Сделать стартовой Добавить в Избранное Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте Из Пензенской области на фронты Великой Отечественной войны было призвано более 300 000 человек, не вернулось около 200 000 человек... Точных цифр мы до сих пор не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесёт данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, ковал Победу в тылу, прославлял ратными и трудовыми подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Пронин Иван Ануфриевич (Андреевич)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Информация из Книги Памяти http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=1050204046 , http://www.obd-memorial.ru/memorial/ful … 000398.png :
1050204046 (1100204046)
Фамилия Пронин 
Имя Иван 
Отчество Андреевич 
Дата рождения/Возраст __.__.1900 
Место рождения Пензенская обл., Шемышейский р-н, д. Пестровка 
Дата и место призыва Шемышейский РВК 
Воинское звание красноармеец 
Причина выбытия пропал без вести 
Дата выбытия 11.04.1942 
Название источника информации Всероссийская Книга Памяти. Пензенская область. Том 6.

Информация из Книги Памяти http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=1050310103 , http://www.obd-memorial.ru/memorial/ful … 000079.png :
1050310103 (1100310103)
Фамилия Пронин 
Имя Иван 
Отчество Ануфриевич 
Дата рождения/Возраст __.__.1898 
Место рождения Пензенская обл., Шемышейский р-н, с. Пестровка 
Дата и место призыва Шемышейский РВК 
Воинское звание красноармеец 
Причина выбытия пропал без вести 
Дата выбытия 11.04.1942 
Название источника информации Всероссийская Книга Памяти. Пензенская область. Том 10.

Донесения послевоенного периода 08.07.1946 Шемышейский РВК Пензенской обл. http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=57409138 , http://www.obd-memorial.ru/memorial/ful … 000103.jpg :
57409138
Фамилия Пронин 
Имя Иван 
Отчество Андреевич 
Дата рождения/Возраст __.__.1898 
Место рождения Пензенская обл., Даниловский р-н, с. Петровка 
Дата и место призыва 18.01.1942 Шемышейский РВК, Пензенская обл., Шемышейский р-н 
Воинское звание красноармеец 
Причина выбытия пропал без вести 
Дата выбытия 11.04.1942 
Название источника информации ЦАМО 
Номер фонда источника информации 58 
Номер описи источника информации 18004 
Номер дела источника информации 208.
Доп.данные из документа: стрелок, родственники - сын Пронин ?Иван Кузьмич, Пензенская обл. Шемышейский р-н сов.Выдвиженец.

Со слов Пронина Александра Ивановича - сына Ивана Ануфриевича - у Ивана Ануфриевича был приёмный сын Борис Кузьмич - сын жены от первого брака.

Шемышейский район
...
НАСКАФТЫМ (Никольское, Наксавтым, Наксафтым), мордовское (мокша и эрзя) село, центр сельсовета, в 16 км к северо-востоку от р.п. Шемышейка...

По декрету ВЦИК от 12.11.1923 г. – центр укрупненной волости Кузнецкого уезда; в нее вошли прежние волости Наскафтымская, Шемышейская, д. Верхняя Дубровка и с. Нижняя Дубровка Дубровской волости. В 1926 г. открыта школа крестьянской молодежи, в 1938 г. – средняя школа. В 1928-32 гг. – районный центр Средневолжской области (фактически районное руководство базировалось в Шемышейке), с 1932 г. – Шемышейского района. В 1929 г. организован колхоз имени Калинина, в тридцатые годы – совхоз «Выдвиженец» (выдвиженцы – неологизм тридцатых годов: лица, выдвинутые по социальному и национальному признаку из бедноты, молодых членов ВКП (б) и комсомола на руководящие должности). В 1939 г. свиносовхоз «Выдвиженец» Наркомата сельского хозяйства РСФСР, 220 рабочих и специалистов, 19 тракторов, 4 комбайна, 3 грузовых автомашины, 234 головы КРС, 1375 свиней, земельный фонд 4068 га (Пензенская область. Краткий экономико-стат. сб. Пенза, 1941). В 1958 г. колхоз и совхоз объединили под общим названием совхоз «Выдвиженец» (зерновые, кормовые культуры, хмель, мясо-молочное животноводство)...

Источник: сайт М.С.Полубоярова

0

2

http://www.ym-penza.ru/index.php?option … Itemid=213

Судьба генерала
Этого человека можно назвать легендой.
Генерал-майор Александр Пронин 15,5 лет возглавлял пензенскую милицию. В этой должности он пережил четырех руководителей области.
Сегодня он, пожалуй, единственный в Пензе генерал, получивший это звание в эпоху СССР.
Александр Пронин 18 лет не давал интервью.
И сегодня «Улица Московская» начинает цикл публикаций – рассказы генерал-майора милиции Александра Пронина о своей жизни, громких делах, коллегах и руководителях.

Семья лесника
Родился я в большой семье.
Отец мой Иван Ануфриевич служил лесником. Был раньше кордон в Шемышейском районе: между Неклюдово и Пиксанкино. Там мы и жили. Там почти все и родились: 7 братьев и одна сестра. Я был предпоследним ребенком в семье.
В 1940 г. к отцу на кордон приехало районное начальство – поохотиться.
Поохотились, выпили, а наутро встали – начальник милиции умер. Конечно, отца сразу заграбастали. Месяца 3 таскали. Потом отпустили – выяснили, что начальник милиции умер своей смертью. Но место лесника на кордоне занял уже другой человек.
Нас определили в мордовский поселок Ранго-Лисьма (по-русски, кричащий родник).
Полгода отец там проработал, и в январе 1942 г. его взяли на фронт. На войну ушли и три старших брата – Николай, Леонид и Борис.
Через 3 месяца, в апреле 1942 г., на отца пришло извещение – пропал без вести.
Ни где он погиб, ни когда, я выяснить так и не смог, хотя неоднократно писал запросы в различные инстанции.
Брат Леонид, 1925 г. р.,  ушел на фронт в 17 лет. Тоже погиб – в 1945 г., 21 апреля. За несколько дней до победы. Погиб в Австрии. Похоронен в братской могиле недалеко от города Хартберг.
Брат Николай вернулся с фронта, но пришел серьезно раненный. Жил после войны в в Орске и умер Москве.
Борис на войне тоже был серьезно ранен. Года три после победы лечился по госпиталям, но поправился. Прожил до 65 лет.

Ранго-Лисьма
Когда началась война и старшие ушли воевать, нас у матери осталось пятеро: Лида, 11 лет, Володя, 9 лет, Толя, 6 лет, я, мне 3 года, и Юрка, 2 года.
Ранго-Лисьма – поселок мордовский. Мы – русские. Мы там были абсолютно чужие: ни родных, ни знакомых. С местными пацанятами нередко приходилось драться. В общем, детство мое бурное было.
Когда вспоминаю то время, думаю: как же мы выжили? Голод, холод, денег не было ни копейки. Денег тогда в колхозах и совхозах не давали – работали за трудодни. Нас спасло то, что мать обшивала весь поселок.
Мама моя Екатерина Михайловна по тем временам была женщиной образованной. Она окончила церковно-приходскую школу: умела читать и писать. Была глубоко верующей, молитвы знала, нас им научила. Пела замечательно. Хорошо шила.
У нее была машинка «Зингер». Помню, в доме были выкройки. То есть она этим профессионально занималась. Всегда меня интересовал вопрос: откуда она все это знала? Но мать про свое детство не рассказывала. Знаю только, что у ее отца была мельница и его раскулачили.
В поселке  Ранго-Лисьма жили человек 250. Здесь была начальная школа, магазин, а рядом в лесу – два лагеря политзаключенных.   
Я прекрасно помню, как строили эти бараки. Женщины добывали торф на болотах, а мужчины пилили дрова и гнали из березы деготь.
Заключенных возили под конвоем на работу: охранники, собаки. Но все же они достаточно свободно жили. Концерты нам в поселке давали. Я там впервые какие-то песни услышал. А то ведь мы, как аборигены, жили в этом селе, фактически отрезанные от всего мира. Света не было, радио не было, газа тоже – печки только, дровами топили.
Четыре класса я кончил, конечно, хулиганом. После 4 класса подпаском пас стадо. Все лето пропас его и думаю: нет, так жить я не хочу. И решил взяться за учебу.
А 7-летка была за 8 км от поселка. И весь поселок, школьники, каждый день, 3 года подряд, 8 км туда и 8 км обратно. Подъем в 6 часов. Обратно возвращаешься после двух. Уже темно становится, а уроки надо делать. Свечи были дорогие. Только лучины жгли. Так уроки и делали.
Семь классов я закончил с отличием. Десятилетка была уже в Шемышейке – за 12 км от поселка. И я ушел жить в Шемышейку – к старшему брату Борису. С 8 по 10 классы жил в его семье. У него к тому времени было 2 детей.
Десятилетку я тоже закончил хорошо, без троек. На выпускной вечер надел глаженые брюки со стрелками (старшего брата) и тенниску с замочком на груди. Надел впервые в своей жизни! До этого мне мать шила шаровары из парусины и рубашки.

Студент
Окончил школу я в 1956 г. И куда? В институт идти – денег нет ни рубля. Ехать в Пензу – там ни родных, ни знакомых.
Товарищ мой Степан Смольков, у него брат Николай работал на велозаводе, говорит: поехали, в Пензе открывают новое техническое училище – готовят радиомонтажников.
Это было училище № 4 на ул. Гагарина. Почему еще поехали туда: там 3 раза в сутки кормили и обмундировывали. Но квартиру все равно надо было снимать. Так братья мои из Шемышейки дрова привозили за уплату, кур, яйца… Денег не было вообще.
Я год учился в училище. Был старостой группы. Преподаватели – участники Великой Отечественной войны, солидные и серьезные люди. Они для меня были авторитетом. Я с отличием училище закончил.
И мы на ВЭМе стали работать. В первый же месяц получил я полторы тысячи рублей! А средняя зарплата тогда была 200-300 рублей. А мы в 2 смены работали. Мне же надо было одеться – я в обмундировании училища ходил.
И я за одну зарплату полностью тогда оделся. Помню, чехословацкие ботинки за 25 рублей купил – хорошие желтые туфли «Цебо». Шерстяной костюм за 125 рублей, плащ, пальто купил... После второго месяца работы я уже богатым себя почувствовал, но меня забрали в армию. Август, сентябрь только и проработал. В октябре меня призвали.

Образцовый солдат
В местечке Пуховичи, под Минском, мы прошли первоначальную подготовку, приняли присягу и оттуда были направлены в Германию.
По  территории СССР нас везли в телятниках – теплушках. А в Германию – в плацкартных вагонах.
Служил я в зенитно-артиллерийской части. Стояли мы в г. Стендаль. Это 3 км от границы с Западной Германией.
Поскольку я был физически хорошо подготовлен и имел техническое образование, меня сразу направили в годичную школу сержантов. Через 2 месяца меня назначили командиром отделения курсантов в сержантской школе. А командир отделения – это большая ответственность: ты отвечаешь за орудие,  у тебя в подчинении 12 человек, и ты должен обеспечить их строевую, физическую и политическую подготовку.
А обстановка в нашей части была действительно боевая.
Тогда Западный Берлин соединялся с Западной Германией тремя воздушными коридорами – американским, английским и французским. Коридоры ограничивались по высоте и по ширине. Наша часть стояла под английским коридором.
Коридоры мощно охранялись и самолетами, и зенитками, а потом и ракеты прислали. Кроме нашей, зенитно-артиллерийской, части в городе стояли еще танковая и стрелковая.
На вооружении были пушки 57-миллиметровые. Такие сейчас возле администрации Пензы стоят – С-60.
Из нее можно было стрелять расчетом, то есть ручным управлением, и автоматически: пушка была подключена к пульту управления зенитно-артиллерийским огнем. ПУЗАО, так называемое. Девять батарей управлялись этим ПУЗАО в автоматическом режиме. То есть можно было сидеть и только снаряды в пушки толкать, а они автоматически стреляли.
У нас не было никаких увольнений. Только занятия, тренировки и боевые стрельбы на полигонах.
Были моменты, что стреляли боевыми по англичанам: они иногда специально вылетали за пределы коридора. Мы по ним стреляли боевыми и заставляли вернуться в коридор.
В армии я вступил в партию. Выступал за сборную дивизии по легкой атлетике, по десятиборью. Одним словом, был отличником боевой и политической подготовки.
И произошел со мной однажды такой казус.
У нас на вооружении были карабины. А в 1958 г. или 1959 г. выпустили автомат Калашникова. Командир дивизии организовал на базе нашего полка учения. Поскольку я  был образцовым сержантом и отлично стрелял из всех видов стрелкового оружия, показать упражнения с автоматом поручили мне.
И вот построили всех офицеров дивизии и меня выставили показать, как надо выполнять упражнения по стрельбе.
Сначала нужно было поразить грудную мишень с расстояния в 50 м, потом бежишь метров 50 – поясная мишень, стреляешь. Снова бежишь. Третья мишень – пулемет.
Мишень стоит только 5 секунд, и пока ты ни поразишь ее – не имеешь права бежать к следующей.
Дали мне автомат. Я был уверен на 100%, что смогу сделать все на отлично. Я эти упражнения, можно сказать, с закрытыми глазами делал.
Первая мишень появилась. Я первую очередь выпустил – она стоит. Вторую – стоит, третью – стоит. Всё – двойка. Представляете?
Командир дивизии как начал отчитывать командира полка: «Вы кого поставили? Что за лапоть такой? Наказать!» Потом и мне досталось. Я ему говорю: «Товарищ генерал, я не виноват». – «А кто?» – «Надо проверить оружие!»
Я был уверен: не может такого быть, чтобы я на 50 м не попал в мишень.
Генерал: «Техников сюда! Проверьте». Они – оружие на станок: прицелились – мимо.
Мне командир дивизии вручает другой автомат: «Стреляй. Промахнешься – посажу на гауптвахту».
Я ложусь – попал, бегу – попал… Поразил все три мишени. Прибежал, докладываю командиру полка. Командир дивизии: объявляю вам поощрение – отпуск на 10 суток.
Но в отпуск я не поехал. Я уже был раз в отпуске. Во-первых, добираться очень далеко – 3-4 пересадки. Во-вторых, попал я с этим отпуском впросак.
Мать мне в дорогу яиц наварила. Они за трое суток пути испортились. А я приехал в часть и сослуживцев ими накормил. Все отравились, в том числе и я. Так меня потом КГБ затаскало: не диверсия ли это?! Поэтому в отпуск решил больше не ездить.
Демобилизоваться я должен был в ноябре 1960 г., а меня отпустили в июле.
Я когда выступал на соревнованиях за дивизию, заместитель командира дивизии, который отвечал за спорт, сказал: если выполнишь зачет по 1 разряду в десятиборье, мы тебя отпустим на учебу в институт. 
Я постарался. Набрал очки. И он сдержал слово.
25 июля я прибыл в Пензу. Пошел сдавать экзамены в пединститут, на исторический факультет. Сдал все экзамены, кроме последнего. Просто не пошел его сдавать. Потому что на третий день после прихода из армии я женился.
* * *
Еще когда учился в училище, я познакомился с девушкой – Марией Берлиной. Она училась в параллельной группе, где готовили сборщиков часов.
Она была сиротой: отец погиб на войне, мать умерла в 1946 г., Маше было 8 лет. Она, как и я, росла без отца, в нужде, воспитывалась у старшего брата.
Мы с ней сдружились. Тогда нравы были совершенно другие. Мы с ней до армии целовались только несколько раз. Во время моей службы все время переписывались.
Из армии я приехал сразу в Пензу – поступать. Матери не сообщил, что вернулся. Пришел к Маше: давай поженимся. Я подумал: сейчас не женюсь – избалуюсь потом. А она меня 3 года ждала. Мне даже как-то стыдно было на ней не жениться. 
Пошли в ЗАГС. Там: надо месяц ждать. Я им: не надо, она и так меня 3 года ждала, а вы – еще месяц. И нас расписали.
И тут я подумал: и как же я пойду учиться? Она получает 80 рублей на заводе, и у меня стипендия будет 27 рублей. Нет. Надо работать.

Инвалид
Меня сразу, на второй день после прихода из армии, взяли на завод ВЭМ. Делали мы тогда там электронно-вычислительные машины «УРАЛ».
Отношение в то время к работе было очень серьезное. Никаких опозданий! Никаких прогулов!
А я однажды подхожу к проходной – бац! – у меня пропуска нет. А я же дисциплинированный был. Для меня опоздать на работу – это ЧП.
Слава богу, я всегда рано приходил на работу. Я с ВЭМа бегом домой – мы снимали квартиру на Бакунина, где сейчас ККЗ «Пенза».
Прибежал, схватил пропуск. Выскочил на Коммунистическую. Понимаю: опаздываю. Вижу – троллейбус. Я сзади по лестнице залез на крышу. Еду. А был февраль. Мороз. Я мокрый. Но зато успел!
До обеда проработал, чувствую – что-то не то. Пошел в санчасть. У меня температура под 40! Меня сразу на скорой в больницу. Оказалось, желтуха!
Меня – в КИМ. Лечат месяц – не проходит, лечат второй – не проходит. Я 4 месяца пролежал в больнице.
Выписали меня и направили на врачебную комиссию. И там дали инвалидность 2 группы! В трудовой так и написали: работать не может. Представляете? Мне 21 год, а я инвалид.
Вышел я с ВК и думаю: что ж делать-то? Даже мысли были суицидальные. Никогда не думал, что могу оказаться в такой ситуации. Я же был активный, спортсмен. У меня жена молодая, забеременела уже. Мы живем на квартире, у жены зарплата – 80 рублей. А мне то нельзя, это нельзя. Прям ложись и помирай.
Записался на консультацию к врачу в областную больницу. Пришел. Сидит врач – женщина лет пятидесяти. Рассказал ей про свою инвалидность. Она меня осмотрела. И сказала: выбрось все из головы. У нее, оказывается, в 18 лет тоже заболела печень. Ей тоже все запрещали. Но печень, сказала врач, восстанавливается, поэтому ешь и пей все, делай все, но не перегружайся.
Спасибо ей, доброй и грамотной женщине. Психологически она меня тогда очень поддержала.
Пришел я  домой и говорю жене: все, начинаю себя сам восстанавливать. И каждое утро начал бегать понемножку, делать зарядку. Поступил в приборостроительный техникум, рядом с домом, на вечернее отделение.
Через год мне дали 3 группу инвалидности, а она уже рабочая. Взяли меня опять на работу на ВЭМ. А туда с ремесленного училища № 6 на практику приводили электромонтажников. И меня Сюзюмов Петр Федорович, директор училища, пригласил мастером производственного обучения.

Наставник
Мне дали группу детдомовских девчат. Подростки 14-ти лет. Сорви-головы!
Но мне отступать нельзя – я же коммунист. Я взялся за них. Мне их жалко было: они же сироты, брошенные. Ничего в своей жизни не видели. Я уж из своей зарплаты какие-то подарочки им на день рождения стал делать: кому колготки, кому шоколадку…  Потом говорю: давайте, девчонки, работать после занятий.
Пошел по заводам, нашел им работу: где кирпичи переложить, где еще что… И они впервые в жизни получили свои деньги. Пусть небольшие, но деньги.
А на другой день прихожу в училище – они все пьяные. Говорю: «Эх, девчонки! Я ж думал, вы себе что-то купите, а вы все пропили. Как же вам доброе дело можно после этого делать?!» Они: мы не все пропили.
Пошел с ними по магазинам, что-то мы им купили… Мне хоть самому всего 22 года, но им я как отец был.
Два года я с ними возился. Выпустил. Всю группу. Никого не отчислили. Устроил всех на работу: часть на ВЭМ, часть в НИИ, а часть уехали в Красноярск. Там аналогичный ВЭМу завод был.

Комсомольский лидер
Когда выпустил группу, меня избрали освобожденным секретарем комсомольской организации. Зарплата – 90 рублей. А у мастера – 140 руб.
Но, чтоб я не потерял в зарплате, директор дал мне преподавательские часы – предмет «Допуск посадки». Я к тому времени уже приборостроительный техникум окончил. И предмет этот мы изучали.
Стал я преподавать. Получалось у меня. В училище преподаватели были опытнейшие, умнейшие. А я – мальчишка. Но они ко мне с уважением относились. Я их просто боготворил. Преподавательская среда – в ней атмосфера другая. Все же это не завод, не рабочий класс.
Проработал я в училище 2 года секретарем комсомола. Вошел в круг комсомольских лидеров. Видимо, меня заметили.
Приглашают в райком партии. Петраш Павел Григорьевич тогда был первым секретарем Октябрьского райкома партии. Умнейший и грамотнейший человек! Предложил мне место в орготделе. Я ему прямо говорю: я не знаю эту работу. Он: ничего, получится – было бы желание.
Пришел в райком, в орготдел. Начальником орготдела был подполковник Ивлиев Илья Николаевич. Военный человек. Моряк. Принципиальный. Опять я попал в хорошие руки. Мне вообще, честно скажу, везло на руководителей.
Проходит неделя – меня вызвал второй секретарь райкома партии: «Вам задание – подготовить справку о работе райкома партии Октябрьского района по руководству комсомолом».
А я понятия не имею, о чем эта справка должна быть. Для меня это поручение – иди туда не знаю куда, принеси то не знамо что.
В орготделе инструкторов было 5-6 человек. Я прихожу к ним, спрашиваю: что делать-то? Они: тебе дали задание – ты и думай.
Я и думаю: неужели я такой дурак, что не разберусь? Где-то же этот вопрос обсуждался, будировался.
Пошел в библиотеку, взял журналы «Партийная жизнь», «Коммунист», газеты «Правда». Неделю сидел в библиотеке и изучал литературу. Разобрался!  Изучил все решения бюро райкома партии. Картинка у меня сложилась. Накатал я справку.
Иду к Петрашу. Он взял красный карандаш, читает и подчеркивает. Отдает: «Александр Иванович, подумай над тем, что я подчеркнул».
Я посмотрел: а там ошибки – стилистические, грамматические… Исправил. Пришел во второй раз. Петраш взял – в 2-3 местах поправил: «Печатай начистовую». Я напечатал. Он подписал, и моя справка пошла в обком. Я был на седьмом небе!
И потом пошло. Я в отделе стал главным писателем справок и докладов. Как какая конференция: Александр Иванович, набросай тезисы.
Через год наш начальник отдела ушел на пенсию, и меня ставят заведующим орготделом. Мне опять начинать заново. Раньше я справки писал, а теперь все вопросы мои: прием, увольнение, проведение конференций, заседаний бюро, собраний, партвзносы и т.д.
Больше того, Петраш всех заведующих отделами вызвал и сказал: все документы, которые вы готовите, сдавайте в орготдел. Пусть Пронин визирует, а потом только ко мне.
Они возмущаться. Он: я так сказал. Я почувствовал, что мне доверяют.

Неожиданное назначение
Я проработал заведующим орготделом Октябрьского райкома партии 7 лет. Я стал общаться с руководителями заводов: Джанполадов (велозавод), Стукалов (ВЭМ), Коляда (часовой), Атрощенко (Тяжпром), с секретарями парткомов. А это фигуры были в Пензе! И эти солидные люди стали ко мне с уважением относиться. 
Чувствую: начали мне мои коллеги в райкоме искать другую работу. До сих пор не пойму почему: то ли я свою должность перерос, то ли опасен кому-то стал, не вписался в их компанию.
К этому времени я закончил Высшую партийную школу при ЦК КПССС в Москве, заочно. С отличием закончил.
Вызвал меня как-то Петраш к себе: у него 2 человека в гражданке сидят. Говорят: мы из КГБ, хотим Вас в академию КГБ направить. Побеседовали они со мной. Но на этом дело и закончилось. Видимо, по каким-то параметрам я им не подошел.
А в ноябре 1974 г. меня пригласил в обком партии Белоцерковский Иван Васильевич, заведующий административным отделом. Сидит с ним в кабинете мужчина в гражданской одежде.
Белоцерковский мне: «Вот сидит генерал Уланов. Просит перевести Вас на работу в УВД».
Я, как заведующий орготделом, общался с начальником милиции, прокурором района, но на областное руководство не выходил и Уланова не знал лично.
И до сих пор я не пойму, почему меня в УВД перевели. Да, мне нравилась армия, дисциплина. Но какой же я милиционер-то?
А Белоцерковский мне: «Сколько получаешь сейчас?» – «190 рублей». –  «Ну вот видишь. А в УВД будет 220 плюс за звание. Присвоим тебе майора. (В райкоме мне уже присвоили звание капитана). Рублей 300 будешь получать». – «Да меня деньги не очень волнуют. Я же работу не знаю». – «У тебя будут вопросы воспитания. Работников милиции тоже нужно воспитывать».
А потом меня вызвал Ермин Лев Борисович: «У нас завтра бюро обкома. Рекомендуем Вас на работу в органы внутренних дел». – «Но, Лев Борисович,…» – «Ты что, не понял что ли?»
Что мне оставалось? Вопрос решен. Меня, в общем-то, никто и не спрашивал. Партия сказала: «Надо!» А я – коммунист.

Минутная слабость
Назначили меня начальником отдела политико-воспитательной работы. Проработал я в этой должности неделю. У меня 5 человек в аппарате. Они сидят: ждут каких-то указаний. Что им говорить, я понятия не имею. Как работать? Бросили меня как котенка в воду.
Думаю: пойду в обком. Скажу: отмените решение. Направьте хоть в колхоз какой. Если никуда не направят, думаю, уйду на завод.
Я же привык к партийной работе. К другим людям. А там, в милиции, атмосфера совершенно другая. Там я даже не знал, о чем говорить с людьми.
Подошел к дубовым дверям обкома. Взялся за ручку двери и остановился. Подумал: «Ну что ж ты, Пронин, такой беспомощный! Другие же люди как-то работают! И ты сможешь!»
Постоял 20 минут на крыльце обкома. Вернулся в УВД. И засучил рукава.

Автор:  Антон Инюшев Суббота, 26 Ноябрь 2016 16:54

Отредактировано простомария (2017-04-12 08:46:12)

0

3

https://www.myheritage.com/person-1500015_261388991_261388991/иван-онуфриевич-пронин?lang=RU
Иван Онуфриевич Пронин
1-я жена - имя неизвестно (от нее сын Леонид)
2-я жена - Пронина Екатерина Михайловна 1899-1965, умерла и похоронена в с. Ранго-Лисьма Шемышейского р-на Пензенской обл.
Дети:
   (приемный, сын жены Екатерины Михайловны) Пронин Борис Кузьмич 1922-1978, участник войны. У него жена Мария
   (от первой жены) Пронин Леонид Иванович , 1925-21.04.1945, погиб на фронте
   Пронин Николай Иванович 1927-?, участник войны, жил в Орске, похоронен в Москве. Жена Валентина
   Пронина Лидия Ивановна 1930-ок.1985, муж Николай Ашанин,  у них 6 детей
   Пронин Владимир Иванович 1932-2010, похоронен в с. Шемышейка. У него жена Любовь. У них сын Николай (ум. 1995, похоронен в с. Шемышейка) и 2 дочери
   Пронин  Анатолий Иванович 05.09.1935-29.05.2007, умер и похоронен в Крыму, с. Маленькое. Его жена Пронина Мария Маркеловна, в девич. Атякшева (01.11.1935-30.07.1992, похоронена в с. Маленькое, Крым). У них 2 сына и 2 дочери
   Пронин  Александр Иванович р. 1938, генерал-майор, начальник УВД Пензенской обл.
   Пронин Юрий Иванович р. 1939

вероятно, сестра Прасковья Ануфриевна, в замуж. Самаркина, проживавшая в с. Пестровка (из донесения сына Леонида)

Отредактировано Дворянкин С.А. (2018-10-05 09:03:20)

0