Сделать стартовой Добавить в Избранное Постучать в аську Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте За Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945гг. мы "заплатили" очень дорого... Из Пензенской области было призвано более 300 000 человек, не вернулось более 200 000 человек... Точных цифр до сих пор мы не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесет данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, прославлял ратными подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



>10-й запасной авиационный полк

Сообщений 31 страница 60 из 77

31

См. Аэродром с. Мертовщина (с. Сосновка)

0

32

Каменский р-н Каменка. Братское захоронение летчиков. :

григорий71 написал(а):

10-й запасной авиаполк стал настоящей кузницей летных кадров для фронта. По воспоминаниям летчиков-инструкторов «летали от зари до зари». Дневной налет составлял более 10 часов, или более 50 полетов. Аэродромы размещались под Каменкой и близ с.Адикаевка Каменского района. Нагрузки на летчиков-инструкторов были серьезными. Техника иной раз подводила. Так старожилы с.Адикаевка рассказывают о катастрофе самолета и гибели летчиков в 1943 году. Этот факт подтверждает Н.В.Черниенко, чей дядя – лейтенант Медведенко Г.К. погиб 29.03.1943 года в результате совершения тренировочного полета на ИЛ-2. Черниенко обращалась с письмом в Совет ветеранов с просьбой разыскать могилу дяди. Старожилы говорят о наличии захоронения в лесу близ Адикаевки. Возможно, это и есть могила Медведенко, т.к. его нет в спиках на обелиске братской могилы Каменки.

0

33

Госпиталь 3289 :

Сапсан написал(а):

Рябухина Александра Ефимовна, 1923 г.р., ветеран войы, которая в то время проходила службу в 10 ЗАП, была мтеорологом, и ежедневно доставляла метеосводки из землянки метеослужбы на аэродроме в штаб 10 ЗАП.

0

34

Дворянкин С.А. написал(а):

Мертовщина - да, в настоящее время Сосновка, село переименовано в 1959г.. По поводу "бетонки" нужно уточнять. Возможно, в Каменке во время войны была бетонная взлетная полоса, а после войны ее делали заново.

Здравствуйте, уважаемые форумчане.
Аэродром в Каменке бетонное покрытие  взлётно-посадочной полосы имел не сразу.  Васильев Александр проходил срочную службу в Каменке в конце семидисятых . Он рассказывал: «В 1978, году, когда мы приехали, строительные работы шли уже полным ходом, значит начались они году в 1976 или 1977».  Так появились «взлётка» и «рулёжка».  До этого аэродром имел сборное покрытие из металлических плит К-1Д.  До сих пор эти плиты можно видеть в хозяйстве у местных жителей,  заборы, ограждения, погреба обустраивали, всевозможные мостики, отмостки, да мало ли к чему мужика созидательный процесс  сподвигнет. Отличительная черта Каменки того времени – заборы из аэродромных плит, и крыши, крашенные заводской краской .  Суриком красили сеялки на «Белинсксельмаше», который в войну выпускал мины, снаряды, авиабомбы.
Плита К-1 была сконструирована в 1953 году группой научных сотрудников НИАИ ВВС, под руководством которого с 1954 по 1960 гг. проводилась вся научно-исследовательская работа в лабораториях, на полигоне и на аэродромах, направленная на усовершенствование конструкции, стальных плит этого типа. К-1 имела ряд модификаций: К-1А, К-1Б, К-1В, К-1Д, последняя из которых была принята киспользованию в авиации.
В технологической карте по укладке и креплению аэродромных металлических плит и полуплит К-1Д даётся такое описание. «Ширина взлетно-посадочной полосы /ВПП/ 39 м, длина сменной захватки 29,4 м. Комплект покрытия из плит К-1Д состоит из 152000 плит, 16000 полуплит, 400000 торцевых планок ТП-4 или ТП-5, набора монтажного инструмента, приспособлений и упаковочного материала.
Плита К-1Д имеет следующие размеры, мм:
а) габаритные - длина - 3080
- ширина - 420
- высота профиля - 31
б) укладочные - длина - 3000
- ширина - 420
Вес одной плиты - 41 кг, пачки плит - 830 кг, пачки полуплит - 415 кг, торцевой планки - 0,11 кг, 1 м2 покрытия - 32,5 кг, полного комплекта плит - 6600 т.
Плиты и полуплиты окрашены в зеленый цвет, а торцевые планки - в желтый цвет для обнаружения их на поверхности металлического покрытия. Для лучшего опознания ВПП с воздуха кромки ВПП полуплитм рекомендуется окрашивать в яркий цвет.
Во всех случаях применения настоящей технологической карты необходима привязка ее к местным условиям производства работ»

Ещё в начале пятидесятых применялись более ранние образцы металлических плит покрытия ВПП - МП-1 в 1951 г., и ПМП – 1 в 1953 г.
Сборно- разборные аэродромные покрытия из перфорированных стальных плит PSP на фронтах Великой Отечественной войны появились в 1944 г.  Они были изготовлены в США и служили в качестве покрытий аэродромов Полтавы, Миргорода и Пирятина. На них  принимали Боинги В-17 («Летающие крепости»), Лайтинги и Мустанги. Опыт эксплуатации этих покрытий показал, что они вполне обеспечивали базирование авиации того времени в распутицу. Производство подобных плит в том же 1944 г. было налажено и в СССР под названием перфорированные стальные плиты (ПСП).
Покрытия из ПСП считались большим достижением в области полевого аэродромостроения. Их положительными качествами были  несущая способность, малый вес (в сравнении с весом материалов, потребных для строительства любых других покрытий ВПП), быстрота укладки ВПП (2-3 суток) и ее разборки Г1-2 суток), обеспечение возможности быстрого просыхания основания.

Так выглядит плита К-1Д
http://s8.uploads.ru/t/a34DM.jpg
Так выглядело покрытие ВПП
http://s9.uploads.ru/t/F1nDc.jpg

Каким было покрытие  аэродрома в годы войны сказать пока не могу. Необходимо проверить информацию. Вот так, как-то с «хвоста» немного получилось, но суть от этого не меняется.
С уважением,  Валентин Данилушкин.

0

35

http://sb.uploads.ru/t/MSnvr.jpg
http://sf.uploads.ru/t/INqyR.jpg

На обороте фотографии надпись:

10 З.А.П.

Титов

Командир полка

1941-1945 г.г.

с. Каменка

Отредактировано Сапсан (2014-07-05 20:06:50)

0

36

Здравствуйте, Валентин Валентинович!
Спасибо за информацию!
Информация с сайта http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=42995.0 :
"Командиры авиаполков. Фамилии на букву "Т"
207 ДБАП п\п ТИТОВ Г.В. 06.41, 10 ЗАП.АВИА.П п ТИТОВ Г.В. 03.42"

Информация с сайта http://www.allaces.ru/cgi-bin/s2.cgi/ss … /zap10.dat :
"Командир полка - майор Саломаха 1941 - 27.05.42"

После Саломахи, получается, командиром был полковник Титов Г.В..

0

37

http://sc.uploads.ru/t/ZY5u0.jpghttp://sc.uploads.ru/t/IGKZ9.jpg
Здравствуйте, Сергей Анатольевич. Ещё информация по ТитовуГ.В.
В составе 3-го ДБАК в небе Белоруссии сражался 207-й ДБАП. Командироом полка был подполковник Г.В. Титов.

http://www.allaces.ru/cgi-bin/s2.cgi/ss … bap207.dat

Про подвиг летчиков этого полка знают даже те, кто не знает про историю Великой Отечественной войны ничего — в этом полку воевали и погибли, штурмуя 26 июня немецкие танковые колонны на шоссе Молодечно - Радошковичи, экипажи Н. Гастелло и А. Маслова. Командир 3-го ДБАК (позднее — маршал авиации) Н.С. Скрипко пишет в своих мемуарах «По целям ближним и дальним», что «боевые действия корпуса начал 207-й ДБАП».Даже после тяжелейших потерь первой недели войны, 29 июня 1941 года, командир 207-го полка, участник боев на Халхин-Голе и в Финляндии полковник Г.В. Титов «поднял в воздух 26 кораблей».

http://www.e-reading.by/bookreader.php/ … l'nim.html

Отредактировано Сапсан (2014-07-05 21:30:26)

0

38

А вот ещё документ.
http://sc.uploads.ru/t/GFMo7.jpg http://sa.uploads.ru/t/xwZIW.jpg
Из него видно, что полковник Титов В. Г. был в должности командира 10 ЗАПа до апреля 1944 г., вернее в апреле 1944 г. уже не являлся ком. полка 10ЗАП.

Отредактировано Сапсан (2014-04-08 22:30:28)

0

39

Здравствуйте, Валентин Валентинович!
Отлично!
Идентифицировано: Титов Георгий Васильевич, 1906г.р. - командир 10-го запасного авиационного полка (01.03.1942-?04.1944гг.).
02.07.1943г. представлен к ордену Красной Звезды
26.04.1945г. представлен к ордену Красного Знамени - http://www.podvignaroda.ru/?n=46955856
14.05.1945г. награждён орденом Ленина - http://www.podvignaroda.ru/?n=46807901
http://s6.uploads.ru/t/kYOXu.png

Видимо, Георгий Васильевич отец Героя Советского Союза космонавта Титова Владимира Георгиевича - информация с сайта http://astronaut.ru/as_rusia/vvs/text/t … _coolmenus :
"Владимир Георгиевич Титов
Vladimir Georgiyevich Titov

Порядковый номер 118 - (54)
Количество полетов - 4
Продолжительность полета - 387 суток 00 часов 48 минут 33 секунды.
Число выходов в открытый космос - 4
Продолжительность работ в открытом космосе - 18 часов 48 минут.

Статус - летчик-космонавт СССР, 6-й набор ВВС
Родился 1 января 1947 года в городе Сретенск Читинской области, РСФСР.
...
Отец - Титов Георгий Васильевич, (1907 - 1961), участник Великой Отечественной войны, полковник запаса."

Примечание: предположение оказалось неверным:

простомария написал(а):

видимо, нет
http://riatribuna.ru/news/2014/12/03/56848/
Из интервью космонавта Владимира Георгиевич Титова:

– Отец, Георгий Васильевич, был офицером-связистом. Он прошел три войны, конец Великой Отечественной встретил в Восточной Пруссии,  вышел в отставку в звании полковника

Отредактировано Дворянкин С.А. (2016-08-15 19:05:00)

0

40

Командир 10 ЗАП Халобаев.
http://se.uploads.ru/t/OCcN6.jpg http://sd.uploads.ru/t/ribFV.jpg

К сожалению, больше никакой информации по командиру полка Халобаеву нет.
__________________________________
С уважением, Валентин Данилушкин

Отредактировано Сапсан (2014-07-20 22:22:06)

+1

41

Здравствуйте, Валентин Валентинович!
Спасибо за информацию!

Информация с сайта http://www.airpages.ru/ru/il10bp.shtml :
"...В ноябре 1944 г. на заводы прибыли одна эскадрилья и руководящий состав 10-го зап (командир подполковник К.Н. Холобаев) и первые строевые полки -78-й гвардейский штурмовой авиаполк (гшап) майора С.П. Варило и 108-й гшап подполковника О.В. Топилина..."

Думаю, следующий наградной лист его, ордена на фото совпадают.
http://s1.uploads.ru/t/CxARL.png http://uploads.ru/t/c/L/V/cLVnQ.png
Наградной лист 230-й шад от 17.11.1942г. - орден Красного Знамени http://www.podvignaroda.ru/?n=10955796 , http://www.podvig-naroda.ru/filter/filt … 2dcaf05050 , http://www.podvig-naroda.ru/filter/filt … 2f450b9947 :
Холобаев Константин Николаевич - 1902г.р., гв.майор, командир 7-го гв.шап
ранее Указом Верховного Совета СССР от 7.10.1941г. награжден орденом Ленина

http://se.uploads.ru/t/1vmWD.jpg http://sf.uploads.ru/t/2PeUD.jpg

0

42

Точно - он!

http://sd.uploads.ru/t/O28FX.jpg
Виктор Шахов (слева) и Константин Николаевич Холобаев (справа). Исти-Су, сентябрь 1942 г.
Источник: Емельяненко В.Б. В военном воздухе суровом... — М.: "Молодая гвардия", 1976.
Источник фото: http://www.allaces.ru/p/people.php?id=7232.

0

43

Здравствуйте, Сергей Анатольевич.
Никаких сомнений, на фото одно лицо. Наградной лист его же.
Спасибо.
_____________________________________________________
С уважением, В. Данилушкин

0

44

Офицеры 10 ЗАП.
http://sf.uploads.ru/t/OD2T7.jpg http://sf.uploads.ru/t/P0hdA.jpg
http://sd.uploads.ru/t/KoeCG.jpg http://sf.uploads.ru/t/GFeBb.jpg
http://se.uploads.ru/t/ZlVL2.jpg http://sd.uploads.ru/t/R3eus.jpg
________________________________________
С уважением, Валентин Данилушкин

Отредактировано Сапсан (2014-07-21 18:26:38)

+1

45

Еще о 10 запасном авиационном полку:
"10-й запасный бомбардировочный авиационный полк
Командир полка - майор Саломаха 1941 - 27.05.42
Создан в июле 1941 г.
Базировался в Каменке.
К августу в полку успели укомплектовать и отправить на фронт 209-й бап, 97-й бап и 43-й бап на самолетах Су-2.
Планировалось в сентябре перевооружить на эти машины 189-й и 286-й бап, а также вывести с фронта для пополнения 209-й бап (повторно) и 135-й бап. Еще два полка - 52-й бап и 288-й бап, были подготовлены к боям на бомбардировщиках Су-2 без вывода из боев.
В 1942 г. базировался в Кировабаде. Специализировался на подготовке частей, вооруженных бомбардировщиками A-20 "Бостон".
..."
Источник: сайт "Авиаторы Второй Мировой": http://allaces.ru/cgi-bin/s2.cgi/sssr/s … /zap10.dat

Здравствуйте! На этом сайте допущена грубейшая ошибка. 10-й ЗАП никогда не базировался в Кировабаде. С 1941 по 1944 г.г. он дислоцировался в Каменке, откуда вернулся в г.Харьков в ноябре 1944 года. Вернулся, потому что он первоначально там и располагался до августа-сентября 1941 г. А в Кировабаде Азербайджанской ССР базировался 11-й запасной авиаполк.

Отредактировано Дворянкин С.А. (2016-08-15 19:40:32)

0

46

http://www.airforce.ru/history/cold_war … apter2.htm
На этом сайте в интервью с летчиком Забелиным подтверждается факт дислокации 11-го ЗАП в Кировабаде.

0

47

http://zarodinu.info/netcat_files/365/558/s_14pg03.png
«Дороги войны. Дневник, писанный в дни военной службы 1940-1946 гг.» – фрагмент дневника Юрия Анатольевича Сильванского, механика электроспецоборудования 144-го гвардейского штурмового авиационного полка.

Ранее полк именовался как 226-й скоростной бомбардировочный авиационный полк, был выведен из состава 62-й авиационной дивизии Юго-Западного фронта и направлен в сентябре 1941 г. в 10-й запасной авиационный полк 1-й запасной авиационной бригады на доукомплектование. Был переформирован в 800-й штурмовой авиационный полк и вооружен самолетами Ил-2, личный состав переучен.
Дневник  Ю.А.Сильванского «Дороги войны» любезно предоставлен его дочерью Валентиной Юрьевной Сильванской.

«…
Сентябрь 1941 год
…Погрузившись 26 сентября в товарные вагоны, отправились в дальний путь через Ртищево, Пензу на станцию Каменка (Белинская). Ехали медленно, иногда срывался снежок, в вагонах неимоверная теснота. Жили на сухарях, колбасе и таранке. Иногда на остановках у бабок покупали молоко.

Октябрь 1941 год
В Каменку-Белинскую прибыли 1 октября. Сразу же бросился в глаза мрачный вид населения. Поразительная дороговизна на всё. Городишко грязный, некультурный. Личный состав нашего 226 СБАП разместился в здании бывшего дома отдыха. Место, надо признаться, хорошее. Гора сплошь заполнена густым лесом. На макушке этой зелёной вершины стоит как дворец красивый большой дом. Весь белый, с куполом и высокими, тоже белыми, колоннами, а вниз опускаются широкие ступеньки лестницы. Если смотреть издалека – вид великолепен. Здесь мы находились в расположении 10-го запасного авиационного полка. Вскоре поползли слухи о переформировании нашего полка. Самолёты Су-2 уже не выпускаются, нам дадут новые машины. Наш полк в составе 5-ти эскадрилий будет состоять из 4-х эскадрилий. Командиром полка назначен майор Митрофанов. Зам. командира по политчасти ст. политрук Поляков, нач. штаба капитан Иванов. В конце октября пришло печальное сообщение о сдаче немцам города Харькова.

Ноябрь 1941 год
Располагались мы в центральной части здания, в большом круглом зале. Запомнилось как после команды «Подъём!» стартех Григорьев, назначенный старшим, подымался и произносил слова: «Подъём! Был подъём, значит, подымайся». Эти слова произносились без изменений всё время нашего пребывания там. В запасном полку кормили нас неважно, а честнее говоря, плохо. Продукты доставлялись плохо, но благодаря кавалерийской части мы имели овес, которым и потчевали нас в разных вариациях утром, днём и вечером. Я продолжал писаревать, но начальником моим был капитан Пикало. В связи с переформированием работы у меня было много, дружба с Яшей Шапочкой, Лёвой Пращеруком и Сашей Беловым не ослаблялась. Мы часто беседовали на самые разнообразные темы. Как-то Лёва, дежуря на кухне, принёс в кармане кусочки мяса в качестве деликатеса. Но, перемешанные с махоркой, были они плохо съедобны. По писарской работе мне приходилось сталкиваться с писарем Сашей Лынёвым, но за хвастливость он мне не нравился. В основном ребята ходили в наряд и на аэродром, находившийся в 2-х километрах.

Декабрь 1941 год
Морозы усиливались, наша жизнь стала скучнее и гораздо труднее. На посту стоять было невыносимо холодно. Мы, хотя и находились в тылу, всё же бремя угнетало наши души – хотелось на фронт, хотелось скорейшего конца войны. К нашему всеобщему счастью под Москвой началось наступление Красной Армии. Оккупированные немцами наши города стали освобождаться. Это очень радовало нас, подымало настроение. Мы терпеливо переносили холод, усерднее стали трудиться, даже на неинтересных работах. Ждали фронтовых трудностей и мечтали о них. Хотелось помогать нашим товарищам по оружию, по освобождению нашей Родины. Ведь там, в неволе находятся наши родные и близкие.

Январь 1942 год
Наконец-то он начался! Зима в разгаре, холодно. Кое-кто обморозился. В полку снова началось брожение разных разговоров. Снова началось переформирование. Теперь уже с 4-х эскадрилий на две. Это для увеличения маневренности полка. Много наших товарищей отошло в другие части. Отошёл и мой земляк Морозов. Время шло, мы ходили в тир и на аэродром, вечером в столовой смотрели кино. Как-то в 10-й ЗАП прилетала Марина Раскова. Низенького роста, чёрная, симпатичная, в реглане и унтах и чёрной шапочке. Она величаво, спокойно и с достоинством передвигалась по земле.

Февраль 1942 год
Начинает вырисовываться будущее нашего полка. Мы будем штурмовиками на бронированных самолётах Ил-2. Очень хотелось знать, что это за самолёт и хотелось работать на нём. Работать писарем мне крайне не хотелось. Новость для младших авиаспециалистов: 22 февраля нам присвоено воинское звание «сержант». У нас на петлицах стало по 2 красных треугольника. И ещё новость: Лев Пращерук сел на гауптвахту! Этому было трудно поверить. Желание перейти на матчасть не давало мне покоя. Так как по гражданской специальности я электротехник, мне и на самолёте хотелось работать по электричеству. Несколько раз обратился к инженеру полка по ЭСО. Наконец он дал мне литературу по Ил-2 и срок для подготовки. Экзамен мне удалось сдать гораздо раньше. Инженер полка по ЭСО Степаненко остался доволен и пообещал зачислить меня в группу электроспецоборудования полка на самолётах Ил-2. Мне это было очень приятно, и я с нетерпением ждал приказа по полку.

Март 1942 год
Уже точно установилось, что мы штурмовики. Было даже точно известно, что полк будет называться 800-й штурмовой авиаполк. Желание моё исполнилось: по приказу я зачислен мастером по электрооборудованию во вторую эскадрилью. А 22 марта мне исполнилось 26 лет. После сформирования полка в двухэскадрильный состав здесь снова остались мои друзья: Яша, Лёва и Саша Белов. В число моих друзей стал включаться новый человек: старшина сверхсрочной службы Кравец Илья. Это мой начальник, механик по электрооборудованию эскадрильи. Зажили мы с ним неплохо. Углубляли изучение электрооборудования самолёта. Илья был простой и интересный человек, разговаривал с основательным украинским акцентом, обладал хорошим чувством юмора. Мне это у него нравилось, так как я и сам не прочь был пошутить.

Апрель 1942 год
На аэродром пригнали три самолёта Ил-2 для изучения. Все мы как мухи на мёд набросились на них, рассматривая и изучая эту заключённую в бронь машину. Лётчики стали переучиваться летать на ней. Самолёты, а затем и все мы 21 апреля покинули Каменку и через Пензу приехали на станцию Селикса на бетонный аэродром Мертовщина. Здесь проводились полёты по окончательной тренировке лётчиков. Летали парой, звеном, девяткой. Летали по маршруту и на полигон для стрельбы и бомбометания.

Май 1942 год
Лётчики летали, а технический состав готовил самолёты, в том числе и мы с Кравцом по электрооборудованию. Мертовщина знаменита своим спиртом. Иногда и мне перепадало. Жгуче-хмельная жидкость. После окончания переучивания 14 мая с пересадкой в Ряжске 16 мая прибыли в город Мичуринск – красивый, весёлый городишко…».

+1

48

«Сталинские соколы» в небе над Каменкой.
 
        Скоро придет день, когда будут говорить о великом времени, называть имена  героев, творивших Победу. К великому сожалению вспомним не всех. Неумолимый ход истории похоронил в реке забвения тысячи имен, тысячи лиц, тысячи забытых подвигов. Я хотел бы, чтобы все знали, что не было безымянных героев, а были люди, которые имели свое имя, свой облик, свои чаяния и надежды, и поэтому подвиги и муки самого незаметного из них были не меньше, чем муки того, чье имя войдет в историю. Думаю, что моя работа позволит вернуть из небытия одну из страниц военной летописи нашего города, посвященную 10-му запасному бомбардировочному авиационному полку и его бесстрашным летчикам. Почему из небытия? Да потому, что на сегодняшний день вся имеющаяся информация об этой воинской части скупа, отрывочна и противоречива . Даже «Пензенская энциклопедия» перечисляя полки и дивизии, созданные на территории Сурского края в 1941 – 1945 гг., ошибочно называет 10-й ЗАП истребительным, ни словом не обмолвившись о его вкладе в Победу . Да и в нашем городе Каменке ничего не напоминает о пребывании здесь воинской части, подготовившей для фронта несколько тысяч летчиков. Разве что обелиск братской могилы  с фамилиями погибших пилотов, да людская память….
      1.Трагедия первых дней войны. Рождение полка.
     Внезапная атака, обрушенная летчиками люфтваффе в воскресенье 22 июня 1941 года на аэродромы ВВС, которые располагались вблизи западной границы СССР, застала врасплох как Красную армию, так и её воздушные силы. В большинстве случаев преимущество нападавших было подавляющим, и много самолётов, включая немало новейших, было уничтожено на земле уже в первые часы после вторжения. За первые несколько дней операции «Барбаросса» немецкая авиация сожгла  приблизительно 2000 советских самолётов, большинство из них на земле . Это была катастрофа. Немецкая пропаганда тут же хвастливо растрезвонила на весь мир о том, что советской авиации больше нет. Поторопились враги….Забыли про русский характер. Советская авиация была обескровлена, но не сломлена. Авиационные заводы перешли на круглосуточный режим работы, восполняя тяжелые потери самолетов, тыловые запасные полки на пределах человеческих сил и возможностей готовили новых авиаторов.
      Один из авиационных заводов под номером 135 располагался в г.Харькове, на территории современной Украины. Он специализировался на выпуске ближних бомбардировщиков Су – 2. Эти боевые машины в меньшей степени пострадали от внезапного удара люфтваффе, нанесенного в первый день войны, так как сосредоточены были на тыловых аэродромах Западного особого военного округа. Поэтому уже на третий день войны советские самолеты СУ-2 начали наносить бомбовые удары по наступающим соединениям  немецких танковых групп. Но эти атаки бомбардировщиков, действовавших без прикрытия истребителей, больше походили на атаки камикадзе – потери были огромными. Через неделю боев практически все бомбардировочные полки ВВС СССР перестали быть таковыми из-за массовой гибели боевых самолетов.
        Харьковский авиационный завод в эти июньские дни показывал чудеса трудового героизма, доведя выпуск Су-2 до 6 машин в сутки. Для того, чтобы ускорить процесс обучения и отправки на фронт летчиков, близ Харькова, на аэродроме Даниловка в июле 1941 года был развернут 10-й запасный бомбардировочный авиационный полк (10-й ЗАП). Уже второй половине июля в бой на Западном фронте вступил 209-й БАП* с 28-ю Су-2. Это был первый полк военного времени, который сформировали в 10-м ЗАП в районе Харькова. К августу в полку успели укомплектовать и отправить на фронт  97-й и 43-й бомбардировочные полки на самолетах Су-2. В сентябре планировалось перевооружить на эти машины 189-й и 286-й БАП, а также вывести с фронта для пополнения 209-й (повторно) и 135-й. Еще два полка - 52-й  и 288-й были доукомплектованы личным составом и самолетами Су-2 без вывода из боев. Вот как вспоминал те жаркие летние дни 41-го один из летчиков-ветеранов полка: «... 29 июня был в Москве… Назначение я получил в 10-й запасной авиационный полк, базирующийся в Харькове. Как авиатехнику по эксплуатации самолетов и моторов, мне в первый же день дали самолет Су-2. Он был полностью деревянным, без брони кабины пилота и легко уязвим.    Полеты для меня начались буквально с первого дня появления в Даниловке. Летчиков учили с утра до позднего вечера, без выходных, используя каждый летный день, исключая дни большого регламента обслуживания самолета. В Даниловке полк пробыл до появления немцев под Харьковом. За время подготовки летчиков инструкторы выполняли боевые задания по разведке целей и штурмовке военных объектов . Теперь полк получил приказ перебазироваться в район Пензы на аэродром ст. Каменка-Белинская» .
________________________________
* БАП – сокращенное название бомбардировочных авиационных полков.

      На новое место, в Каменку,  10-й ЗАП начал выдвигаться поэтапно в сентябре 1941 года. Харьковский авиационный завод остановил свой конвейер 4 октября 41-го и был эвакуирован в город Молотов – так тогда называлась Пермь.
      Следует отметить, что в первые месяцы войны бомбардировщики Су-2, выпускавшиеся на заводе № 135 и проходившие «обкатку» в 10-м авиаполку,  стали самыми массовыми машинами ВВС СССР. На тот момент это было наше единственное спасение в воздухе, и, пожалуй, единственная сила, противостоящая немецкой армаде Геринга.

   2. Из  Харькова – в Каменку.

    Если в Европе все дороги ведут в Рим, то в Каменке они ведут во дворец В.Н.Воейкова. Многим в своей истории обязана Каменка дворцу и его хозяину, для многих государственных учреждений уже в советское время «дом Воейкова» стал  оплотом и пристанищем  . Не стал исключением и 10-й запасный бомбардировочный авиационный полк. Командование, кадровый состав полка, а также аэродромная рота были расквартированы в старых воейковских казармах, совсем недавно покинутых ушедшими на фронт подразделениями 61-й стрелковой дивизии. А вот для новых маршевых полков, формирующихся на базе 10-го ЗАП, отводились графские усадебные постройки.
     В сентябре-октябре 1941 года в Каменку стали прибывать первые группы летчиков из обескровленных в боях бомбардировочных полков: «Когда нависла угроза окружения, остатки полка (52-го ближнебомбардировочного, - В.Г.) перелетели под Чернигов, откуда вели боевые действия до 31 августа. 12 сентября 1941 г. полк попал в окружение. Одна часть его персонала была эвакуирована и  продолжила боевые действия.  Другая часть персонала 52-го ББАП вместе с наземными частями выходила из окружения самостоятельно. По выходе из окружения эта часть персонала полка была направлена в Каменку» . Об этих событиях вспоминал впоследствии очевидец тех дней техник 52-го ББАП И.А.Хворостьянов: «… у нас осталось всего несколько самолетов, после чего убыли сначала в Харьков. а потом в 10-й ЗАП, под Пензу. Техсостав и другие службы потопали пешком до Харькова, где нас погрузили в эшелон и отправили почему-то сначала в Тихорецк, а оттуда в Каменку-Белинскую под Пензой» .

     «…Было трудно всем, - пишет в своей документальной  книге «Испытание огнем» дважды Герой Советского Союза, летчик М.П.Одинцов, - перебазирование в тыл, в Пензенскую область, проводилось без выделения транспорта, на попутных средствах. Очень трудный путь предстоял раненым, которых оказалось двадцать три человека.…Наконец, прибыли ни новое место. Но тут никто не ждал. Руководство запасного полка  не знало, когда, кто, откуда, каким числом и транспортом прибудет к ним. Принимали по командировочным предписаниям и без оных, с документами и даже без таковых. Летчики и штурманы, инженеры и техники, политработники и всевозможные авиаспециалисты, каждый со своей ношей успехов и горя, радости и злости, с верой в будущее и с сомнениями, одиночки и целые группы — все с большими трудностями размещались в уже переполненных казармах и переделанных под жилье конюшнях. Устраивались, объединялись  и брались на скромный тыловой кошт. Разместились на отшибе в давно заброшенной небольшой барской усадьбе (усадьбе В.Н.Воейкова, - В.Г.).
Теперь в старом барском гнезде кипела жизнь….В тесноте и холоде, на полуголодном пайке люди не испытывали чувства безнадежности, потому что всех живущих связывала фронтовая дружба, объединяли память о погибших и общая ненависть к врагу…Не прошло и недели, как формирование было закончено. Все «лишние» командиры и специалисты были отправлены в основной городок (в старые воейковские казармы, - В.Г.). В «Орлином гнезде», — как прозвали свое жилье люди нового полка, остались только свои» .
     Более чем на три года, до ноября 1944 года «орлиное гнездо» стало родным для нескольких тысяч «сталинских соколов».

3. Летные кадры для фронта.
     10-й запасный бомбардировочный полк, выведенный в Каменку из Харькова в сентябре 1941 года, представлял собой учебно-боевую воинскую часть Военно-воздушных сил (ВВС) Вооружённых Сил РККА. Его основными задачами были обучение, переподготовка и переучиванием лётного состава на самолетах Су-2. 10-й ЗАП осуществлял подготовку маршевых авиаполков и отдельных экипажей. 
        К началу Великой Отечественной войны авиационные полки состояли из 4—5 эскадрилий общей численностью до 60 самолётов, но в ходе войны из-за больших потерь бомбардировочные авиационные полки стали включать 3 эскадрильи и насчитывали 32 самолёта. Так как Су-2 был двухместным самолетом, то личный состав маршевых полков насчитывал 64 летчика плюс технический персонал. Всего около ста человек. 10-й ЗАП входил в состав 1-й запасной авиабригады 78-го района авиабазирования Приволжского военного округа, штаб которой размещался в г.Куйбышев (ныне Самара, - В.Г.). Бригада включала в себя четыре запасных авиаполка: 10-й, 12-й (в Чапаевске), 43-й в Кинеле и 5-й в Кинель-Черкассах. То есть, Каменка стала единственным в Пензенской области центром по подготовке летчиков-бомбардировщиков . Программа обучения включала в себя теорию и практику летного дела. Самолеты СУ-2 доставлялись в Каменку в основном поврежденные, вышедшие из пекла боев. Ремонт их осуществлялся в стационарных авиационных мастерских, открытых еще в 1939 году на территории военного городка. Как вспоминал самолетосборщик В.Щербаков «с началом войны коллективы мастерских перешли на ремонт боевых самолетов. Машины прибывали прямо с фронта, ремонтировать сначала приходилось многоцелевые самолеты, использующиеся как ближние бомбардировщики, СУ-2, разведчики Р-5, а затем, с конца 1942, - штурмовики ИЛ-2. Позже в каменских мастерских ремонтировались более сложные машины: двухмоторные ДБ-Зф, ИЛ-4 - дальние бомбардировщики. Коллектив работал напряженно. Рабочих рук не хватало. А было необходимо за месяц произвести ремонт тридцати штурмовиков ИЛ-2, не считая других самолетов. И это выполнялось» . 
        Инфраструктуру полка составлял и аэродром, созданный в Каменке еще в 1929 году. Многие годы его покрытие оставляло желать лучшего, так как было земляным. Весной и осенью полеты были практически невозможны из-за распутицы. Только летом 1942 года, по свидетельству одного из летчиков, рабочие военного завода (вероятно, завода № 704, ставшего впоследствии «Белинсксельмаш», - В.Г.) в кратчайшие сроки выложили бетонную полосу. Для уборки военного аэродрома в Каменке использовали труд заключенных Ново-Каменского исправительно-трудового лагеря, который располагался в селе Гримм Красноармейского района Саратовской области.
Согласно архивным данным, заключенные расчищали и вывозили снег в течение зимы—весны 1942–1943 гг . Такова была суровая правда войны.
       Одной из первых летных частей, сформированный на базе 10-го ЗАП стал 826-й ближнебомбардировочный авиаполк (ББАП). Его основным ядром стала часть летчиков, техников и других авиаспециалистов 52-го ближне-бомбардировочного авиаполка, выведенная из боев. К 17 октября 1941г. полк был сформирован и укомплектован боевыми самолетами СУ-2, а 22 мая 1942 г. 826-й полк под командованием А.М.Бокуна прибыл на Юго-Западный фронт и вошел в состав 270-й бомбардировочной авиадивизии..."   
      8 октября 1941 года вышел приказ народного комиссара обороны СССР  И.В.Сталина за № 0099: «О формировании женских авиационных полков ВВС Красной Армии». В содержании приказа предписывалось к 1-му декабря 1941 г. сформировать и подготовить к боевой работе три женских авиаполка:
1. 586-й истребительный авиационный полк на самолетах Як-1, дислокация — г. Энгельс;
2. 587-й авиационный полк ближних бомбардировщиков на самолетах СУ-2 при 10-м ЗАПе (Каменка);
3. 588-й ночной авиационный полк на самолетах У-2, дислокация — г. Энгельс .
      Это ответственное дело поручили прославленной летчице - Марине Расковой. Сборным пунктом стала Военно-воздушная академия имени Жуковского, куда со всех концов страны приезжали женщины-авиаторы, которые должны были составить боевое ядро женских авиационных полков. Завершилось формирование женской авиационной части в городе Энгельс. Номера полков уже существовали, но сами полки вплоть до февраля 1942 года значились только в приказе. С опозданием, к началу февраля 1942 года уровень подготовки личного состава женской авиационной части позволил приступить к формированию, обучению и сколачиванию авиационных полков. Увы, но 10-й ЗАП так и не стал местом формирования 587-го женского авиаполка. И одной из главных причин этому стало решение о прекращении серийного выпуска самолетов Су-2. 587-й полк был сформирован и обучен в г.Энгельсе на самолетах Пе-2. И все же отважных летчиц судьба привела в Каменку! Это случилось, когда войска Красной армии освобождали г.Борисов и 587-й полк (переименованный в 125-й гвардейский) получил приказ поддержать штурм города с воздуха. В конце июня 1944 года эскадрильи  женского полка вылетали на борисовское направление с каменского аэродрома. Этот факт подтверждается воспоминаниями летчицы М.И.Долиной: «18 июля 1944 года наш полк совершал перелёт из Каменки   (откуда мы летали на освобождение Борисова)  на аэродром Ситце – Вельск» . То есть Каменка дважды становилась перевалочным пунктом этой женской авиачасти, носившей имя  летчицы М.М.Расковой.     
       Так шли дни, недели и месяцы. На смену отправленным на фронт экипажам приходили новые. Тут были и выпускники летных училищ, не имевшие никакой боевой подготовки и летчики, получившие боевое крещение на фронте. И всех их нужно было сплотить, обучить, вдохновить. Конвейер подготовки людей и машин не останавливался ни на минуту.
       В конце 1941 года 10-й ЗАП сформировал новую часть из остатков 226 –го ближнебомбардировочного полка, практически полностью разбитого в августовских воздушных боях. Командиром соединения стал подполковник А.И.Митрофанов. Весной 1942 года, по вылету на фронт, новый полк получил наименование 800-го штурмового авиаполка. Это было последнее крупное подразделение, обучавшееся в 10-м ЗАП на бомбардировщиках Су-2. «В начавшиеся морозы пригнали на аэродром около двух десятков битых в боях и восстановленных в разных мастерских самолетов Су-2. Техника была в таком состоянии, что только беззаветная храбрость прилетевших пилотов довела их до аэродрома. Всё на них было сделано на живую нитку.
Инженеры и техники, да и летающий народ были рады и этим машинам, а на ремонтников не обиделись, так как тоже понимали их трудности.
Набросились на эти самолеты, устроив настоящий аврал...
Вскоре начались полеты… Они были большой радостью. Теперь уже можно было сказать: нахождение в резерве заканчивалось» - вспоминал ветеран полка . Но радость была преждевременной. Вскоре летчикам пришлось осваивать новый самолет. В начале 1942 года производство Су-2 прекратили, так как в ходе первого периода войны быстро выяснилось, что тип самолета, сочетавший в себе качества разведчика и ближнего бомбардировщика (хотя экономически это и выгодно), уже изжил себя.  Задачи ближних бомбардировщиков стали выполнять бронированные штурмовики Ил-2. В истории 10-го ЗАП открывалась новая страница…

+2

49

4. Укрощение «летающих танков»
     «Летающим танком» в советских военно-воздушных силах стали называть новый самолет Ил-2. Еще его «окрестили» «горбатым» (за характерную форму фюзеляжа). Про штурмовик ИЛ-2 шутили: "Почему он "горбатый", а потому что всю войну на плечах вынес". По своим техническим и боевым характеристикам Ил-2 превосходил своего предшественника Су-2, поэтому за годы войны он стал  самым массовым боевым самолётом в истории. Всего было выпущено более 36 тысяч «Илов». Самолеты изготавливались на авиационном заводе в г.Куйбышеве, который являлся также центром Приволжского военного округа. Поэтому неудивительно, что 10-й ЗАП, входивший в его состав, получил задачу подготовки летчиков на новый самолет – Ил-2.
Уже к весне 1942 года летчики полка освоили теоретическую подготовку для полетов на новых штурмовиках. «Наконец были изучены все премудрости по новому самолету, мотору, оборудованию, - пишет в своей автобиографической книге М.П.Одинцов. Сданы экзамены. Полк по железной дороге перебазировался на новый аэродром, где его уже ждали пахнущие свежей краской штурмовики (Аэродром в Каменке был земляным, - В.Г.). Летчикам впервые в своей практике предстояло летать с бетонного аэродрома. Весенняя распутица теперь уже была не страшна. Лишь бы не подводила погода. Еще два дня ушло на изучение «живого самолета». Через месяц после начала полетов на штурмовике полк получил распоряжение: полеты прекратить, подготовиться к перебазированию. Куда? Пока не было указано. Но направление могло быть только одно — фронт» . 26.03.42 г. полк был преобразован в 800-й штурмовой авиаполк (ШАП) и уже в первой половине июня уничтожал технику и живую силу противника на подступах к Купянску. Вслед за 800-м ШАП, 24.06.42 г. на фронт из Каменки убыл 801-й ШАП, укомплектованный «Илами». Командовал полком Г.П.Турыкин.
      Обучение на новый тип самолета было нелегким делом. Летчикам  приходилось приобретать не только навыки управления боевой машиной. Многие из них по опыту привыкли работать в воздухе в составе экипажа из нескольких человек, в котором штурман и стрелок-радист значительно облегчали труд летчика, управляющего самолетом и являющегося их командиром. А на одноместном (тогда он был таким) штурмовике летчик должен быть и летчиком, и штурманом, и бомбардировщиком, и радистом, и пулеметчиком, и артиллеристом. В этом деле огромную роль сыграли летчики-инструкторы полка, которым приходилось делать в день по 40-70 вылетов. Нужно было не только научить лётчиков в совершенстве владеть техникой боя, техникой прицельного бомбометания, но и так научить  побеждать врага, чтобы оставаться живыми. Многие из них первые месяцы войны прошли боевые испытания в схватках с врагом, а затем были отозваны на инструкторскую работу в 10-й ЗАП. Они рвались на фронт, подавали рапорты, но им говорили: «Ваша передовая здесь». И они сражались с врагом здесь, по-своему, без устали, готовя боевых лётчиков. Впоследствии жена одного из летчиков-инструкторов так вспоминала о его службе в Каменке:  «Он уехал на фронт вскоре после того, как мы поженились. А потом, в 10-м запасном авиаполку, где переучивали летчиков, так много работал, просто с раннего утра до позднего вечера! В жуткий холод приходил домой с обмороженными руками, но по-прежнему не отдыхал – весь был поглощен работой. Он не умел жить для себя» .
    Продолжив использование Су-2 в роли ближних бомбардировщиков, командование ВВС Красной Армии в марте 1942 года приняло решение приступить к формированию корректировочных звеньев, а затем и эскадрилий. Управление эксплуатации и ремонта ВВС получило приказ собирать самолеты Су-2 с мест вынужденных посадок, ремонтировать и отправлять в 10-й запасной полк,  в Каменку. Обучавшиеся там экипажи получали 23-24 часа летной и около 100 часов наземной подготовки. К летчикам-корректировщикам предъявлялись особые требования: согласно наставлениям каждый авиатор должен был иметь налет не менее сотни часов. Однако обстановка на фронте не позволяла затягивать процесс переучивания, и вскоре первые четыре корректировочных звена с дюжиной Су-2 убыли на Западный фронт. К лету 1942 г. 10-му ЗАП удалось подготовить и отправить в действующую армию 77 экипажей, из которых 52 летали на Су-2, а остальные - на импортных разведчиках "Кертисс" O-52.
    За период с марта 1942 по  июль 1943 гг. каменский запасной полк дал путевку на фронт 9-и маршевым авиаполкам, 4-м отдельным корректировочным звеньям и 871-му отдельному экипажу летчиков . Говоря языком цифр, количество боевых самолетов, убывших в действующую армию превысило 300.
    И вместе с самолетами двигались в путь летчики. Туда, где шел бой, - на запад. Им предстоял путь великих испытаний и мужества, долгий путь, для многих из них он только начинался. Они шли, чтобы пройти его до конца.

5. «Они погибли за Родину».

      На обелиске братской могилы в Каменке, что расположена чуть ниже от бывшего военного городка на территории старого кладбища, выбито 54 фамилии. Сам по себе обелиск не несет никакой информации. Только скупая надпись «Они погибли за Родину». Но  как погибли и где, не понятно. В скорбном и далеко не полном списке воинов, умерших от ран в Каменском эвакогоспитале, десять фамилий летчиков 10-го ЗАП: П.И.Смирнов, Я.М.Стрекалкин, С.А.Охрименко, И.М.Кузьмичев, Г.Г.Шпунин, Н.Н.Яковлев, В.И.Зубков, Л.Н.Корепанов, Н.И.Берковский, Г.В.Ковалев. Чуть поодаль от  братской могилы видна скромная синяя оградка с пятиконечными звездами по бокам. Внутри – ни памятника, ни креста. По рассказам старожилов там тоже были похоронены летчики. Их фамилий мы не знаем.
       В результате архивных поисков автору этих строк удалось выяснить судьбу 18-и летчиков 10-го ЗАП, погибших и пропавших без вести на нашей земле. Хотя Каменка находилась далеко от линии фронта, авиаторы гибли и в тылу. Причин тому несколько: изношенная или малоизученная техника, погодные условия и так называемый человеческий фактор. О нем было сказано выше. Летчики летали, что называется «от зари до зари». Неудивительно, что при таком раскладе ошибки и жертвы были неизбежны.
     Первую потерю полк понес во время перебазирования, 28 сентября 1941 года. Тогда при исполнении служебных обязанностей погиб лейтенант В.Г.Малышев . В ноябре того же года 10-й ЗАП не досчитался еще одного пилота – младшего лейтенанта И.В.Бурина . Их фамилии, к сожалению, так и не были увековечены.
      4 января 1942 года заместитель наркома обороны СССР генерал-полковник авиации Жигарев издает приказ «О мерах по борьбе с аварийностью в частях ВВС округов и запасных авиаполках» . В нем говорилось, что «за период с 1.07 по 15.12.1941 г. во внутренних округах и запасных авиаполках произошло 337 катастроф и 586 аварий. При этом погибло 604 человека личного состава и разбито 747 самолетов. Рост аварийности не прекращается потому, что многие командиры частей стали равнодушно относиться к самому факту летных происшествий, не принимая решительных мер к ее предупреждению. Расхлябанность и разгильдяйство, безответственность и халатность приводили и продолжают приводить к бессмысленному и варварскому уничтожению материальной части». Сюда еще можно было бы добавить: «вышестоящее начальство в погоне за планом отправки на фронт урезало и без того мизерное количество часов, отведенных на летную подготовку». Спешка до добра не доводила. Данный приказ мало что изменил. Словно по злой иронии 1942 год был самым трагичным для 10-го запасного авиаполка. Именно в этот период в нем происходило переобучение на новый самолет-штурмовик Ил-2. В результате катастроф самолетов гибнут: сержанты П.С.Донец, Н.Н.Яковлев, П.И.Смирнов, Г.Г.Шпунин, старшина Н.И.Берковский. Пропадают без вести: воентехник 1-го ранга А.Д.Оганесян, старший техник-интендант И.О.Борисов, лейтенант Г.Г.Клименко. Всего 8 человек.
     Техника подводила и в 1943 и в 1944 годах. Старожилы с.Адикаевки Каменского района до сих пор помнят о катастрофе самолета и гибели летчиков в 1943 году. Этот факт подтверждает и Н.В.Черниенко, обратившаяся несколько лет назад с письмом в редакцию газеты «Каменская Новь». Она просила отыскать следы ее дяди, лейтенанта Г.К.Медведенко  который погиб 29.03.1943 года в результате совершения тренировочного полета на ИЛ-2. Поиски могилы летчика в адикаевском лесу, предпринятые местными следопытами, результатов пока не дали.
     За 1943-1944 гг. в 10-м ЗАП погибли при авариях самолетов:  старшина,  пилот-инструктор Г.В.Ковалев, лейтенанты Л.Н.Корепанов, Я.М.Стрекалкин, А.В.Тарасов. В результате несчастного случая оборвалась жизнь старшего военфельдшера С.А.Охрименко.
     Эти молодые парни, многим из которых было чуть за двадцать, так и не совершили свои подвиги на фронте, куда они так рвались. Но они достойны того, чтобы мы их помнили.
6. Командиры «сталинских соколов».
   
      Победа или поражение любого воинского подразделения во многом зависят от его командира. Это непреложная истина. 10-му запасному авиаполку повезло на начальников. Требовательность к себе и подчиненным, воля и в то же время человечность, - вот качества, которыми обладали все три командира полка. Доказательствами можно считать книгу Одинцова «Испытание огнем», где в лице комполка Наконечного выведен собирательный образ руководителя 10-го ЗАП, и воспоминания ветеранов полка .
     Первым командиром запасного авиаполка был майор Саломаха. К сожалению, история не сохранила для нас его имени и отчества. С Саломахой был связан, пожалуй, один из самых трудных периодов летописи 10-го ЗАП – перебазирование из г.Харькова и становление как военного подразделения. К моменту назначения командиром запасного авиаполка, то есть к сентябрю 1941 года, Саломаха имел боевой опыт.  Будучи командиром эскадрильи 57-го бомбардировочного полка, он прошел финскую войну и встретил Великую Отечественную. Общеизвестно, что приказы не обсуждаются, поэтому майор воспринял как непреложную истину назначение командиром тылового полка. Но душа его осталась с 57-м БАП, который дрался на фронте и куда рвался Саломаха. В конце концов, просьбу майора удовлетворили, и 27.05.1942 г. он был назначен командиром 57-го бомбардировочного полка. Через месяц боев на Юго-Западном фронте полк был выведен в район Тамбова на доукомплектование в виду больших потерь. В ноябре снова фронт. Направление – Сталинград. Здесь, в операциях по окружению сталинградской группировки, на Среднем Дону и в боях за Донбасс полк совершил 557 боевых вылетов. Действуя часто без прикрытия истребителей и в сложных метеоусловиях, полк потерял девять самолетов и 32 человека летного состава. Майор Саломаха убыл из полка в распоряжение отдела кадров ВВС. На этом следы его теряются.
      Преемником Саломахи на посту командира 10-го ЗАП стал подполковник Георгий Васильевич Титов (1906 – 1961 г.г.). Он принял полк 1 марта 1942 года и был его бессменным командиром по апрель 1944 года. Одной из главных задач нового командира стало переобучение летного состава запасного полка с бомбардировщиков Су-2 на штурмовики Ил-2. И с этой задачей он справился, за что командованием в июле 1943 года был представлен к ордену Красной Звезды. Как и Саломаха, Титов имел немалый боевой опыт. К началу Великой Отечественной войны он уже дважды был награжден орденом Красного Знамени: «за бои на Халхин-Голе» и «за участие в войне с белофиннами». Войну с Германией Титов встретил командиром 207-го дальнебомбардировочного полка, который в августе 1941 года был расформирован. В этом полку воевали и погибли, штурмуя 26 июня немецкие танковые колонны, экипажи Н. Гастелло и А. Маслова.
     В период командования 10-м ЗАП Г.В.Титов «показал хорошие качества подготовки летного состава. Личный состав полка сплочен. Работа штаба и служб поставлены хорошо. Решительный, волевой, требовательный командир, в своих решениях последователен и настойчив. Свой опыт умело передает молодым летчикам»   В апреле Г.В.Титов снова в действующей армии в должности заместителя командира штурмовой авиадивизии. Воюет на 3-м и 1-м Украинских фронтах. За совершенные подвиги получает еще два ордена. Победу Г.В.Титов встретил в звании гвардии полковника.
      Третьим и последним командиром 10-го ЗАП в период его пребывания на каменской земле, был подполковник Константин Николаевич Холобаев (1902 – до 1971 г.).Назначение его в запасной полк не было случайным. К 1944 году Холобаев показал себя не только как бесстрашный летчик, но и как хороший наставник молодых пилотов, о чем говорилось в наградном листе от 12.11.1942 г. Кадровый военный, он начал службу в РККА в 1920 году простым солдатом, участвуя в войне с Польшей. Затем судьба привела его в авиацию. На фронтах Великой Отечественной Холобаев находился с первых дней в должности заместителя командира 4-го штурмового авиационного полка, затем командира 7-го ШАП. Именно в бытность свою командиром штурмовиков, он показал свои высокие организаторские способности, без потерь подготовив молодых летчиков навыкам пилотирования самолета ИЛ-2. До назначения в Каменку Холобаев уже был награжден двумя орденами – Ленина и Красного Знамени . Командование 10-м ЗАП было для него сравнительно недолгим. Поздней осенью 1944 года полк был передислоцирован из Каменки назад в г.Харьков, ближе к линии фронта. Оттуда Холобаев был переведен в Подмосковье командиром другого запасного авиаполка, готовившего летчиков на новейшие штурмовики Ил-10 .  Там он и встретил Победу.

7. Герои и подвиги.

    Перед войной многие советские мальчишки, насмотревшись фильмов про «сталинских соколов», мечтали стать летчиками. Романтика, молодость, слава, почет. Когда смотришь на старые военные фото летчиков, невольно проникаешься уважением к этим бравым ребятам, отмеченным боевыми наградами, начиная с ордена Красной Звезды и заканчивая орденом Ленина. Пожалуй, что ни один пехотинец, четыре года месивший фронтовую грязь, не удостаивался таких наград. А теперь давайте вдумаемся в цифры статистики. За годы войны было произведено 36 тысяч штурмовиков. Было потеряно по различным причинам около 33 тысяч самолетов, погибло 7837 летчиков (из 27600 всего по ВВС Красной армии). В бомбардировочной авиации летчик "жил" примерно 30 вылетов, в истребительной - 17-18, в штурмовой  - 8-9. Жизнь летчика была коротка. Пилота, дожившего до Победы, без преувеличения можно назвать счастливчиком.
В составе 10-го ЗАПа прошло подготовку немало летчиков, обессмертивших свои имена на фронтах войны. По меньшей мере, трое из них – И.И.Зиновьев (1919 - 1998 гг.), А.Д.Соляников (1919 – 2010гг.) и К.А.Рябов (р.1923) стали Героями Советского Союза.
     Иван Иванович Зиновьев  в 10-й запасной авиационный полк был направлен в августе 1942 года. После месячного переучивания на самолёте Ил-2 его назначили старшим лётчиком в 299-й  (с августа 1943 года - 108-й Гвардейский)  штурмовой авиационный полк. В составе полка Зиновьев прошёл до конца войны.  К 9-му мая 1945 года лично гвардии капитаном И. И. Зиновьевым было уничтожено 9 танков, 65 автомашин, 2 батареи зенитной артиллерии, до 25 железнодорожных вагонов с грузами, до 10 самолётов на аэродромах противника, свыше 250 солдат и офицеров противника. В групповых воздушных боях он сбил 5 вражеских самолётов . Героем СССР Иван Иванович стал 27 июня 1945 года.
     Анатолий Данилович Соляников в феврале 1942 года получил направление в 10-й запасной авиаполк на освоение грозного штурмовика Ил-2. После овладения техникой пилотирования этой машины, сержант Соляников в сентябре 1942 г. направлен на Брянский фронт. За 86 произведённых боевых вылетов он был представлен командованием к званию Героя Советского Союза . Указ о присвоении вышел 19 августа 1944 г., но получить орден Ленина и «Золотую Звезду»  капитан Соляников не успел… Был сбит и попал в плен. Лишь после освобождения и долгих проверок награды были вручены герою. Эта история легла в основу художественного фильма  «Чистое небо», снятого в 1961 году режиссёром  Григорием Чухраем. В киноленте рассказывается о том, как лётчик Алексей Астахов, которого блестяще сыграл Евгений Урбанский,  воевал, попал в плен, бежал. Как в мирное время он столкнулся с недоверием и подозрительностью — как военнослужащий, побывавший в плену и тем самым «запятнавший моральный облик советского лётчика». Алексей страдает, не может найти работу по профессии и место в жизни. Его спасает любовь Саши Львовой, которую она пронесла через войну и все трудности послевоенного времени. После смерти Сталина Астахова вызывают в Минобороны, где возвращают военную награду. Алексей возвращается в авиаотряд и испытывает самолеты.
     Константин Андреевич Рябов, впоследствии Заслуженный военный летчик СССР, генерал-майор, прошел хорошую школу в 10-м ЗАПе. Именно здесь он освоил штурмовик Ил-2, именно с каменской земли он ушел на фронт. Звание Героя Советского Союза  он получил 26 октября 1944 года. В наградном листе говорилось: «старший лейтенант Рябов произвел 126 успешных боевых вылетов и бомбардировочно-штурмовыми действиями уничтожил 12 танков, 97 автомашин, 23 зенитные точки, 17 полевых орудий»  и т. д.
Школа 10-го ЗАПа доказала  качество своей подготовки даже спустя 25 лет после окончания войны. В 1971 году, список героев пополнил Александр Иванович Вобликов, служивший в 1942 году летчиком-инструктором 10-го ЗАПа. «За мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники», летчику-испытателю Вобликову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" . Так продолжались традиции 10-го запасного авиационного полка, заложенные еще в грозные дни 1941 года….

Отредактировано Дворянкин С.А. (2017-12-20 19:40:00)

+4

50

СПИСОК
погибших и пропавших без вести летчиков
10-го запасного авиационного полка
в период 1941 – 1944 г.г.

1941 год
1. Малышев Василий Григорьевич. Год рождения неизвестен. Лейтенант 10-го ЗАП. Погиб 28 сентября 1941 года. Семья проживает на территории Ярославской области. Похоронен в г.Каменке. Фамилии на мемориальной плите братской могилы нет. Сведений о наградах не обнаружено.
     Источник: ЦАМО. ф. 56. оп.12220. д.69

2. Бурин Иван Власович. Младший лейтенант. 10-й ЗАП. Погиб 14 ноября 1941 года. Место захоронения неизвестно.
     Источник: ЦАМО. ф. 33. оп.11458. д.15

1942 год
3. Оганесян Аршавир Давидович, 1910 года рождения. Призван в РККА в 1934 году. Воентехник 1-го ранга 10-го ЗАП. Механик по приборам Член ВКП (б) с 1932 года. Пропал без вести в январе 1942 года. Жена – Зюбина Ф.П., проживала в г.Ярославле, ул.Мологская, 26 – 1.
     Источник: ЦАМО. ф.33. оп.594258. д.34

4. Донец Петр Семенович, год рождения неизвестен. Сержант. Стрелок-бомбардир 10-го ЗАП. Погиб не позднее 26 апреля 1942 года. Место захоронения неизвестно.
     Источник: ЦАМО. ф. 56. оп.12220. д.6

5.  Борисов Иван Осипович, старший техник-интендант 10-го ЗАП. Старший техник эскадрильи. Пропал без вести в июле 1942 года.
     Источник: ЦАМО. ф.33. оп.563783. д.28

6.  Яковлев Николай Николаевич, год рождения неизвестен. Сержант. 10-й ЗАП. Погиб при исполнении служебных обязанностей 3 июля 1942 года. Похоронен в г.Каменке. Мать – Яковлева Мария Николаевна, проживала в г.Ленинграде, ул.Цимбалина, 58-4. Сведений о наградах не обнаружено.
     Источник: Сведения Каменского райвоенкомата, мемориальная плита.

7. Смирнов Павел Иванович, 1914 года рождения. Уроженец д.Беблево, Емельяновского района, Калининской области. Образование 5 классов. Призван в 1935 году РВК Московской области. Закончил экстерном курсы младших авиатехников. Младший сержант. Летчик-радист. Член ВКП (б). Участник советско-финской войны 1939 – 1940 года. Имел 17 боевых вылетов, был воздушным стрелком. Награжден медалью «За боевые заслуги» в ноябре 1941 года. В начале войны служил в 3-м ТБАП, затем переведен в 10-й ЗАП. Погиб 25 августа 1942 года при выполнении служебных обязанностей. По сведениям военкомата г.Каменки похоронен в с.Кучки Пензенского района. Фамилия есть на мемориальной плите в г.Каменке. Мать – Смрнова Евдокия Никоноровна, отец – Смирнов Иван Васильевич, проживали в Емельяновском районе Калининской области. По другим источникам Смирнов погиб в воздушном бою 25 августа 1941 года, что мало вероятно, т.к. к награде летчик был представлен  27.11.1941 года.
     Источники: ЦАМО. ф. 58. оп.977520. д.269;, ф. 33, оп. 682524, д. 265; ф.58. оп.818883.   д.1655

8. Шпунин Гдалий Герцелевич, год рождения неизвестен. Младший сержант. 10-й ЗАП. Погиб при исполнении служебных обязанностей 9 сентября 1942 года. Похоронен в г.Каменке. Мать – Шпунина, проживала в г.Перми.
      Источник: Сведения Каменского райвоенкомата, мемориальная плита.   Шпунин (Шпунт) Гдалий (Гдакий) Герцелевич (Герилевич)

9. Берковский Наум Исаакович. Старшина. Пилот 10-го ЗАП. Погиб 4 ноября 1942 года. Родственники проживают в Чарджоуской области. Место захоронения неизвестно. Жена – Туйман Соня Лазаревна.
     Источник: ЦАМО. ф.56. оп.12220. д.103

10.  Клименко Григорий Герасимович, лейтенант. Летчик 10-го ЗАП. Пропал без вести в декабре 1942 года. Жена – Запорожченко Екатерина Михайловна, проживала в г.Изюм, пос.Поповка, ул.Красногорская-41
     Источник: ЦАМО. ф.33. оп.11458.д.646

1943 год
11. Ковалев Григорий Варфоломеевич, 1916 года рождения. Уроженец г.Витебска Белорусской ССР. Призван Саратовским ОВК. В РККА с 1932 года. Старшина. Пилот-инструктор Энгельсской военной авиационной школы пилотов. Погиб (по другим источникам погиб в воздушном бою) 24 февраля 1943 года. Похоронен в г.Каменке. Жена – Ковалева Мария Павловна, проживала в Саратовской области, г.Энгельс, Авиашкола, д. 4-9. Сведений о наградах не обнаружено.
      Источники: ЦАМО. ф.33. оп.11458.д.181, 246

12. Охрименко Семен Афанасьевич, 1912 года рождения. Уроженец Сталинской области, Ольгинского района, с.Ново-Андреевка. Призван в РККА в 1934 году. Старший военфельдшер 10-го ЗАП. Украинец, член ВЛКСМ с 1934 года. Застрелился 24 марта 1943 года. Сведений о наградах не обнаружено.
      Источник: ЦАМО. ф. 33. оп. 594259. д.12

13. Корепанов Леонид Николаевич, 1908 года рождения. Лейтенант. Командир звена 10-го ЗАП. Погиб 29 марта 1943 года. Родственники проживали в Пензенской области. Похоронен в г.Каменке.
Источник: ЦАМО. ф. 33. оп.11458. д.52

14. Стрекалкин Яков Михайлович, 1919 года рождения. Младший лейтенант, летчик резерва 10-го ЗАП. Член ВЛКСМ. В РККА с 1940 года. Погиб при катастрофе самолета 13 июня 1943 года. Похоронен в г.Каменке. Отец – Стрекалкин Михаил Осипович, проживал в г.Москве по адресу: ул.2-я Мясницкая, д.8. кв.2. Сведений о наградах летчика не обнаружено.
Источник: ЦАМО. ф. 33. оп.563784. д.31

15. Тарасов Алексей Васильевич, 1919 года рождения. Призван в 1939 году. Кадровый летчик. Служил в 10-м ЗАП. Младший лейтенант. Пилот. Погиб 26 июля 1943 года в районе Валовского района Тульской области. Место захоронения неизвестно.Отец – Тарасов Василий Никифорович, проживал в Рязанской области, Семионовском районе, с.Семион. Сведений о наградах не обнаружено.
Источник: ЦАМО. ф.33. оп. 549260. д.24 (Донесения послевоенного периода Рязанского ОВК 07.07.1948 г.)

1944 год

16. Зубков Василий Иванович, 1921 года рождения. Младший лейтенант. Летчик-инструктор. Член ВЛКСМ, в РККА с 1940 года. Служил в 10-м ЗАП. (в/ч 30056) Погиб при катастрофе самолета 7 августа 1944 года. Похоронен в г.Каменке. Мать – Зубкова Федосья Михайловна, проживала в Орловской области, Покровском районе. Сведений о наградах не обнаружено.
      Источник: ЦАМО. ф. 33. оп.563784. д.31

17. Кузьмичев Илья Макарович, 1923 года рождения. Уроженец Чувашкой АССР, Порецкого района, д.Бардино. Младший лейтенант. Летчик переменного состава 10-го ЗАП. Член ВЛКСМ. В РККА с 1941 года. Погиб при катастрофе самолета 14 октября 1944 года. Похоронен в г.Каменке. Сведений о наградах не обнаружено.
     Источник: ЦАМО. ф.33. оп.563748. д.7

СПИСОК
осужденных военным трибуналом
1. Перец Семен Анастасьевич, 1915 года рождения. Уроженец Чкаловской области, Александровского района, хутора 2-й Туркестан. Добровольно пошел в РККА в 1936 году. Старший сержант. Служил в 10-м ЗАП 78-го района авиабазирования. Осужден военным трибуналом 78-го района ПРИВО (председатель военный юрист Глухарев) 25 марта 1942 года на 10 лет лишения свободы.
      Источник: ЦАМО. ф.58. оп.818883. д.757

2. Малиновский Николай Сидорович, 1920 года рождения. Уроженец Витебской области, Россоноского района, д.Замошье. Призван Россонским РВК. Красноармеец аэродромной роты 10-го ЗАП. Осужден 27.04.1942 года на 10 лет лишения свободы с поражением в правах на 3 года.
      Источник: ЦАМО. ф.58. оп.818883. д.757

                                                                                Составил  В.Г.Гришаков

Отредактировано Дворянкин С.А. (2018-01-15 21:15:33)

+4

51

Дворянкин С.А. написал(а):

Видимо, Георгий Васильевич отец Героя Советского Союза космонавта Титова Владимира Георгиевича

видимо, нет
http://riatribuna.ru/news/2014/12/03/56848/
Из интервью космонавта Владимира Георгиевич Титова:

– Отец, Георгий Васильевич, был офицером-связистом. Он прошел три войны, конец Великой Отечественной встретил в Восточной Пруссии,  вышел в отставку в звании полковника


зато с большой долей вероятности можно сказать, что командир 10-го зап Георгий Васильевич Титов окончил Борисоглебскую высшую авиационную школу летчиков в 1931г. (29-й выпуск http://www.bvvaul.ru/forum/viewtopic.php?p=107332 )

0

52

Григорий71 написал(а):

В составе 10-го ЗАПа прошло подготовку немало летчиков, обессмертивших свои имена на фронтах войны. По меньшей мере, трое из них – И.И.Зиновьев (1919 - 1998 гг.), А.Д.Соляников (1919 – 2010гг.) и К.А.Рябов (р.1923) стали Героями Советского Союза.

А Одинцов Михаил Петрович стал дважды Героем Советского Союза.
http://zarodinu.info/netcat_files/461/643/Odintsov2.jpg

Отредактировано Миронов А.А. (2018-01-13 17:40:22)

0

53

Пестров Борис Алексеевич - Герой Советского Союза с июля по сентябрь 1942 г. проходил службу в 10-м запасном авиационном полку.
Информация с сайта http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=20674
http://s9.uploads.ru/t/Vn48p.jpg

Отредактировано Сапсан (2017-01-25 16:04:19)

+2

54

Герой Советского Союза Куличёв Иван Андреевич - в 1943 году проходил переподготовку в 10-м ЗАП.
http://s5.uploads.ru/t/439ey.jpg
Информация с сайта - http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=1245

+2

55

Данилушкин Сергей Егорович

0

56

Дворниченко Николай Антонович

0

57

Гофман Генрих Борисович - Герой Советского Союза.
http://se.uploads.ru/t/5lfQr.jpg

Родился 28 февраля 1922 года в городе Иркутске. С сентября 1922 года жил в Москве. В 1940 году окончил 9 классов школы и Дзержинский аэроклуб города Москвы[1].

В армии с июля 1940 года. Обучался в Слонимской (июль-август 1940), Поставской (1940—1941) и 1-й Чкаловской (июнь-август 1941) военных авиационных школах лётчиков. В июне 1942 года окончил 3-ю Чкаловскую военную авиационную школу лётчиков в посёлке Чебеньки (ныне Оренбургской области)[1].

В августе-ноябре 1942 — лётчик 34-го запасного авиационного полка (в Московском военном округе), в ноябре 1942 — марте 1943 — лётчик 10-го запасного авиационного полка (в Приволжском военном округе). В январе-марте 1943 года перегонял штурмовики Ил-2 на Сталинградский фронт[1].
Информация с сайта - https://ru.wikipedia.org/wiki/

Гофман Генрих Борисович
http://s3.uploads.ru/t/szu6M.jpg

Биография
Гофман Генрих Борисович родился 28 февраля 1922 года в городе Иркутске в семье служащего. Еврей. Член ВКП(б)/КПСС с 1944 года. Окончил девять классов. Учился в аэроклубе.
В 1940 году призван в ряды Красной Армии. В 1942 году окончил Чкаловскую военно-авиационную школу лётчиков. В боях Великой Отечественной войны с марта 1943 года.
Заместитель командира эскадрильи 622-го штурмового авиационного полка старший лейтенант Г.Б. Гофман к августу 1944 года совершил 96 боевых вылетов на штурмовку живой силы и техники противника, железнодорожных станций, складов боеприпасов.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования по уничтожению живой силы и техники противника и проявленные при этом мужество и героизм старшему лейтенанту Гофману Генриху Борисовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 5270).
В 1950 году отважный лётчик-штурмовик окончил Военно-воздушную академию. С 1962 года полковник Гофман Г.Б. — в отставке. Член Союза писателей с 1966 года. Жил в городе-герое Москве. Скончался 22 мая 1995 года. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище (участок 9).
Награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Дружбы народов, тремя орденами Красной Звезды, медалями.
Фамилия Героя помещена на памятнике, установленном на Сапун-Горе под городом-героем Севастополем.
Сочинения:
Самолёт подбит над целью. М., 1959;
Герои Таганрога. М., 1966;
Мои современники. М., 1982;
Орлиное племя. М., 1974;
Сотрудник гестапо. М., 1978;
Повести. — М.: Воениздат, 1982. (Военные приключения).
НАГРАДНОЙ ЛИСТ ГЕНРИХА ГОФМАНА
1. Фамилия, имя и отчество - ГОФМАН Генрих Борисович. 2. Звание - старший лейтенант. 3. Должность, часть – заместитель командира эскадрильи 622 штурмового авиационного Севастопольского Краснознамённого полка.
Представляется к званию «Герой Советского Союза».
4. Год рождения - 1922. 5. Национальность - еврей. 6. Партийность - член ВКП(б) с 1944 г. 7. Участие в гражданской войне, последующих боевых действиях по защите СССР и Отечественной войне (где, когда) - в Отечественной войне с марта 1943 г. 8. Имеет ли ранения и контузии в Отечественной войне - не имеет. 9. С какого времени в Красной Армии - с 1940 г. 10. Каким РВК призван - кадр. 11. Чем раньше награждён (за какие отличия) - ордена: «Красное Знамя» 29.4.44 г. № 18/н, 4 ВА; «Красная Звезда» 30.4.1943 г. № 16/н; 213 ШАД; «Красная Звезда» 6.11.43 г., № 34/н, 214 ШАД.
Краткое конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг
Тов. Гофман Генрих Борисович на фронтах Отечественной войны с марта 1943 г. От рядового лётчика до заместителя командира эскадрильи - таков путь славного освободителя. За это время он показал себя мужественным, отважным, бесстрашным лётчиком-штурмовиком, его жизнь принадлежала Родине, во имя её он десятки раз смотрел в лицо смерти и всегда выходил победителем.
Будучи участником героической битвы за Кавказ, Керчь, Крым и город русской славы Севастополь, показал мастерство штурмовых ударов и бесстрашие воздушного воина. В зоне сильного зенитного огня он сни¬жался до бреющего полёта и в упор поражал живую силу и технику противника. Там он произвёл 74 успешных боевых вылета и в каждом из них показывал образцы выполнения боевого задания и высокую боевую выучку.
В сентябре месяце 1943 г. Верховный Главнокомандующий поставил перед войсками Северо-Кавказского фронта задачу сломать сильно укрепленную оборонительную линию противника на Северном Кавказе, названную противником «голубой линией», и последовательными ударами очистить Кавказ от немецких полчищ.
26 сентября 1943 г. тов. Гофман ведомым в составе четырёх самолётов ИЛ-2 вылетел на штурмовку «голубой линии». Цель была прикрыта сильными зенитными средствами. Группу самолётов у цели встретила стена сплошного заградительного огня. Тов. Гофман, умело маневрируя, отыскивал цели и метко поражал их. Ничто не страшило бесстрашного, и в результате ряда дерзких атак тов. Гофман уничтожил четыре автомашины с боеприпасами, разрушил два блиндажа и подавил огонь одной точки ЗА [зенитной артиллерии]. Наземное командование прислало в часть телеграмму с благодарностью за оказанную помощь.
27 сентября 1943 г. ведомым в составе пяти самолётов ИЛ-2 штурмовал передний край «голубой линии» в районе юго-восточнее станицы Вышестеблневская. Цель была прикрыта сильным огнём ЗА и истребительной авиацией. Внезапно подойдя к цели, тов. Гофман прямым попаданием бомб взорвал склад с боеприпасами, рядом последующих атак подавил огонь одной артиллерийской батареи противника, зажёг два дома, превращённых немцами в сильный узел сопротивления.
Дальнейшая боевая работа тов. Гофмана развернулась в дни наступательных боёв на Тамани и при штурме обороны противника на Керченском полуострове. В эти дни он показал высокие образцы стремительных и внезапных атак, примеры героизма и мужества.
28 сентября 1943 г. тов. Гофман вылетел ведомым в составе пяти самолётов ИЛ-2 на штурмовку отходящего противника по дороге Сенная - Запорожская. Выполнению задания мешало сильное противодействие зенитной артиллерии противника. В результате шести последовательных атак зенитный огонь противника был подавлен, тогда не знающий устали в бою бесстрашный лётчик обрушил свой смертоносный груз на автоколонну противника. В результате действий лично тов. Гофман поджёг три автомашины с пехотой и грузами и подавил огонь одной батареи МЗА.
К этому времени за отличное выполнение боевых заданий командования, проявленные мужество и отвагу правительство наградило тов. Гофмана двумя правительственными наградами – двумя орденами «Красной Звезды». Воодушевленный правительственными наградами, он стал ещё мужественнее, яростнее и бесстрашнее громить врага.
2 ноября 1943 г. был высажен десант на Керченском полуострове в районе Эльтиген. От авиации потребовалась помощь прикрытия десанта с воздуха. Подтянув силы, противник, пользуясь преимуществом в живой силе и технике, решил уничтожить десант рядом контратак пехоты при поддержке танков.
6 ноября 1943 г. заместителем ведущего группы пяти самолётов вылетел на штурмовку контратакующих войск противника в районе Эльтиген на Керченском полуострове. В этом районе немцы сосредоточили живую силу и технику для броска в контратаку против нашего десанта; тов. Гофман вместе с другими ведомыми всей мощью своей боевой машины обрушился на расположение танков и пехоты противника. Одновременно со штурмовкой тов. Гофман доразведал точное рассредоточение пехоты и танков противника. В результате действий группы контратака немцев была сорвана. Успешность действий группы подтверждена начальником штаба 318 Новороссийской стрелковой дивизии.
Таких примеров множество, они есть в каждом боевом вылете. Они присущи неутомимому воздушному воину с твердой силой воли, с высокой боевой выучкой, помноженной на храбрость и бесстрашие. Когда противнику, имевшему на Керченском полуострове преимущество в живой силе и технике, удалось потеснить наш десант к берегу Керченского пролива и блокировать его с моря, полку была поставлена задача обеспечить десантников боеприпасами и продовольствием. Десантниками удерживалась узкая полоса берега Керченского пролива, куда надо было сбрасывать мешки с боеприпасами и продовольствием. Подходы к этому району простреливались всеми зенитными средствами и полевой артиллерией. Несмотря на всю сложность и опасность выполнения ответственного задания по доставке боеприпасов и продовольствия десантникам, тов. Гофман произвёл 22 вылета и доставил 44 мешка с продовольствием и боеприпасами.
При продвижении наших войск в направлении г. Керчь от места высадки десанта в северной части Керченского полуострова противник создал сильно укрепленный опорный пункт на Безымянной высоте, что северо-восточнее Булганак, что не давало возможности дальнейшему продвижению. С этой высоты противник обстреливал наши передовые части и подходящие резервы в трех направлениях. Нужно было во что бы то ни стало подавить огневые средства противника на высоте Безымянная и дать возможность нашим наземным войскам продвигаться вперед. Поразить цель можно было или с отвесного пикирования или с бреющего полета бомбами замедленного действия. Цель была прикрыта сильным огнем зенитной артиллерии и истребительной авиацией.
Тов. Гофману было приказано в составе группы пяти самолётов ИЛ-2 подавить огневые точки противника на высоте Безымянная.
19 января 1944 г. в составе пяти самолётов вылетел на выполнение ответственного задания. На подходе к цели был встречен четырьмя Ме-109, смело вступил с ними в бой. Попытка немцев разбить боевой порядок группы не удалась. Плотным строем на бреющем полете, грамотно маневрируя в сплошном зенитном огне, группа вышла точно на цель и бомбовым ударом посеяла панику в рядах противника, а последующими заходами пушечно-пулемётным огнем тов. Гофман лично подавил огонь двух батарей ЗА противника и уничтожил до 15 человек пехоты. Тов. Гофман в этом вылете проявил дерзость и мужество, бесстрашней мастерство штурмового удара. После действий группы самолётов наши наземные части заняли высоту Безымянная. Об успешности действий группы говорит подтверждение наземного командования, в котором всем участникам группы объявлена благодарность.
Каждый полёт тов. Гофмана на врага неизменно отличается исключительной эффективностью. Он водил группы штурмовиков над горными хребтами Кавказа, он гнал немцев с Кубани, Тамани и Крыма. Его сноровку, его искусство штурмовки изучает каждый лётчик подразделений. Там, где, казалось, нельзя и никто не мог пройти, где сплошная завеса зенитного огня преграждала дорогу к цели, там проскакивает со своей группой тов. Гофман, там он настигает врага и бьёт его беспощадно, мастерски и умело, невзирая ни на какие препятствия. В дни победоносных боёв в Крыму за освобождение родной земли, родных городов - Керчь, Феодосия, Севастополь - тов. Гофман показал образцы мужества и героизма.
15 апреля 1944 г. при выполнении боевого задания в районе Ялта по уничтожению артиллерии и живой силы противника тов. Гофман проявил исключительное мужество и мастерство. У цели противник открыл интенсивный огонь ЗА, казалось, никто не пробьёт сплошную завесу огня. Грамотно маневрируя, тов. Гофман с трёх заходов шестью атаками штурмовал противника, в результате чего взорвал склад с боеприпасами; другие экипажи наблюдали два больших очага пожара.
20 апреля 1944 г. при выполнении боевого задания по штурмовке живой силы и техники противника в бухте Северная - Севастополь тов. Гофман прямым попаданием бомб взорвал склад с боеприпасами. Несмотря на сильный зенитный огонь, рискуя жизнью, он повторил атаку по точкам ЗА и заставил их замолчать, чем обеспечил успешное выполнение задания всей группой наших штурмовиков. Успешность выполнения боевого задания подтверждена истребителями сопровождения.
За мужество и отвагу, проявленные при выполнении боевых заданий в борьбе за Крым и гор. Севастополь, тов. Гофман награждён орденом «Красное Знамя».
Воодушевленный правительственными наградами, тов. Гофман с еще большей ненавистью к врагам, с большей дерзостью и мужеством уничтожает врага в составе 2 Прибалтийского фронта; здесь он произвёл 22 успешных боевых вылета, каждый из которых является образцом выполнения боевых заданий, примером храбрости и мужества.
13 июля 1944 г., действуя ведущим в составе группы четырех самолётов ИЛ-2 по железнодорожным эшелонам на перегоне Идрица — Себеж, тов. Гофман смелой атакой, маневрируя в зоне зенитного огня, пушечным огнем вывел из строя головной паровоз, остановил движение на этом участке. Кроме этого взорвал два вагона с боеприпасами.
15 июля 1944 г. тов. Гофман в качестве ведущего группы четырех самолётов ИЛ-2 вылетел на штурмовку отходящих войск противника в районе Опочка и у переправы на р. Исса. Неожиданно выйдя на цель, группа уничтожила переправу через р. Исса и уничтожила шесть автомашин с боеприпасами и живой силой противника.
3 августа 1944 г., в условиях низкой облачности и плохой видимости, в паре с ведомым вылетел на охоту в район населенного пункта Кивэс. Несмотря на плохую видимость, обнаружил железнодорожный эшелон. С пикирования пушечно-пулемётным огнем разбил паровоз, а во втором заходе бомбовым ударом разбил два вагона.
4 августа 1944 г. ведущим группы шести самолётов ИЛ-2 вылетел на штурмовку железнодорожной станции Каласнава. Без страха маневрируя в сильном зенитном огне, увлекая в бой своих ведомых, точно по цели обрушил весь бомбовой груз. В результате штурмового удара группы разбит один железнодорожный вагон, уничтожено две автомашины с желез¬нодорожной платформой. Экипажи наблюдали на станции большой взрыв (предположительно, взорван склад с боеприпасами).
Боевая работа тов. Гофмана полна примеров героизма, мужества и отваги. В жестоких боях за Кавказ, Крым, советскую Прибалтику тов. Гофман доказал свою преданность великому русскому народу, партии Ленина.
Его боевые вылеты полны примеров мастерства штурмовых ударов, бесстрашия и мужества. Они присущи неутомимому, бесстрашному воздушному воину-командиру с высокой боевой выучкой. В боях за свободу Родины с озверелыми бандами фашистов тов. Гофман совершил 96 успешных боевых вылетов, каждый из которых дорого обошёлся врагу. 96 боевых вылетов - это 96 побед (старшего) лейтенанта Гофмана.
Успешность боевых вылетов подтверждена: 25 - фотоснимками, 31 - наземным командованием, 13 - станциями наведения, 8 - истребителями сопровождения и прикрытия и 19 вылетов подтверждены экипажами, выполнявшими боевые задания в одной группе.
Свой большой боевой опыт умело передает молодому летному составу. Ввёл в строй из молодого лётного состава 11 человек.
За исключительные образцы выполнения боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, проявленные при этом мужество, отвагу и героизм, 96 успешных боевых вылетов на самолёте ИЛ-2 представляю (старшего) лейтенанта Гофмана к высшей правительственной награде - званию «Герой Советского Союза».
Командир 622 штурмового авиационного Севастопольского Краснознамённого полка Герой Советского Союза подполковник Емельянов
11 августа 1944 г.
(Архив МО СССР, ф. 33, оп. 793 756, д. 11, лл. 307—310)
БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА
Генрих Борисович Гофман родился 28 февраля 1922 г. в городе Иркутске. Школьные годы провёл в Москве. В 1940 г. без отрыва от учебы в средней школе закончил аэроклуб и по комсомольскому набору пошёл в авиацию.
В качестве лётчика-штурмовика с марта 1943 г. и по май 1945 г. принимал участие в Великой Отечественной войне в составе войск Северо-Кавказского, 4 Украинского, 2 Прибалтийского и Ленинградского фронтов. Совершил 168 успешных боевых вылетов. За мужество и отвагу, проявленные при выполнении заданий командования на фронте борьбы с фашистскими оккупантами, награждён: тремя орденами «Красной Звезды», двумя орденами боевого «Красного Знамени», орденом Отечественной войны I степени. Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 26 октября 1944 г. ему присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». С 1944 г. Гофман член КПСС.
Весь боевой путь от рядового лётчика-сержанта до командира эскадрильи Гофман пролетал на одном самолёте, который к концу войны насчитывал около шестисот пробоин от огня зенитной артиллерии и истребителей противника. За сохранность самолёта в боевых условиях авиаконструктор С.В. Ильюшин подарил Гофману свой новый самолёт ИЛ-10.
Окончив после войны Краснознамённую Военно-воздушную академию, Гофман до 1962 года продолжал служить на командных должностях в ВВС Советской Армии. После демобилизации посвятил себя целиком литературному труду, которым начал заниматься с 1957 г. В документальных повестях и очерках Гофман познакомил читателей с образами советских лётчиков, парашютистов, планеристов. За последние годы вышли в свет его книжки «Самолёт подбит над целью», «Летный характер», «Взлёт продолжается», «Прыжок от солнца», «Крылатая семья», «Герои Таганрога» и др.
«Литературное наследство». Том 78. «Советские писатели на фронтах Великой Отечественной войны». Книга вторая. – М.: Изд. «Наука», 1966, стр. 547-551.
Биография предоставлена Игорем Сердюковым
    Источники Герои боёв за Крым. - Симферополь: Таврия, 1972. Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. Т.1. М., 1987 Кузнецов И.И. Защищая Отечество. Иркутск, 1968.
Информация с сайта - http://jewmil.ru/biografii/item/70-gofm … eryAnchor2

За это они воевали? http://www.vesti.ru/doc.html?id=2681549 - 30 октября 2015 23:30
В центре Москвы убит сын героя Советского Союза известного писателя Генриха Гофмана поэт Виктор Гофман. Как сообщила представитель ГСУ СК по Москве Юлия Иванова, "сегодня в квартире на Малой Грузинской улице было обнаружено тело с признаками насильственной смерти".
По данному факту возбуждено уголовное дело по статьям об убийстве, совершенном из корыстных побуждений, а также о незаконном хранении оружия, сообщает ТАСС. Уточняется, что из квартиры пропали его коллекция монет и боевые награды отца. Среди пропавших наград "Орден Ленина", Звезда Героя Советского Союза, ордена "Боевого Красного Знамени", "Отечественной войны", "Красной звезды".
65-летний В.Гофман — поэт, автор стихов "Коктебель", "Медленная река", "Волнение звука", "В плену свободы".

Отредактировано Сапсан (2017-03-24 06:04:42)

+3

58

Еще немного о 10-м зап. Не документально, но все же… Фрагмент из повести «С молнией на борту», посвященной летчикам 144–го гвардейского штурмового авиационного полка. Автор – командир 800-го шап, переформированного из 226–го сбап, Анатолий Иванович Митрофанов.

https://profilib.net/reader/64/59/b95964/004.jpg
В ТЫЛУ. «ПОМОЖЕМ РАБОЧЕМУ КЛАССУ!» СРЕДИ ПОБРАТИМОВ
Районный городок, куда наконец прибыли летчики, встретил их осенним молчанием и непролазной грязью. Сразу нашлось много дела. Рядом с аэродромом нужно было построить водомаслогрейку, приготовить катки и угольники для расчистки снега, утеплить все помещения и заняться заготовкой дров. Зима была уже на носу.
Каждое утро, когда летчики и техники выбегали на зарядку, мороз обдувал их вихрем сухих снежинок и мигом пронизывал рубашку ознобными иголками.
На окраине городка монтировался эвакуированный завод. Туда, где чернели пирамиды выгруженных ящиков и поднимались стены наскоро сооруженных цехов, каждое утро шагали молчаливые рабочие.
Летчики хорошо понимали состояние этих оторванных от родных мест людей. И как-то, глядя на усталые, обтянутые непросохшими ватниками спины, Шубин вдруг сказал:
– А что, ребята, надо помочь рабочему классу.
Комиссар Поляков внимательно взглянул на него и повернулся к Миронову.
– Дельное предложение, товарищ комполка.
Посовещавшись, решили каждую неделю проводить субботник. Заводские сначала недоверчиво встретили «щеголей в пилотках», но потом общая работа сдружила.
Завода как такового почти не существовало. Под цеха лишь начали приспосабливать помещения сельскохозяйственных мастерских и сараи. Появилось несколько новых, наскоро сложенных из неошкуренных бревен зданий. Возле строений в беспорядке стояли токарные и сверлильные станки. Миронов наметил вместе с инженером завода участки работы и рапределил их между эскадрильями. Подкладывая бревна, летчики по каткам втаскивали станки в помещения и устанавливали их на временные опоры. И так до темноты. Рабочий день закончился общим перекуром. Словно оттаявшие сероватые лица рабочих светились улыбками. Они подносили к сигаретам летчиков сложенные горстками ладони со спичками. Дружески прощались.
За ворота будущего завода летчики выходили уже в сумерках. Обратная дорога всем показалась длиннее. Чтобы поднять настроение, Степанов и Шубин переглянулись и согласно кивнули головами.

Мы грозе родня –
Вся в рубцах броня…
Черные от гари,
Не выходим из огня! –

Звонко и отрывисто зазвучали голоса запевал. А полк подтягиваясь и выравнивая ряды рубанул по-походному ненастную тишину:
За Воронеж – бой!
За Калинин – бой!
В небе от рассвета до заката
Мы всегда с тобой!

Миронов понял, что люди готовы сделанной работой, хоть шли усталые, голодные. Любимая песня сплачивала полк.
В следующий субботник завод уже выглядел по-рабочему. Часть станков крутилась из-под резцов бежала блестящая стружка, а несуразные болванки принимали форму снарядов.
Приближались ноябрьские дни. Но вместо радостного оживления на сердцах людей было тревожно. Ради передавало суровые сводки. Немцы приближались к Москве.
Пасмурно было в канун 7–го ноября. Ни песен ни музыки не слышалось на улицах городка. Может потому летчики собрались на торжественное мероприятие раньше.
Доклад о 24–й годовщине Октябрьской революции делал секретарь райкома, немолодой человек, в коротком черном полушубке. Он говорил по-военному отрывисто, четко, избегал громких фраз. В заключение доклада секретарь крепко стиснул ладонями перила трибуны:
– Я сообщу вам, товарищи, последнюю новость. Вчера все правительство участвовало в торжественном заседании Московского Совета, а сегодня после парада на Красной площади войска идут на фронт…
Заиграл местный духовой оркестр. Гордо подняв головы и подставляя лица колючему ветру, эскадрильи шли мимо трибуны чеканным воинским шагом. За ними плотной колонной следовали рабочие. Многие несли узелки с едой, сундучки с инструментами. И рабочие, и летчики двигались к строениям завода, чуть припорошенным снежком. Работа по восстановлению оборонного предприятия продолжалась. Через несколько дней весь полк радостно взбудоражили пришедшие с почтой приказы. Один, по Юго–Западному фронту, был наградным. В нем объявлялось о награждении орденами М.Малова, С.Пошивальникова и Б.Шубина.
…Поздно вечером в тесном тускло освещенном бараке летчики пили крепкий чай. По рукам ходил «Боевой листок», выпущенный по случаю праздника неутомимым Алеко. На плотной серой бумаге цветными карандашами был нарисован красноармеец в синей буденовке, с алыми петлицами на воротнике шинели. «Наш 24–й Октябрь», – гласили старательно выведенные печатные буквы. Сбоку аккуратным столбиком шли стихи, сочиненные все тем же Алеко.

Помню рисунков детских листки,
А под рисунком рукою скорой
Сабли твоей боевой изгиб,
Пламенный профиль твоей «Авроры».
А сколько таких же, как я, мальчишек
Тебя рисовали в буденовке синей.
Ты в праздники нас поднимал повыше –
Молодой, ясноглазый, сильный.
И с твоего крутого плеча
Видели мы не только Россию
А мир, где ветер борьбы крепчал,
Где твои лозунги проносили!..

Стихи всем понравились. Комиссар Поляков бережно приколол «Боевой листок» к стенке. А потом обернулся и крепко пожал руку закрасневшемуся от смущения поэту.
– Благодарю за хороший номер, товарищ редактор стенной газеты.
…Острые струи холода пробивались сквозь щели наскоро налаженного жилища. Ловя нещедрое тепло железной времянки, летчики сгрудились в тесный круг. Заговорили о доме, о близких. Разоткровенничался и Шубин. Сегодня он получил долгожданное письмо и чувствовал себя легко и просторно. «Словно в первом полете», – по-детски улыбаясь, говорил летчик. Так в полку стала известна до конца его тайна, пронизанная мирным утренним солнцем, пахнущая свежей речной прохладой. Потирая красные настывшие за день ладони, Шубин рассказывал:
– Представьте девчонку такую – хорошую, смелую, которая, как парнишка, рыбачить любила. Однажды на берегу оступилась, упала в воду и в своих же лесках запуталась. Барахтается, а ее в омут затягивает. Испугалась, закричала. Я шел с охоты, услышал крик. Подбежал, ружье бросил, куртку с плеч сорвал и в воду. Подхватил «утопленницу» и тяну к берегу. Вытащил. Стоит и от холода зубами стучит. Вижу – девчонка славная, черноглазая, почти подросток. «Снимай,  – говорю, – все мокрое!». Она обомлела «Не сниму!» Я рассердился, нашлепать ее готов. «Снимай. Пока мою куртку наденешь. Она сухая. Сейчас разожгу костер, обогреемся и твое пальтишко высушим». Потом сидим у костра, а я ей вдалбливаю: «Что вытащил тебя, не говори. Тебе же попадет. И мне это тоже ни к чему».
Шубин замолчал.
– На этом все? – улыбнулся Степанов.
– Прошло несколько лет, кончил я авиационную школу и приехал в Сарапул в отпуск. Вышел из поезда и вдруг на вокзале ее первую встретил. Подошла, улыбнулась, а сама стоит – загляденье. Вот и подружились мы с ней. Уезжать стал, она мне говорит: «Ну чем я, девчонка, могла отблагодарить такого парня, как ты, за то, что спас меня? Только любовью…» Пообещал ей, что возьму в Киев, да не удалось. И это к лучшему – иначе осталась бы там и попала к фашистам.
В наступившей тишине громко скрипнула табуретка. Это во весь рост поднялся Миронов.
– Да фашисты… – задумчиво проговорил он… – Как они ребятишек-то из пулеметов на бреющем…
Обосновавшийся было в бараке мирный уют словно враз выдуло резким холодным ветром.
– Товарищ комполка, когда же снова летать начнем? – послышались нетерпеливые голоса.
Миронов бросил в печурку на догоревшие угли папиросу и, оправляя гимнастерку, поднялся:
– Начнем, товарищи, летать, начнем… Описание новых самолетов уже пришло, а скоро и машины будут…

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
ЛЕТАЮЩИЕ КРЕПОСТИ. «БЕЙ КРЕСТОНОСЦЕВ!» ЧЕРТЕЖ ГЕНЕРАЛА. «ПУТЕШЕСТВИЕ В СОРОКОВОЙ…»

Самолеты прибыли через месяц. Погода стояла холодная, метельная, и машины оставили пока в наскоро сооруженных дощатых ангарах. Летчики с электрическими фонариками в руках уже успели осмотреть новые «илы» от хвоста до винта. Сразу же отыскалась меткая кличка. За куполообразную кабину, возвышающуюся над крыльями, самолеты окрестили «горбатыми». А скорее надо было назвать летающими крепостями: могучей боевой силой наделил свое детище конструктор Ильюшин. Надежно укрытые прочной броней, в бою они могли развивать стремительную скорость. Вооруженный бомбами, пушками и пулеметами «ил» представлял грозную опасность как для наземных войск, так и для самолетов противника. На фюзеляже каждого самолета алел зигзаг молнии. И это было не просто боевой эмблемой штурмового полка. Машина действительно имела на своем борту восемь испепеляющих молний – восемь реактивных снарядов, размещавшихся под крыльями.
Оглаживая кабину «ила» Шубин шутил:
– Хорош конек–горбунок… Жалко, что одноместный. Ежели «мессер» с хвоста прицепится, только щепочки полетят.
– А ты крутись веселей, вот и не дашь хвост в обиду! – смеялись летчики и с нетерпением ждали времени, когда можно будет в воздухе опробовать новые машины.
Но весна пришла бурная, стремительная и так расквасила аэродром, что о разбеге по нему нечего было и думать. Спасибо, на выручку пришли рабочие военного завода.
«Помощь за помощь», – сказали они, и в несколько дней выложили на аэродроме бетонную полосу. С нее хоть и с трудом, но можно было взлететь.
Миронов поднялся в воздух первым. Сделав несколько кругов, он приземлился и, взяв у стартера флаги, сам стал выпускать «илы» в воздух. Около него стоял Поляков с пистолетом, заряженным красной ракетой.
Все шло хорошо. Комэски «облетывали» машины и передавали их командирам звеньев. Соревнуясь, Шубин, Степанов и Малов припечатывали посадки точно у знака «Т». Потом начали летать рядовые летчики.
Погода благоприятствовала полетам, и настроение у всех было приподнятое. Особенно нравилось летчикам стремительно проноситься на бреющем.
– Тут я почувствовал себя настоящим штурмовиком,  – признался возбужденный полетом Алеко. – Но смотреть надо в оба. Стоит зевнуть, и срежешь крылом дерево.
– А вместе с ним и свою кудрявую голову, – серьезно заметил обстоятельный Малов.
На другой день приступили к учебным стрельбам. Поблизости от аэродрома оборудовали полигон из нескольких мишеней. Его близкое расположение позволило каждому оценить действия товарищей, учесть свои ошибки. Выполняя стрельбу с воздуха, летчики увидели мощь своих «горбатых». Взволнованно забились их сердца, когда они со старта услышали грохот пушек и дробь пулеметов.
В апреле все вокруг поплыло. Наступила распутица. По дорогам ни пройти, ни проехать. Аэродромы раскисли так, что не летали даже По-2.
Только на полковом аэродроме по-прежнему задорно гудели моторы и скрипели тормоза на бетонной полосе. Полк летал! Благодаря этому, донесение о готовности пошло в бригаду на месяц раньше срока.
Заместитель командира бригады проверил боевую подготовку летчиков, поздравил с безаварийным окончанием программы переучивания и вручил приказ: «Поступить в распоряжение штаба фронта».
И вот по-боевому завертелись трехлопастные винты. Оглушительный рев моторов потряс воздух окрестностей.
Один за другим «илы» отрывались от бетонки, собирались в девятки и ложились на курс. Подлетая к месту назначения, все еще издали заметили серую бетонную полосу. Летчики настолько привыкли к ней, что здесь она обрадовала их привычным,  почти домашним видом.
Вскоре полк получил указание штаба фронта:
«Перелетайте в Касторную. Вы назначены в дивизию генерала Горлаченко».

Источник: Митрофанов А., Лебедев В. С молнией на борту. Ярославль, Верхне–Волжск. кн. изд., 1975 г. – 80 с.

+2

59

http://sd.uploads.ru/t/WB4z8.jpg

Митрофанов Анатолий Иванович родился 27 ноября 1902 года в г. Наманган Ферганской области, Узбекистан. По национальности русский.
Член ВКП(б) с 1940 г.
В Красной Армии с 1922 года, призван Ферганским РВК Узбекской ССР (добровольно через Андижанский уездный военный комиссариат) г.
.
Служба в РККА:
15.05.1922 инструктор спорта Андижанский уездный военкомат
10.11.1923 курсант Московская пехотная школа им. Ашенбреннера. Приказ № 284.
08.09.1926 курсант Ленинградская военная теоретическая школа. Приказ № 217.
01.01.1928 курсант 2-я военная школа лётчиков г. Борисоглебск. Приказ РВС № 282/48.
Окончил обучение во 2-й ВШЛ по линии "Разведчики" 05 июля 1929 г. (1 и 2 учебные эскадрильи). После выпуска направлен в 35 авиаотряд.
.
16.06.1929 - младший лётчик 35-й ОАО г. Ташкент САВО Приказ РВС.
22.12.1930 - старший лётчик 35-й ОАО г. Ташкент САВО Приказ № 014.
30.04.1931 - командир звена 35-й ОАО г. Ташкент САВО Приказ САВО № 23/6. 
30.01.1934 - командир отряда 37 ЛБЭ САВО. Приказ САВО № 034.
13.01.1937 - инструктор по технике пилотирования 37 ЛБЭ САВО Приказ НКО №0777.
04.02.1937 - ВрИД командира 37 ЛБЭ САВО. Приказ 37 ЛБЭ №011.
31.05.1937 - инструктор по технике пилотирования 37 ЛБЭ САВО
02.06.1937 - командир 3 н/отряда 37 ЛБЭ САВО. Приказ 37 ЛБЭ № 31.
xx.08.1937 - инструктор по технике пилотирования 37 ЛБЭ САВО. Приказ 37 ЛБЭ № 34.
20.03.1938 - инструктор по технике пилотирования полка в/часть № 6734 САВО. Приказ НКО № 00170.
30.06.1938 - командир подразделения 13 л/б авиаполк. Приказ НКО № 01765.
11.09.1940 - командир эскадрильи 226 СБАП КОВО. Приказ НКО № 04132.
26.03.1942 - командир полка 800 ШАП
30.11.1943 - отстранён от занимаемой должности. Полагать находящимся в резерве. Приказ 1 ШАК № 0015.
14.02.1944 - заместитель начальника школы по авиации: Высшая Вольская офицерская школа Пред. ЦКБ.
08.06.1944 - заместитель начальника школы по авиации Высшая Вольская офицерская школа Приказ ЦЦС КА № 0243.
27.12.1946 - начальник курсов: Авиационные курсы усовершенствования офицерского состава ВВС. Приказ ГК ВВС № 01583.
21.10.1948 зачислен в резерв ВВС с последующим откомандированием в ДОСАВ. Приказ ГК ВВС № 03617.
10.02.1949 поступил в распоряжение председателя ДОСАВ. Приказ ГК ВВС № 0353.
28.11.1952 откомандирован в распоряжение УК ВВС. Пред. ДОСАВ № 0397.
31.01.1953 уволен в запас по ст. 59 п. Б с правом ношения военной формы. Приказ ВМ № 0265.
Боевых вылетов за период Великой Отечественной войны - 16.
.
В 1929 и в 1931 году участвовал в боевых действиях против басмаческих банд Ибрагим-бека в Таджикской ССР.
В 1931 и в 1933 году участвовал в боевых действиях против басмаческих банд в Туркменской ССР.
.
В 1932 году награждён серебряными часами РВС СССР.
.
Воинское звание:
14.03.1936 старший лейтенант. Приказ НКО № 01144.
25.07.1937 капитан. Приказ НКО № 0754.
21.02.1940 майор. Приказ НКО № 0771.
23.01.1943 подполковник. Приказ НКО № 0670.
03.02.1946 полковник. Приказ НКО № 030.
.
Умер 17 июня 1990 года. Похоронен в г. Ярославль.
***
В 1942 году в звании майора, затем подполковника командовал 800-м штурмовым авиационным полком. 800-й штурмовой авиаполк (800 ШАП) был самым первым полком в 226-й дивизии, и именно с ним связаны первые дивизионные достижения. Им командовал Анатолий Иванович Митрофанов, поэтому в разговорах летчиков 800-го полка обычно называли «митрофановцами».
http://s7.uploads.ru/t/FmBpe.jpg
Из воспоминаний Бегельдинова Талгата Якупбековича "Пике в бессмертие":
"...Анатолий Иванович Митрофанов. «Наш Суворов», таким он был в глазах летчиков и не только за внешнее сходство, за небольшой рост, хохолок на голове, но и за мудрость принимаемых решений на КП и лично в воздушном бою, за хладнокровие и отвагу в самых сложных ситуациях...".
по материалам сайта http://www.bvvaul.ru/profiles/3245.php

0

60

Добрый вечер, форумчане. Ещё один Герой Советского Союза, проходивший службу в 10 ЗАПе.
Степан Демьянович Пошивальников родился 17 августа 1919 года в Крыму, в деревне Карангит
http://se.uploads.ru/t/1yFUE.jpg
В 1934 году после смерти отца Степан Демьянович с матерью Матрёной Николаевной и пятью братьями переехал в Керчь. Здесь он завершил семилетнее образование в школе № 10, затем получил специальность токаря в школе фабрично-заводского ученичества. Трудовую деятельность начал на Керченском металлургическом заводе имени П. Л. Войкова. Учёбу в школе ФЗУ и работу на заводе Степан Демьянович совмещал с занятиями в Керченском аэроклубе, по окончании которого он поступил в Качинскую Краснознаменную военную авиационную школу пилотов имени А. Ф. Мясникова, однако скоро был отчислен из-за проблем со здоровьем и вернулся на завод.

В ряды Рабоче-крестьянской Красной Армии С. Д. Пошивальников был призван Керченским городским военкоматом в 1939 году. Степан Демьянович успешно прошёл медицинскую комиссию и вновь был направлен в Качинскую ВАШП, по окончании которой в сентябре 1940 года получил назначение в 226-й скоростной бомбардировочный авиационный полк 16-й смешанной авиационной дивизии ВВС Киевского особого военного округа. Перед войной часть в которой служил сержант С. Д. Пошивальников, дислоцировалась на аэродроме города Черткова[2] Тарнопольской области[3] Украинской ССР. В боях с немецко-фашистскими захватчиками Степан Демьянович с 22 июня 1941 года на Юго-Западном фронте[4]. В период с 22 июня по 12 июля 1941 года он на бомбардировщике Су-2 совершил 4 боевых вылета на бомбардировку мотомеханизированных и танковых колонн противника в районы Дубно, Ровно, Кожец[5], Житомир. Боевые вылеты осуществлялись в условиях тотального превосходства немецкой авиации без прикрытия своих истребителей. Трижды экипаж Подшивальникова вступал в бой с немецкими «Мессершмиттами» и сумел сбить один вражеский самолёт. 12 июля 1941 года в воздушном бою Степан Демьянович был тяжело ранен осколком снаряда в левый бок. Пули попали в левую руку и правую ногу, а осколками фонаря сильно посекло голову. Истекая кровью, лётчик всё же сумел привести машину на свой аэродром, после чего в бессознательном состоянии был доставлен в госпиталь. За отличие в боях сержант С. Д. Пошивальников был представлен к ордену Красного Знамени, но награждение не состоялось, так как весь наградной материал был уничтожен после того, как штаб 62-й авиационной дивизии попал в окружение под Киевом.

Через три месяца С. Д. Пошивальников вернулся из госпиталя в свою часть, которая находилась на переформирвании. 26 марта 1942 года полк, перевооружённый штурмовиками Ил-2, был преобразован в 800-й штурмовой авиационный полк. Степан Демьянович прошёл переаттестацию и переобучение на новой матчасти. Вновь в действующей армии младший лейтенант С. Д. Пошивальников в должности командира авиационного звена с 15 мая 1942 года на Брянском фронте. Полк, в котором служил Степан Демьянович, вошёл в состав 226-й штурмовой авиационной дивизии 2-й воздушной армии. Однако уже вскоре он был передан Юго-Западному фронту и в составе своей дивизии был включён в 8-ю воздушную армию. В мае — июле 1942 года в ходе Харьковской операции младший лейтенант С. Д. Пошивальников совершил 12 боевых вылетов на штурмовку войск противника и его военной инфраструктуры. Одним из самых удачных эпизодов в этот период стал боевой вылет на штурмовку курского аэроузла немцев. Действуя в составе группы из 6 Ил-2, Степан Демьянович умелыми действиями подавил вражеские зенитные средства, после чего ракетно-бомбовым ударом уничтожил 2 бомбардировщика Ю-88 и повредил 2 истребителя Ме-109. Всего группой было уничтожено 16 самолётов противника. В ходе боёв под Харьковом полк вынужден был действовать без прикрытия истребителей, вследствие чего понёс тяжёлые потери и был выведен на переформирование.

После доукомплектования 800-й штурмовой авиационный полк был переброшен на Калининский фронт и 15 октября 1942 года был включён в состав 292-й штурмовой авиационной дивизии 1-го штурмового авиационного корпуса 3-й воздушной армии. Младший лейтенант С. Д. Пошивальников был назначен на должность заместителя командира эскадрильи с одновременным назначением на должность штурмана эскадрильи. Благодаря проведённой им работе по обучению лётного состава приёмам навигации и бомбометания, эскадрилья стала лучшей в полку. Его боевой опыт, лётное мастерство и организаторские способности особенно чётко проявились во время Великолукской операции. Степан Демьянович летел на задания в самых трудных метеоусловиях. В снегопады при облачности до 20 метров он всегда выводил группы штурмовиков на цель и оказывал реальную помощь наступающим наземным войскам. Так, 8 декабря 1942 года в качестве ведущего группы из 7 штурмовиков младший лейтенант Пошивальников вылетел на задание по штурмовке группировки противника, создавшей угрозу окружения наших наземных войск. При подлёте к цели погодные условия резко ухудшились: видимость упала до 1 километра при облачности 25-50 метров. Тем не менее, группа продолжила выполнение поставленной задачи. В результате массированного удара группы Пошивальникова планы немецкого командования были сорваны. 9 декабря 1942 года группа из четырёх Илов произвела штурмовку железнодорожного узла Новосокольники, в результате которой в трёх находившихся на станции военных эшелонах возникло не менее пяти очагов пожара и были зафиксированы два сильных взрыва. Во время атаки цели на самолёте Пошивальникова огнём зенитной артиллерии противника был повреждён руль глубины. Умело действуя триммером, Степан Демьянович смог вывести свой Ил из пикирования и благополучно привёл его на аэродром. К середине декабря 1942 года на Калининском фронте младший лейтенант С. Д. Пошивальников произвёл 12 успешных боевых вылетов, в ходе которых уничтожил 7 вражеских танков, 19 автомашин с военными грузами, 2 цистерны с горючим, 5 повозок с имуществом и до 150 солдат и офицеров вермахта. За успешные действия в ходе Великолукской операции в середине декабря 1942 года С. Д. Пошивальников был произведён в лейтенанты и назначен командиром 2-й эскадрильи полка.

В период боёв за город Великие Луки лейтенант С. Д. Пошивальников совершил ещё 9 боевых вылетов, уничтожив при этом 6 ДЗОТов, 3 орудия полевой артиллерии, склад с боеприпасами и до 100 вражеских солдат и офицеров. Так же успешно в уличных боях действовала и его эскадрилья. Только 25 декабря 1942 года Степан Демьянович трижды водил её в бой. Успешно подавив зенитные средства противника, лётчики эскадрильи обрушили на немцев град бомб и ракет такой силы, что немцы были полностью деморализованы и потеряли управление, что позволило советским наземным войскам почти без боя освободить несколько городских кварталов. Но особенно большой вклад в разгром врага под Великими Луками эскадрилья Пошивальникова внесла при отражении контрнаступления, предпринятого немецким командованием в январе 1943 года с целью деблокировать осаждённый в Великолукской крепости гарнизон. 5, 6, 7, 10 и 16 января 1943 года лейтенант Пошивальников шесть раз водил группы из 9 Ил-2 на штурмовку контратакующих немецких соединений в районы Бутитино, Сургино, Громово и Котоки[6], в результате чего противник потерял 6 танков, 19 автомашин с войсками и грузами, 6 орудий полевой артиллерии и до 220 солдат и офицеров. Всего на Калининском фронте к середине марта лейтенант С. Д. Пошивальников произвёл 30 боевых вылетов, из которых 15 — в сложных метеоусловиях, а его эскадрилья — 187 самолёто-вылетов.

18 марта 1943 года 292-я штурмовая авиационная дивизия были выведена из состава 3-й воздушной армии и переброшена на Воронежский фронт, в резерве которого оставалась до лета 1943 года. В период возникшей на фронтах оперативной паузы лётный состав дивизии занимался боевой учёбой. 26 июня 1943 года в преддверии Курской битвы дивизия была включена в состав 2-й воздушной армии. В ходе оборонительной фазы сражения на Курской дуге С. Д. Пошивальников, ставший к её началу старшим лейтенантом, произвёл 24 боевых вылета. 18 раз он водил группы из 6 и 9 Ил-2 на штурм немецких танковых клиньев. Ещё шесть раз он наносил бомбовые удары по переднему краю противника и его военной инфраструктуре. Во время штурмовок аэродромов Микояновка и Сокольники[7] лётчиками эскадрильи был уничтожен 21 вражеский бомбардировщик. Всего 2-я эскадрилья 800-го штурмового авиационного полка под командованием старшего лейтенанта С. Д. Пошивальникоа произвела 327 боевых вылетов. В результате её ударов противник потерял 24 самолёта на земле, 103 танка, 244 автомашины с войсками и грузами, 15 цистерн с горючим, 37 артиллерийских орудий. Лётчиками эскадрильи было уничтожено 12 ДЗОТов, до 40 железнодорожных вагонов, 13 складов с боеприпасами. Потери немцев в живой силе составили до 3400 человек. На личный счёт Степана Демьяновича было записано 4 самолёта на аэродромах, 12 танков, 31 автомашина, 5 цистерн с топливом, 9 орудий различного калибра, 7 вагонов с военным имуществом, 3 ДЗОТа, 4 склада с боеприпасами и до 250 солдат и офицеров вермахта. В ходе немецкого наступления на Курской дуге группы, ведомые Пошивальниковым, трижды вступали в воздушные бои с истребителями противника, в ходе которых комэск лично сбил 1 Ме-109 и ещё два были сбиты его ведомыми. 12 июля 1943 года при штурмовке скопления танков в районе села Грязное Прохоровского района Белгородской области самолёт С. Д. Пошивальникова был подбит и загорелся, но Степан Демьянович вышел из боя только после того, как сбросил все бомбы и полностью расстрелял боезапас. Он сумел посадить самолёт на своей территории, получив при этом сильные ожоги, и уже на следующий день вновь вёл свою эскадрилью в бой. За отличие в Курской битве 14 июля 1943 года командир полка подполковник А. И. Митрофанов[8] представил С. Д. Пошивальникова к званию Героя Советского Союза. Представление прошло все инстанции, но в последний момент награду заменили на орден Суворова 3-й степени[9]. В ходе контрудара Воронежского фронта на Курской дуге и на Степном фронте[10] во время Белгородско-Харьковской операции Степан Демьянович совершил ещё 11 боевых вылетов, участвовал в освобождении городов Харькова, Белгорода и Краснограда.

После разгрома немецко-фашистских войск в Курской битве войска Степного фронта начали Битву за Днепр, проведя Полтавско-Кременчугскую операцию. Штурмовики 800-го штурмового авиационного полка поддерживали наступление наземных войск, громили колонны отступающего противника, обеспечивали воздушное прикрытие частей фронта во время форсирования Днепра и участвовали в боях за удержание и расширение плацдармов на его правом берегу. Наиболее удачной операцией эскадрильи старшего лейтенанта С. Д. Пошивальникова стало уничтожение стратегически важного для немцев моста через Днепр в районе Кременчуга. Для защиты переправы немцы создали мощную систему противовоздушной обороны, но несмотря на яростный зенитный огонь и противодействие девяти вражеских истребителей группа Пошивальникова в составе 12 Ил-2 24 сентября 1943 года прорвалась к мосту и тремя прямыми попаданиями разрушила его. В результате этого на левом берегу осталось более 500 единиц немецкой техники, бо́льшая часть которой была уничтожена последующими налётами. В октябре-декабре 1943 года Степан Демьянович принимал участие в Пятихатской и Знаменской операциях 2-го Украинского фронта, совершив за этот период 61 боевой вылет в качестве ведущего больших групп штурмовиков. Эскадрилья Пошивальникова способствовала взятию городов Знаменка и Александрия. Особенно эффективной была работа эскадрильи при штурме крупного опорного пункта немецкой обороны Новая Прага 7 и 10 декабря 1943 года. Дважды Степан Демьянович водил своё подразделение на штурмовку артиллерийских и миномётных позиций противника, делая по пять заходов на цель. В результате штурмовых ударов эскадрильей было уничтожено 3 самоходных артиллерийских установки, 5 орудий крупного калибра, 9 автомашин с боеприпасами, 2 танка и подавлен огонь трёх артиллерийских и миномётных батарей, что способствовало взятию Новой Праги наземными войсками. К концу 1943 года С. Д. Пошивальникову было присвоено звание капитана.

Подлинный героизм лётный состав эскадрильи С. Д. Пошивальникова проявил в ходе Кировоградской операции в январе 1944 года. 23 раза Степан Демьянович водил свою эскадрилью на штурмовку артиллерийских и миномётных позиций и скоплений танков неприятеля на подступах к Кировограду. Особенно эффективной была её работа 5 и 6 января 1944 года. В результате бомбово-штурмового удара эскадрильи противник понёс тяжёлые потери и был деморализован, в результате чего наземные войска практически без потерь овладели населёнными пунктами Лелековка и Обозновка, а также высотами северо-восточнее Кировограда. Всего в боях за Правобережную Украину эскадрилья Пошивальникова уничтожила 26 танков, 101 автомашину с войсками и грузами, 9 складов с боеприпасами и топливом, 3 бронемашины, 7 артиллерийских батарей, создала 69 очагов пожара и вызвала 11 крупных взрывов. Потери противника в живой силе составили до 700 человек убитыми. Лётчики эскадрильи в боях на правом берегу Днепра участвовали в 27 воздушных боях и сбили 8 немецких самолётов. На личный счёт Степана Демьяновича за этот период было записано 8 танков, 5 САУ, 17 автомашин, 3 орудия, 2 железнодорожных эшелона, 4 склада с боеприпасами и горючим, а также 7 подавленных артиллерийских и миномётных батарей. В воздушных боях его экипаж сбил два самолёта противника. С конца января 1944 года 1-й штурмовой авиационный корпус участвовал в Корсунь-Шевченковской операции, в ходе которой была окружена и ликвидирована шестидесятитысячная группировка противника. Его дивизии способствовали соединению войск 1-го и 2-го Украинского фронтов в районе Корсунь-Шевченковского и отражению попыток противника вырваться из котла. За мужество и героизм, проявленные в боях за Правобережную Украину, 5 февраля 1944 года 1-й штурмовой авиационный корпус был преобразован в 1-й гвардейский. 292-я штурмовая авиационная дивизия стала 9-й гвардейской, а 800-й штурмовой авиационный полк — 144-м гвардейским. В тот же день за 138 успешных боевых вылетов, в ходе которых противнику был нанесён большой урон в живой силе и технике, командир полка гвардии майор П. М. Шишкин представил гвардии капитана С. Д. Пошивальникова к званию Героя Советского Союза. Указ Президиума Верховного Совета СССР был подписан 1 июля 1944 года.

Весной 1944 года гвардии капитан С. Д. Пошивальников участвовал в Уманско-Ботошанской операции, в составе своего подразделения освобождал город Умань, прикрывал наземные войска при форсировании реки Днестр, обеспечивал захват стратегически важных высот севернее Ясс и Тыргу-Фрумоса. В июле 1944 года 1-й гвардейский штурмовой авиационный корпус был переброшен на 1-й Украинский фронт и в составе 2-й воздушной армии включился в Львовско-Сандомирскую операцию. За отличие при освобождении города Львова 144-му гвардейскому штурмовому авиационному полку было присвоено почётное название «Львовский», а командиру его эскадрильи С. Д. Пошивальникову за умелое руководство большими группами штурмовиков было присвоено воинское звание гвардии майора. В августе 1944 года 144-й штурмовой авиационный полк участвовал в боях за удержание Сандомирского плацдарма. 25 августа 1944 года[11] по заданию командования группа из 12 штурмовиков Ил-2 под руководством гвардии майора С. Д. Пошивальникова вылетела на штурмовку идущей к фронту колонны бронетранспортёров. Успешно выполнив задачу, группа легла на обратный курс, но в районе города Опатув[12] самолёт ведущего неожиданно загорелся, стал стремительно терять высоту и врезался в землю. Некоторые лётчики группы видели разрывы зенитных снарядов рядом с самолётом Пошивальникова[13]. Другие считали, что штурмовик получил повреждения ещё в ходе штурмовки вражеской колонны, а его пилот был тяжело ранен[14]. Но по отсутствию попыток Пошивальникова спасти самолёт или покинуть его с парашютом все сходились во мнении, что в момент возгорания двигателя лётчик либо потерял сознание, либо умер. Самолёт С. Д. Пошивальникова упал на территории, занятой врагом, поэтому в списки безвозвратных потерь Степан Демьянович был занесён как пропавший без вести. Место его захоронения точно неизвестно. Возможно, похоронен на воинском мемориале в городе Опатув (ул. Цментарна), Свентокшиское воеводство, Польша. В списке захоронения Пошивальников значится под № 21 как офицер-лётчик, погибший в 1944 году.

--

+1