Сделать стартовой Добавить в Избранное Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте Из Пензенской области на фронты Великой Отечественной войны было призвано более 300 000 человек, не вернулось около 200 000 человек... Точных цифр мы до сих пор не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесёт данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, ковал Победу в тылу, прославлял ратными и трудовыми подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Хрюков Николай Дмитриевич

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://www.serdobsky.ru/news-20-5264.html

      Вам, из другого поколения…
                    http://sg.uploads.ru/t/hkwzx.jpg

    Здравствуйте, уважаемый Николай Дмитриевич! В раннем детстве я увидела Вашу фотографию в доме моей прабабушки, Анны Дмитриевны Терешкиной ( в девичестве Хрюковой). Вы там были таким красивым, молодым, в военной форме. Эта фотография была сделана 28 апреля 1941 года, а в августе моя прабабушка получила известие о том, что ее брат, то есть Вы, "пропал без вести". Сколько потом ни писали моя прабабушка и ее мама запросов в разные инстанции, ответ приходил один и тот же. И в "Книге Памяти Пензенской области" о Вас я прочитала очень скупые сведения, к тому же расходящиеся с тем, что мне о Вас было известно:"Хрюков Николай Дмитриевич, м.р. Бековский р-н, м.пр. Бековский РВК, лейтенант. 00.11.1944 пропал б/в".Мне очень хотелось узнать о Вас - не только ради памяти моей прабабушки, а еще и потому, что я о Великой Отечественной войне знала только из книг. Ваша судьба, Ваша жизнь - это не книга, не выдуманный рассказ. Мои поиски помогли бы мне наглядно представить, что такое война. Правильно в народе говорят - человек не иголка, потеряться не может. И вот сейчас, спустя 70 лет после Победы, благодаря интернет-порталу Министерства обороны РФ "Память народа" я нашла сведения о Вас!Теперь я могу, пусть в общих чертах, но восстановить Ваш жизненный путь. Пусть нет уже давно в живых ни моей прабабушки, ни ее мамы, но знайте, что память о Вас по-прежнему хранится в нашей семье, мы гордимся Вами!Дорогой дядя Коля! (Я думаю, что имею право Вас так называть.) Вам было всего 20 лет, когда началась война. 20 июня 2015 года Вам бы исполнилось 94 года. Но судьба распорядилась иначе. Вы окончили школу-семилетку в селе Сосновка Бековского района и поступили учиться в военное пехотное училище. Вы даже не доучились до конца: 172 стрелковая дивизия, куда Вас направили на практику, накануне войны выехала для прохождения летней учебы в Тесницкие лагеря под Тулой. Там Вам и пришло известие о войне. С 26 июня по 3 июля части дивизии перебрасывались в район Могилева. Моя бабушка помнит, что было от Вас письмо - Вы послали его своей маме, Марфе Ивановне, с дороги. "Едем в сторону Курска, " - написали Вы, и это было последнее Ваше письмо. Дальше - годы неизвестности."Пропал без вести" - это печать подозрения на всю семью: а вдруг пропавший перешел на сторону врага, стал предателем? Нет сведений о гибели военнослужащего - и семья не получает, пусть даже мизерного в годы войны, пособия, продуктовых карточек. Дядя Коля, они, Ваша семья, выжили! Ведь они сильные, такие же, каким были Вы. Выжили и сохранили память о Вас! Я теперь очень много знаю о первых днях войны, об обороне белорусского города Могилева, который Вы вместе с другими бойцами пытались отстоять от врага. У Вас не получилось, и это не Ваша вина. Вы сделали все, что смогли, и даже больше этого! 3 недели - с 8 по 27 июля 1941 года - 172 стрелковая дивизия и другие соединения 13-ой армии обороняли Могилев, находясь в окружении значительных сил немецкой группы армий "Центр". 172 стрелковая дивизия, которой командовал генерал-майор М.Т. Романов, была ядром обороны. Дорогой мой дядя Коля! Вам было 20 лет, чуть больше, чем мне сегодня, и Вы оказались в эпицентре страшных, кровопролитных сражений! Я не могла сдержать слез, когда читала роман К.М.Симонова "Живые и мертвые", когда смотрела фильм "Днепровский рубеж" - это о тех событиях, в которых Вы принимали участие. Я представляла Вас на месте героев книги и фильма и поражалась Вашему мужеству! Вы стояли до конца! Немцы рассчитывали сходу овладеть Могилевом и, не сбавляя темпа наступления, двинуться на Смоленск и Москву. Но враги просчитались. Сразу взять город не получилось - на целых 23 дня "зависли" немцы под Могилевом. К. Симонов приводит в своем романе слова полковника Кутепова, который стал прообразом генерала Серпилина в "Живых и мертвых":- Вот говорят: танки, танки. А мы их бьем! И будем бить. Это точно. Если пехота решила не уходить и закопалась, то никакие танки ничего с ней не смогут сделать.Я уверена, дядя Коля, и Вы говорили так же! Но все было против вас - немцы окружали город с 10 по 16 июля, подтягивали свежие силы. Штурмовать город они начали 17 июля. На предложение сдаться вы ответили категорическим отказом. Ожесточенные бои не прекращались до 25 июля. За это время более четырех тысяч человек были ранены, убитых - не счесть, боеприпасы и продовольствие подошли к концу. Пополнить запасы было нечем, линия фронта к тому времени откатилась далеко на восток. В такой ситуации продолжать оставаться на занимаемых позициях значило обречь защитников на полное истребление. Генерал Романов это отлично понимал и потому принял решение выходить из окруженного Могилева.В 24.00 26 июля под проливным дождем остатки 172 дивизии начали прорыв из окружения. Шансов вырваться из плотного вражеского кольца практически не было. Но наши солдаты все-таки попытались! И Вы, дядя Коля, были в числе этих смельчаков. … 172 стрелковая дивизия была полностью разгромлена. При прорыве очень много бойцов попало в плен. Генерал Романов был ранен и также попал в плен. 28 июля 1941 года начальник германского Генерального штаба сухопутных войск Франц Гельдер записал в своем дневнике:"Район Могилева окончательно очищен от войск противника".Дядя Коля, теперь мы знаем - Вы не пропали без вести: 26 июля 1941 года Вы попали в плен. Я смотрю на карточку военнопленного, которую педантичные немцы заводили на каждого, попавшего к ним… Глаза мои застилают слезы - я вижу чернильный отпечаток Вашего пальца вместо фото, я читаю знакомые имена и названия, написанные на чужом языке - Sosnovka, Сhrjukow Nikolai, Chrjukowa Marfa…Командир 2 стрелкового взвода 3 стрелковой роты 394 стрелкового полка 172 стрелковой дивизии лейтенант Николай Дмитриевич Хрюков попал в плен и был помещен в один из крупнейших лагерей для пленных офицеров - ОФЛАГ XIII D (62), расположенный в немецком городе Хаммельбурге. Об этом лагере я когда-то читала в книге С.Н. Голубова "Снимем, товарищи, шапки!". Я перечитываю книгу вновь и представляю Вас, мой милый, родной дядя Коля… Что пришлось пережить Вам и тем, кто попал в плен! Это был самый настоящий концлагерь, только содержались там военнопленные офицеры. Условия проживания там, как и во всяком фашистском концлагере, были невыносимы. Почему офицеров помещали отдельно от солдат? Это правило было установлено международными нормами еще во время первой мировой войны, когда и был создан ОФЛАГ в Хаммельбурге.В книге С.Н. Голубова устами немецкого военачальника дается характеристика лагеря:"…Хаммельбург - центр обработки и отбора пленных. Именно там путем настойчивой и умелой агитации в среду этих людей вносится рознь. Все колеблющиеся, нетвердые, малодушные элементы превращаются в материал, пригодный для использования в наших руках... Сопротивляющихся - на тот свет. Средства поощрения? Хлеб, масло, яйца и желудевый кофе…"Генерал Дмитрий Карбышев - герой книги "Снимем, товарищи, шапки!", тоже попал в плен в первые дни войны и был помещен в Хаммельбург. Поняв, что генерал, несмотря на все их усилия, не пойдет на сотрудничество с фашистами, они перевели его в Маутхаузен, где Карбышев и принял мученическую смерть.Дядя Коля, мы знаем, что и Вы не поддались немецкой "обработке и пропаганде" - в противном случае у Вас была бы совсем другая судьба. Вы сполна испытали на себе все, что враги уготовили тем, кто сопротивлялся - голод, холод, истощение, болезни. Ваш молодой сильный организм продержался достаточно долго - на Вашей карточке военнопленного значится, что вы умерли в Фалькенау 27 декабря 1943 года от туберкулеза легких. Прагматичные немцы, поняв, что заключенный тяжело заболел, переводили его в "лазарет" Фалькенау. Он только именовался лазаретом - заключенных там не лечили, сюда просто свозили всех "доходяг" из близлежащих лагерей. Люди умирали в страшных мучениях, а помощь им никто оказывать не собирался. Когда в 1945 году американские военные вошли в "лазарет" Фалькенау, они были поражены увиденным - больные, истощенные до последней степени люди, в полуистлевших лохмотьях лежали на голом полу в бараках…Некоторым из тех, кого освободили американцы, повезло - их вылечили, и они вернулись к своим близким. Вы, дорогой наш дядя Коля, не дожили до Победы… Вы покоитесь на кладбище военнопленных в Фалькенау, который в наши дни находится в Чехии и именуется город Соколов.Может быть, когда-нибудь я смогу возложить цветы на Вашу могилу… А сейчас, дядя Коля, я хочу сказать - спасибо Вам за то, что Вы не испугались врага, мужественно встали на защиту своей страны, за то, что показали нам пример стойкости и любви к Родине! Я и все Ваши родные гордимся Вами и преклоняемся перед Вашим подвигом. Пусть упокоится с миром душа воина Николая и всех защитников нашей страны! Ваши потомки свято берегут память о вас!С уважением к Вам -Татьяна Белоголовцева,студентка 2 курса,гр. В-21 Сердобского многопрофильного колледжа
Здравствуйте, уважаемый Николай Дмитриевич!
В раннем детстве я увидела Вашу фотографию в доме моей прабабушки, Анны Дмитриевны Терешкиной ( в девичестве Хрюковой). Вы там были таким красивым, молодым, в военной форме. Эта фотография была сделана 28 апреля 1941 года, а в августе моя прабабушка получила известие о том, что ее брат, то есть Вы, "пропал без вести". Сколько потом ни писали моя прабабушка и ее мама запросов в разные инстанции, ответ приходил один и тот же. И в "Книге Памяти Пензенской области" о Вас я прочитала очень скупые сведения, к тому же расходящиеся с тем, что мне о Вас было известно:
"Хрюков Николай Дмитриевич, м.р. Бековский р-н, м.пр. Бековский РВК, лейтенант. 00.11.1944 пропал б/в".
Мне очень хотелось узнать о Вас - не только ради памяти моей прабабушки, а еще и потому, что я о Великой Отечественной войне знала только из книг. Ваша судьба, Ваша жизнь - это не книга, не выдуманный рассказ. Мои поиски помогли бы мне наглядно представить, что такое война.
Правильно в народе говорят - человек не иголка, потеряться не может. И вот сейчас, спустя 70 лет после Победы, благодаря интернет-порталу Министерства обороны РФ "Память народа" я нашла сведения о Вас!
Теперь я могу, пусть в общих чертах, но восстановить Ваш жизненный путь. Пусть нет уже давно в живых ни моей прабабушки, ни ее мамы, но знайте, что память о Вас по-прежнему хранится в нашей семье, мы гордимся Вами!
Дорогой дядя Коля! (Я думаю, что имею право Вас так называть.) Вам было всего 20 лет, когда началась война. 20 июня 2015 года Вам бы исполнилось 94 года. Но судьба распорядилась иначе. Вы окончили школу-семилетку в селе Сосновка Бековского района и поступили учиться в военное пехотное училище.
Вы даже не доучились до конца: 172 стрелковая дивизия, куда Вас направили на практику, накануне войны выехала для прохождения летней учебы в Тесницкие лагеря под Тулой. Там Вам и пришло известие о войне. С 26 июня по 3 июля части дивизии перебрасывались в район Могилева. Моя бабушка помнит, что было от Вас письмо - Вы послали его своей маме, Марфе Ивановне, с дороги. "Едем в сторону Курска, " - написали Вы, и это было последнее Ваше письмо. Дальше - годы неизвестности.
"Пропал без вести" - это печать подозрения на всю семью: а вдруг пропавший перешел на сторону врага, стал предателем? Нет сведений о гибели военнослужащего - и семья не получает, пусть даже мизерного в годы войны, пособия, продуктовых карточек.
Дядя Коля, они, Ваша семья, выжили! Ведь они сильные, такие же, каким были Вы. Выжили и сохранили память о Вас!
Я теперь очень много знаю о первых днях войны, об обороне белорусского города Могилева, который Вы вместе с другими бойцами пытались отстоять от врага. У Вас не получилось, и это не Ваша вина. Вы сделали все, что смогли, и даже больше этого!
3 недели - с 8 по 27 июля 1941 года - 172 стрелковая дивизия и другие соединения 13-ой армии обороняли Могилев, находясь в окружении значительных сил немецкой группы армий "Центр". 172 стрелковая дивизия, которой командовал генерал-майор М.Т. Романов, была ядром обороны.
Дорогой мой дядя Коля! Вам было 20 лет, чуть больше, чем мне сегодня, и Вы оказались в эпицентре страшных, кровопролитных сражений! Я не могла сдержать слез, когда читала роман К.М.Симонова "Живые и мертвые", когда смотрела фильм "Днепровский рубеж" - это о тех событиях, в которых Вы принимали участие. Я представляла Вас на месте героев книги и фильма и поражалась Вашему мужеству! Вы стояли до конца!
Немцы рассчитывали сходу овладеть Могилевом и, не сбавляя темпа наступления, двинуться на Смоленск и Москву. Но враги просчитались. Сразу взять город не получилось - на целых 23 дня "зависли" немцы под Могилевом. К. Симонов приводит в своем романе слова полковника Кутепова, который стал прообразом генерала Серпилина в "Живых и мертвых":
- Вот говорят: танки, танки. А мы их бьем! И будем бить. Это точно. Если пехота решила не уходить и закопалась, то никакие танки ничего с ней не смогут сделать.
Я уверена, дядя Коля, и Вы говорили так же! Но все было против вас - немцы окружали город с 10 по 16 июля, подтягивали свежие силы. Штурмовать город они начали 17 июля. На предложение сдаться вы ответили категорическим отказом. Ожесточенные бои не прекращались до 25 июля. За это время более четырех тысяч человек были ранены, убитых - не счесть, боеприпасы и продовольствие подошли к концу. Пополнить запасы было нечем, линия фронта к тому времени откатилась далеко на восток. В такой ситуации продолжать оставаться на занимаемых позициях значило обречь защитников на полное истребление. Генерал Романов это отлично понимал и потому принял решение выходить из окруженного Могилева.
В 24.00 26 июля под проливным дождем остатки 172 дивизии начали прорыв из окружения. Шансов вырваться из плотного вражеского кольца практически не было. Но наши солдаты все-таки попытались! И Вы, дядя Коля, были в числе этих смельчаков.
… 172 стрелковая дивизия была полностью разгромлена. При прорыве очень много бойцов попало в плен. Генерал Романов был ранен и также попал в плен. 28 июля 1941 года начальник германского Генерального штаба сухопутных войск Франц Гельдер записал в своем дневнике:
"Район Могилева окончательно очищен от войск противника".
Дядя Коля, теперь мы знаем - Вы не пропали без вести: 26 июля 1941 года Вы попали в плен.
Я смотрю на карточку военнопленного, которую педантичные немцы заводили на каждого, попавшего к ним… Глаза мои застилают слезы - я вижу чернильный отпечаток Вашего пальца вместо фото, я читаю знакомые имена и названия, написанные на чужом языке - Sosnovka, Сhrjukow Nikolai, Chrjukowa Marfa…
Командир 2 стрелкового взвода 3 стрелковой роты 394 стрелкового полка 172 стрелковой дивизии лейтенант Николай Дмитриевич Хрюков попал в плен и был помещен в один из крупнейших лагерей для пленных офицеров - ОФЛАГ XIII D (62), расположенный в немецком городе Хаммельбурге.
Об этом лагере я когда-то читала в книге С.Н. Голубова "Снимем, товарищи, шапки!". Я перечитываю книгу вновь и представляю Вас, мой милый, родной дядя Коля… Что пришлось пережить Вам и тем, кто попал в плен!
Это был самый настоящий концлагерь, только содержались там военнопленные офицеры. Условия проживания там, как и во всяком фашистском концлагере, были невыносимы. Почему офицеров помещали отдельно от солдат? Это правило было установлено международными нормами еще во время первой мировой войны, когда и был создан ОФЛАГ в Хаммельбурге.
В книге С.Н. Голубова устами немецкого военачальника дается характеристика лагеря:
"…Хаммельбург - центр обработки и отбора пленных. Именно там путем настойчивой и умелой агитации в среду этих людей вносится рознь. Все колеблющиеся, нетвердые, малодушные элементы превращаются в материал, пригодный для использования в наших руках... Сопротивляющихся - на тот свет. Средства поощрения? Хлеб, масло, яйца и желудевый кофе…"
Генерал Дмитрий Карбышев - герой книги "Снимем, товарищи, шапки!", тоже попал в плен в первые дни войны и был помещен в Хаммельбург. Поняв, что генерал, несмотря на все их усилия, не пойдет на сотрудничество с фашистами, они перевели его в Маутхаузен, где Карбышев и принял мученическую смерть.
Дядя Коля, мы знаем, что и Вы не поддались немецкой "обработке и пропаганде" - в противном случае у Вас была бы совсем другая судьба. Вы сполна испытали на себе все, что враги уготовили тем, кто сопротивлялся - голод, холод, истощение, болезни. Ваш молодой сильный организм продержался достаточно долго - на Вашей карточке военнопленного значится, что вы умерли в Фалькенау 27 декабря 1943 года от туберкулеза легких.
Прагматичные немцы, поняв, что заключенный тяжело заболел, переводили его в "лазарет" Фалькенау. Он только именовался лазаретом - заключенных там не лечили, сюда просто свозили всех "доходяг" из близлежащих лагерей. Люди умирали в страшных мучениях, а помощь им никто оказывать не собирался. Когда в 1945 году американские военные вошли в "лазарет" Фалькенау, они были поражены увиденным - больные, истощенные до последней степени люди, в полуистлевших лохмотьях лежали на голом полу в бараках…
Некоторым из тех, кого освободили американцы, повезло - их вылечили, и они вернулись к своим близким. Вы, дорогой наш дядя Коля, не дожили до Победы… Вы покоитесь на кладбище военнопленных в Фалькенау, который в наши дни находится в Чехии и именуется город Соколов.
Может быть, когда-нибудь я смогу возложить цветы на Вашу могилу…
А сейчас, дядя Коля, я хочу сказать - спасибо Вам за то, что Вы не испугались врага, мужественно встали на защиту своей страны, за то, что показали нам пример стойкости и любви к Родине! Я и все Ваши родные гордимся Вами и преклоняемся перед Вашим подвигом.
Пусть упокоится с миром душа воина Николая и всех защитников нашей страны! Ваши потомки свято берегут память о вас!

С уважением к Вам - Татьяна Белоголовцева, студентка 2 курса, гр. В-21 Сердобского многопрофильного колледжа

Отредактировано ЛАК (2018-12-13 16:42:06)

0

2

Здравствуйте!

Чехия. Карловарский край г.Соколов. Мемориал военнопленных

0