правовед Владимир Ульянов, отвергая действующие законы, вынашивает свое видение земного «царст­ва свободы», поднимает брань не только на земного царя, но и на Небесного. Не вдруг на Руси, не сами по себе погасли све­тильники православия. Не заслонился русский народ от чуже­родного западного влияния: «согреши-хом и поработахом их ис­туканам». Рыхлая русская общественность приняла в себя «семя тли», и появились ядовитые посевы. Тревожным набатным ко­локолом звучали слова человека высокой жизни, еще просто священника Иоанна Кронштадского: «Доколе Россия будет пра­вославна и будет усердно чтить Бога и Божию) Матерь, дотоле она будет могущественна», и неустанно призывал: «Русь, отойди от маловерия, расколов, нелепых учений». Но раздавался и дру­гой зов, крик буревестника революции, в котором была «жажда бури, сила гнева, пламя страсти». — «пусть сильнее грянет бу­ря». И она разразилась, и увидела Россия «сатану, спавшего с неба, как молния», и покатившегося во все пределы государства «красным колесом». И опять образованные фарисеи «сделали возмущение в народе», и улюлюкающая чернь снова завопила — «распни». Распинали православную жизнь. И над тихим Керен- с ком тоже закружила «выога фронтовая», братоубийственная, началась методическая травля и уничтожение духовенства.

Повесть священника отца Иоанна Кантона оставила Свято- Тихвинскую обитель благостной и процветающей на рубеже 19 и 20 веков, каких-либо письменных свидетельств дальнейшего периода монастыря не обнаружено. О том, как жил он до боль­шевистского переворота и потом, можно предполагать, ибо вез­де по России все происходило по одному сценарию.

В конце 20-го. века на Керенском взгорье Божиим Про­мыслом вновь затеплилась лампада иноческого жительства. К этому времени еще остались, слава Богу, в живых очень немно­гие, для кого храмы, монастырь были прекрасной частью их людской судьбы. Они помнят былую славу и благолепие церк­вей и их хамское поругание.

Раба Божия Анастасия, Анастасия Михайловна Макао тот: 1912 г. рожд., худенькая, совсем седая старушка, со следами бы­лой красоты и благородства, с прекрасной памятью, умной ре­чью и ничего не слышащая, говорить с ней можно только с по­мощью дочери. Серафимы, гоже красивой с большими печаль­ными глазами. Ее отец, Михаил Тихонович Максютов, участник первой мировой войны, на путь священства встал не в лучшее для страны время, в 1916—1917 it, Немалую веру нужно было иметь для такого решения. Родные как могли отговаривали его, на что Михаил Тихонович кротко и твердо ответил: «Бог зовет», и начался для него путь Голгофы длиной без малого в 20 лет. Вихри гражданской смуты и междоусобицы не миновали и тихую Керенку — «яко видих беззаконие и пререкания во гра­де», «посла тму и помрачи, яко преогорчивша словеса Вго», и завертелся бесовский шабаш: бражничали всегдашние бездель­ники. растаскивая чужое добро, толклись в чужих домах активи- сты-обгцественники, вершили судьбы людей те, «кто был никем, а стали всем», комитетчики (в народе их звали «члены»). Ана­стасия Михайловна и сейчас с детским испугом вспоминает: «А дудка так и кричит, гак и кричит». Не эта ли «дудка» — ру­пор большевистского политпросвета — походя безжалостно сдавила навсегда слух 14-летнсй девочки? Желая оградить сво­их родных от грядущих страданий, о теп Михаил просто и спо­койно предложил им отречься от него. Но ними из них не пре­дал своего высоког о родства «за чечевичную похлебку». Ни за­прет на священническую службу, ни изгнание со своей много­численной семьей из родного дома не прервали подвиж­ническую деятельность отца Михаила. Не иронией судьбы, а хищным оскалом буйного времени было то обстоятельство, что добрый пастырь, оберегая овец, сам получает «волчий билет». Не символическим ли знаком его крестного пути был случай с батюшкой, когда он, начинающий священник, в начале револю­ции будучи приглашен в д. Щербаковку для причащения уми­рающего. в лесу был встречен стаей волков. Оставленный спеш­но уехавшим назад извозчиком, молодой батюшка пешком про­шел между сидящих с обеих сторон дороги волками. «Имеющий уши, да слышит». Однако страшнее был его земной путь между двуногими волками. Осужденный, преследуемый, полуголод­ный, но сильный духом, отец Михаил в конце 30-х годов был приглашен жителями Большой Ижморы, но и там участь его бы­ла незавидной. Служил тайно, по ночам, днем прятался от «чле­нов» в соломе, где придется. Однажды вдруг встретившийся один из комитетчиков, долго охотившийся за отцом Михаилом, несказанно обрадованный такой добычей, в упор выстрелил в него. Смерть подслеповатым дулом пистолета глянула ему в душу и обожгла своим дыханием грудь. Выбежавшая из своего дома местная женщина-врач оказала батюшке первую помощь, за что и была арестована. Шальная пуля не стала последней точ­кой земного бытия христианского подвижника. Он умер, беспо­мощный от истощения, в конюшне. Приехавший из Земетчина для отпевания священник вместе со своими спутниками был арестован, и дальнейшая их судьба неизвестна. Когда смерть медленно, мучительно шла на отца Михаила, когда его, измож­денного, одинокого, на соломе обступила чернота, думается, ве­рится, что утешением, поддержкой для него в эти страшные ми­нуты была мысль, что жил и страдал он не напрасно. Плоды своих трудов, своего священнического подвига он видел в этой смелой женщине, бросившейся ему на помощь и в тех, кто тайно приносил ему еду, наипаче же — в своем сподвижнике и вос­приемнике, О котором следует сказать особо: с отцем Михаилом в Б. Ижморе служил молодой дьякон, имя которого нам неиз­вестно, но «Бог знает своих овец по имени». И вот, когда было «много жатвы, а делателей мало», дьякон решил принять свя­щеннический сан. По-человечески жалея молодого человека, отец Михаил отговаривал его от этого рискованного шага, но дьякон не отступился, как бы подхватывая крест из слабеющих рук своего старшего брата. Какое же человеческое мужество на­до было иметь для этого! Это, думается, был, прежде всего, ду­ховный подвиг и гражданский в смысле героического подвига. «Иди» — призвал Господь, и он пошел туда, где была тьма, не­правда, где изгоняли Нога. Кратким, как миг, и великим по бла­годати было его священническое служение: через неделю после рукоположения он был арестован и канул в людское беспамят­ство. Думается, что отец Михаил по праву мог сказать об этом священнике с недельным стажем словами апостола Павла — «Печать моего апостольства».

В страшную, леденящую душу пору отец Михаил и «иже с ним» сеяли доброе, вечное, черная же буря распыляла не только добрые всходы, но выворачивала сильные многолетние корни. И в Керенске ие все из числа духовенства устояли. О них (тако­вых) можно только пожалеть. Но не стоит село без праведника. Отец Симеон, священник Богоявленского собора, 40 лет про­служивший Богу и людям, не прервал литургию, зная, что в его доме в это время над его родными нависла опасность. Смертель­ный страх не застил его душу от Богообшения, и, отложив «вся­кое житейское попечение», достойно возблагодарив Бога, он за­вершил свое божественное призвание на земле со словами — «в руце Твои, Господи, предаю дух мой», после которых сподобил­ся отдать Богу душу у Святого Престола. Лишенные наслажде­ния поглумиться над живым батюшкой, активисты выволокли его тело из алтаря, содрали с покойного облачение, одежду, обувь и. раскачав за руки и ноги, почти обнаженного бросили в голые сани, после чего умчали в свое никуда.

В горестном рассказе Анастасии Михайловны проходят красной нитью воспоминания о том счастливом времени, когда она в возрасте 7—12 лет бегала в монастырь, где ее отец, Миха­ил Тихонович Максютов, по приглашению игуменьи Серафимы бывал на службах в качестве дьякона, а потом — священника, да он и был последним священником, исполнявшим в монастыре святые службы. Лицо старой женщины при этом озаряется, дет­ская чистая память, впитавшая благолепие храмов, благочестие иноческого жития, красоту окружающей природы, как бы уте­шает скорбь последующих лет жизни. Она благодарна Богу, что сподобилась так близко познать жизнь святой обители. Обстоя­тельств печального для монастыря периода Анастасия Михай­ловна не то что не помнит, а просто не знаег, ибо затравленные, голодные, скитавшиеся по чужим углам «поповские» дети не видели земли под ногами, им взглянуть нельзя было в сторону монастыря.

Сестер Свято-Тихвинского монастыря постигла та же участь, что и всех монашествующих по всей русской земле. Изгнали, разметали по белу свету тех, кто своим нелегким трудом добы­вал хлеб духовный и насущный и себе и другим, особенно же сиротам, в приютском доме, где дети были при уюте, при деле, при Боге. А кем они стали в том вавилонском столпотворении, в какое «земное царство свободы» указали им путь? А попечи­тельницу их — инокиню Анну (Ляпушкину) -— власти опреде­лили на 8 лет в Соловки. Жемчужина монашества - Соловецкий монастырь стал «Архипелагом Гулаг». Анне было суждено вер­нуться на Родину, в Керенку, ощутить тепло и заботу своих еди­ном ыпшенников, верующих людей, ухаживавших за ней до са­мой смерти. Тихо, мирно отошла она в мир иной, взяв с собой и свою родну ю сестру: та приехала из Нижнего Ломова на похоро­ны и в этот же день сама умерла, хоронили их вместе. Духовная жизнь монахини не прекращалась до смерти, одним из свиде­тельств тому является фотография Высокопреосвященнейшего Иосифа, архиепископа Тамбовского и Мичуринского, подарен­ная ей в 1957 году. Куда скрылась святыня монастыря Тихвин­ская икона Божией Матери, неизвестно, но говорят, что у Анны была такая икона небольших размеров; есть предположение, что находится она в подмосковной Коломне. Инокиня Анна часто посещала сестринское кладбище на территории монасты­ря. возвращалась оттуда просветленная, спокойная. Однако пришло время, когда и этот последний земной приют монахинь был поруган: поплыл над могилами угарный дым солярки, за­скрежетал бульдозер. Но продолжал радовать и укреплять ве­рующих неиссякаемый «Живоносный источник». Все эти годы безбожной жизни шел к нему народ, а среди них и земетчинская Ганя. Агафья Михайловна Воронина. Ей далеко за 80, живет одна в своем домике, своими руками сажает, обрабатывает неболь­шой огородик, обходится без попечительства собеса, во дворе чисто, прибрано. Сказывается, видимо, благочестивое, трудовое воспитание, хотя и была она у родителей единственным ребен­ком.

Отец ее — вальщик на суконной фабрике в Больших Луках — был глубоко верующим человеком, за что (ну и, конечно же.

за то, что был родным братом монахини Керенского монастыря Клавдии, в миру Анастасии) в 30-е был судим показательным судом (а чтобы было еще показательней, суд назначили на Ве­ликий четверг) вместе со священником отцем Николаем (Троя- новым), последний был осужден и сослан невесть куда. С мало­летнего возраста Ганя подолгу жила в монастыре со своей тетей — монахиней Клавдией, по душе ей было там, да и в девочке были задатки иноческого жития, но не было на то родительского благословения, — одна-то и была она у них. После разгона мо­настыря сестры прибивались в миру, кто как мог. Купили 4 мо­нахини Сядемские да Рахмановские домик себе, а через месяц их оттуда вышибли; подались в Таганрог, там и умерли, но в род­ные места наведывались, припадали к «Живоносному источни­ку», черпая из нею духовные силы и телесные. Много лиха по­видали на своем веку эти старые женщины-рассказчицы, через многие десятилетия атеистического неистовства пронесли они в своих светлых душах веру православную, земной им поклон. И сподобил их Господь не только дожить до радостного возрожде­ния монастыря, но и быгь участницами духовных событий: пер­вые святые службы, приход крестным ходом из Пензы Тихвин­ской иконы Божией Матери, первая святительская служба, ос­вящение престола. И воспринимают они это не иначе как ми­лость Божию к ним. А. возможно, это и награда за их неугаси­мую любовь к Богу.

После 70-летнего иноческого небытия Указом Высоко- преосвященнейшего Серафима, архиепископа Пензенского и Кузнецкого, от 5 мая 1997 года в Свято-Тихвинской обители во­зобновляется монашеская жизнь.

Осознавая всю весомость, ответственность предс тоящего де­ла, тяжкий начальнический крест монастырского обустройства взял 25-летний иеромонах огец Митрофан. Камо грядешь, сми­ренный монах? Где вст анешь на молитву, где приклонишь голо­ву, ибо мерзость запустения обложила святую обитель.

Провожая батюшку на новое тяжкое поприще служения, прихожане земетчинского молитвенного дома «Рождества Хри­стова» плакали. В самую грустную, трогательную минуту про­щания отец Митрофан нарочито местным земетчинским говор­ком обратился к своим духовным чадам: «Ну цего вы крыпите? Замолците, а то я сам заплацу». И заулыбались, повеселели при­унывшие прихожане от этой доброй юмористической фразы. Не разлучаются любящие сердца. Да и понимали они, что монаху лучше быть в монастыре, там. чему он посвятил свою жизнь.

К тем развалинам, мусорной свалке, что были на месте мона­стыря, вместе с батюшкой пришли его земетчинские прихожане, началась расчистка храмов, территории монастыря. Простодуш­ные бескорыстные женщины — Мария Володина. Анна Клянькова, Анна Григорьева, Лидия и Мария Ляпуховы, Антонина (бухгалтер), Анастасия. Мария (звонарь). Анна Кузнецова и ее дочь Вера, певчая земетчинского молитвенного дома, первыми вложили тепло души и рук в возрожденный монастырь. Вместе с ними работали их дети, внуки. Обремененные семейными забо­тами, они не имели себе покоя, оставляя домашние дела. За 50 км спешили с любой оказией на черную, тяжелую работу. Зачас­тую оставались на ночь в Никольком храме -— не для отдыха, а чтобы не тратить время на дорогу и чтобы уберечь от дождя церковное имущество, перетаскивая его с места на место. 21—22 мая 1997 года в день святителя Николая, в храме Живоносного источника прошла первая всенощная и первая литургия. «Ново­го тя Ноя. наставника ковчега спасительного разумеваем, отче святый Николае, бурю, всех лютых разгоняющего направлением своим, тишину же Божественную приносяще», — детскими го­лосами звучало славословие Николаю Чудотворцу. Есть сведе­ния (опубликованы в журнале «Московская патриархия», 1978. № 8), что при вскрытии раки Святителя для ее обновления на дне оказалось миро, которое местные монахи называют манной. Она чудесным образом возобновляется. Возможно, такая неви­димая манна дала новую жизнь монастырю и насельникам. Ис­просив у великого Божия угодника благословение, заручившись благодатным наставлением, монастырский корабль тронулся в путь. Отныне все службы будут совершаться ежедневно. Без оповещения, по наитию, пришли на этот первый праздник в мо­настыре местные жители и благодарили (многие со слезами) за эту особую службу, ибо они сподобились как бы первыми сойти в Силоамскую купель, возмущенную чистым детским пением, ибо «ангелы их на небесех всегда видят лице Отца Моего Не­бесного». Отрадно, что в монастырских службах, трудах, празд­никах охотно участвуют дети, «ибо таких есть Царство Небес­ное». Это обычные дети: Евгений, Алексий, Елена, Виктор. Еле­на, Сергей. Они бывают послушными и озорными, прилежными и не очень, но это благодатная почва, возделываемая сеятелем.

Думается, что с годами они будут расти и духовно, залогом это­му приносимое в меру своих сил хваление Богу. Божиим про­мыслом но молитвам и благословению Высокопреосвященней- шего Владыки Серафима 1-го июля 1997 года из Пензы крест­ным ходом пришла святыня монаст ыря Тихвинская икона Божи­ей Матери. Это событие всколыхнуло размеренную повседнев­ную жизнь поселка, далеко от которого верующие жители встречали дивное шествие с Божией Матерью. Пополненный встречающими, крестный ход людской рекой притек к монасты­рю, радужным половодьем заполнил его двор. Теперь у мона­стыря появилась и Стена, и Покров, и Заступление — Царица Небесная. Теперь каждый день заканчивается полунощным пе­нием «Под Твою милость прибегаем». И потянулись на благо­датный свет монастырской лампады пред Пречистым образом Всемилостивой Утешительницы разные люди, совсем юные и в зрелом возрасте, и стареющие (сколько бы нам не было лет, мы все Ее дети), разумные и не очень, благополучные и обездолен­ные, радостные и обиженные. Шли к Ней со своей болью и на­деждой. Приходили и уходили, ибо не каждому по силам мона­стырская жизнь, даже в ее начальных, элементарных нормах. Но как бы там ни было, кто как-то потрудился в монастыре, по пра­ву может сказать себе, что и его лепта, его кирпичик-песчинка есть в основании обители. И сеявший и жнущий получают свою награду. Но «блаженны алчущие и жаждущие правды», не той мирской правоты и справедливости, а правды Божией. Труден к ней путь, «волчцы и терния» которого в прямом смысле познали те, кто очищал тело монастыря от корос ты бездушного забвения. До кровавых мозолей одними топорами вырубали, выкорчевыва­ли заросли кустарника, вплотную подступившие к храму, Ге­оргий и Валерий, впоследствии насельник монастыря, иероди­акон. Обдирая пальцы рук, женщины металлическими щетками освобождали по кирпичику храм от многолетней копоти социн- дустрии. Напрягались от неподъемных тяжестей Николай Бар- ковский, Николай Беляков, Андрей. Работали, как говорится, не за страх, а за совесть. Постепенно и местные жители из сторон­них наблюдателей становились участниками богоугодного дела. Отец Митрофан ненароком, без нажима привлекает к себе лю­дей. особенно молодых, детей. — он и батюшка для них. и отец, и брат, и друг.

Вот вертится возле работающих женщин подросток, уча­щийся ПТУ Андрей. Что-то таинственно-новое видится ему в происходящем, что-то не дает ему убежать к своим друзьям- сверстникам, заняться делом более интересным, чем уборка. Он, как ежик, выпускает колючки в ответ на приглашение порабо­тать, но отец Митрофан увидел в его душе добрую почву, и про­стое ласковое слово, положенное в нее, проклюнулось живым ростком. И подрос ток уже не наблюдатель, а делатель серьезный и усердный.

Георгий, аскетического вида юноша - первый послушник монастыря, его не видно и не слышно. Но насколько он незаме­тен, настолько и необходим: ночью в электродуховке печет про­сфоры, не случайно говорится: «хлеб — всему голова», утром он готовится к службе как алтарник, днем трапезник, вечером — сторож. И, как бы подражая своему небесному покровителю в благочестии и ревностном служении, как верный воин, стано­вится келейником отца Митрофана.

Когда-то процветавший монастырь был пущен но миру; в несказанно трудное время безденежья для россиян мир же, в ли­це самых разоренных, малоимущих, собирает по нитке рубаху возрождаемому монастырю. Раба Божия Анна (Мамока) всю жизнь не отходила от храма, в свои 80 с лишним лет она после­довательно, неутомимо, не обращая внимания на насмешки, обидные укорения. настойчиво ищет тех, кто в состоянии чем- нибудь помочь. Не ограничивая свою активность райцентром, она с любой оказией добирается в ближние и дальние деревни, и отзываются люди на ее призыв. Всякая жертва принимается: по­стель ли, шкаф, хозяйственная утварь — все годится. Эта бес­хитростная, почти глухая старушка, никогда не получавшая пен­сии (по своей воле), ничего не имеющая, богатеет в Бога. Поже­лали остаться неизвестными жертвователи 2-х коров из Пензы и Тамалы. Да не оскудеет рука дающего. Живущие в Москве до­чери священника из д. Известь, отца Василия (Богоявленского), после ею смерти отказали дом монастырю.

Неоценимую помощь постоянно оказывают директор со­вхоза им. Кулакова В.М. Кормушкин, глава администрации Б. Ижморы Я.Я. Власов, директор Земетчинского сахарного завода Н.А. Сучилин, М.М. Никулкин. В трудное время они предоста­вили (и сейчас не уклоняются) дорогостоящий стройматериал, транспорт, денежную поддержку. Имена этих людей, от простой старушки до видного руководителя-хозяйственника, думается, красуются на стенах духовного Иерусалима.

В старые добрые времена в большой семье зачастую домаш­ними делами управляла бабушка. Вот и Божиему дому и всему иноческому общежительству нужна была умудренная духовным и жизненным опытом домоправительница. Незаменимой по­мощницей, советчицей стала раба Божия Наталья (впоследст вии принявшая монашеский постриг с именем Марфа и схиму с именем Ефросинья), приехавшая в монастырь после Троицы в 1997 году. С детства, всю свою жизнь без остатка она отдала церкви. Наверное, вот о таких служительницах пишет апостол Навел: «Вдовиц почитай, истинных вдовиц, вдовица должна быть не менее как 60-ти лет. известная по добрым делам», «ис­тинная вдовица и одинокая надеется на Бога и пребывает в мо­лениях и молитвах день и ночь». В деле богоугождения у ма­тушки Марфы нет мелочей, здесь она до скрупулезности взыска­тельна к себе и другим. Она работает со страхом и радуется с трепетом. Ее благоговейное почитание Божией Матери — дос­тойный пример тем, кто знает, видит эту незаурядную женщину. Думается, что монашеский чин не только единственномысли- мый для нее путь спасения, но и нафада за ее преданность церк­ви. У инокини Марфы нет ничего личного, своего, даже письма родственников она не считает принадлежащими ей. Как первые христиане приносили к ногам апостолов деньги от продажи сво­их имений, так мать Марфа свой опыт, умение, талант, смирение отдала поднимающемуся монастырю и свою жизнь под води­тельство отца Митрофана.

Девятого июля 1997 года впервые за долг ие десятилетия без­божной жизни на должном уровне отпраздновали день Тихвин­ской иконы Божией Матери. Для многих богомольцев празднич­ная литургия была и воспоминанием того, что было, и осознани­ем того, что происходит, что началось спасительное домострое­ние, и каждый по своим силам может в нем принять участие.

В сентябре 1997 года для постоянной службы в монастырь прибыл отец Михаил, до этого службы исполняли поочередно земетчинские священники. Не просто человеческими усилиями возводятся храмы, монастыри, а прежде всего верою, молитвой, призывающей благодать и помощь с Неба. «Без Меня не можете ничего» — эти слова Спасителя как бы повторяет архиерей сво­им благословением на священнический подвиг и на любое Бо- жие дело. Духовная высота Высокопреосвяшеннейшего Влады­ки Серафима, его благомощная молитва помогают нам всем и лично каждому. Без его внимания не остается ни одна овца, наи­паче он спешит на помощь той, которую насильственно сброси­ли в яму. Испросив на литургии благодатную помощь и заступ­ление Пресвятой Владычицы, в день Покрова в 1997 году мона­стырь посетил Владыка. Вникнув во все стороны духовной и хо­зяйственной жизни, помог в решении затруднительных вопросов и благословил всех и каждого на дальнейшую работу. Медленно (из-за повального российского обнищания), но неуклонно про­двигается обустройство монастыря. Бытовые условия на послед­нем плане. Будет духовное, остальное— приложится.

Издревле обычным монашеским делом считалось призрение немощных. Свято-Тихвинская обитель в начале 19-го века была тоже учреждена на месте богадельни. В нынешнее время, сам бедный, только поднимающийся на ноги, монастырь берег под свое попечение тяжело болящую одинокую женщину, доставля­ет все необходимое для нее. Да и в самом монастыре несмотря на бытовую тесноту обретают приют и покой те, кто почему- либо оказался на обочине жесткой, а подчас жестокой жизни. Главное условие для пришельца — благопристойность. За пре­небрежение к святыням, за скверное слово, хотя бы к скотине, виновные изгоняются.

Восклонись душой при звоне колокола, услышь сердцем ве­чернюю тишину святой обители, потрудись в меру своих сил, и дастся тебе и духовное и телесное пропитание, малый ли ты или старый.

Летом 1998 года впервые за многолетний период разорения в возрожденном монастыре прозвучали молитвенные слова Свя­тителя Высокопреосвященнейшего Серафима, архиепископа Пензенского и Кузнецкого: «Вниду в дом Твой, поклонюся хра­му Твоему». Надолго останется в памяти верующих этот духов­ный пир, объявший Божественной любовью всех присутствую­щих на нем. Под открытым небом, в прекрасном храме природы прошли дивные архиерейские службы при 40 священниках.

Предстательством Святителя народ благодарил Бога о всех благодеяниях и, конечно же, за то, что «привел из небытия в бы­тие» иноческую жизнь, и просил: «обнови нас. молящихся», а таковых было около 1000 человек или более. Паломники слы­шали во время службы не только дивное пение сестер Свято-Скановского монастыря, приехавших на праздник, но и другие ангельские голоса, раздававшиеся в лесу недалеко от монастыря. Это была не слуховая галлюцинация, а действительность (только не материальная, а духовная), засвидетельствованная теми, кто сподобился благодати такого слышания.

Пониже храма «Живоносный источник» к празднику была обустроена «баня, омывающая совесть», — раздельная для мо­нахов и паломников купальня. Теперь в любое время желающие могли надолго ли или на какие-то минуты облегчить душу и те­ло от всякой скверны. В монастыре начались письменные свиде­тельства о чудотворное™ источника и икон. Житель г. Кузнецка Пензенской области Павел Блохинцев, испросив благодатной помощи у Божией Матери пред Тихвинским ее образом, 15.10.1998 г. искупался в святом источнике и почувствовал на­чавшееся исцеление от наркомании. Сохранит ли он живонос- пую силу от расхищающих ее нечистых духов? Будет ли дер­жаться спасительной веры? Да поможет ему в этом святой Киприан в день памяти которого это произошло.

Начало Страстной седьмицы 1999 года, после службы в хра­ме остались для уборки несколько человек. 12-летняя Надежда первая увидела чудо — влагу на иконе Богородицы «Взыскание Погибших». Сказала об этом взрослым. Марии и Александру из Ртищево. те известили об этом иеродиакона Владимира, отца Митрофана, удостоверились, что икона «плакала». Слезная вла­га появилась на верху иконы со слов «Взыскание Погибших», скапливалась в очах образа и стекала вниз. «Взыщи нас, поги­бающих, Пресвятая Дева,... избави нас от ада». Через день- другой миро появилось на ступнях Спасителя у распятия и на иконе «Всех Скорбящих радосте». Мироточение продолжалось до Пасхи.

Это благодатное явление было официально запротоколи­ровано и подтверждено устным свидетельством множества на­рода. Сподобившиеся масла, освященного миром, благоговейно делились с близкими. «Кто имеет, тому дано будет».

21.05.1997 г.. в день Преполовения Пятидесятницы, иеро­монах Митрофан совершил последнюю литургию в обуст­роенном им Божием доме во имя Рождества Богородицы, являя при богослужении образ Спасителя. Его словами обратился к пароду: «Кто жаждет, иди ко мне», и сам батюшка идет туда, где его не ждут, где Господь мало известен. Успокаивая, умиротво­ряя людей, отец Митрофан как бы указал своим последователям, что они сами станут источником благодати. Ровно через 2 года после гражданского рождения монастыря (Указ от 05.05.1997 г.) в день Преполовения Пятидесятницы, 5 мая 1999 года, произош­ло духовное рождение храма «Живоносный Источник» — освя­щение престола. С особым смыслом прозвучало в конце святой литургии: «Прияхом Духа Небесного обретохом веру истину», ибо в этот день были рукоположены два насельника монастыря: иеродиакон Владимир во священника, монах Вениамин во иеро­диакона, сподобившиеся чести получить высокодуховного вос­приемника — схиархимандрита Питирима известного Санаксарского монастыря. Укрепленный излиянием Святаго Духа, на­ставленный мудрым словом архипастыря, монастырский ко­рабль увереннее продолжил свой путь.

Поразительно еще одно совпадение: последней игуменьей Свято-Тихвинской обители была мать Серафима; первым святи­телем, по молитвам и благословению которого вошла в нее но­вая жизнь, стал Высокопреосвященнейший Владыко Серафим, ее священноархимандрит. Последним архиереем, упомянутым в повествовании священника И. Кантова, был преосвященный Митрофан, первым игуменом в востанавливаемом монастыре стал молодой иеромонах, отец Митрофан. Возможно, такая пе­рекличка иноческих имен есть знак преемственности благовествования из рода в род подвигов монашества.

Есть мирское суждение, что не помнящие своего прошлого не имеют будущего, и что нравственность человека, верующего или неверующего, определяется тем, как он относится к могилам своих родных. Православная церковь непрестанно молится за усопших. Не устраняясь от событий гражданской жизни, братия приняли соответствующее участие в праздновании Дня Победы. 9 мая 1999 года отец Митрофан с дьяконами и певчими в при­сутствии большого количества народа на городском кладбище у могил погибших воинов отслужил полную общую панихиду, по окончании которой многие приглашали батюшку на могилы своих родных, и «никто не отыди не утешен», все просьбы были удовлетворены. В настоящее время на территории монастыря за алтарем храма находится «Живоносный источник» свежая моги­ла, где перезахоронены найденные останки сестер.

В училищном корпусе, в залах второго этажа, располагается монастырский музей. Это единственный в Пензенской области музей православия, выполняющий также функции краеведческого. Другой вадинский краеведческий музей организован при средней школе.

Начало музею было положено отцом Афанасием, проводившим вместе с учениками воскресной школы раскопки рядом с храмом иконы «Живоносный Источник», были вскрыты старинные склепы. Найденные останки сестёр были перезахоронены в восточном конце обители, а исторические предметы легли в основу коллекции экспонатов.

Музейные фонды разделены на три тематических группы и представлены соответственно в трёх залах. Самая большая экспозиция рассказывает об истории Керенского монастыря и православии. Здесь представлены старинные книги, принадлежавшие обители до революции, фотографии сестёр, в том числе лагерные, рукоделие монахинь. Особое место занимает собрание икон, осквернённых во время гражданской войны и в годы гонений на церковь, с пулевыми отверстиями и следами штыков. Богата коллекция церковной утвари и богослужебных облачений.

Краеведческая часть фонда посвящена, в основном, крестьянскому быту. Немало внимания уделено предметам обихода мещан и купцов, составлявших значительную часть населения уезда в XIX веке. Этнографическая экспозиция охватывает традиционный быт всех народов, населявших этот край. Наиболее полно представлена жизнь русских крестьян, немало экспонатов связанных с мордовским и татарским бытом.

Источник: http://www.youtube.com/watch?v=vcVy6_8c2ZQ
"

Источник: http://travelclubonline.ru/home/kerensk … y-monastyr

Продолжение следует.

0

16

_

0

17

_

0

18

_

0

19

_

0

20

ГОРОДОВЫЕ ВОЕВОДЫ ПЕНЗЫ

http://s2.uploads.ru/t/UWcZI.jpg
ВОЕВОДА - это военачальник, правитель. До второй половины XVIII в. в России сохранялись полковые воеводы, а в середине XVI в. была установлена должность городовых воевод, на которых возлагалось управление городом и приписанным к нему уездом. Срок службы воевод ограничивался обычно двумя годами, но чаще всего они менялись почти ежегодно, поэтому их иногда называли «годовыми». Пензенские воеводы находились в ведении областного Приказа Казанского дворца, который выдавал каждому вновь назначенному правителю послушную грамоту, определявшую его основные полномочия:

«о всяких делех радеть и промышлять... во всем великому государю искати прибыли».

Без послушной грамоты воевода не мог исполнять законные требования других воевод.

Воевода ведал почти всеми отраслями местного управления. С установлением воеводской должности были упразднены наместники и городовые приказчики. Воеводы обладали всей полнотой власти и контролировали губное и земское самоуправление. Воеводам поручались набор войска, раздача денежного и земельного жалованья, разверстание службы между служилыми людьми. Они обязаны были ловить воров, разбойников, преследовать беглых, принимать меры против заразных болезней (эпидемий), запрещенных игр и соблазнительных зрелищ, должны были искоренять раскол. Воеводы были судьями, им разрешалось вести гражданские дела от 100 до 500 руб. Правители жили на воеводском дворе, который строили, как правило, горожане и служилые люди. Присутственным местом была приказная или съезжая изба (воеводская канцелярия), которая разделялась на повытья или столы. В 1665 г. в ней было 4 подьячих. В 1725-1725 гг. в Пензе учрежден городовой магистрат.

Воеводство было очень выгодно, в связи с чем многие стольники, думные дьяки желали «на воеводство покормиться». Оно давало дополнительное жалованье, а город обеспечивал воевод «поденным кормом». Для увеличения собственной прибыли воеводы использовали различные злоупотребления: задерживали жалованье служилым людям, покровительствовали корчемству (продажа без патентов водки и других напитков, обложенных акцизом) и контрабанде. Сами воеводы производили их в больших количествах, вступали в союзы с ворами и разбойниками, хотя воеводы получали в достаточном количестве кормление (натуральные повинности с населения).

Пензенское воеводство продолжалось с момента построения в 1663 г. крепости и до 1780 г.

Первым кратковременно исполняющим воеводские обязанности в 1663 г. был Осип Иванович ЗУМЕРОВСКИЙнемец-выкрест, опытный фортификатор, под руководством которого строилась крепость Пенза, включавшая земляные сооружения, увенчанные крепостной стеной, башни, пороховые погреба, продовольственные амбары, воеводскую избу и прочие объекты.

Вновь построенная крепость была сдана опытному администратору и воителю Елисею Протасьевичу ЛАЧИНОВУ (? - 25.9.1670) сыну Протасия Тимофеевича Лачинова, служившего в Китае, а в 1638 г. вышедшего в отставку. Е. П. Лачинов сделал стремительную карьеру на Тульской оборонительной черте и проявил храбрость в русско-польской войне 1654 г. Ратные деяния Е. П. Лачинова были достойно оценены назначением его в 1656 г. воеводой города Валлек, а в 1658 г. — товарищем воеводы Астрахани. Воеводой Пензы назначался дважды: на срок 1663-1666 гг. и в 1670 г.

На пензенское воеводство заступил сразу же по окончании строительства крепости, приняв ее от Ю. Е. Катранского. Елисею Протасьевичу предстояло заселить посад (Верхний, Средний и Нижний) и слободы, обнести последние земляными укреплениями, построить церковь, наладить жизнедеятельность новопостроенного города.

Созидательная деятельность Е.П. Лачинова отражена в «Строельной книге г. Пензы», в которой представлена опись дворов статей городского населения: посадских людей, конных и пеших казаков, пушкарей, сторожей, городских воротников. Под его руководством выросли Конная, Старочеркасская, Драгунская, Пешая слободы, в которые он поселил «жилецких всяких чинов» 643 человека и 700 человек их родственников. В «Строельной книге» написано:

«по государеву Цареву и Великого Князя Алексея Михайловича... воевода Елисей Протасьевич Лачинов построил на Пензе у города посад и слободы служилых и всяких чинов жилецких людей и в городе, и в уезде конных и пеших казаков... и землю и сенные покосы им отвел и размежевал и грани учинил».


В конные казаки Е. П. Лачинов поверстал шацких драгунов, белопоместных казаков из Троицкого острога, Красной Слободы, черкас, переведенцев из Ломова, ссыльных из Москвы и Красной Слободы за воровское денежное дело — всего 358 человек. В пешие казаки были записаны переведенцы из Ломова, шацкие и бельские ссыльные, старые черкасы — 232 человека.

Самой небольшой была Пушкарская слобода, так как число пушкарей соответствовало обычно числу крепостных пушек. В пушкари Е. П. Лачинов поверстал 14 человек. В крепости было 2 воротника и 2 сторожа.

Слободы с запада, юга и юго-востока Лачинов опоясал мощной фортификационной защитой: в старом заповедном лесу, в котором О. И. Зумеровский заготавливал бревна для строительства крепости, была устроена засека, от которой мимо теперешней больницы им. Н. Н. Бурденко, через современный зоопарк к Тамбовской заставе был насыпан высокий вал; на восточном направлении вала стояли надолбы (дубовые стояки, вбитые в землю сплошной стеной), под горой — вновь засека, упиравшаяся в р. Пензу. Южнее Тамбовской заставы сама природа создала естественное препятствие: крутой обрыв горы, подножие которой было заболочено протоками и небольшими озерцами. С востока слобода была защищена рекой Пензой с небольшим деревянным мостом, по которому пензяки ездили за сеном и дровами.

Обустраивая город, Елисей Протасьевич не забывал о набожности своих подопечных и построил деревянную Спасскую церковь, при которой были два попа, Лука Стефанов, Лаврентий Феоктистов, дьячок Гришка Вавилов, пономарь Титка Семенов и просвирня Устинья Андреева.

1670 год трагически завершил дела и жизнь Елисея Протасьевича Лачинова. В сентябре к Пензенской крепости, ежегодно отражавшей набеги хищных степняков, подошли разбойные отряды сподвижников Степана Разина. Служилые и посадские люди отказались обороняться и открыли бунтовщикам ворота. Разинские молодцы повесили на воротах Е. П. Лачинова, подьячего Александра Телепова, соборного попа Луку Стефанова и пушкаря.

В документах за 1667 г. воеводой показан Матвей МЕРТВАГО, в 1668-1670 гг. воеводскую должность исполнял Еремей Афанасьевич ПЕШКОВ, о которых ничего неизвестно.

Дважды (в 1670 и 1678-1680 гг.) пензенским воеводой был стольник Степан Савинович ОВЦЫН. При нем летом 1680 г. башкиры предприняли нападение на Пензу в связи с чем он доносил инсарскому воеводе В. С. Норову:

«... Пензу де они всея разорили и выжгли».


Степняки сожгли городской посад и слободы, взяв в плен много жителей. С. С. Овцыну пришлось заново отстраивать город, возобновлять засеку и поправлять пострадавшие от пожара крепостные стены.

Документы оставили нам упоминания о пензенском воеводе в 1670, 1672 и 1674 гг. адъютанте Петре Гавриловиче ДУРОВЕ.

Воеводой Пензы в 1672 и 1681-1682 гг. был стольник Федор Дмитриевич СОНЦОВ (СОЛНЦЕВ), происходивший от ветви рода, отпочковавшейся от Рюрика с 19-го колена. До пензенского воеводства служил стольником. Он руководил строительством пензенского вала от Ломовской черты, сохранившегося отдельными участками до нашего времени. Имел поместье в с. Вьяс Саранского уезда (теперь Лунинского района).

В 1674-1675 гг. должность воеводы занимал Иван Васильевич ВЫШЕСЛАВЦЕВ, происходивший из дворянского рода, начало которому было положено в XV в. В 1644 и 1646-1647 гг. он служил воеводой города Верхнего Ломова. И. В. Вышеславцев продолжал обустройство Пензы и возведение дополнительных укреплений.

Трижды (1675, 1684-1685, 1688) пензенское воеводство было в руках Лариона Осиповича ПАПИНА (ПАНИН) — выходца из дворянского рода, сложившегося в XVI в. В Казанском походе записан убитым Василий Панин.

В 1675-1676 гг. воеводой Пензы значится Яков Лукич ПАНОВ, продолживший строительство Пензенской черты от Ломовской засеки до Пензы. В 1677-1678 гг. воеводскую должность в Пензе занимал стольник Иван Савинович ОВЦЫН, брат бывшего пензенского воеводы Степана Савиновича Овцына. С его именем также связано строительство Пензенской черты.

В 1682 г. воеводой Пензы стал стольник князь Иван Федорович ПУТЯТИН, предок которого И. С. Путята в 1436 г. перешел на службу к великому князю Василию Дмитриевичу.

В 1683 г. на воеводское место заступил стольник и думный дворянин Иван Иванович ЩЕПИН, происходивший из русского княжеского рода, начало которому положил ростовский князь Александр Федорович по прозвищу Щепа, которому пензенский воевода приходился праправнуком. На эту же должность И. И. Щепин назначался в 1688 г. и занимал ее до 1690 г. При нем в 1689 г. началось строительство Пензенского Спасо-Преображенского мужского монастыря. В 1697 г. И. И. Щепин определен товарищем боярина М. С. Пушкина на службе в Азове, но в том же году Щепину поручено «строение города на Таганрогу».

В 1684 г. воеводой показан Лаврентий Васильевич ЯЗЫКОВ.

В 1686-1685 гг. нелегкое бремя пензенского воеводы нес Семен Константинович ДМИТРИЕВ — представитель старинного дворянского рода. В 1677 г. он служил в Черном Яре (Астраханская губерния). Будучи пензенским воеводой, С. К. Дмитриев скрепил своей подписью «Строельную книгу г. Пензы». Потомком этого воеводы был Иван Дмитриевич Дмитриев, принимавший деятельное участие в формировании в 1812 г. 2-го пехотного казачьего полка Пензенского ополчения и ставший его командиром. Он участвовал во всех походах ополчения и был награжден золотой саблей с надписью «За храбрость» и орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом. Поместье воеводы находилось в с. Дмитриевка Пензенского уезда.

В 1691, 1692-1693 гг. пензенским воеводой был стольник Федор Аристович НОВИКОВ, при котором в 1693 г. завершилось строительство Пензенского Троицкого женского монастыря. Род Новиковых внесен в 6 часть дворянской родословной книги Пензенской губернии.

В 1693-1696 гг. воеводские полномочия исполнял думный дворянин Федор Иванович ЧЕМОДАНОВ, имя которого осталось в названии некогда принадлежавшего ему села, что в Бессоновском районе. Ф. И. Чемоданов верстал в службу начальных людей, поручиков и прапорщиков, капитанов, копейщиков и рейтаров, наделял их поместными и денежными окладами.

В 1697-1699 гг. воеводой служил стольник Гаврило Яковлевич ТУХАЧЕВСКИЙ предок маршала Советского Союза М. Н. Тухачевского. Г. Я. Тухачевский принадлежал к дворянскому роду, происходившего от выехавшего в Чернигов из цесарской земли при Великом Князе Мстиславе Владимировича графа Индриса, в крещении Константина. В 1677-1679 гг. Г. Я. Тухачевский служил в Пустозерском остроге, в 1682 г. — в Кевроле и на Мезени. Поместье воеводы было в с. Тухачевщино Воскресенское тож Пензенского уезда.

В 1699 г. воеводство принял стряпчий Иван Яковлевич САФОНОВ (исполнял эту должность до 1701 г.). При нем в 1700 г. была построена каменная соборная церковь во имя Всемилостивого Спаса.

В 1701 г. он передал вновь назначенному воеводе Тимофею Савельевичу СТЕПАНОВУ 11 пушек, в т. ч. 6 медных, пороху 182 пуда, свинца 239 пудов, 885 ядер пушечных, фитилей — 69 пудов, двое лат с нагрудниками. Т. С. Степанов умер в 1703 г., исполняя с перерывами воеводские обязанности.

В 1701 г. воеводой Пензы был посажен князь Степан Иванович ПУТЯТИН — сын Ивана Федоровича Путятина. Степан Иванович в 1682-1692 гг. служил стольником, в 1693 г. воеводой в Томске. Он продолжал работу по восстановлению Пензы и наделял землей пушкарей и воротников на реках Пензе и Ардыме. В 1703 г. по грамоте митрополита Рязанского Стефана в Пензе началось строительство Казанской церкви. С 1704 г. С.И. Путятин служил вице-губернатором в Нижнем Новгороде, а в 1720 г. за злоупотребления по службе попал под следствие.

В 1704 г. воеводой Пензы становится стольник Гавриил Иванович ДУБАСОВ — представитель дворянского рода, восходящего в XVII в. и разделившегося на две ветви. При нем пензенские жители освоили правобережье р. Пензы, где позже была построена Казанская церковь. В 1705 г. Г. И. Дубасов оставил воеводскую службу и вновь исполнял ее в 1707-1711 гг.

Ему пришлось общаться с некоторыми европейскими учеными и мемуаристами, волей судьбы оказавшимися в Пензе. В 1707 г. он видел голландского живописца и путешественника Корнилия де Бруина, который еще в 1670-х гг. совершил первое путешествие в Италию, где совершенствовался как живописец. В 1701 г. Корнилий де Бруин впервые приехал в Россию и был принят Петром I. В 1707 г. на пути из Восточной Индии Корнилий де Бруин остановился в Пензе, которая представляла

«довольно обширный город... очень большой: в нем есть кремль, довольно большой и обнесенный деревянной стеной с башнями. Улицы в нем широкие, и имеется несколько деревянных церквей. Он простирается значительно в длину, довольно красив и приятен по множеству деревьев».


Корнилий де Бруин испытал восхищение от эффектности города, созданной усилиями самого Г. И. Дубасова и его предшественников. Два года спустя, в 1709 г., направляясь в Тобольскую ссылку, в Пензе жил пленный шведский офицер Филипп Иоганн Табберт (фон Страленберг), запомнивший

«замок, обведенный деревянной стеной и форштадты (посад и слободы), окруженные деревянным, забором вместо стены. Жители состоят из таких солдат, которых называют служилые люди и имеют собственного командира помимо воеводы и содержатся там. против кубанских татар».


В 1711 г. назначение на воеводскую должность в Пензе получил выходец из дворянского рода, представители которого служили воеводами и стольниками, Петр Дмитриевич АЛЯБЬЕВ. Время его правления оказалось очень беспокойным: Пенза страдала от неурожая, люди питались «зелием и гнилушками», а в 1711 и 1717 гг. город перенес два опустошительных набега крымских татар. В 1718 г. в Пензенском уезде была проведена перепись населения, в 1719 г. Пенза получила статус провинциального города Казанской губернии.

В 1723-1730 гг. пензенским воеводой служил полковник Федор Саввич СКОБЕЛЬЦЫН — выходец из дворянского рода, восходившего к началу XVI в. Он способствовал развитию в Пензе торговли, которой занимались 384 человека. Городское самоуправление при нем осуществляли 2 асессора и 1 камерирдля проверки приходно-расходных книг в присутственных местах, а также воеводская канцелярия, в которой служили заведующий канцелярией, 3 канцеляриста, 6 копиистов, 2 сторожа. В помощь воеводе были приданы камерирская и крепостная конторы, магистрат — городовое учреждение, где разбирались дела купцов и мещан, бургомистр, 2 выборных члена магистрата — ратманы, таможня, кабацкая контора, конская изба и при них — ларечные и целовальники, т.е. должностные лица, присягавшие целованием креста. При нем была заложена каменная Никольская церковь.

В 1730-1735 гг. еще один полковник — Николай Андреевич ОБОЛДУЕВ — занимал место пензенского воеводы. При нем в Пензе произошел сильный пожар.

В 1735 г. непродолжительное время воеводой был Николай Алексеевич ХВОСТОВ, также полковник, передавший свои полномочия капитану Григорию Максимовичу БАРТЕНЬЕВУ (БАРТЕНЕВУ), о котором в документе 1704 г. читаем:

«в грамоте великого государя, из Приказу Казанского дворца... велено пензенцу Григорию Бартеневу служить по Пензе, с городом, полковую».


Его поместье находилось в с. Никольское Гольцовка тож (ныне Лунинского района). При нем в Пензе была построена каменная Преображенская церковь.

В 1742-1744 гг. пензенским воеводой показан И. И. НАУМОВ, при котором была проведена вторая ревизия (перепись податного населения).

В 1744-1752 гг. воеводой в Пензе служил статский советник Александр Петрович ЖУКОВ — выходец из дворянского рода, родоначальником которого был грек Иоанн Самолвин, получивший от великого князя Владимира прозвище Жук. Многие из этого рода служили наместниками, стольниками и воеводами. Сам Александр Петрович до 1744 г. служил в Сибирском и Тверском полках. А. П. Жуков был единственным из пензенских воевод, получивший печальную известность своими крупномасштабными злоупотреблениями, по разбору которых в 1752-1756 гг. работала специальная следственная комиссия. В 1752 г. А. П. Жуков был взят под стражу, а освобожден лишь в 1761 г. Следственная комиссия оставила после себя 223 дела, в которых собраны доказательства его различных злоупотреблений. Воеводство А. П. Жукова памятно и благими делами: в женском монастыре в 1746 г. была построена Троицкая каменная теплая церковь, а в 1751 г. — приходская каменная Казанская церковь.

В 1752 г. обязанности воеводы исполнял Ион АФАНАСЬЕВ.

Предпоследним воеводой был Андрей Алексеевич ВСЕВОЛОЖСКИЙ — потомок князей Смоленских, которые служили стряпчими и стольниками. Он представлял линию Владимира Мономаха. А. А. Всеволожский разделил печальную участь своего далекого предшественника Е. П. Лачинова: в конце июля 1774 г. он со своим товарищем Гуляевым и подпоручиком Суровцевым погибли от рук пугачевцев. (По данным А. С. Пушкина они заперлись в своем доме, который был подожжен). В пензенской летописи на этот счет имеется такая запись:

«1774 г. 15 июля. Взятие Пензы толпами Пугачева. Геройская смерть Пензенского воеводы Андрея Алексеевича Всеволожского».

Завершает ряд пензенских воевод знаменитый Ефим Петрович ЧЕМЕСОВ (1735-1810). Он вел свою родословную от мурзы Чемеса, выехавшего из Золотой Орды на службу русским князьям, за что был пожалован поместьями и вотчинами. От него происходил Лука Степанович Чемесов, умерший в 1708 г. В XVII в. он получил за государственную службу 100 десятин земли и заселил ее крестьянами, положив тем самым начало с. Озерки Чемесовка тож, что находилось в Кузнецком уезде. Его сын Петр Лукьянович Чемесов (1707-1744) служил в гвардии Преображенском полку и вышел в отставку сержантом. В 1753 г. Ефим Петрович был записан в Семеновский полк и через пять лет получил унтер-офицерский чин капрала. Затем он служил в Азовском и Ямбургском полках, в 1763 г. в чине капитана вышел в отставку. В 1764 г. Е.П. Чемесов занял пост прокурора Пензенской провинциальной канцелярии. Эта высокая должность не принесла Ефиму Петровичу ни славы, ни признания. Его близкий друг князь И. М. Долгоруков прямо признавал: «Ефим был плохой судья».

Резкий поворот в жизни Е. П. Чемесова произошел в июле-августе 1774 г. Напуганная слухами о громадной силе Е. И. Пугачева, Пенза милостиво сдалась самозванцу, провозгласившему себя императором Петром III. В разгар пугачевщины, которая несла реальную угрозу дворянству, Ефим Петрович сформировал уланский корпус численностью до 500 человек. 8 августа 1774 г. у села Загоскино Пензенского уезда Е.П. Чемесов настиг один из отрядов Пугачева, в котором, по признанию самого Ефима Петровича, было до 3000 человек. Тем не менее Чемесов принял сражение, которое возвысило его, а «злодеи» были разбиты: 300 повстанцев были убиты, 117 взяты в плен, чемесовские уланы отбили 7 чугунных пушек и 2 мортиры.

Следующее сражение произошло между селами Студенец и Каменка и также принесло успех Чемесову. Он был сполна вознагражден за свои подвиги: 14 сентября 1774 г. прибывший в Пензу генерал-аншеф П. И. Панин вручил Ефиму Петровичу именной указ Екатерины II о назначении его воеводой Пензы и пожаловании чина надворного советника. На этом посту Чемесов имел высокий общественный статус, он общался со столичными вельможами и придворными. Ефим Петрович Чемесов завершил собой историю пензенского воеводства.

Воеводство подготовило организацию новой системы городского самоуправления, введенного в 1785 г., когда на смену воеводам пришли городские головы.

А. В. Тюстин.

Источник: http://penzahroniki.ru/index.php/verkhn … vody-penzy

0

21

Сердобскъ и ѣго окрѣстности


Надъ началомъ ... нѣсколько словъ объ уваженiи къ минувшему, какъ чертѣ, отличающей образованность отъ дикости
Сѣйте разумное, доброе, вѣчное...

ТРУДЫ САРАТОВСКОЙ УЧЕНОЙ АРХИВНОЙ КОМИССИИ

СЕРДОБСКИЙ НАУЧНЫЙ КРУЖОК КРАЕВЕДЕНИЯ
И УЕЗДНЫЙ МУЗЕЙ

http://s8.uploads.ru/t/j2aEU.jpg



ЮБИЛЕЙНОЕ ИЗДАНИЕ

ДОПОЛНЕННОЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

От редакции 
Сердобский уезд Саратовской губернии
I. Общие сведения  3
II. Архитектура и градостроительство 8
III. Соборная Михаило-Архангельская церковь 9
IV. Мужская обитель 44
V. Энциклопедические данные 46
VI. По страницам печати 50
VII. Персоналии 64
Усадьба князя А. Б. Куракина в Надеждино
I. О князе А. Б. Куракине 74
II. Усадьба в Надеждино 89
III. Виды дворца князя Куракина 103
IV. Т. Троепольский Надписи в стихах 118
Фотоальбом
I. Большой альбом фотографий 123
II. Сердобск, история в фотографиях 127
Николай Васильевич Кузьмин
I. Н. В. Кузьмин Моя биография 131
II. Круг царя Соломона 152
III. И. Н. Кузьмин Давно и недавно 174
IV. М. Н. Кузьмин Во сне я видел Пушкина... 189
Новейшая история
I. Великая Отечественная Война 1941 - 1945 гг. 198
II. Сердобский Часовой завод 213
III. Сердобский Машиностроительный завод 215
IV. Сердобский Электроламповый завод 217
V. Знай свой край, по страницам истории 219
Памятные даты 2015 года
70-летие Великой Победы 
75-летие Юннатского движения
115 лет со дня рождения Т. А. Мавриной 
125 лет со дня рождения Н. В. Кузьмина 


в оглавленiе                                                                                                                                                                                                                                                                                                                     далѣе

Изданiе типографiи Бр. Щетининыхъ Сердобскаго уѣзда
Саратовской губернiи, Московская ул. с. д.
СердобскЪ — 1913 годъ
Все авторские права удерживаются
Печатано съ дозволенiя Цензурнаго Комитета

Источник: http://oldserdobsk.ru/index.html

0

22

Ю.В. Каблуков

Знаете ли Вы историю
Пензенского края?


Пенза 2017

Содержание
                                                                                                                              Страницы
Раздел № 1 - Пензенский край с древнейших времѐн и до конца 17 века
Вопросы                                                                                                                         3
Ответы                                                                                                                 7
Указатель                                                                                                               15
Раздел № 2 - Пензенский край в 18 веке (1701-1800)
Вопросы                                                                                                       17
Ответы                                                                                                           20
Указатель                                                                                                         28
Раздел № 3 - Пензенский край в первой половине 19 века (1801 -1850)
Вопросы                                                                                                   31
Ответы                                                                                                      40
Указатель                                                                                                  61
Раздел № 4 - Пензенский край во второй половине 19 века (1851-1900)
Вопросы                                                                                                    66
Ответы                                                                                                      80
Указатель                                                                                                   114
Раздел № 5 - Пензенский край в начале 20 века (1901- сен.1917)
Вопросы                                                                                                      123
Ответы                                                                                                     134
Указатель                                                                                                158
Раздел № 6 - Пензенский край во второй пол. 20 века (окт. 1917- 1950)
Вопросы                                                                                                  164
Ответы                                                                                                  185
Указатель                                                                                               226
Раздел № 7 - Пензенский край во 2-ой пол. 20 - нач. 21 века (1951-2016)
Вопросы                                                                                                 235
Ответы                                                                                                   244
Указатель                                                                                              263
Приложение № 1                                                                                       269
Герои Советского Союза (ГСС), Герои Российской Федерации
(ГРФ) и полные кавалеры ордена Славы Пензенского края

Приложение № 2                                                                                      275
Краткая информация административно-территориального
деления Пензенского края со 2-ой пол. 17 века и по 2006 год

Литература                                                                                                278


К читателям

Книга «Знаете ли Вы историю Пензенского края?» своим названием обязывает включить в неѐ всѐ, что на сегодня известно о крае. Но о нѐм в 19, 20 и уже в начале 21 века написано столько, что в одной книге изложить весь известный материал в вопросах и ответах не представляется возможным, да и есть ли в этом такая необходимость всѐ и сразу. Кстати, кое – что, в этом плане, уже сделано до меня, в частности, работа Ефремова В.Ф. Книгу «Знаете ли Вы историю Пензенского края?» можно считать продолжением того, что уже есть. Может, найдутся такие любители края, энтузиасты этого вопроса, которые продолжат работу в этом направлении. Исправят допущенные ошибки прошлого и наберут несколько сот других вопросов и ответов на базе архивных документов, которые может ещѐ не выносились на всеобщее обозрение или прочтение.
В книге, которую Вы сейчас держите в своих руках, чуть более 2000 вопросов и ответов. Все они изложены в хронологической последовательности или, по крайней мере, укладываются в рамки того или иного исторического периода или раздела, которых семь (см. «Содержание»). Автором не ставилась задача развѐрнутого ответа на поставленный вопрос. Главное, кратко проинформировать читателя по заданному вопросу и тем может натолкнуть его на мысль, на размышление, на идею того, чтобы более подробно ознакомится с некоторыми фактами и событиями из истории края. В нашей истории были не только тяжѐлые и трагические страницы, но было и есть много позитивного, интересного и познавательного о людях, о их делах, о тех, кто родились и жили на Пензенской земле и живут сегодня. Если информации в ответах недостаточно, а интерес появился, что уже очень хорошо, то следующий шаг – обращение к краеведческой литературе, печати и архивным делам. С частью списка этих источников можно ознакомиться в конце книги.
Для поиска нужной информации, которая представлена в данной книге, особенно полезны будут «Указатели», которые созданы для каждого из семи разделов. Даты до 20 февраля 1918 года даны по старому стилю, во всяком случае, автор к этому стремился. Но если возникнут сомнения, что вполне возможно, то лучший вариант перепроверить информацию по другим источникам. Напомню перевод старого стиля на новый. Итак, к старой дате необходимо прибавить 10 дней, если событие произошло в 16 -17 вв., 11 дней – для 18 века, 12 дней - для 19 века и 13 дней - для 20 века, но до 20 февраля 1918 года. Например, событие произошло 11 августа 1636 года (17 в.), то сегодня по новому стилю это будет 21 августа. Или 19 января 1780 года (18 в.), то сегодня будет - 30 января. 12 мая 1819 года (19 в.), то сегодня - 24 мая, или 25 октября 1917 года (20 в.), то сегодня - 7 ноября. Для тех, кто, например, забыл о том, что 17 век начался в 1601 году, 18 век в 1701 году, 19 век в 1801 году, 20 век в 1901 году и 21 век - в 2001 году.
Надеюсь, что материал данной книги будет интересным и полезным для тех, кто хотя бы немного желает узнать о Пензенском крае, о его материальной и духовной культуре, а главное о тех, кто создавал и создаѐт сейчас эти ценности. Пензенская земля богата людьми, которые своими интеллектуальными, культурными, трудовыми и ратными подвигами стали известны не только в крае, но и за его пределами. Нам есть чем и кем гордиться, как нашим прошлым, так и настоящим Пензенского края.
Ю.В. Каблуков

Далѐкое прошлое, остаѐтся одной из загадочных страниц в истории Пензенского края, как и России в целом. Очень мало что сохранилось из письменных источников, которые бы позволили дать социально-экономическую, культурную или политическую картину Руси I и начало II тысячелетия нашего времени. Если не сохранились письменные источники о далѐком прошлом, то, что уж говорить о дописьменном периоде.
Как, например, исследователи Пензенского края узнали или узнают о том, что было на нашей территории в I или во II тысячелетии до нашего времени? Для изучения этого периода на помощь исследователям приходит наука археология. Археологи, образно говоря, «перелистывают» земляные пласты в тех местах или на тех территориях, где люди когда-то жили, а в ряде мест продолжают жить и сегодня. Земля ещѐ кое-что хранит о далѐком прошлом, но загадок ещѐ много. К решению этих проблем исследователи края приступили уже с середины 19 века. Проблеме исследования архивного материала и археологическим раскопкам в крае был посвящѐн 20 век и уже начало 21. Среди археологов, историков, исследователей края можно упомянуть, например, такие фамилии как А.Ф. Селиванов, А.А. Спицын, В.М. Терѐхин, А.Х. Халиков, А.А. Кротков, А.Е. Алихова, М.Р. Полесских, В.И. Лебедев, Г.Н. Белорыбкин, В.А. Калмыкова, В.В. Ставицкий, М.С. Полубояров и этот список можно было бы продолжать. В исследованиях не всѐ так однозначно, но всѐ же. Воспользуемся хотя бы малой частью того, что уже исследовано и написано пензенскими краеведами, учѐными на сегодня.
...

Источник: http://dl.liblermont.ru/DL/Kablukov/Znaete_li_vi_istoriyu penzenskogo_kraya.pdf/download

+1

23

Справочная книга Пензенской губернии на 1854 год. Пенза. Губернская Типография, 1854 (кликабельно)
http://s9.uploads.ru/t/MwVZn.png
Источник: http://istmat.info/files/uploads/57014/ … 54_god.pdf

Справочная книга Пензенской губернии 1901 год.
http://sd.uploads.ru/t/C2Z9e.png
Источник: http://istmat.info/files/uploads/57017/ … bernii.pdf

Справочная книжка Пензенской губернии 1913 год. Пенза. Губернская Типография, 1913 (кликабельно)
Личный состав должностных лиц Пензенской губернии.
http://s7.uploads.ru/t/XCftk.png
Источник: http://istmat.info/files/uploads/57019/ … bernii.pdf

+1