Сделать стартовой Добавить в Избранное Постучать в аську Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте За Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945гг. мы "заплатили" очень дорого... Из Пензенской области было призвано более 300 000 человек, не вернулось более 200 000 человек... Точных цифр до сих пор мы не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесет данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, прославлял ратными подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ДОЛГОВ Петр Иванович. Герой Советского Союза.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Информация из "Герои Советского Союза: Краткий    биографический    словарь в двух томах". Т1 /Абаев — Любичев/ Пред. ред. коллегии И. Н. Шкадов. — М.: Воениздат, 1987:
"ДОЛГОВ Пётр Иванович, род. 21.02. 1920 в с. Богоявленское, ныне с. Долгово Земетчинского р-на Пензен. обл., в семье крестьянина. Русский. Член КПСС с 1945. В 1939 окончил Мичурин. проф­техшколу. В Сов. Армии с 1940. Окончил Шкотовское воен. пех. училище в 1942. На фронтах Вел. Отеч. войны с янв. 1945 в составе ВДВ.
В 1947 окончил Военно-парашют. учи­лище ВДВ в Рязани. Ст. инструктор-испытатель парашютов. Полковник Д. в течение многих лет испытывал новые об­разцы авиац. спасат. средств. Гос. пр. СССР. Мастер парашют, спорта СССР, совершил 1409 прыжков, установил 8 ми­ровых и всесоюзных рекордов. 1.10.1962 совершил прыжок с аэростата с высоты 25 600 м. Погиб во время прыжка. Зва­ние Героя Сов. Союза присвоено 12.12.62 посмертно. Нагр. 2 орд. Ленина, 2 орд. Красного Знамени, 2 орд. Красной Звезды, медалями.
Похоронен в Москве. Навечно зачислен в списки Рязан. высшего возд.-дес. ко­мандного училища. Именем Героя назва­на улица в Пензе.
Лит.: 27; 191/324—329; 198/126—130."

Информация о Герое на сайте "Герои страны" http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=1875 .

"Долгов Пётр Иванович
21.02.1920 - 01.11.1962
Герой Советского Союза
    Даты указов

1. 12.12.1962

    Памятники

      Надгробный памятник
      Мемориальная доска в посёлке Чкаловский



Долгов Пётр Иванович - старший инструктор-испытатель парашютной техники Научно-исследовательского института Военно-воздушных сил СССР; командир экипажа стратостата "Волга", полковник.

Родился 21 февраля 1920 года в селе Богоявленское, ныне село Долгово Земетчинского района Пензенской области, в крестьянской семье крестьянина. Русский. Член ВКП(б)КПСС с 1945 года. В 1938 году окончил Мичуринскую профтехшколу по специальности: "кройка и шитьё" и был направлен на работу в Москву. С 1939 года работал шофёром.

В Красной Армии с 1940 года. В 1942 году окончил Шкотовское военное пехотное училище. На фронтах Великой Отечественной войны с января 1945 года в составе воздушно-десантных войск. В 1947 году П.И. Долгов окончил Военно-парашютное училище ВДВ в городе Рязани.

Старший инструктор-испытатель парашютов полковник Долгов П.И. в течение многих лет испытывал новые образцы авиационных спасательных средств; совершил 1409 прыжков, большинство из которых - испытательные. Установил 8 мировых и всесоюзных рекордов, среди которых одиночные мировые рекорды с немедленным раскрытием парашюта - ночью на высоте 12974 метра и днём на высоте 14835 метров.

1 ноября 1962 года Долгов П.И. совершил прыжок с аэростата "Волга" из стратосферы, с высоты 25600 метров. Но из-за разгерметизации скафандра отважный парашютист-испытатель погиб во время этого прыжка. Похоронен на воинском кладбище около станции Чкаловская (в черте города Щёлково) Московской области.

За мужество и героизм, проявленные при испытаниях новых средств спасения экипажей летательных аппаратов, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 декабря 1962 года полковнику Долгову Петру Ивановичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Награждён 2 орденами Ленина, 2 орденами Красного Знамени, 2 орденами Красной Звезды, медалями. Удостоен почётных званий: Лауреат Сталинской премии 1952 года, Мастер парашютного спорта СССР.

Приказом от Министра обороны СССР от 3 октября 1968 года навечно зачислен в списки личного состава 1-й роты курсанотов Рязанского института Воздушно-десантных войск имени генерала армии Маргелова В.Ф. Именем Героя названы: село в котором он родился, улицы в Москве и Пензе, один из парков города Долгопрудный Московской области. В посёлке Чкаловский на доме, в котором жил Герой, установлена мемориальная доска.

Герой Советского Союза Е.Н. Андреев: "ШТУРМ СТРАТОСФЕРЫ"

Весной 1962 года полковник В.Г. Романюк вызвал П.И. Долгова и меня к себе.

- Требуется испытать новое высотное снаряжение в условиях стратосферы. Прыгать будете почти из космоса. Опыта в мировой практике пока нет. Американцы бросали манекен с той высоты, с какой придётся прыгать вам, но установленные на нём датчики зафиксировали большие перегрузки во время штопора при свободном падении, и они отказались от эксперимента с человеком. Командование предлагает поручить эти испытания вам.

П.И. Долгов и я тут же согласились выполнить это ответственное и необычное задание.

Размышляя над предстоящим прыжком, Пётр Иванович Долгов разработал новую схему ввода парашюта, которую сам же и испытал, выполнив целую серию прыжков.

Для выполнения задания был выбран стратостат "Волга", на котором до нас никто не летал. П.И. Долгов был назначен командиром нашего экипажа.

Когда мы впервые увидели стратостат, удивили его размеры, сложная аппаратура. Большая герметичная кабина имела два отсека - командирский и экспериментальный.

Под руководством опытных специалистов быстро изучили материальную часть корабля, приборы, снаряжение и аппаратуру, находящиеся в гондоле. Затем приступили к освоению управления огромным летательным аппаратом. Вначале на небольших воздушных шарах поднимались от земли на двести - триста метров, учились изменять скорость подъёма, пользоваться балластом. Затем начались высотные тренировки в барокамере.

Высота, с которой предстояло прыгать, немногим меньше тридцати тысяч метров. По заданию я должен был покинуть корабль и падать, не раскрывая парашюта, до высоты тысяча метров. Время свободного падения - пять минут, а наибольшая расчётная скорость свободного падения - двести сорок метров в секунду, то есть около девятисот километров в час. П.И. Долгову предстояло после покидания корабля сразу раскрыть парашют, то есть снижаться в течение тридцати восьми минут.

Кроме нашего, был назначен дублирующий экипаж в составе Василия Лазарева и Ивана Камышева.

Всю подготовку экспедиции в стратосферу проводили совместно. Когда прибыли в район полёта, то долгими вечерами, находясь в гостинице, оживлённо обсуждали каждый этап предстоящего испытания. Мысленно создавали различные аварийные ситуации и коллективно определяли порядок действий. Так составленная инструкция творчески дополнялась, уточнялась, отшлифовывалась.

Во время подготовки к полёту в стратосферу я совершил свой юбилейный полуторатысячный прыжок. Это произошло утром, а чуть позднее почтальон пачками начал носить поздравительные телеграммы. Привёз и приветственный адрес со множеством подписей моих товарищей по работе.

1 ноября 1962 года. Пять часов утра. Проходим тщательный медицинский осмотр и надеваем высотное снаряжение. Через час автобус привозит на аэродром. Специалисты проверяют корабль, и мы занимаем свои места. Начинается комплексная проверка всех систем.

- Все системы работают нормально, - докладывает Пётр Иванович Долгов руководителю полета.

Время семь часов сорок четыре минуты. Последовала команда "Старт", и громадное сооружение высотою более ста метров медленно двинулось вверх. Нет привычного грохота двигателей, стоит тишина, только ожили стрелки многочисленных приборов и по радио запросили первые данные.

Каждый из нас заполняет график полёта, передаёт данные на землю. Специальные датчики посредством телеметрии сообщают вниз о нашем состоянии: пульсе, артериальном давлении, частоте дыхания, работе сердца. С увеличением высоты небосвод меняет окраску. Сначала он становится бледно-голубым, потом сине-фиолетовым и, наконец, чёрным. В корабле тепло и уютно, а за бортом холодно. На высоте тринадцать тысяч метров термометр показывает шестьдесят пять градусов ниже нуля, потом немного теплеет, и температура устанавливается на отметке минус шестьдесят один градус Цельсия.

Высота двадцать две тысячи метров. Такой рубеж впервые в мире был достигнут 30 января 1934 года нашими советскими стратонавтами П.Ф. Федосеенко, А.Б. Васенко и И.Д. Усыскиным на стратостате "Осоавиахим-1".

Ещё чуть более получаса подъёма, и выходим в зону равновесия. Скороподъёмность ноль. Высота двадцать пять тысяч четыреста пятьдесят восемь метров. Два часа двадцать минут потребовалось нам, чтобы набрать её.

Пётр Иванович Долгов запрашивает землю о разрешении выполнять задание.

- Разрешаю, - отвечает руководитель полёта.

- Приготовиться к прыжку! - Это команда мне.

Начинаю разгерметизацию кабины, жду, когда в высотный костюм начнёт поступать под избыточным давлением кислород. Срабатывает компенсирующее устройство костюма, и меня сжимает со всех сторон. Докладываю Долгову:

- Избыточное давление есть, - и получаю разрешение разгерметизироваться полностью.

Через стеклянную стенку гермоперегородки вижу спокойное, улыбающееся лицо Петра Ивановича.

- До свидания, Петя!

- Счастливого пути!

По старой традиции прикладываю правую руку к гермошлему для приветствия. Затем переношу её на поручень кресла. Резко сжимаю рычаги кресла и выстреливаюсь в пустоту.

Привычной упругости воздуха не чувствуется. Чтобы меньше замерзало остекление гермошлема, переворачиваюсь на спину.

В беспредельной темноте черного неба светятся звезды, они кажутся очень близкими и какими-то не настоящими. Смотрю на высотомер - уже девятнадцать тысяч метров. На этой высоте падение происходит с наибольшей скоростью. Когда достиг высоты двенадцать тысяч метров, скорость уменьшилась, натяжные устройства высотного костюма ослабли. Свободно вздыхаю, выпрямляю тело и переворачиваюсь лицом вниз. Падать становится очень легко. Внизу Волга с ее многочисленными притоками. Хотя поверх высотного снаряжения надет морской спасательный жилет, купаться не хочется, решаю уйти от воды, выбрав ориентиром громадное поле, разворачиваюсь и под углом сорок пять градусов планирую в его сторону. На высоте тысяча пятьсот метров срабатывает сигнальное устройство. Через двадцать секунд прибор откроет парашют. В последний раз осматриваю свое снаряжение и берусь левой рукой за вытяжное кольцо. Выдергивать его не приходится, парашют открывается автоматически.

Осмотрел купол - всё в порядке. Снял остекление гермошлема и определил примерную точку приземления. Вот и земля. Устоял на ногах и пробежал метров двадцать, пока погасил парашют. Расстелил купол на земле, чтобы меня быстрее обнаружили с воздуха, и лёг в центре.

Все мысли теперь были с Долговым. Как он там? Напряженно вглядываясь в небо, увидел далеко в стороне два раскрытых купола, на которых снижался друг. Но Петра Ивановича уже не было в живых. В момент выхода из кабины корабля произошла нелепая случайность - разгерметизация скафандра. Отверстие с булавочную головку - но через него мгновенно вырвался кислород.

У испытателя хватило сил раскрыть парашют, предложенная им схема сработала безотказно, но сознание уже оставляло его. Купола парашютов бережно опустили тело Долгова на землю Родины, ради которой он жил и трудился.

Отважного парашютиста-испытателя похоронили недалеко от аэродрома, с которого он не раз поднимался в воздух, покоряя высоту, побивая рекорды.

Над аэродромом по-прежнему летают самолёты, оборудованные катапультами, которые испытывал П.И. Долгов, прыгают спортсмены с парашютами, надежность которых тоже проверял он. Значит, наш товарищ в строю завоевателей больших высот. Его дело продолжается.

Есть в Москве в Тушинском районе улица имени П.И. Долгова, а на ней средняя школа № 829. При школе создан музей, посвященный покорителям воздушного океана. Здесь имеются уникальные документы о П.И. Долгове, редкостные фотографии, вырезки из газет, интереснейшие экспонаты, собранные школьниками. Они - убедительное доказательство сердечной признательности подрастающего поколения смелым и мужественным людям.

1 ноября, в день гибели П.И. Долгова, пионеры школы № 829 возлагают на его могилу цветы. Я всегда присутствую при этой торжественной и грустной церемонии. Смотрю на серьёзные лица мальчишек и девчонок и думаю, что, может быть, некоторым из них пример мужественного испытателя поможет в трудную минуту жизни принять правильное решение и до конца выполнить свой гражданский долг перед Родиной.

В память Петра Ивановича Долгова учрежден переходящий приз, который ежегодно разыгрывается между спортсменами-парашютистами.

Через несколько дней после полёта в стратосферу вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении П.И. Долгову и мне высшего отличия Родины - звания Героя Советского Союза.

Андреев Е.Н. "Небо вокруг меня". - М.: ДОСААФ, 1983, стр. 63-67.

Биография предоставлена Уфаркиным Николаем Васильевичем
    Источники

     Бабкин В.С., Бирюков А.И. Прыжок из стратосферы. М., 1963
     Герои и подвиги. Книга 1. М.: Воениздат, 1966
     Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. Том 1. М.: Воениз., 1987."

Отредактировано Дворянкин С.А. (2019-04-11 21:55:20)

0

2

Долгов П.И.

увеличить

0

3

http://s1.uploads.ru/t/KAf5m.jpg

Долгов Пётр Иванович (21 февраля 1920 — 1 ноября 1962) — Герой Советского Союза,
старший инструктор-испытатель парашютной техники Научно-исследовательского института ВВС СССР, полковник.

Биография
Родился в крестьянской семье. Окончил Мичуринскую профтехшколу в 1938 году, с 1939 года работал шофёром в Москве. С 1940 — в Красной Армии. В 1942 году окончил Шкотовское военное пехотное училище. С 1945 участвовал в Великой Отечественной Войне в составе воздушно-десантных войск. В 1947 году окончил Военно-парашютное училище в Рязани. Работал испытателем парашютной техники. Совершил 1409 прыжков, установив 8 мировых и всесоюзных рекордов.
1 ноября 1962 года Долгов совершил испытательный прыжок со стратостата «Волга» с высоты 25 600 м. По программе испытаний он прыгал в герметичном скафандре с немедленным раскрытием парашюта. Спуск с такой высоты должен был занять 38 минут. Но при выходе из кабины случилась разгерметизация скафандра, и, хотя парашютная система сработала штатно, полковник Долгов погиб ещё в воздухе.
Похоронен на воинском кладбище около станции Чкаловская Московской области. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 декабря 1962 года посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Награды:
http://s1.uploads.ru/t/OsJQT.png http://s1.uploads.ru/t/OsJQT.png http://s1.uploads.ru/t/klQsq.png http://s1.uploads.ru/t/klQsq.png http://s1.uploads.ru/t/ABi08.png http://s1.uploads.ru/t/ABi08.png

См. : http://ru.wikipedia.org/wiki/Долгов,_Пётр_Иванович


Долгов Пётр Иванович
(1920—1962) — советский парашютист, полковник, мастер парашютного спорта СССР (1952), Герой Советского Союза (1962, посмертно). Участник Великой Отечественной войны. Окончил пехотное училище (1942), Воздушно-десантное училище (1948). С 1950 испытатель парашютов и катапультных установок в научно-исследовательском институте Военно-воздушных сил. Испытывал средства спасения лётного состава и средства жизнеобеспечения космонавтов. Совершил свыше 1400 прыжков с парашютом. Установил 8 мировых и всесоюзных рекордов. Погиб в результате разгерметизации скафандра при покидании аэростата «Волга» с высоты около 25,5 км. Государственная премия СССР (1952). Награждён 2 орденами Ленина, 2 орденами Красного Знамени, 2 орденами Красной Звезды, медалями.
См. :
http://mirslovarei.com/content_tehenc/d … 55150.html
http://slovorus.ru/index.php?ID=20695&a … %C4&a=
http://space-memorial.narod.ru/tests/dolgov.html
http://technoslovo.ru/entsiklopediya_te … vich.1192/
http://www.vseslovari.com.ua/sovtolk/pa … -62.14548/
http://www.slovoblog.ru/bes/dolgov_petr … h_1920_62/
http://inpenza.ru/people/dolgov-p-i.php
http://portal.mognb.ru/data/dolgopru.htm
http://dictionaries.rin.ru/cgi-bin/deta … E%E2%E8%F7
http://slovari.299.ru/word.php?id=18930&sl=enc
http://sdrvdv.ru/dolgov-petr-ivanovich
http://www.slovopedia.com/2/196/223736.html
http://www.biografija.ru/show_bio.aspx?id=36783
http://www.vseslova.ru/index.php?dictio … _ivanovich

0

4

Улицы Москвы
О Московских улицах, о памятниках архитектуры…

Долгов Петр Иванович

Родился 21 февраля 1920 г. в с. Богоявленское (в 1963 г. переименовано в Долгово) Земетчинского р-на Пензенской обл., русский, член Коммунистической партии с 1945 г.
Окончил семь классов сельской школы, Мичуринскую профтехшколу (1939), Шкотовское военное пехотное училище в 1942 г. В 1947 г. военно-парашютное училище ВДВ в г. Рязани (ныне – Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище (военный институт) им. генерала армии В.Ф. Маргелова).
На военной службе в Красной армии с октября 1940 г. В армию призван Фрунзенским РВК г. Москвы. Участник Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Принимал участие в боевых действиях 2-го и 3-го Украинских фронтов. Полковник. Испытатель парашютов и катапультных установок воинской части 15650. Лауреат Государственной премии (1952).
Звание Героя Советского Союза присвоено посмертно Указом Президиума Верховного Совета СССР 12 декабря 1962 г. за образцовое выполнение заданий по испытанию новых авиационных спасательных средств и проявленные при этом мужество, отвагу и героизм (Ведомости Верховного Совета СССР № 50 (1137) от 14 декабря 1962 г. Ст. 545).
За заслуги перед Родиной, кроме звания Героя Советского Союза, был награжден двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды и пятью медалями.
Погиб П.А. Долгов 1 ноября 1962 г. во время испытания нового парашюта. Похоронен на воинском кладбище около станции Чкаловская (в черте г. Щелково Московской обл.). Навечно зачислен в списки 1-й роты курсантов Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища им. генерала армии В.Ф. Маргелова.

ЧЕЛОВЕК САМОЙ ВОЗВЫШЕННОЙ ЦЕЛИ

Авиация и космонавтика всегда привлекали и привлекают к себе людей мужественных, беспокойных, энергичных, устремленных в будущее. Многие из первопроходцев в авиации и практической космонавтике были великолепными инженерами, творцами новой техники, аккумулировавшими в себе большой комплекс знаний, огромную волю, способность идти на тщательно рассчитанный риск. Без сомнения, профессия испытателя-парашютиста рискованнее профессии летчика-испытателя. Если отказал летательный аппарат, у летчика есть парашют — надежное средство спасения, проверенное в самых различных условиях. А человек, испытывающий на себе эти самые средства, которые должны будут спасать других, таких гарантий не имеет. Поэтому каждый прыжок с парашютом или с катапультной установки — это экзамен испытателю на сохранение своей жизни и жизни многих людей, которые пойдут дальше. Думается, что люди, избравшие для себя стезю испытателя новейшей авиационной и космической техники, являются людьми самой возвышенной цели — спасения самого ценного, что у нас есть, — жизни.
Именно к таким людям принадлежит один из крупнейших мастеров по прыжкам из стратосферы и полетов на сверхзвуковых скоростях Герой Советского Союза Петр Иванович Долгов.
В годы Великой Отечественной войны Петр Иванович храбро сражался на 2-м и 3-м Украинских фронтах с немецко-фашистскими захватчиками. За боевые заслуги на фронте он был удостоен двух орденов Красного Знамени, двух орденов Красной Звезды, многих медалей. После войны окончил Рязанское военно-парашютное училище. А потом 12 лет военной службы посвятил испытанию авиационной и космической техники. Вот как характеризуется работа испытателя в наградных документах: «Полковник Долгов П.И. за время службы в Советской армии совершил 1406 парашютных прыжков. Будучи старшим инструктором-испытателем парашютов и катапультных установок в/ч 15650, он проводил испытания парашютов и средств спасения 25 типов самолетов и вертолетов. Им было выполнено 52 катапультирования с различных высот, вплоть до стратосферы. Лично испытал 15 типов опытных катапультных установок, 50 типов опытных и модифицированных парашютов и 20 образцов специального снаряжения летного состава. Активно участвовал на учебных сборах начальников ПДС и летного состава, на которых оказывал помощь строевым частям в освоении техники катапультирования.
В 1957 г. провел большую работу по подготовке парашютистов — испытателей и начальников ПДС ВВС НОА Китая. В 1951 г. участвовал в испытаниях первых катапультных установок для спасения жизни летного состава и установил всесоюзный рекорд скоростного прыжка с парашютом, выполнив прыжок на скорости полета самолета 861 км/час.
За участие в создании новых образцов авиационной техники в 1952 г. полковнику П.И. Долгову было присуждено звание лауреата Государственной премии.
В 1959 г. испытывал опытные катапультные установки самолетов Су-7 и Су-9, установил два мировых рекорда прыжков с немедленным раскрытием парашюта из стратосферы.
В 1960—1962 гг. одним из первых проводил летные испытания спасательных систем летчика-космонавта, выполнив испытательные прыжки и катапультирования из самолета Ил-28 с высоты 7000 м на катапультной установке космического корабля “Восток”. При проведении испытательных прыжков и катапультирований по программе испытаний средств спасения космических кораблей полковник П.И. Долгов проявил мужество, отвагу и находчивость и дал ряд конкретных предложений, повышающих надежность спасательной системы космонавта, за что он был награжден орденом Ленина.
Испытательная работа в течение всей деятельности Петра Ивановича Долгова была сопряжена с риском для жизни и исполнялась с отвагой и самоотверженностью. Впервые совершая прыжки на опытных образцах парашютов и катапультных установок, полковник П.И. Долгов не раз сталкивался с труднейшими случаями отказов техники в воздухе, и только благодаря отличному знанию своего дела, хладнокровию, смелости и умению идти на тщательно рассчитанный риск, он выходил победителем из сложной обстановки. В практике испытательной работы несколько раз в воздухе разрушался основной парашют и отказывали отдельные механизмы катапультных установок, но мужество и высокое мастерство помогали ему найти правильное решение и благополучно закончить полет.
Всегда дисциплинированный и отлично физически развитый, требовательный к себе и к подчиненным, Петр Иванович Долгов пользовался заслуженным авторитетом в своем коллективе, среди авиаторов и космонавтов, специалистов авиационной промышленности. Так характеризуется работа полковника П.И. Долгова в наградных документах
1 ноября 1962 г. с целью проверки систем жизнеобеспечения человека на больших высотах и оценки физиологических особенностей аварийного покидания летательных аппаратов на больших высотах полета инструктор-испытатель полковник П.И. Долгов вместе с испытателем майором Е.Н. Андреевым впервые в мире на высоте более 25 км проводили экспериментальные прыжки с немедленным раскрытием парашюта после покидания аэростата. Во время проведения эксперимента из-за отказа снаряжения полковник П.И. Долгов геройски погиб.
За проявленные самоотверженность, доблесть и героизм при испытании средств спасения летного состава и парашютно-десантной техники, а также за совершение выдающегося парашютного прыжка с высоты более 25 км полковнику Долгову Петру Ивановичу посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
В память о Герое Советского Союза П.И. Долгове его именем названы улицы в городах Москве, Пензе, Долгопрудном Московской обл. В пос. Чкаловский Щелковского р-на Московской обл. на д. № 2 по ул. Ленина (в котором жил Герой) установлена мемориальная доска.

См. : http://moscowstreets.net/?page_id=1164


Его именем названа улица.

В Москве есть широкие проспекты и бульвары, шумные улицы и переулки, а улица Долгова не выделяется разноцветной рекламой, нет на ней богатых офисов и магазинов. Тихо и неторопливо течет жизнь на улице Петра Долгова. Таких скромных улиц, названных в честь людей в городе много. Эти люди делали свою работу, не думая о славе и орденах, но жизнью своей старались приумножить могущество страны.

Биография
Долгов Петр Иванович родился 21 февраля 1920 года в селе Богоявленское Пензенской области в семье крестьянина. В сельской школе окончил семь классов. В 1938 году Петр окончил Мичуринскую профтехшколу по специальности «Кройка и шитье» и был направлен в Москву. С 1939 по 1940 год работал шофером.
В 1940 г. был призван в ряды Красной армии. Службу проходил в Хабаровске. С 1942 г. по 1945 г. находился в десантных войсках действующей армии. За боевые заслуги на фронте Петр Долгов награжден двумя орденами "Красного Знамени", двумя орденами "Красной Звезды" и медалями.
После войны он поступил в Рязанское военно-парашютное училище.
В течение многих лет Петр Иванович испытывал новые образцы авиационных спасательных средств. Среди парашютистов ему не было равных: он совершил 1409 прыжков, установил 8 мировых и всесоюзных рекордов. Долгов П.И. совершил ночной прыжок с высоты 12974 метра с немедленным раскрытием парашюта и прыжок с высоты 14835 метров.
В 1952 году ему присвоено звание лауреата Государственной премии, за участие в испытаниях некоторых космических систем, он награжден Орденом Ленина.
Профессия испытателя-парашютиста рискованнее профессии летчика-испытателя. Если отказал летательный аппарат, у летчика есть парашют - надежное средство спасения, серийное, опробованное, проверенное в самых различных условиях. А человек, испытывающий на себе эти самые средства, которые должны будут спасать других, таких гарантий не имеет. Поэтому каждый экзамен, каждый прыжок в неизвестное требует тщательной подготовки. Но все предусмотреть невозможно.
1 ноября 1962 года Петр Иванович совершил прыжок с аэростата «Волга» с высоты 25 458 метров. Из-за разгерметизации скафандра отважный парашютист погиб во время прыжка.

Рассказ друга
Вот как об этом событии рассказывает парашютист – испытатель Евгений Николаевич Андреев (1926-2000) в книге «Небо вокруг меня» и в статье "Вдвоем из стратосферы", ("Известия" от 16.11.1962)

«Весной 1962 года полковник Романюк В.Г. вызвал нас с Долговым и объяснил, что надо испытать высотное снаряжение в условиях стратосферы. Прыгать надо было почти из космоса. Опыта в мировой практике не было. Американцы бросали манекен с той высоты, но установленные на манекене датчики зафиксировали большие перегрузки во время штопора при свободном падении. Они отказались от эксперимента с человеком. Такой прыжок командование поручило нам.
В дублирующий состав назначили Василия Лазарева и Ивана Камышева.
Для выполнения задания был выбран стратостат «Волга», на котором до нас никто не летал. Когда мы впервые увидели стратостат, то нас удивили его размеры и сложная аппаратура. Большая герметичная кабина имела два отсека - командирский и экспериментальный.
Под руководством опытных специалистов мы быстро изучили материальную часть корабля. Затем приступили к освоению управления огромным летательным аппаратом. Вначале на небольших воздушных шарах поднимались от земли на двести - триста метров, учились изменять скорость подъема, пользоваться балластом. Затем начались высотные тренировки в барокамере.
Больше шести месяцев ушло на подготовку экспедиции.
1 ноября 1962 года в 7.44 последовала команда «Старт» и, освободившись от стальных тросов, громадное сооружение высотою более ста метров двинулось вверх. С увеличением высоты небосвод менял окраску. Сначала он становился бледно-голубым, потом сине-фиолетовым и, наконец, черным. На высоте 13 000 метров термометр показывал за бортом 65 градусов ниже нуля, дальше немного потеплело до 61 градусов мороза. А в кабине была постоянная температура 10 - 12 градусов тепла.
В шлемофоне изредка раздавался спокойный голос моего командира. Он находился в верхнем отсеке и вел аэростат все дальше, пока стрелка высотомера не показала, что мы находимся в 25 километрах 458 метрах над землей. На этой высоте мы вошли в зону равновесия, скороподъемность – ноль. С момента старта прошло 2 часа 20 минут.
По заданию я должен покинуть корабль первым и падать, не раскрывая парашют до высоты 1000 метров. Время свободного падения – 5 минут, а наибольшая расчетная скорость свободного падения 240м/сек., или 864 км/час.
П.И.Долгову предстояло после покидания корабля сразу раскрыть парашют и снижаться в течение 38 минут.
Петр Иванович Долгов запрашивает Землю о разрешении выполнять задание.
- Разрешаю, - отвечает руководитель полета.
- Приготовиться к прыжку! - Это команда мне.
Начинаю разгерметизацию кабины, жду, когда в высотный костюм начнет поступать под избыточным давлением кислород. Срабатывает компенсирующее устройство костюма, и меня сжимает со всех сторон. Резко вывожу рычаги кресла и выстреливаюсь в пустоту.
Привычной упругости воздуха не чувствуется. Чтобы меньше замерзало остекление гермошлема, переворачиваюсь на спину.
В беспредельной темноте черного неба светятся звезды, они кажутся очень близкими и какими-то не настоящими. Смотрю на высотомер - уже 19 000 м. На этой высоте падение происходит с наибольшей скоростью - 240м/сек. Когда достиг высоты 12 000 м, скорость уменьшилась до 60м/сек, натяжные устройства высотного костюма ослабли.
Свободно вздыхаю, выпрямляю тело и переворачиваюсь лицом вниз. Падать становится очень легко. На высоте 1 500 м. срабатывает сигнальное устройство. Через 20 секунд прибор откроет парашют. В последний раз осматриваю свое снаряжение и берусь левой рукой за вытяжное кольцо. Выдергивать его не приходится, парашют открывается автоматически.
Осмотрел купол - все в порядке. Снял остекление гермошлема и определил примерную точку приземления. Вот и земля. Устоял на ногах и пробежал метров двадцать, пока погасил парашют. Расстелил купол на земле, чтобы меня быстрее обнаружили с воздуха, и лег в центре.
Теперь напряженно всматриваюсь в небо, далеко в стороне увидел два раскрытых купола, на которых снижался друг. Но Петра уже не было в живых: произошла разгерметизация скафандра. Отверстие с булавочную головку – но через него мгновенно вырвался кислород. У испытателя хватило сил раскрыть парашют. Купола парашютов бережно опустили тело Петра Ивановича на землю Родины, ради которой он жил и трудился».
Отважного парашютиста-испытателя похоронили недалеко от Тушинского аэродрома, с которого он не раз поднимался в воздух, покоряя высоту, побивая рекорды.
За заслуги в области авиации и космонавтики, за мужество и героизм, проявленные при испытаниях новых средств спасения экипажей летательных аппаратов, Указом Президиума Верховного Совета от 12 декабря 1962 года Андрееву Е.Н. и Долгову П.И. (посмертно) присвоено звание Героя Советского Союза.

Жизнь продолжается!
Парашютист-испытатель Евгений Николаевич Андреев прослужил испытателем еще больше тридцати лет. Он выполнил около 5 000 прыжков, установил восемь мировых рекордов, попал в Книгу рекордов Гиннеса. Испытал более двухсот типов парашютов, свыше шестидесяти различных конструкций на самолетах и вертолетах, около семидесяти типов летательных аппаратов.
Евгений Николаевич вспоминал, что в школе №829, которая находилась на улице Долгова, существовал музей, посвященный покорителям воздушного океана. Там находились уникальные документы о П.И.Долгове: редкие фотографии, вырезки из газет. Каждый год в день гибели Петра Ивановича пионеры этой школы возлагали цветы на его могилу.
Молодые всегда приходят на смену старшего поколения. Им строить новые города, покорять пространства морских и космических океанов, осваивать новые технологии. И, может быть, их именами назовут улицу, город, или далекую звезду.

См. : http://tushinec.ru/index.php?news_read=2173



В Пензе состоялось открытие мемориальной доски имени Героя Советского Союза Петра Ивановича Долгова
21 марта 2012, 18:16
21 марта состоялось торжественное открытие мемориальной доски имени Героя Советского Союза Петра Ивановича Долгова. Памятная доска установлена на здании по улице Долгова, 2, названной в честь Петра Ивановича, героически погибшего при выполнении служебного долга. Митинг открыл глава администрации Железнодорожного района Василий Бизиков.
С речью к собравшимся обратился  гвардия майор запаса  Шибаев Олег Владимирович, выпускник первой роты Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища, в списки которого навечно зачислен Герой Советского Союза Петр Иванович Долгов. Учащиеся гимназии № 44 минутой молчания почтили светлую память всех, кто пожертвовал своей жизнью ради жизни многих других людей и возложили алые гвоздики к мемориальной доске.
Долгов Пётр Иванович родился 21 февраля 1920 года в селе Богоявленское,  ныне село Долгово Земетчинского р-на Пензенской области, в семье крестьянина. В 1939 окончил Мичуринскую профтехшколу. В Советской Армии с 1940 года. Окончил Шкотовское военное пехотное училище в 1942 году. На фронтах Великой Отечественной войны с января 1945года в составе воздушно-десантных войск. В 1947 окончил Военно-парашютное училище ВДВ в г. Рязани.
Старший инструктор-испытатель парашютов полковник Долгов в течение многих лет испытывал новые образцы авиационных спасательных средств. Совершил 1409 прыжков, установил 8 мировых и всесоюзных рекордов. 1 ноября 1962 года Долгов Петр Иванович совершил прыжок с аэростата с высоты 25600 м. Но из-за разгерметизации отважный парашютист-испытатель погиб во время прыжка. Звание Героя Советского Союза присвоено 12 декабря 1962 года посмертно. Награжден 2 орденами Ленина, 2 орденами Красного Знамени, 2 орденами Красной Звезды, медалями.

http://s1.uploads.ru/t/4Idet.jpg http://s1.uploads.ru/t/As2Xj.jpg

http://s1.uploads.ru/t/9I7Ul.jpg http://s1.uploads.ru/t/Zp2u3.jpg

См. : 
http://www.penza-gorod.ru/news-1-3755.html
http://penzalife.info/society/2224-memo … ra-dolgova
http://www.penzarx.ru/novosti/gorodskie … lnoi-doski

0

5

Долгов Петр Иванович

     Герой Советского Союза, полковник десантных войск, ветеран Великой Отечественной войны, лауреат Государственной премии.
     Родился 22 февраля 1920 года в селе Богоявленское / теперь - село Долгово / Земетченского района. Пензенской области в семье крестьянина. Русский. В I936 году окончил семилетнюю школу. В 1938 г. окончил Мичуринское училище кройки и шитья и был направлен в Москву. С 1939 г. по 1940 г. работал шофером.
     В 1940 г. был призван в ряды Красной армии. Службу проходил в десантных войсках в г. Хабаровске. С 1942 г. по 1945 г. находился в десантных войсках Действующей армии. За боевые заслуги на фронте награжден двумя орденами "Красного Знамени", двумя орденами "Красной Звезды" и медалями. После войны всю свою жизнь, талант и умение отдал испытанию парашютов и аэростатов.
     За всю свою жизнь, он совершил 1409 прыжков с различными парашютами и по различным схемам. В 1952 году ему присвоено звание лауреата Государственной премии. За участие в испытании некоторых космических систем, награжден орденом "Ленина".
     В 1962 году, за образцовое выполнение заданий по испытанию новых авиационно-спасательных средств и проявленное при этом мужество, отвагу и героизм, ему присвоено / посмертно / звание Героя Советского Союза (по некоторым данным, при отстреле катапульты своего товарища скафандр Долгова был поврежден (пробито стекло гермошлема), в результате чего произошла разгерметизация на высоте 25 км).

Описание подвига
(Евгений Андреев "Вдвоем из стратосферы", "Известия" от 16.11.1962)

     Утро над Волгой было удивительно прозрачным. Легкий осенний ветерок чуть покачивал серебристый аэростат, приподнявшийся над аэродромом. Казалось, он подрагивает от нетерпения скорее уйти в голубое приволье!
     Наконец, в 7 часов 44 минуты раздалась команда: - Старт!
     Освободившись от стальных тросов, небесная «Волга» поднялась над тезкой-рекой, над золотистыми полями и лесами. Но любоваться красотами было некогда. Мне и командиру аэростата Петру Ивановичу Долгову нужно было следить за показаниями десятков приборов, вести наблюдения, делать записи в бортовом журнале и сообщать по радио данные на землю. Небо из бледно-голубого постепенно превратилось сначала в синее, потом в фиолетовое. Казалось, мы снова летим в ночь. Долгов увидел в астролюк крупные звезды - яркие, словно начищенные.
     За бортом - лютая стужа. На высоте 13.000 метров термометр показывал 65 градусов мороза. Дальше немного потеплело. 61 градус ниже нуля. А в кабине - постоянная температура 10 - 12 градусов тепла.
     В шлемофоне изредка раздавался спокойный голос моего командира. Он находился в верхнем отсеке и вел аэростат все дальше, пока стрелка высотомера не показала, что мы находимся в 25 километрах 458 метрах над землей. Теперь начиналось основное - прыжок в неведомое. Первым должен был идти я. Уже разгерметизирована гондола. Нас окружает пустота, где почти совсем нет воздуха, где закипела бы кровь в сосудах, не будь мы надежно защищены специальными комбинезонами.
     Я поднял руку.
     - До скорой встречи, Петр Иванович!
     - Счастливого  пути,  Женя!
     Вижу за стеклом гермошлема его улыбающиеся глаза, слышу по радио его спокойный голос. Таким он и запомнился, таким вижу его и сейчас, когда пишу эти строки.
     ПАРАШЮТИСТ - испытатель... Сегодня этими словами, пожалуй, полно и не определишь существа и сложности нашей профессии. Нам приходится давать путевку в жизнь не только парашютам всевозможных конструкций, но и различным кислородным приборам, с которыми летают экипажи реактивных самолетов, с которыми прыгают из-за облаков на землю; приходится испытывать
всякого рода механизмы и катапультные установки, прыгать с самолетов, планеров и вертолетов самых различных типов.
     Парашютист-испытатель на себе проверяет все высотное обмундирование летчика, космонавта, дает заключение, можно ли в нем пилотировать корабль, выпрыгнуть, находиться в свободном падении, управлять куполом. Приходится испытывать и такие не «воздушные» вещи, например, как морские спасательные лодки, которые укладываются в парашютные ранцы.
     Всем этим в полной мере занимался тринадцать лет мой старший товарищ и учитель Петр Иванович Долгов. Чем обязано ему развитие советской парашютной техники? Всего не учтешь, не измеришь. Многие летчики, которые были вынуждены покидать самолеты с помощью катапультных установок, могли бы поблагодарить за свое спасение Петра Долгова. Космонавты, уверенно спускавшиеся на землю из своих звездных кораблей, тоже сердечно благодарили его.
     Петр Иванович - пионер. Он испытывал первые наши катапультные установки, которые были еще далеки от совершенства. Ведь тогда эпоха реактивных самолетов только начиналась. На такие испытания нужно было идти с открытыми глазами и отважным сердцем. Каждый раз неизвестно было, чем может кончиться очередной прыжок.
     Говорят, что наша профессия рискованнее профессии летчика-испытателя. Возможно, и так. Если отказал летательный аппарат, у летчика есть парашют - надежное средство спасения, серийное, опробованное, проверенное в самых различных условиях. А человек, испытывающий на себе эти самые средства, которые должны будут спасать других, таких гарантий не имеет. Поэтому каждый экзамен, каждый прыжок в незнаемое требует тщательной подготовки.
     В 1952 году Долгову присвоили звание лауреата Государственной премии и спустя несколько лет наградили орденом Ленина за участие в испытаниях некоторых космических систем. А люди, работавшие вместе с ним по пять-шесть лет, даже не знали об этом. Он никогда никому не говорил об этом. До сих пор некоторые наши молодые инженеры не знают, например, что он чемпион среднеазиатских республик по классической борьбе и имеет грамоту чемпиона Белорусской ССР. Помню, в 1953 году, когда Петр Иванович уже четыре года работал испытателем парашютов, физрук нашей группы уговорил его выступить на первенстве Московского военного округа по борьбе. И Долгов без всякой тренировки занял третье место...
     Такого склада этот человек: раз говорят - надо, шел, а раз шел - старался отдать всего себя делу.
И так в работе, в спорте, в дружбе...
     Однажды Долгов катапультировался с большого реактивного самолета. Смотрим снизу: пора открывать парашют, а Петр чего-то медлит. Идут секунды за секундой, земля все ближе. Еще немного, и он не успеет раскрыть купол.
     А случилось вот что. Кресло, вместе с которым он «выстрелился» из самолета, зацепилось за комбинезон. Основной парашют раскрыть невозможно. А запасной не выдержит веса человека в тяжелой одежде и кресла, лопнет, как мыльный пузырь. Конечно, на самый крайний случай можно попытать и этот последний шанс. Но только как самый крайний. Пока же есть возможность, надо все-таки попробовать избавиться от проклятого кресла. Это удалось сделать уже у самой земли. И лишь на уровне крыш домов Долгов раскрыл запасной парашют.
     1409 раз прыгал Петр Долгов на землю, установил с десяток мировых и всесоюзных рекордов. Никто в мире, пожалуй, столько раз не катапультировался с различных самолетов на разных скоростях и высотах. За тринадцать лет работы испытателем он придумал массу новых вещей, приборов, приспособлений. И свой 1409-й прыжок Петр Иванович Долгов совершил, как мы говорим, в необычной схеме, которую сам придумал. По такой схеме еще никто никогда не прыгал. Особенность ее заключается в специальном монтаже двух парашютов.
     После пресс-конференции в Доме авиации 14 ноября один из журналистов спросил, согласился ли бы я сегодня прыгнуть по той схеме, которую предложил и опробовал Петр Долгов? Я ответил, что любой испытатель готов повторить прыжок по этой схеме. Лично я верю в нее, как в свою собственную.
     ПЕТР ДОЛГОВ создал ее, чтобы отныне уверенны и безопасны были все прыжки на парашютах. А сам наш полет на аэростате, показавший незаурядный, пытливый ум Петра Ивановича! За несколько месяцев испытатель-парашютист превратился в аэронавта первого класса. Обычно на подготовку пилота аэростата, особенно такого сложного, каким является «Волга», требуется не меньше года. А Долгов за короткое время сдал все зачеты, досконально изучил теорию и практику и уверенно повел корабль в стратосферу на высоту 25458 метров.

     Мне предстояло лететь, не раскрывая парашюта, почти до самой земли. Первые километры остались позади за какие-то считанные секунды. Падаю на спине, чтобы адский мороз не затянул инеем гермошлем. Там, на земле, мы с Петром уже "поднимались" на высоту 27 километров. Только происходило это в барокамере. Но одно дело - тренировки, другое - сам полет.
     Прошло четыре с половиной минуты, как я покинул гондолу «Волги». Скорость падения сперва была огромной - 800 километров в час, затем постепенно замедлилась в более плотных слоях атмосферы - до 60 метров в секунду.
     Когда до земли останется всего полторы тысячи метров, меня предупредит об этом барограф, закрепленный на ноге. Наконец слышу сигнал. Значит, еще через 20 секунд должен раскрыться парашют. На всякий случай, сам повел счет секундам. Мы умеем делать это не хуже хронометра: на пять секунд ошибка бывает максимум две десятых доли секунды. Прибор, конечно, сработал точно, и парашют раскрылся.
     Теперь можно спокойно осмотреться. Еще три минуты плавного спуска, и я на земле. Погасил парашют, потом расстелил его на поле, чтобы могли увидеть с воздуха. Через 10 -12 минут прямо ко мне подрулил самолет «АН-2».
     Так окончился мой 1510-й прыжок.
     Все было хорошо и у Долгова. А когда остался последний этап - возвращение, нелепый случай при выходе из гондолы оборвал жизнь командира стратостата.
     Но и погибнув, он продолжал служить науке. Созданная им парашютная система сработала нормально. Белые купола бережно опустили на землю тело героя, одетого в высотный скафандр.

P.S. По некоторым данным, при отстреле катапульты своего товарища скафандр Долгова был поврежден (пробито стекло гермошлема), в результате чего произошла разгерметизация на высоте 25 км (примечание Мартынова С.А.).

Судьба человека
Статья в газете от 1 ноября 2002 года
     1 ноября исполняется 40 лет со дня гибели Петра Ивановича Долгова. В этот день в 1962 году он поднялся на стратостате «Волга» на высоту 25458 метров, чтобы совершить свой 1409-й прыжок. Прыжок оказался последним...
     Именем Долгова в нашем городе назван парк, который в последнее время стал одним из любимых мест отдыха горожан. Однако очень немногие знают о самом Петре Ивановиче Долгове. В Долгопрудненском историко-художественном музее хранятся материалы, которые позволяют нам представить его как героя.
     Петр Иванович родился в 1920 году в селе Богоявленское (теперь село Долгово) Пензенской области в крестьянской семье. По воспоминаниям его сестры Наталии. С детства Петр был человеком усердным и приятным в общении — учился легко и хорошо, товарищи любили и уважали его. Еще в школе он сделал из фанеры машину, очень напоминавшую велосипед, и катал на ней малышей. Также он очень любил спорт — около дома росли две ветлы, между которыми Петр положил лом, соорудив, таким образом, что-то вроде турника.
     В 14 лет Петр Долгов поехал в Мичуринск, где поступил в училище кройки и шитья. Окончив его и получив диплом закройщика, он по распределению был направлен в Москву. Но по специальности работал совсем немного. Через некоторое время он устроился снабженцем в магазин и получил водительские права.
     В 1940 году Петр Иванович был призван в ряды Красной Армии. Во время ВОВ Петр находился в десантных войсках действующей Армии. За боевые заслуги на фронте он был награжден двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды и медалями.
     После окончания войны, в 1946 году Петр Иванович оказался в городе Фрунзе, где женился, а позднее вместе с семьей переехал в Москву. Теперь всю свою жизнь, талант и умение он решил посвятить испытанию парашютов и аэростатов.
     Более 1400 раз прыгал Долгов с различных высот на землю, установил с десяток мировых и всесоюзных рекордов. За 13 лет работы испытателем он изобрел массу новых приборов и приспособлений. И свой последний прыжок Петр Иванович совершил по необычной схеме, которую придумал сам. По такой схеме еще никто никогда не прыгал, особенность ее заключалась в специальном монтаже двух парашютов.
     Для полета на стратостате «Волга» испытатель-парашютист Петр Иванович Долгов за несколько месяцев превратился в аэронавта 1-го класса. Обычно на подготовку пилота аэростата требовалось не меньше года, а Долгов за короткое время сдал все зачеты, досконально изучил теорию и практику и уверенно повел корабль.
     Нелепый случай оборвал жизнь испытателя при выходе из гондолы стратостата. В его скафандре позже обнаружили отверстие размером со спичечную головку...
     По данным Долгопрудненского историко-художественного музея, городской парк был назван именем Долгова еще в 1963 году. К сожалению, материалы музея не дают ответа на вопрос, как имя Петра Ивановича связано с Долгопрудным — жил ли он тут, учился? Причина — в строгой секретности работы и исследований Петра Ивановича. Тем не менее, нашим сотрудникам удалось отыскать сестру Долгова — Наталию. Ее воспоминания хранятся в музейном архиве.
     Вот что она рассказала: «Петр Иванович жил на станции Чкаловская Ярославской железной дороги. Там же он и похоронен. Правда, военные настаивали на том, чтобы похоронить Долгова на Новодевичьем кладбище, но его жена отказалась — хотела похоронить мужа ближе к дому — чтоб легче было ухаживать за его могилой. В числе приехавших на похороны Петра Ивановича, были космонавты Гагарин и Комаров.
     Петр Иванович Долгов был профессиональным военным, в Долгопрудном не работал, но приезжал сюда в Долгопрудненское Конструкторское Бюро Автоматики, т. к. испытывал оболочки, которые делались на этом предприятии».
     Наталия Ивановна рассказала также, что детей Петра Ивановича в живых уже нет, а жена, потеряв зрение, перебралась в Санкт-Петербург к внуку.
     Осенью этого года, к 45-летию Долгопрудного, в парке им. Долгова были проведены новые работы по его реконструкции. После этого парк стал еще красивее и привлекательнее, но, к сожалению, до сих пор здесь нет какой-либо памятной доски, рассказывающей о том замечательном человеке, в честь которого назван этот парк, и имя которого навсегда связало историю отечественного воздухоплавания и космонавтики с историей нашего города.

Елена Чаплыгина
См. : http://www.dolgoprud.org/doc/?book=18&page=525



http://s1.uploads.ru/t/mMAzk.jpg
(Отрывок)

ШТУРМ СТРАТОСФЕРЫ

Весной 1962 года полковник В. Г. Романюк вызвал П. И. Долгова и меня к себе.
— Требуется испытать новое высотное снаряжение в условиях стратосферы. Прыгать будете почти из космоса. Опыта в мировой практике пока нет. Американцы бросали манекен с той высоты, с какой придется прыгать вам, но установленные на нем датчики зафиксировали большие перегрузки во время штопора при свободном падении, и они отказались от эксперимента с человеком. Командование предлагает поручить эти испытания вам.
П. И. Долгов и я тут же согласились выполнить это ответственное и необычное задание.
Размышляя над предстоящим прыжком, Петр Иванович Долгов разработал новую схему ввода парашюта, которую сам же и испытал, выполнив целую серию прыжков.
Для выполнения задания был выбран стратостат «Волга», на котором до нас никто не летал. П. И. Долгов был назначен командиром нашего экипажа.
Когда мы впервые увидели стратостат, удивили его размеры, сложная аппаратура. Большая герметичная кабина имела два отсека — командирский и экспериментальный.
Под руководством опытных специалистов быстро изучили материальную часть корабля, приборы, снаряжение и аппаратуру, находящиеся в гондоле. Затем приступили к освоению управления огромным летательным аппаратом. Вначале на небольших воздушных шарах поднимались от земли на двести — триста метров, учились изменять скорость подъема, пользоваться балластом. Затем начались высотные тренировки в барокамере.
Высота, с которой предстояло прыгать, немногим меньше тридцати тысяч метров. По заданию я должен был покинуть корабль и падать, не раскрывая парашюта, до высоты тысяча метров. Время свободного падения — пять минут, а наибольшая расчетная скорость свободного падения — двести сорок метров в секунду, то есть около девятисот километров в час. П. И. Долгову предстояло после покидания корабля сразу раскрыть парашют, то есть снижаться в течение тридцати восьми минут.
Кроме нашего, был назначен дублирующий экипаж в составе Василия Лазарева и Ивана Камышева.
Василий Лазарев — человек богатейшей биографии. Врач, летчик-испытатель и, наконец, летчик-космонавт, Герой Советского Союза. В сентябре 1973 года он вместе с Олегом Макаровым совершил трехдневный полет на космическом корабле «Союз-12», вскоре полетел в космос снова...
Всю подготовку экспедиции в стратосферу проводили совместно. Когда прибыли в район полета, то долгими вечерами, находясь в гостинице, оживленно обсуждали каждый этап предстоящего испытания. Мысленно создавали различные аварийные ситуации и коллективно определяли порядок действий. Так составленная инструкция творчески дополнялась, уточнялась, отшлифовывалась.
Во время подготовки к полету в стратосферу я совершил свой юбилейный полуторатысячный прыжок. Это произошло утром, а чуть позднее почтальон пачками начал носить поздравительные телеграммы. Привез и приветственный адрес со множеством подписей моих товарищей по работе.
1 ноября 1962 года. Пять часов утра. Проходим тщательный медицинский осмотр и надеваем высотное снаряжение. Через час автобус привозит на аэродром. Специалисты проверяют корабль, и мы занимаем свои места. Начинается комплексная проверка всех систем.
— Все системы работают нормально,— докладывает Петр Иванович Долгов руководителю полета.
Время семь часов сорок четыре минуты. Последовала команда «Старт», и громадное сооружение высотою более ста метров медленно двинулось вверх. Нет привычного грохота двигателей, стоит тишина, только ожили стрелки многочисленных приборов и по радио запросили первые данные.
Каждый из нас заполняет график полета, передает данные на землю. Специальные датчики посредством телеметрии сообщают вниз о нашем состоянии: пульсе, артериальном давлении, частоте дыхания, работе сердца. С увеличением высоты небосвод меняет окраску. Сначала он становится бледно-голубым, потом сине-фиолетовым и, наконец, черным. В корабле тепло и уютно, а за бортом холодно. На высоте тринадцать тысяч метров термометр показывает шестьдесят пять градусов ниже нуля, потом немного теплеет, и температура устанавливается на отметке минус шестьдесят один градус Цельсия.
Высота двадцать две тысячи метров. Такой рубеж впервые в мире был достигнут 30 января 1934 года нашими советскими стратонавтами П. Ф. Федосеенко, А. Б. Васенко и И. Д. Усыскиным на стратостате «Осоавиахим-1».
Еще чуть более получаса подъема, и выходим в зону равновесия. Скороподъемность ноль. Высота двадцать пять тысяч четыреста пятьдесят восемь метров. Два часа двадцать минут потребовалось нам, чтобы набрать ее.
Петр Иванович Долгов запрашивает землю о разрешении выполнять задание.
— Разрешаю, — отвечает руководитель полета.
— Приготовиться к прыжку! — Это команда мне.
Начинаю разгерметизацию кабины, жду, когда в высотный костюм начнет поступать под избыточным давлением кислород. Срабатывает компенсирующее устройство костюма, и меня сжимает со всех сторон. Докладываю Долгову:
— Избыточное давление есть, — и получаю разрешение разгерметизироваться полностью.
Через стеклянную стенку гермоперегородки вижу спокойное, улыбающееся лицо Петра Ивановича.
— До свидания, Петя!
— Счастливого пути!
По старой традиции прикладываю правую руку к гермошлему для приветствия. Затем переношу ее на поручень кресла. Резко сжимаю рычаги кресла и выстреливаюсь в пустоту.
Привычной упругости воздуха не чувствуется. Чтобы меньше замерзало остекление гермошлема, переворачиваюсь на спину.
В беспредельной темноте черного неба светятся звезды, они кажутся очень близкими и какими-то не настоящими. Смотрю на высотомер — уже девятнадцать тысяч метров. На этой высоте падение происходит с наибольшей скоростью. Когда достиг высоты двенадцать тысяч метров, скорость уменьшилась, натяжные устройства высотного костюма ослабли. Свободно вздыхаю, выпрямляю тело и переворачиваюсь лицом вниз. Падать становится очень легко. Внизу Волга с ее многочисленными притоками. Хотя поверх высотного снаряжения надет морской спасательный жилет, купаться не хочется, решаю уйти от воды, выбрав ориентиром громадное поле, разворачиваюсь и под углом сорок пять градусов планирую в его сторону. На высоте тысяча пятьсот метров срабатывает сигнальное устройство. Через двадцать секунд прибор откроет парашют. В последний раз осматриваю свое снаряжение и берусь левой рукой за вытяжное кольцо. Выдергивать его не приходится, парашют открывается автоматически.
Осмотрел купол — все в порядке. Снял остекление гермошлема и определил примерную точку приземления. Вот и земля. Устоял на ногах и пробежал метров двадцать, пока погасил парашют. Расстелил купол на земле, чтобы меня быстрее обнаружили с воздуха, и лег в центре.
Все мысли теперь были с Долговым. Как он там? Напряженно вглядываясь в небо, увидел далеко в стороне два раскрытых купола, на которых снижался друг. Но Петра Ивановича уже не было в живых. В момент выхода из кабины корабля произошла нелепая случайность — разгерметизация скафандра. Отверстие с булавочную головку — но через него мгновенно вырвался кислород. У испытателя хватило сил раскрыть парашют, предложенная им схема сработала безотказно, но сознание уже оставляло его. Купола парашютов бережно опустили тело Долгова на землю Родины, ради которой он жил и трудился.
Отважного парашютиста-испытателя похоронили недалеко от аэродрома, с которого он не раз поднимался в воздух, покоряя высоту, побивая рекорды.
Над аэродромом по-прежнему летают самолеты, оборудованные катапультами, которые испытывал П. И. Долгов, прыгают спортсмены с парашютами, надежность которых тоже проверял он. Значит, наш товарищ в строю завоевателей больших высот. Его дело продолжается.
Есть в Москве в Тушинском районе улица имени П. И. Долгова, а на ней средняя школа № 829. При школе создан музей, посвященный покорителям воздушного океана. Здесь имеются уникальные документы о П. И. Долгове, редкостные фотографии, вырезки из газет, интереснейшие экспонаты, собранные школьниками. Они — убедительное доказательство сердечной признательности подрастающего поколения смелым и мужественным людям.
1 ноября, в день гибели П. И. Долгова, пионеры школы № 829 возлагают на его могилу цветы. Я всегда присутствую при этой торжественной и грустной церемонии. Смотрю на серьезные лица мальчишек и девчонок и думаю, что, может быть, некоторым из них пример мужественного испытателя поможет в трудную минуту жизни принять правильное решение и до конца выполнить свой гражданский долг перед Родиной.
В память Петра Ивановича Долгова учрежден переходящий приз, который ежегодно разыгрывается между спортсменами-парашютистами.
Через несколько дней после полета в стратосферу вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении П. И. Долгову и мне высшего отличия Родины — звания Героя Советского Союза.
Большой интерес к этому эксперименту проявили советские люди. Трудно было найти газету, журнал, которые бы не поместили подробных сообщений о нем, откликов читателей. В редакцию газет и непосредственно на мое имя шли и шли письма. Были даже с таким лаконичным адресом: Москва, парашютисту Андрееву. Допризывники и учащиеся старших классов спрашивали, как «поступить в парашютисты», как организовать аэроклуб, найти опытного тренера. В письмах содержались и заявки на включение «в команду рекордсменов», просьбы. сообщить «программу подготовки к космическим прыжкам», давались квалифицированные советы, «как лучше прыгать с высоты пятьдесят километров и выше». Многие спрашивали о моем здоровье. В связи с этим мне хочется сказать следующее.
Вот уже более тридцати лет прохожу летную комиссию. Кого только не встретишь в госпитале: и убеленного сединами генерала, и летающего еще с войны пилота, и известного космонавта. При всей разности выполняемых задач нас объединяет одно желание — пройти летную комиссию. А она с каждым годом все строже и придирчивее, по крайней мере, так кажется с возрастом. Во всяком случае, чтобы ее пройти, нужно иметь не только отличное здоровье, но и хорошую психологическую подготовку.
Несколько лет назад, ожидая приема к хирургу Николаю Сергеевичу Ивлеву, тому самому, который в 1955 году, когда я получил тяжелую травму, поверил в меня и допустил к выполнению испытательных прыжков, произошел интереснейший разговор с другим пациентом. Это был мужчина преклонного возраста с седой головой, но с молодыми и лукавыми глазами. Он спросил меня:
— Молодой человек, и давно вы проходите здесь летную комиссию?
— Давно, с сорок восьмого года.
— А я первый раз попал сюда в тысяча девятьсот тринадцатом году, когда упал на «Фармане» и поломал несколько ребер. Тогда меня привезли сюда на извозчике.
Это был Алексей Владимирович Шиуков — один из старейших русских летчиков. Удивительные вещи услышал от него. Он встречался с В. И. Лениным, командовал авиацией Западного фронта. Его рассказы были живыми, наполнены интересными деталями. И тогда я еще раз с благодарностью подумал о нашем нелегком труде, который заставляет постоянно держать себя в хорошей физической и психологической форме, о врачах, которые строго следят за нашим здоровьем.
В своих письмах пионеры, комсомольцы часто спрашивают, не жалею ли я о том, что связал свою жизнь с опаснейшей профессией — испытателя. Нет. Никогда не жалел, скорее считал, что мне крупно повезло. Эта работа приносит высочайшее удовлетворение. Чем сложнее испытание, тем радостнее его успешное завершение. Но чтобы иметь прочный запас мужества на многие годы, надо вовремя искоренить физическую слабость, преодолеть страх. Лучше всего это удается в юности. Тот, кто в молодые годы не пасует перед трудностями, не теряется при первой неудаче, может добиться любой высокой цели.

См. :
http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/and … bo/01.html
http://forum.dropzone.by/topic/1427/?page=2#post-21327

0

6

В.Г.Романюк
«Заметки парашютиста-испытателя»
МИРОВЫЕ РЕКОРДЫ
   
В один из осенних дней 1954 года наша группа испытателей сидела в парашютном классе, ожидая улучшения погоды. Надежды на это было мало. С утра порывистый ветер не переставая качал голые ветви деревьев, бросал в оконные стекла пригоршни мелкого холодного дождя. Коротая время за разговорами, мы толковали о рекордах в парашютном спорте, в частности о групповых высотных прыжках с задержкой раскрытия парашюта днем и ночью. Такие прыжки требуют высокого спортивного мастерства в равной степени от всех участников, от всего коллектива.
   В этих прыжках пальма первенства принадлежала советским парашютистам. В 1952 году воздушные спортсмены Л. Масленников, В. Марюткин, И. Федчишин, Н. Щербинин установили мировой рекорд ночного прыжка с задержкой раскрытия парашюта. В свободном падении они пролетели в среднем 8268,5 метра.
   — А почему бы нам не попробовать перекрыть это достижение? — предложил кто-то из испытателей.
   Мысль всем нам понравилась. Было решено штурмовать сразу два мировых рекорда: групповой прыжок с задержкой раскрытия парашюта днем и такой же прыжок ночью. Готовиться к этим ответственным прыжкам стали исподволь, не торопясь. Команду тренировать стал я. Однако должен сказать, что в данном случае работа тренера была своеобразной. Методы тренировки обсуждались сообща. Ведь все мы были опытными воздушными спортсменами, давно получившими «аттестаты зрелости» в парашютизме. Так, например, мастер спорта Н. Никитин выполнил более полутора тысяч прыжков с парашютом. Мастера спорта П. Ищенко и Н. Жуков — многократные победители на всесоюзных соревнованиях по парашютному спорту, участники нескольких рекордных прыжков. А. Савин, В. Петренко, Г. Николаев и П. Долгов — отличные парашютисты, в сложных испытаниях не раз показывавшие свое высокое мастерство.
   Тем не менее к рекорду мы готовились планомерно, тщательно отрабатывая каждый отдельный элемент прыжка, не упуская ничего. Да это и понятно. В парашютном спорте нет главного и второстепенного. Все должно быть подготовлено в равной степени отлично. Только тогда будут гарантированы безопасность и успех.
   Тренировочные прыжки мы выполняли в том снаряжении, в котором нам предстояло выполнять и рекордные. Подгонка этого снаряжения потребовала немало внимания и доставила много хлопот. Ведь в полет мы брали целое сложное хозяйство, весившее несколько десятков килограммов: два парашюта — основной и запасной, кислородный прибор, барографы и многое другое. Все это должно быть удобно размещено на парашютисте и прочно закреплено.
   Наконец, в июле 1955 года был назначен день рекордного прыжка. Накануне мы тщательно уложили парашюты, хорошо отдохнули. На аэродром прибыли ранним летним утром. Здесь заканчивались последние приготовления к полету. Еще раз проверялось действие кислородных приборов. Ведь если откажет парашют, то можно раскрыть запасной. А если в стратосфере останешься без кислорода, то мгновенно потеряешь сознание.
   Но вот все готово. К нам подходит судья республиканской категории Игорь Львович Глушков. Плотный, загорелый, в широкополой соломенной шляпе, сейчас этот способный конструктор и парашютист похож на собравшегося в поход туриста. Его сопровождают спортивные комиссары: Григорий Алексеевич Богомолов, Иван Григорьевич Ефремов и другие. Они опечатывают наши барографы, жмут руки, желают удачи.
   В самолете нас гостеприимно встречает экипаж: летчики Герой Советского Союза Гречишкин и Ведерников, штурман Монахов, бортинженер Богданов, радист Хабаров. От их умения в значительной степени будет зависеть успех нашего прыжка. Мы садимся в кабину и проверяем связь с экипажем.
   Я машинально замечаю время взлета, а потом смотрю на товарищей. Они неподвижно сидят, погруженные в свои мысли. Самолет набирает высоту быстро. Температура падает. Уже при дыхании ясно видны белые облачка пара. Все чувствуют себя хорошо. Бодрящая струя кислорода от бортовой кислородной установки, которым мы стали пользоваться с момента взлета, непрерывно поступает в легкие,
   Вот стрелка альтиметра перешла черту, отмечающую высоту 11 000 метров. Самолет приблизился к расчетной точке прыжка, и в кабине зажглась желтая лампочка. Это сигнал приготовиться. Парашютисты переходят на дыхание из индивидуальных приборов. В полу кабины открывают люк, и я подхожу к нему. Я прыгаю первым. Вспыхивает зеленая лампочка, раздается громкий звонок, включается киноаппарат, который фиксирует момент оставления самолета, и я уже в воздухе. Вслед за мной с интервалом в две секунды покидают самолет остальные парашютисты.
   В это время на земле все напряженно всматриваются в безоблачное голубое небо. Здесь были приняты команды, поданные парашютистам: «Приготовиться», а потом «Пошел». Наблюдатель у зрительной трубы подтвердил отделение от самолета первого спортсмена. Спортивные комиссары включили секундомеры.
   Быстро мчусь к земле в свободном падении. Ориентиры на местности становятся хорошо заметными, встречный воздушный поток теплеет. Еще немного, и наступает время раскрыть парашют.
   Я выдергиваю кольцо и, повиснув под куполом парашюта, осматриваюсь. Невдалеке от себя вижу своих товарищей. Рекордный прыжок совершен. Оставив самолет на высоте 11 119 метров, мы падали, не раскрывая парашютов, 172 секунды, пролетев за это время расстояние 10 455 метров. Таким образом, мы улучшили прежнее мировое достижение по этому виду прыжков, принадлежавшее Архангельскому, Козлову, Першину и Усатому, на 2979 метров.
   Более трудоемкой оказалась подготовка нашей команды к ночному рекордному прыжку с задержкой раскрытия парашюта. В этом сложном упражнении никто из нас не имел достаточного опыта, а некоторые и вообще никогда не выполняли подобных прыжков. Я лично осваивал ночные «затяжные» прыжки еще под руководством В. И. Харахонова и с тех пор почти в них не тренировался. Но прошедшие годы не стерли в памяти впечатления от этих прыжков, требующих большого нервного и физического напряжения.
   Однако высокая общая парашютная подготовка нашей команды позволила в сравнительно короткие сроки накопить необходимый опыт. Мы научились управлять своим телом в свободном падении ночью так же уверенно, как и днем. Наиболее трудно было, как и следовало ожидать, научиться точно определять расстояние до земли и раскрывать парашют на заданной высоте.
   Секундомер, которым часто пользовались для этой цели парашютисты при прыжках с задержкой раскрытия со средних высот, не годился для прыжка из стратосферы. И вот почему. Парашютист, заранее подсчитав, сколько секунд он будет падать до заданной высоты, легко может допустить ошибку. Ведь расстояние, равное, скажем, 10 километрам, он пролетает не с одинаковой скоростью. Так, например, стоит ему из положения плашмя перейти в положение вниз головой, и его скорость сразу значительно возрастет. Попадет он в более плотный слой атмосферы, и скорость уменьшится. Короче говоря, на режим свободного падения парашютиста влияет много факторов, трудно поддающихся предварительному учету, и тем более при прыжках с больших высот. Поэтому может случиться так, что подсчитанное время падения будет отличаться от фактического, допустим, на 10 секунд, а это 500 метров высоты.
   Вот почему мы тренировались в определении высоты на глаз и учились не терять из виду костры, выложенные на земле. А это требует большого искусства. В темноте впечатление обманчиво. Другой раз видишь ясно, что до земли еще далеко, а вот определить сколько: 1200 или 800 метров — трудно. Необходим был какой-то прибор или приспособление, дополнительно контролирующее наше зрительное восприятие. И такое приспособление нашлось.
   Я уже говорил, что подготовку к рекорду мы проводили коллективно. Каждый старался поделиться с товарищами своим опытом, проявить полезную инициативу. Именно так и поступил один из самых молодых участников нашей команды Глеб Николаев. Он предложил использовать прибор, автоматически раскрывающий парашют на заданной высоте, в качестве своеобразного сигнализатора. Николаев рассуждал так: пусть прибор-автомат не раскрывает парашют, а подает спортсмену сигнал, что он достиг нужной высоты.
   Для этого Николаев предложил укрепить прибор на поясном ремне, а его тросик, открывающий замок парашюта, присоединить к одежде парашютиста. И когда парашютист в свободном падении достигал заданной высоты, прибор срабатывал, тросик дергал парашютиста за одежду, как бы предупреждая: «Внимание! Высота 1000 метров!»
   Своими мыслями Николаев поделился сначала с опытнейшим парашютистом Жуковым. Тот одобрил и сказал, что стоит опробовать его в воздухе.
   Николаев опробовал. Его надежды оправдались. Тогда он предложил всем нам прыгать с «сигнальным прибором». Убедившись в надежности «сигнала», мы стали с его помощью контролировать визуальное определение высоты. Почувствовав «сигнал», мы точно знали, что находимся на высоте 1000 метров, отсчитывали пять секунд и выдергивали кольцо. Обычно парашют раскрывался в 700—600 метрах от земли, что нам и было нужно.
   ...Ночь рекордного прыжка выдалась на редкость темная. Луны не было, лишь слабо мерцали звезды. К всеобщему огорчению, в составе нашей команды произошло неожиданное изменение. Прыгать будем группой не в восемь человек, а только в семь. Глеб Николаев, который с таким увлечением готовился к этому прыжку и многое сделал для того, чтобы он стал успешным, заболел. Дневной рекордный прыжок с задержкой раскрытия парашюта он выполнил блестяще и, без сомнения, также прыгнул бы и сегодня. Но он простудился, и врач запретил ему подниматься в воздух.
   И вот мы снова на высоте более 11 000 метров. И снова я оставляю самолет первым. Это мой 2457-й прыжок с парашютом.
   Падаю плашмя, лицом к земле, раскинув в стороны руки и ноги, привычно упираясь ими во встречный упругий поток воздуха. Товарищей я не вижу, но знаю, что они точно так же, в устойчивом положении идут к земле сквозь непроглядную темноту ночи, обжигающую пятидесятиградусным морозом. Я внимательнее смотрю вниз и вижу прямо под собой сигнальный огонь. Его свет нельзя спутать ни с чем другим. Да это и трудно сделать. С одиннадцати тысяч метров виден только он. Кажется, что вся необъятная степь, вся планета погружена во тьму — нигде ни огонька, ни светящейся точки.
   Пролетев километра два, чувствую, что отмораживаю лицо. Встречный воздух такой холодный, что обжигает кожу, будто раскаленным железом. Хочется перевернуться на спину, чтобы защититься от ледяной струи, но... прыжок слишком ответственный. Надо терпеть. 
   Длительное устойчивое падение в темноте требует большого физического и нервного напряжения. Я постоянно двигаю руками, сохраняя равновесие, слежу за сигнальным огнем. Он, сияющий белым светом, с такой высоты кажется маленьким, но приковывает к себе все внимание. Я пытаюсь для гарантии «зацепиться» еще за какой-нибудь наземный ориентир. Но напрасно. Кругом непроглядная тьма.
   Стремительно снижаясь, я вижу, как световой сигнал принимает форму большого прямоугольника и уходит от меня в сторону. Значит, до земли уже недалеко. Это чувствуется и по температуре воздуха — он стал теплее. Приближается время раскрытия парашюта. А вот и сигнал прибора. Я, как и на тренировочных прыжках, отсчитываю пять секунд и раскрываю парашют.
   Земля, как всегда при ночных прыжках, оказывается под ногами неожиданно, и, коснувшись ее, я мягко валюсь набок. Потом встаю, снимаю подвесную систему и даю световой сигнал, сообщая, что приземлился благополучно. Такие же сигналы вспыхивают и недалеко от меня. Я насчитываю их шесть и облегченно вздыхаю: все мои товарищи на земле, живы и здоровы.
   На старте, куда нас потом доставили, спортивные комиссары осмотрели барографы, поздравили нас с победой. Мы перекрыли установленный ранее рекорд по прыжкам с задержкой раскрытия парашюта ночью на 2144,5 метра, пролетев в свободном падении почти десять с половиной километров, точнее 10 413 метров. Намеченный нами штурм мировых рекордов увенчался успехом.
   Но увы, ничто не вечно под луной! Особенно спортивные рекорды. Вскоре наши чехословацкие коллеги вышли вперед, превысили достижение советских парашютистов. И вот мне и моим товарищам захотелось установить новый рекорд, вернуть утерянное первенство. Собственно, дело было не только во вполне понятном спортивном самолюбии. Самолеты стали летать еще выше, а значит летчикам для спасения жизни предстояло пользоваться парашютом на еще больших высотах. А как это делать, следовало прежде узнать парашютистам-испытателям.
   Решение поставленной перед нами задачи потребовало серьезной подготовки. Она заключалась в выборе оборудования самолета, в подготовке обмундирования и специального снаряжения и, наконец, в тренировке, которая проводилась как в барокамере, так и непосредственно на самолете.
   Для выполнения групповых затяжных прыжков из стратосферы был выбран двухтурбинный реактивный многоместный самолет «Сокол», который мог достаточно свободно набрать нужную нам высоту порядка 15—16 тысяч метров. В одном из отсеков самолета был устроен специальный настил, на котором установили 8 сидений для парашютистов. Место, отведенное для каждого парашютиста, было оборудовано кислородной аппаратурой и высотомерами.
   Для того чтобы можно было быстро и беспрепятственно покинуть самолет, в передней части отсека оборудовали люк. Его длина и ширина позволяли парашютистам выполнять прыжки в любом обмундировании.
   Экипаж в составе В. Бобрикова, Н. Федорова, А. Шишкова и В. Житника, назначенный для работы на этом самолете, провел несколько тренировочных полетов на предельной высоте с целью проверки вновь установленного оборудования. Проверка дала вполне удовлетворительные результаты. Особое внимание парашютистам пришлось обратить на выбор и подготовку обмундирования и специального снаряжения.
   При полетах и прыжках из стратосферы с высоты 13,5—14 тысяч метров необходим специальный высотный костюм или даже скафандр. Однако от скафандра, сильно сковывающего движения, мы решили сразу же отказаться. Тем не менее необходимо было выбрать такое обмундирование, которое полностью защищало бы организм от воздействия низкого атмосферного давления. Ведь если на поверхности земли человек испытывает атмосферное давление, равное 760 мм ртутного столба, то на высоте 14 тысяч метров оно равно уже 105 мм, на высоте 15,5 тысяч метров падает до 83,4 мм, а на высоте 16 тысяч метров составляет всего 77 мм.
   Такое низкое давление требует специальных мер защиты человеческого организма. Обычные средства вроде кислородной маски здесь уже совершенно недостаточны. Лучше всего для полетов и прыжков с такой высоты подходит специальный высотный костюм с герметическим шлемом.
   Расскажу подробнее об одежде парашютиста, готовящегося к прыжку из стратосферы.
   Прежде всего он надевает тонкое шерстяное или шелковое трикотажное белье, затем специальный компенсирующий (противоперегрузочный) костюм и поверх него обычное летное обмундирование (меховые брюки, куртку, унты и перчатки), хорошо подогнанное по росту. На брюки нашивается дополнительная тесьма для крепления прибора КАП-3.
   Существенной деталью высотного костюма является герметический шлем, защищающий лицо парашютиста и позволяющий свободно дышать в разреженной атмосфере. В комплект специального снаряжения парашютиста входят батареи электрических элементов для обогрева стекла гермошлема во время свободного падения, а также ранец для самописца, регистрирующего прыжки. Этот ранец крепится на наспинно-плечевых обхватах подвесной системы.
   У каждого парашютиста имеется индивидуальный кислородный прибор.
   Общий вес одежды, парашютов и специального снаряжения достигает 50 кг на человека.
   Таким образом, наиболее характерной особенностью обмундирования, необходимого для прыжков с парашютом из стратосферы, являются компенсирующий костюм и гермошлем.
   Для чего они нужны?
   При подъеме до определенного предела высоты человек не испытывает никаких неприятных ощущений. Но когда высота достигает 10—11 тысяч метров, обычно появляются симптомы кислородного голодания (снижение работоспособности), высотной болезни (учащение пульса, прерывистое дыхание), декомпрессионных расстройств (боли в суставах и тканях), что может привести к кратковременной потере сознания.
   Гермошлем и компенсирующий костюм, весьма плотно облегающий тело, помогают уменьшить эти неприятные для человека последствия понижения атмосферного давления. Помимо этого, применяется еще и такое дополнительное средство, как обогащение крови кислородом.
   Программа нашей тренировки в барокамере была рассчитана на постепенное втягивание организма в подъемы на высоту. Всего мы «поднимались» пять раз: с 5 до 16 тысяч метров. Первый подъем на 5000 метров провели без кислородного питания, чтобы быстрее подготовить организм к дальнейшим подъемам. На высоте 5000 метров мы пробыли 30 минут. «Спуск» с этой высоты происходил со скоростью 55—65 м/сек.
   В следующий раз мы «поднялись» уже на высоту 12 000 метров. На этот раз «подъем» происходил в компенсирующем костюме и с полным снаряжением, за исключением запасных парашютов. Однако вместо гермошлема применялись серийные кислородные маски — дело в том, что в тот период некоторые товарищи из нашей группы еще отдавали предпочтение маске. Они говорили, что в гермошлеме дышать труднее, что в маске легче уравновесить давление на барабанные перепонки в процессе свободного падения — для этого достаточно лишь зажать нос, чего нельзя сделать в гермошлеме. Приводились и такие справедливые доводы, что в гермошлеме невозможно вытереть струящийся по лицу пот и т. п. Все это было, конечно, так, и, однако, большинство все же высказывалось в пользу гермошлема. Впоследствии практика подтвердила правильность именно последней точки зрения.
   Закончив тренировку на земле, мы перешли к полетам с выполнением прыжков в полном высотном снаряжении. Тренировки в барокамере хорошо подготовили наш организм к полетам в стратосфере в условиях негерметической кабины — при выполнении прыжков все парашютисты чувствовали себя хорошо от начала и до конца полета.
   Сначала летали на небольшую высоту, постепенно поднимая «потолок» до 16 000 метров. При этом вначале прыжки не выполнялись: парашютисты просто знакомились с условиями работы в воздухе на данном самолете, проверяли сигнализацию, определяли, как наиболее удобно покидать самолет.
   Затем перешли к полетам с прыжками. Первые прыжки делали с высоты 1500 метров, причем свободное падение продолжалось 20 секунд.
   Следующий полет был проведен на практический потолок самолета с последующим снижением до 4000 метров. С этой высоты парашютисты выполнили тренировочные прыжки в полном высотном снаряжении. Свободное падение продолжалось до высоты 700 метров. В этом полете были проверены условия размещения парашютистов, работа кислородного оборудования, а самое главное — проверен компенсирующий костюм, хотя и без обычного для него давления.
   При испытании обнаружилось, что гермошлем нуждается в некотором усовершенствовании, которое и было немедленно осуществлено. После этого спортсмены, за исключением двух, окончательно отдали предпочтение гермошлему: прыгать в нем было удобнее, чем в кислородной маске, дышать легче, он надежнее защищал лицо от холодного потока воздуха. Последнее обстоятельство было особенно важным, так как нам предстояло прыгать с такой высоты, с которой свободное падение, по расчету, должно было продолжаться около четырех минут. В этом же прыжке парашютисты отрабатывали устойчивость свободного падения в высотном обмундировании.
   Третий тренировочный прыжок в высотных костюмах выполнялся всей группой. Самолет поднялся на свой практический потолок, затем снизился до 2000 метров. С этой высоты и прыгали, пользуясь гермошлемами.
   Надо было выяснить несколько вопросов. Как управлять телом в свободном падении в компенсирующих костюмах, находящихся под давлением? Будет запотевать стекло гермошлема или нет?
   Прыжок принес ответы на эти вопросы. Оказалось, что стекло гермошлема не запотевает. Выяснилось и второе обстоятельство — управлять телом при использовании находящегося под давлением компенсирующего костюма значительно труднее, чем при прыжке в обычном обмундировании. Движения парашютистов были скованны, руки как будто связаны, двигать ими было гораздо труднее.
   Оказалось, что управлению телом мешает и асимметричность нашего костюма. На левой его стороне находится кислородный разъем, необходимый для перехода от бортового кислородного питания на индивидуальное. Эта асимметричность приводила к тому, что удерживать тело в стабильном положении лицом вниз было гораздо труднее: парашютиста все время втягивало в беспорядочное падение.
   Вместе с тем третий прыжок еще раз подтвердил положительные качества гермошлема.
   Тем не менее возник вопрос: оставаться в гермошлеме до приземления или снимать стекло после раскрытия парашюта? Некоторые товарищи отметили, что гермошлем несколько затрудняет приземление, скрадывая расстояние. Кажется, что вот-вот уже коснешься ногами земли, а на самом деле до нее еще 2—3 метра. Но другие члены нашей группы приспособились так определять расстояние, что не снимали стекла до самого приземления.
   Все же мы пришли к выводу, что стекло целесообразнее снимать сразу после раскрытия парашюта. Решающий довод заключался в том, что в момент приземления парашютист может упасть на бок и защемить шланг, после чего подача кислорода прекратится. Таким образом, было решено после раскрытия парашюта стекло гермошлема снимать.
   Четвертый тренировочный прыжок предстояло выполнить с высоты 10 тысяч метров. По существу это был разведывательный прыжок, но на него шла не вся группа, а только двое парашютистов, тех самых, которые упорно отдавали предпочтение кислородной маске. Этот прыжок выполнялся в районе, намеченном для установления рекорда. Полет был разведывательным и для экипажа самолета: он знакомился с площадкой, проверялись аэродромные средства связи, сигнализация.
   На этот раз оба наших товарища решили прыгать не в масках, а гермошлемах. Они покинули самолет на высоте 10 тысяч метров и открыли парашюты в 700 метрах от земли. Приземление прошло вполне благополучно. Мы подбежали к ним и спросили:
   — Ну, как?
   — Будем прыгать только в гермошлемах! — ответили оба.
   — Почему?
   — Дышать в полете легче: лицо хорошо защищено от морозного воздуха.
   Так гермошлемы нашли у нас окончательное признание. Все последующие рекордные прыжки производились только в них.
   Первый из намеченной серии рекордных прыжков выполнил заслуженный мастер спорта Н. Никитин. Это было утром 20 августа 1957 года. Покинув самолет на высоте 15 383 метра, он пролетел в свободном падении 14 620 метров, установив новые всесоюзный и мировой рекорды дневного затяжного прыжка.
   На следующий день прыгала наша группа в составе Н. Жукова, А. Ванярхо, В. Петренко, Е. Андреева, П. Ищенко и В. Романюка. Прыжок был совершен с высоты 14 811 метров, причем затяжка составила 14 045 метров. Это также были новые всесоюзные и мировые рекорды. Спортсмены не раскрывали парашютов около четырех минут.
   Практические данные этого прыжка полностью совпали со всеми предварительными расчетами — профилем полета, заходом на курс, определением точки выбрасывания, временем свободного падения, выбором точки приземления. Вместе с тем для каждого из нас этот прыжок содержал ряд новых элементов. Прежде всего мы считали, что после отделения от самолета на 3—5-й секунде свободного падения сможем занять устойчивое положение и будем падать плашмя лицом вниз. Оказалось, что в компенсирующем костюме это не так-то просто!
   Для того чтобы занять устойчивое положение, парашютист должен приобрести известную скорость в свободном падении. Только тогда он сможет действовать руками, как рулями. Однако в разреженном воздухе стратосферы для этого нужно некоторое время. А в данном случае быстрому переходу в стабильное падение мешала еще значительная горизонтальная скорость, приобретенная спортсменом в самолете, а также и скованность движений парашютиста, находящегося под давлением компенсирующего костюма.
   В силу всех этих причин большинству из нас удалось занять устойчивое положение лишь на 15—20-й секунде после отделения от самолета. Однако сохранять его было очень трудно. Неоднократно многие из нас снова срывались в беспорядочное падение. Одним словом, усилий для непрерывного управления телом требовалось гораздо больше, чем при обычных прыжках без компенсирующего костюма.
   Были и некоторые другие новые элементы. Обычно большинство спортсменов считает, что после занятия устойчивого положения земля вскоре же начинает «набегать на парашютиста». А тут было иначе. В гермошлеме не ощущаешь обдувания лица и поэтому кажется, что ты как будто бы завис в воздухе на большой высоте. Зрительное впечатление такое, как будто бы земля не приближается, вернее приближается, но очень медленно. Ощущение скорости падения появляется лишь на высоте 1500—2000 метров.
   О приближении земли спортсменам давал знать сигнальный прибор, употреблявшийся нами и в прежних затяжных прыжках. Прибор клался в карман брюк, а шланг от него выводился под меховую куртку и крепился на поясе. Однако рывок за пояс через компенсирующий костюм чувствовался гораздо слабее, чем при прыжке в обычном обмундировании. Прибор срабатывал на высоте 1500 метров, после чего спортсмен отсчитывал 15—17 секунд и открывал парашют. В среднем парашют раскрывался на высоте 800 метров.
   Следует отметить, что никакого особо сильного динамического удара спортсмен при раскрытии парашюта после длительного затяжного прыжка не испытывает. Удар этот ничем не отличается от того, какой он ощущает, прыгая с 15-секундной задержкой.
   Вся группа в составе 6 человек приземлилась в радиусе 600—700 метров от намеченной точки, обозначенной белым полотняным крестом. Этот крест, сделанный из двух полотнищ, был виден уже при отделении от самолета. Но большинство из нас, оказавшись в беспорядочном падении, теряло его из виду и замечало вновь, как только падение становилось устойчивым.
   После раскрытия парашютов компенсирующие костюмы у нас оставались под давлением. А было бы целесообразно их сбрасывать, как только в них миновала необходимость. Это облегчило бы управление куполом, а также и само приземление.
   Ночной групповой затяжной прыжок, выполненный 27 августа 1957 г., несколько отличался от дневного. Прежде всего темнота затрудняла ориентировку. В связи с этим специальное снаряжение пришлось пополнить пиротехническими средствами — у каждого из нас было по две сигнальных свечи и электрический фонарик, имевший белый, красный и зеленый цвета. Этими фонариками мы пользовались для обозначения места своего приземления.
   На земле цель обозначалась огнями. Четыре прожектора, установленные по углам площадки размером 100X200 метров, образовали хорошо видимый прямоугольник, в центре которого был расположен неоновый маяк. В ночном прыжке участвовали Н. Никитин, Г. Николаев, Е. Андреев, П. Ищенко, А. Савин и я. Поскольку каждый из нас имел уже опыт в затяжных ночных прыжках, специальной тренировки решено было не проводить.
   Сложная задача стояла перед экипажем самолета, особенно перед штурманом. Луны не было, на земле стояла непроглядная августовская ночная темь. Под самолетом расстилалась бескрайняя степь. Ни одного огонька, ни одного знакомого ориентира!
   И в этих условиях надо было точно рассчитать выброску группы, чтобы все спортсмены приземлились максимально близко к цели. Расчет оказался безукоризненным. С момента отделения от самолета мы сразу же заметили под собой, чуть-чуть впереди, ориентирные огни.
   Выбрасывались мы в нижний люк один за другим, с интервалом в одну секунду. Отделялись ногами вниз и первые секунды падали «солдатиком», а затем начинали переходить в управляемое падение, встречаясь с теми же трудностями, что и в дневном прыжке. Но к этим трудностям прибавилась еще и новая.
   При свободном падении ночью земля кажется гораздо ближе, чем она находится на самом деле. Некоторые спортсмены, в том числе и я, отмечали, что требовалось огромное усилие воли, чтобы не раскрыть парашют раньше времени. Однако мы «тянули» до тех пор, пока не сработал сигнальный прибор. После этого, отсчитав 15—17 секунд, мы раскрыли парашюты.
   Приземление прошло вполне благополучно. Хочется только отметить, что для ночных прыжков следует использовать более мощные электрические фонарики, чем те, которые были у нас. Их луча хватало всего на 25—30 метров. Кроме того, свет у них рассеивался, а лучше брать фонарики с направленным лучом.
   Славную страницу в историю парашютизма вписали Петр Долгов и Евгений Андреев, выполнив просто феноменальные прыжки с парашютом с высоты более 25 километров. Долгов раскрыл парашют немедленно, а Андреев пролетел камнем двадцать четыре с половиной километра. Оба моих товарища по работе были назначены на эти прыжки, потому что более всего подходили для выполнения поистине фантастической задачи.
   Петр Иванович Долгов родился в 1920 году. Великую Отечественную войну провел на фронте, командовал ротой.
   В 1946 году он был направлен в военное училище, а через четыре года стал испытателем парашютов. Он быстро освоился с новой работой, подходил к ней творчески.
   Те летчики, которым по ряду причин приходилось катапультироваться из самолета и опускаться на землю на парашюте, своей жизнью во многом обязаны испытателю Петру Долгову. Говорят ему спасибо и космонавты, которые завершали свой межзвездный полет спуском на парашюте.
   Петр Долгов, например, испытывал скафандры для космонавтов. Однажды он опустился в море и вдруг почувствовал, как быстро стал погружаться в воду. Решение надо было принимать мгновенно. Долгов точным движением перерезал стропы... Конструкция скафандра была изменена. Петр Иванович Долгов за участие в испытании некоторых парашютных систем стал лауреатом Государственной премии, был награжден орденом Ленина.
   За тринадцать лет работы парашютистом-испытателем Петр Иванович Долгов многое сделал для отечественного парашютизма. Он, пожалуй, больше всех в мире катапультировался с различных типов самолетов, на разных скоростях, совершенствовал новые приборы и приспособления.
   Полковник Петр Иванович Долгов имел 1408 прыжков, большинство из них — испытательные. Ему принадлежат восемь мировых и всесоюзных рекордов. Одним из первых в Советском Союзе он совершил прыжок с самолета, летящего со скоростью 865 км/час. Дважды Петр Иванович участвовал в групповых прыжках из стратосферы с задержкой раскрытия парашюта. Им установлены в 1960 году и одиночные мировые рекорды с немедленным раскрытием парашюта — ночью с высоты 12 974 м, днем с 14 835 м.
   Евгений Николаевич Андреев был достойным напарником Долгова в небывалом «прыжке от солнца». Он родился в 1926 году. До 1941 года воспитывался в детском доме. Потом учился в ремесленном училище в г. Серове. В 1943 году был призван в ряды Советской Армии. Первый прыжок Андреев совершил в 1945 году, а два года спустя он уже был привлечен к испытанию парашютов и различного снаряжения. Талантливый парашютист-испытатель проделал огромную работу. Он десятки раз первым прыгал с новыми парашютами, опробовал катапультные установки, испытывал различное снаряжение, кислородное оборудование, обмундирование.
   Для выполнения прыжков с 25 километров был выбран летательный аппарат — аэростат «Волга». Перед парашютистами стояла сложная задача — за короткий срок овладеть искусством вождения огромного аэростата, т. е. стать квалифицированными аэронавтами, и подготовить себя к выполнению еще небывалых прыжков.
   Под руководством опытных специалистов Долгов и Андреев изучили материальную часть аэростата, приборы, снаряжение и аппаратуру, находящиеся в гондоле. Потом они прошли тренировку в барокамере, где создавались условия, близкие к действительным. При этом в барокамеру помещалась целиком гондола аэростата. В ней парашютистам приходилось по нескольку часов «подниматься» на десятки тысяч метров, а потом, имитируя спуск, быстро возвращаться на землю. Здесь проверялись не только самочувствие на стратосферных высотах, но и специальные костюмы, различная аппаратура.
   В обычных условиях на подготовку аэронавта уходит много времени. Долгов и Андреев показали незаурядные способности и освоили все элементы полета за несколько месяцев.
   Когда П. И. Долгов и Е. Н. Андреев впервые увидели аэростат «Волга», их удивили размеры этого воздушного корабля, сложная аппаратура, которая находилась в герметической кабине. Им никогда не приходилось подниматься на аэростатах и тем более управлять ими, и поэтому предстояло пройти длительную подготовку.
   На небольших воздушных шарах они поднимались на высоту 200—300 метров и не спеша дрейфовали над землей. Было непривычно тихо — не слышно рокота двигателей. Только иногда с земли доносились восхищенные крики мальчишек.
   Во время этих полетов испытатели учились совершенно новой для нас профессии — аэронавтике. Как пользоваться балластом, сколько газа можно выпускать из оболочки, как изменяется скороподъемность — все это надо было знать, чтобы лететь в стратосферу.
   Программа подготовки была очень обширной. Парашютисты изучали конструкцию «Волги», различные системы аэростатов. Специалисты детально рассказывали об автоматике, об управлении воздушным кораблем, с Долговым и Андреевым занимались электрики, радисты, штурманы, инженеры по кислородной аппаратуре... Оказалось, что управлять аэростатом дело сложное.
   Проще обстояло дело с чисто парашютной тренировкой рекордсменов. Их богатый и разнообразный опыт испытателей позволил всю подготовку свести к двум парашютным прыжкам. В этих прыжках проверялась в основном работа парашютных систем.
   Следует отметить, что парашютная система, предназначавшаяся для прыжка с немедленным раскрытием, была разработана самим П. Долговым. На этой системе несколько раз производилась выброска манекена с высоты более 25 тысяч метров, и она работала безотказно.
   31 октября 1962 года в последний раз проверили готовность. Все в порядке. Дело только за погодой. По данным метеослужбы ожидалось ее улучшение. В час ночи стартовая команда была уже на площадке и приступила к подготовке аэростата к подъему. Подвезли баллоны с газом, стали наполнять оболочку. Постепенно она начала оживать. Раскинувшись почти на сто метров в длину, оболочка напоминала огромное фантастическое животное, пробуждающееся ото сна. На рассвете аэростат «Волга», приняв форму груши, повис в воздухе.
   Экипаж поднялся в три часа утра. Зарядка. Туалет. Завтрак. Парашютисты чувствовали себя бодро. Крепкий сон в домике на берегу Волги освежил их. Первым стал одеваться Евгений Андреев. Он натянул на себя компенсирующий костюм, носки, перчатки, подогнал гермошлем. Потом оделся в обыкновенное летное обмундирование. Петр Долгов приступил к одеванию несколько позже, так как и в гондолу он садился после Андреева.
   За 40 минут до старта парашютисты-аэронавты заняли свои места, загерметизировали гондолу и приступили к так называемой десатурации. Десатурация — обогащение крови кислородом. Чтобы в организме осталось меньше азота, люди, которым предстоит подняться на большую высоту, в течение некоторого времени дышат чистым кислородом.
   В 7 часов 40 минут все было готово к старту. Гондола стояла на большой автомашине, а оболочка аэростата швартовалась, как к якорю, ко второй грузовой машине.
   В 7 часов 44 минуты аэростату «Волга» был дан старт. Автомашина с гондолой подъехала под медленно удаляющуюся оболочку. Через несколько секунд плавно отделившись от кузова, сферический шар с двумя отважными парашютистами повис в воздухе и стал постепенно уменьшаться в размерах.
   С аэронавтами непрерывно поддерживалась регулярная двусторонняя радиосвязь. Они передавали сведения о своем самочувствии, о показаниях приборов, о работе аппаратуры.
   В 9 часов 30 минут аэростат поднялся на высоту 22 000 метров. Я засек это время, ибо такая высота была достигнута впервые в мире 30 января 1934 года советскими стратонавтами П. Федосеенко, А. Васенко и И. Усыскиным на стратостате «Осоавиахим-I». Еще 35 минут полета — и аэростат «Волга» достиг заданной высоты — 25 458 метров.
   В 10 часов 09 минут с земли поступила команда выполнять задание. Парашютисты разгерметизировались. Аэростат был виден хорошо даже невооруженным глазом. Интересно, что первое время после старта его сносило на запад, потом ветер изменил направление на 180°, и «Волга» стала возвращаться обратно. В 10 часов 13 минут наблюдавшие с земли увидели, как Андреев отделился от гондолы.
   Как после рассказал Е. Андреев, его прыжок протекал следующим образом. Подъем аэростата проходил по расчетному графику. На 13 тысячах метров была зафиксирована самая низкая температура — 65° мороза. Потом наступило «потепление» и термометр все время показывал 61° ниже нуля. На высоте более 25 тысяч метров небо имело чернильно-фиолетовый цвет. Неширокая оранжевая полоса отделяла его от голубизны земного горизонта.
   Как только разгерметизировали кабину, тело оказалось скованным компенсирующим костюмом. Человек, привыкший к атмосферному давлению, равному 760 мм ртутного столба, без высотного костюма не смог бы просуществовать здесь и нескольких секунд. На этой высоте давление было в 42 раза меньше земного и равнялось всего 18 миллиметрам.
   Отделившись от гондолы, Андреев 30 секунд летел спиной вниз, чтобы уменьшить теплоотдачу гермошлема и не дать замерзнуть его остеклению. Скорость падения в разреженной атмосфере была около 900 км/час. Потом он повернулся лицом вниз и начал осуществлять управляемый полет. Увидев, что возникает опасность опуститься не на землю, а приводниться в Волгу, Андреев развернулся на 180° и стал планировать в противоположную от воды сторону. Чтобы не дать остыть рукам, Евгений периодически сжимал ладони в кулак. Но тогда площадь «рулей» уменьшалась и парашютист срывался в штопор. Причем этому неприятному явлению способствовал и барограф, привязанный к ноге. Из-за него нарушалась весовая и аэродинамическая симметрия.
   Андрееву приходилось прикладывать много сил и уменья, чтобы сохранить стабильный полет, а сорвавшись в штопор, своевременно выйти из него.
   С высоты 8 тысяч метров начало замерзать остекление гермошлема, земля стала видна хуже. Пространственная ориентировка затруднялась. Но Андреев мастерски управлял своим телом и следил за высотомером.
   На 252-й секунде свободного полета парашютист почувствовал рывок. Это специальный прибор подал сигнал, что до земли осталось 1500 м. Пролетев еще 18 секунд, Евгений перешел на «одну руку», т. е. стал управлять своим телом одной рукой, и дернул кольцо парашюта. Приземление произошло благополучно. Несмотря на большой вес, Андреев устоял на ногах.
   Итак, за 270 секунд Е. Андреев пролетел с нераскрытым парашютом 24 500 метров. Раскрытие купола произошло на высоте 958 метров. Существующий мировой рекорд прыжка с задержкой раскрытия парашюта 14 620 метров, который был установлен известным советским парашютистом Н. Никитиным 20 августа 1957 года, был перекрыт на 9880 метров.
   В оптический прибор я хорошо видел, как через 1 минуту 18 секунд после Андреева от гондолы отделился Петр Долгов.
   Помню, как-то сразу после Великой Отечественной войны известный летчик-испытатель Сергей Анохин сказал: «А для нас, испытателей, борьба не кончилась». Он подразумевал борьбу за прогресс авиации, за безопасность полетов. В этой борьбе бывают и раненые, бывают и необратимые потери.
   Сейчас, говоря о последнем прыжке Петра Долгова, я с трудом подбираю слова. Что скажешь о погибшем товарище, друге, которого знал почти полтора десятка лет, с которым вместе не раз делил опасности. Ночь перед полетом Андреева и Долгова я почти не спал. Перед своими ответственными прыжками я бессонницей не страдал, а тут беспокоился и глаз не мог сомкнуть. Несколько раз выходил на улицу, смотрел в небо. Беспокоился за обоих, но больше за Долгова, Андреев — отличный мастер по прыжкам с задержкой в раскрытии парашюта. Смертельную зону низкого барометрического давления он пролетит стремглав. А Долгов, открыв сразу парашют пробудет в этой опасной зоне много времени.
   Кажется, все проверено, все предусмотрено. Но прыжок с такой небывалой высоты, как 25 000 метров,— это не только штурм рекордов, это и крупный шаг в будущее, в неизведанное. А при этом могут возникнуть непредвиденные обстоятельства. Ведь есть тысячи случайностей и все их учесть невозможно. Поэтому в день полета на командном пункте все были внимательны, сосредоточены. Наши ладони еще ощущали прощальные пожатия друзей перед тем, как они вошли в гондолу.
   Утро встало над степью солнечное, ясное, и Петр Долгов пошел на свой последний, 1409-й прыжок. Мы видели, как он покинул гондолу, как над ним раскрылся купол парашюта. Но мы не знали, что, когда Долгов покидал гондолу, разгерметизировался скафандр, и эта нелепая случайность убила его. 38 минут опускалось тело испытателя под раскрытым парашютом на землю. Составленная им схема прыжка сработала безукоризненно, но творец ее погиб.
   Однажды, поздравляя Петра Долгова с выполнением очень сложного и ответственного испытания, я сказал ему, что он замечательный парашютист. Тогда он шутливо ответил: «И ребенок на плечах великана видит дальше». Под великаном Петр Долгов имел в виду весь опыт, накопленный советским парашютизмом. И в этот опыт он, один из Колумбов стратосферы, внес большой вклад.
   За образцовое выполнение заданий по испытанию новых авиационных спасательных средств и проявленные при этом мужество, отвагу и героизм Е. Н. Андрееву и П. И. Долгову было присвоено звание Героев Советского Союза. В память Петра Ивановича Долгова учрежден переходящий приз, который ежегодно разыгрывается между спортсменами-парашютистами.

См. : http://www.testpilot.ru/review/notes_p/19.htm


Уникальный прыжок из стратосферы

Статья из журнала "Парашют" 2003 (14) - parachute.skysport.ru    

В конце прошлого года Международная авиационная федерация (ФАИ) отметила 40-летие мирового рекорда, установленного Евгением Андреевым в затяжном прыжке из стратосферы. Не раскрывая парашюта он падал 24 500 метров. Этот рекорд до сих пор никем не превзойден.
В 1962 году испытатели парашютов полковник Петр Долгов и майор Евгений Андреев получили задание готовиться к прыжку с большой высоты. Это было связано с программой полета человека в космос. Петру Долгову предстояло испытать СИ-ЗМ - прообраз современного космического скафандра и новую парашютную систему, а Евгению Андрееву - аварийный выход из гондолы, аналога космической капсулы, а также установить возможности управления телом в свободном падении в костюме "ККО-3".
Прыжки предстояло совершить с аэростата "Волга" с максимальной высоты, на которую он сможет подняться. Парашютисты не только готовились к уникальному эксперименту, хотя им опыта в этом не занимать - у обоих было почти по полторы тысячи разной сложности прыжков, даже из стратосферы. Кроме того, за короткий срок им надо было освоить полеты на аэростате. Работы было очень много и они трудились, чтобы выполнить порученное им задание. Они изучали материальную часть аэростата, приборы, снаряжение, тренировались в управлении, отрабатывали методы покидания гондолы, обживали в барокамере высотные костюмы, совершали прыжки с разных высот.
Руководил осуществлением проекта заслуженный мастер спорта Герой Советского Союза Василий Романюк, имеющий на своем счету 18 мировых рекордов в том числе и из стратосферы. Его опыт и знания помогли Евгению и Петру быстро освоить предложенную программу и к концу октября 1962 года оба парашютиста были полностью готовы к выполнению задания.
Старт наметили на 1-е ноября - синоптики дали хороший прогноз погоды. Наземная команда выехала на площадку, расположенную на берегу реки Волга недалеко от городка Вольска, в час ночи и стала готовить стратостат к подъему. Вскоре оболочка, наполненная газом, постепенно стала оживать и вытягиваться ввысь, напоминая гигантскую грушу. Под утро облачились в высотное снаряжение оба члена экипажа. За сорок минут до подъема аэронавты заняли свои места в гондоле. Она стояла на грузовой автомашине, а стратостат был закреплен к другой машине, которая исполняла роль "якоря". Теперь экипажу предстояло пройти так называемую десатурацию - обогащение крови кислородом, чтобы в организме осталось меньше азота.
В 7 часов 44 минуты был дан старт стратостату "Волга". В начале стала подниматься оболочка аэростата, а затем, вытянувшись во весь рост на высоту более ста метров, она плавно унесла в высь гондолу - серебристый шар - копию спускаемого космического аппарата. Объект, озаренный утренним солнцем, медленно уходил в небо. С экипажем поддерживалась непрерывная связь. Аэронавты передавали сведения о подъеме, работе приборов, докладывали о самочувствии. Во время подъема на высоте 13 000 метров была зафиксирована самая низкая температура воздуха - минус 65°С. Интересно отметить, что потом температура повысилась и термометр устойчиво показывал минус 61°С.
С земли невооруженным глазом был виден аэростат. Его вначале стало сносить на запад, но потом на высоте изменилось направление ветра и он снова поплыл по небу в сторону стартовой площадки. В 10 часов аэростат "Волга" набрал высоту более 25 000 метров. В 10 часов 09 минут поступила команда с земли: "Приступить к выполнению задания!" После разгерметизации кабины высотные костюмы сдавили тела парашютистов так, что им было трудно пошевелиться. И это не удивительно: ведь на этой высоте давление было в 42 раза меньше чем на земле - всего 18 миллиметров вместо привычных 760!
В 10 часов 13 минут Евгений Андреев отделился от гондолы. Вначале он около 30 секунд летел в свободном падении на спине, чтобы не подвергнуть обледенению гермошлем. Затем для более устойчивого управляемого падения пришлось перевернуться вниз лицом. Андреев увидел, что он летит в сторону Волги и, не желая поздней осенью искупаться в холодных ее водах, развернулся на 180° и стал планировать в другую сторону. Во время падения у него мерзли руки, он пытался их согреть сжимая пальцы в кулаки, а затем разжимая их. Но малейшее нарушение симметрии положения тела, тут же приводило к срыву в штопор, из которого выйти при такой скорости падения - более 900 км/час - было очень и очень трудно.
На восьмикилометровой высоте остекленение гермошлема стало покрываться инеем, что затрудняло обзор и ориентацию. На 252 секунде Евгений почувствовал рывок на поясе - сигнал - до земли осталось 1500 метров. Пролетев еще 18 секунд Андреев выдернул вытяжное кольцо и тут же над ним раскрылся купол парашюта, а некоторое время спустя он благополучно приземлился.
Задание Петра Долгова было совершить прыжок с немедленным раскрытием парашюта, который он сам сконструировал специально для покидания летательных аппаратов на больших высотах. Он отделился от гондолы на высоте 25 608 м и через несколько секунд наблюдатели увидели высоко в небе парашют. В эти радостные на земле секунды, что парашютная система сработала нормально, никто даже не мог подумать, что высоко в небе случилась беда. При отделении Петр Долгов повредил гермошлем, произошла разгерметизация скафандра и он мгновенно погиб.
За мужество и героизм, проявленные при испытании новых спасательных средств полковнику Долгову Петру Ивановичу (посмертно) и майору Андрееву Евгению Николаевичу присвоено звание Героя Советского Союза.
Уникальный прыжок Евгения Андреева вошел в историю и спортивных достижений - он установил новый мировой рекорд с задержкой раскрытия парашюта:
высота прыжка - 25 458 м;
свободное падение -24 500 м;
время свободного падения - 270 с;
максимальная скорость свободного падения - 900 км/ч.;
температура за бортом выше 15 000м - -61° С
Андреев превысил бывший мировой рекорд свободного падения, принадлежавший Н. Никитину, на 9880 м.
Совершив первый прыжок в 1945 году Евгений Николаевич более полвека отдал небу. Он испытал не одну сотню новых парашютных систем, катапультных кресел и скафандров, обучал летчиков и космонавтов премудростям парашютного дела, опрыгивал гражданские и военные самолеты, чтобы найти пути безопасного покидания летательных аппаратов в аварийных ситуациях в воздухе.
За огромный труд и высокие достижения в области парашютизма полковнику Евгению Андрееву присвоены высокие звания: Героя Советского Союза (1962), "Заслуженный мастер спорта СССР" (1963), "Заслуженный парашютист-испытатель СССР" (1985 г.) и вручен знак под номером один. На его счету 4800 прыжков с парашютом, из них 8 мировых рекордов. Автор книги "Небо вокруг меня".

См. : http://www.vo3dyx.ru/dokument/recordz/j … icle.shtml


Эксперимент «Звезда»
   
Лучшего парашютиста-испытателя СССР полковника Петра Долгова во время прыжка с космического корабля «Восток» с высоты более 25 километров погубила крохотная дырочка в гермошлеме.
   
Ровно 40 лет назад под руководством Сергея Королева был проведен уникальный секретный эксперимент «Звезда», в ходе которого отрабатывался один из вариантов спасения космонавтов.
   
    Еще в 30-е годы, когда самолеты едва достигали высоты, превышающей десять километров, огромное научное значение имели полеты в стратосферу на летательных аппаратах легче воздуха - стратостатах. К накачанному инертным газом баллону подвешивалась гондола - эдакая корзина-кабина экипажа, оборудованная приборами для исследования верхних слоев атмосферы, кислородными аппаратами для людей и портативными радиостанциями.
    27 мая 1931 года бельгийцы А.Пикар и М.Кипфер достигли высоты 15780 метров. Через год с небольшим, 12 августа 1932 года, Пикар и М.Козине на том же стратостате поднялись на 590 метров выше.
    Еще через год, 30 сентября 1933 года, бельгийцев превзошли советские стратонавты Г.Прокофьев, К.Годунов и Э.Бирнбаум, поднявшиеся на стратостате «СССР-1» на 19 километров над уровнем моря. Ровно через 4 месяца советские парашютисты-испытатели П.Федосеенко, А.Васенко и И.Усыскин на стратостате «Осоавиахим-1» достигли высоты 22 тысяч метров. К сожалению, при возвращении на землю все трое погибли. Кстати, этот полет проводился в Украине - в Харькове, над аэродромом авиационного завода.
    Такие подъемы к границам ближнего космоса нередко заканчивались неудачами и катастрофами. К тому же, с созданием реактивных самолетов и космической техники начал расти потолок высот. Роль исследователей стратосферы взяли на себя автоматические воздушные шары-зонды, не требующие присутствия человека. А прыжки с парашютом с огромных высот остались лишь сферами спорта и обороны. Представляете - боевые действия, в небе не слышен и не виден огромный самолет, а через несколько минут на голову противника вдруг обрушиваются десантники!..
   
    «Испытателю удалось убедить медиков, что он сможет прыгать... в ортопедическом ботинке»
   
И все же в начале 60-х годов оказалось, что стратостаты могут оказать неплохую услугу специалистам, готовящим полеты человека в космос, в частности завершающую их фазу - спуск космонавтов на землю, если катапульта не сработает, или в других экстремальных случаях.
    Эта система не была толком отработана у советских космических кораблей «Восток». Поэтому руководитель космической программы Сергей Королев решил провести специальный секретный (чтобы американцы не перехватили) эксперимент «Звезда», предполагавший прыжок человека с парашютом из... ближнего космоса!
    1 ноября 1962 года под городом Вольском Саратовской области в спускаемый аппарат космического корабля «Восток», помещенный в гондолу гигантского стратостата, втиснулись парашютисты-испытатели - полковник Петр Долгов и майор Евгений Андреев. В годы войны Долгов был боевым летчиком, его не раз сбивали, и жизнь спасал парашют. И в мирное время Петр Иванович посвятил свою жизнь испытаниям парашютов, стал одним из лучших специалистов этого дела в стране. Ему не раз приходилось бороться за жизнь с запутавшимися стропами и погасшими куполами новых парашютов. В 1958 году Долгов в составе группы парашютистов установил мировой рекорд, прыгнув с 15-километровой высоты.
    Евгений Андреев был помоложе, воевать ему не довелось.
    - Я встретил Андреева в августе 1966 года, когда работал инструктором парашютно-спасательной службы летно-испытательной станции Киевского авиационного завода, - вспоминает мастер спорта по высшему пилотажу и бывший парашютист киевлянин Анатолий Луговской. - Однажды меня послали в Подмосковье на сборы по повышению квалификации на базе научно-исследовательского института парашютно-десантной службы, которые проходили на закрытом аэродроме под городом Киржач (кстати, в тех местах погиб Юрий Гагарин). Там же находился авиационно-технический клуб «Полет», спортсмены которого входили в число лучших парашютистов-испытателей страны и в те годы совершили уникальные прыжки на самые высокие вершины СССР - на пик Ленина и пик Коммунизма.
    В Киржаче я впервые увидел будущего летчика-космонавта Светлану Савицкую, начинавшую путь в небо спортсменкой-парашютисткой. В те дни группа возглавляемых ею девушек установила новый женский мировой рекорд, совершив прыжок с высоты 13 тысяч метров с реактивного самолета Ту-107 (тот же Ту-104, только с открывающимися в хвосте створками десантного люка). С ними был Андреев. Невысокий, коренастый такой, плотный, темные, зачесанные назад длинные волосы, округлое русское лицо... Но выделялся Евгений Николаевич походкой - слегка прихрамывал. Еще в 50-е годы, на заре реактивной авиации он участвовал в испытаниях катапульты. Без нее летчик, покидающий самолет, рисковал быть отброшенным встречным потоком воздуха на хвостовое оперение. Кроме того, на огромной скорости полета он не успевал сгруппироваться, ему разламывало руки и ноги. У катапультного кресла были специальные захваты, не позволявшие напору воздуха разметать человека. Но однажды такой захват не сработал и Андрееву чуть не оторвало ногу. Кость раздробило, речь шла об ампутации. В конце концов медики сумели сложить кость из маленьких кусочков.
    Нога в результате оказалась короче на несколько сантиметров, и отважного испытателя хотели списать на пенсию. Но Андрееву удалось убедить начальство и медиков в том, что он может прыгать в специальном ортопедическом ботинке с утолщенной подошвой.
   
    «Пытаясь согреть застывшие руки, майор сорвался в штопор»
   
    - Долгов был облачен в космический скафандр, - продолжает Анатолий Луговской, - оборудованный системами обогрева и жизнеобеспечения, ведь там - минус шестьдесят. Прозрачный со всех сторон гермошлем позволял наблюдать, как ведет себя на неведомой высоте парашют, который, согласно программе испытаний, надо было раскрыть, как только Петр Иванович покинет стратостат.
    Андреева же одели в обычный высотный противоперегрузочный костюм, в которых летают летчики-истребители. Ему предстояло совершить длительный затяжной прыжок и раскрыть парашют на высоте 800 метров.
    - Что из себя представляет спускаемый аппарат корабля «Восток»?
    - Небольшой шар, в котором человек росточком метр шестьдесят ногами упирался в одну стенку, а головой - в другую. Была еще и небольшая надстройка для вспомогательного оборудования, необходимого во время пребывания на борту, которое внутри шара не поместилось бы. Никакой катапульты в шаре не было, она занимала бы слишком много места.
    Перед вылетом экипаж подвергли десатурации - продувке легких кислородом, из крови был удален азот, чтобы она при больших перепадах атмосферного давления не «закипела».
    Через три часа 25 минут подъема стратостат достиг высоты 25 километров 458 метров. Давление за бортом было в 42 раза меньше привычного земного. Это означало, что воздух здесь настолько разрежен, что без кислородного аппарата дышать уже нечем.
    В 10 часов 13 минут майор Андреев открыл люк, который распахнулся наружу. Даже через теплый гермокостюм он почувствовал ледяное дыхание космоса. Несмотря на солнечное погожее утро, на этой высоте небо было темным. Испытатель вывалился во мрак и устремился к земле. Тридцать секунд он падал с возрастающей скоростью вниз спиной. При таком разреженном воздухе телом очень трудно управлять.
    На высоте 12 тысяч метров Андреев смог наконец перевернуться. От холода руки в теплых перчатках потеряли чувствительность, а ведь они нужны в свободном падении в качестве рулей. Стекло гермошлема оледенело, и майор не мог видеть, раскрылся ли вверху парашют Долгова, который должен был покинуть стратостат через минуту после его прыжка.
    Пытаясь согреть руки, Андреев сжимал и разжимал ладони - и сорвался в штопор. Манипулируя руками, он все же сумел перейти в нормальный режим падения. На высоте около тысячи метров Евгения Николаевича вдруг резко тряхнуло - автоматический прибор выпустил парашют...
   
    «По одной версии, смерть Долгова наступила мгновенно»
   
    - С земли видели, что автоматика парашюта Долгова, кстати, разработанная им лично, сработала четко. «Космонавт» плавно опускался. Но когда он снизился до высоты восемь тысяч метров, специалисты, наблюдавшие за Долговым с вертолета, увидели, что парашютист раскачивается, пассивно висит, не управляет парашютом. Сбоку что-то поблескивало, это болтался на шнурке выдернутый из-за пояса десантный нож-стропорез.
    Упав на землю, Долгов не пытался подняться, чтобы погасить купол, и ветер тащил его по степи еще метров триста. Подбежавшие спасатели увидели, что полковник мертв.
    В гермошлеме из плексигласа зияла маленькая, размером в миллиметров девять, не более, дырочка. Предположительно в момент, когда Андреев оттолкнулся от корабля, гондола стратостата начала раскачиваться. И приблизившись к проему люка, полковник ударился гермошлемом о торчащий штырь - болт крепления люка. Его скафандр разгерметизировался, и воздух стал выходить наружу.
    По одной версии, смерть наступила мгновенно. Но кто тогда вытащил полковнику его десантный нож, который крепится на поясе довольно прочно? Никто, кроме самого Долгова, этого сделать не мог. Очевидно, Петр Иванович пытался обрезать стропы раскрывшегося парашюта, чтобы быстрее снизиться на высоту, где можно дышать, а затем раскрыть запасной.
    Говорят, что когда гондола начала раскачиваться, ему не надо было спешить покидать ее - следовало подождать, когда колебания, похожие на колебания маятника, прекратятся. Но в условиях, близких к космическому вакууму, где практически нет сопротивления воздуха и земное притяжение слабое, раскачивание могло продолжаться очень долго.
    ...Через полтора месяца, в декабре 1962 года Петру Долгову и Евгению Андрееву было присвоено звание Героя Советского Союза. По одним сведениям, с такой высоты еще никто не прыгал, и Евгений Андреев, поскольку вернулся живым, установил мировой рекорд. Однако автор «Энциклопедии космонавтики» А.Железняков утверждает, что двумя годами ранее, 16 августа 1960 года, американец Джозеф Киттинджер прыгнул с высоты около 32 километров.
    Но даже такое сообщение не умаляет подвига советских парашютистов. Ведь в мире таких смельчаков раз, два и обчелся. Уцелевший в том опасном полете-прыжке человек-легенда, Герой Советского Союза Евгений Андреев дожил до пенсии и два года назад умер на руках врача поселковой «скорой помощи» в своей подмосковной хрущевке.
    То ли из-за гибели Долгова, то ли из других соображений в дальнейшем в СССР от таких экспериментов отказались. А космические корабли начали оборудовать системой мягкой посадки вместе с экипажем. Но она безупречно срабатывала не всегда. Во время завершения космического полета на корабле новой серии «Союз» погиб полковник Владимир Комаров.
    Небо порой берет жестокую дань.
   
Любовь Гранкина, Владимир Шуневич
Факты (Киев), 26.12.2002

См. : http://astronaut.ru/bookcase/article/ar … _coolmenus

0

7

http://uploads.ru/t/c/L/V/cLVnQ.png


Приказ войскам 9 Гвардейской Армии № 055/н от 17 мая 1945 года о награждении.
Первая страница приказа: http://www.podvignaroda.mil.ru/filter/filterimage?path=VS/173/033-0686196-3762+040-3771/00000392.jpg&id=25725818&id=25725818&id1=83c05f49c23dbedec22e008cb2e790c5
Страница приказа с фамилией Долгова П.И.: http://www.podvignaroda.mil.ru/filter/filterimage?path=VS/173/033-0686196-3762+040-3771/00000392.jpg&id=25725818&id=25725818&id1=83c05f49c23dbedec22e008cb2e790c5
Последняя страница приказа: http://www.podvignaroda.mil.ru/filter/filterimage?path=VS/173/033-0686196-3762+040-3771/00000396.jpg&id=25725867&id=25725867&id1=8a4984ea9000676cf28e2966796e986c
Наградной лист на Долгова П.И.
Первая страница наградного листа: http://www.podvignaroda.mil.ru/filter/filterimage?path=VS/173/033-0686196-3762+040-3771/00000409.jpg&id=25725881&id=25725881&id1=aa5adea36f2e5f7f3a790ca67d80e537
Вторая страница наградного листа: http://www.podvignaroda.mil.ru/filter/filterimage?path=VS/173/033-0686196-3762+040-3771/00000410.jpg&id=25725882&id=25725882&id1=e34531ac608addc4443b1e4e9ab42eea
Дополнительная информация из наградных документов:
- Гвардии лейтенант. Командир 4 стрелковой роты, 2 стрелковый батальон 350 Гвардейского стрелкового полка 114 Гвардейской стрелковой дивизии;
- призван Фрунзенским РВК города Москвы 21 сентября 1940 года, в действующей армии с 7 февраля 1945 года на 3 Украинском Фронте;
- В Наградном листе в строке: «Чем ранее награждён» стоит отметка «Орден Ленина», о чём в Общедоступном электронном банке документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» информация отсутствует.

http://s1.uploads.ru/t/0ho3D.jpg


Фрагмент страницы наградного листа.
http://s1.uploads.ru/t/QLwpW.jpg

Отредактировано Дворянкин С.А. (2019-04-11 21:53:52)

0

8

История России в Твиттере https://twitter.com/history_RF/status/6 … 9873003520 :

1 ноя. 1962 прыжок с парашютом из стратосферы с высоты более 25 км совершили офицеры Андреев и Долгов (погиб)

0

9

http://www.dolgoprud.org/photo/?sect=10 … photo=3878
http://s5.uploads.ru/t/EnGKr.jpg
Фото Петра Ивановича Долгова из фондов Долгопрудненского историко-художественного музея

http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=1875
http://s3.uploads.ru/t/QqF4Z.jpg
http://sa.uploads.ru/t/0eiEN.jpg
памятник на могиле на воинском кладбище около станции Чкаловская, город Щёлково Московской области
там же похоронена дочь Татьяна Петровна Владимирова (урожд. Долгова), 1952-1998, о чем гласит прикрепленная внизу памятника табличка
Фото А.А.Симонова, 2007
http://sd.uploads.ru/t/T0Zdo.jpg
мемориальная на доска на доме, где жил П.И.Долгов в 1956-1962гг., пос. Чкаловский, ул. Ленина, д.2
Фото А.А.Симонова, 2007
http://s2.uploads.ru/t/C4jP7.jpg
г. Рязань, бюст на Аллее Героев Рязанского высшего военно-десантного командного училища им. В.Ф.Маргелова
фото Евгении Долгих

Отредактировано простомария (2017-04-22 12:03:21)

0

10

http://turizmvpenze.ru/na-rodine-geroya/

Стоило Юрию Алексеевичу Гагарину возвратиться из 108-минутного кругосветного путешествия с первой космической скоростью и стать первым человеком на планете, преодолевшим земное притяжение, как следом за ним начали появляться (многие – не по своей вине) претенденты на звание «космонавта №0». Это было выгодно, прежде всего, тем, кто пытались, сначала оспаривать первенство, сам факт присутствия СССР в пилотируемой космонавтике, а затем проводить «независимые расследования» с неминуемым «разоблачением» Советов, дескать, какою ценой доставались нашей стране победы в околоземном пространстве.
Одним из таких «космических призраков» был настоящий и даже вполне земной человек, уроженец Земетчинского района Пензенской области – Петр Иванович Долгов. Отнесемся к его биографии.
http://s7.uploads.ru/t/joEx7.jpg
ДОЛГОВ ПЕТР ИВАНОВИЧ
21 февраля 1920 года родился в селе Богоявленское Земетчинского района Пензенской области, в семье крестьянина, русский.
В 1927 году поступил и в 1934 году окончил семилетнюю школу в селе Богоявленское.
В 1934 году поступил и в 1938 году окончил Мичуринскую профтехшколу (специальность «кройка и шитье», диплом закройщика), распределен на работу в Москву.
В 1938 году совершил свой первый прыжок с парашютом.
С 1939 года работал водителем-снабженцем в магазине в Москве.
21 сентября 1940 года Фрунзенским районным военкоматом города Москвы был призван в Красную/Советскую Армию.
Осенью 1941 года поступил и в 1942 году окончил Шкотовское военное пехотное училище (пгт Шкотово, Шкотовский район, Приморский край, создано осенью 1941 г., после войны расформировано).
С 7 февраля 1945 года – в действующей армии, участник Великой Отечественной войны.
Командир 4-й стрелковой роты 2-го стрелкового батальона 350-го гвардейского стрелкового полка 114-й гвардейской стрелковой дивизии 3-го Украинского фронта.
Участник Будапештской и Венской операций.
Гвардии лейтенант П. И. Долгов 8 апреля 1945 года «…будучи ранен в предыдущих боях не покинул своего места и командовал ротой в бою за Вену … Лично подбил самоходное орудие, подавил 4 огневых точки противника и уничтожил 42 гитлеровцев…».
С 1945 года член ВКП(б)/КПСС.
В 1945 году поступил и в 1947 году окончил военно-парашютное училище ВДВ, город Рязань.
24 сентября 1947 года направлен на службу в военно-парашютное училище ВДВ, город Фрунзе.

С 1950 года работал в НИИ ВВС (в настоящее время – ГЛИЦ имени В. П. Чкалова), сначала инструктором-испытателем, а затем старшим инструктором-испытателем парашютной техники.
Испытывал новейшие образцы авиационно-космических средств спасения и жизнеобеспечения на 25 типах самолётов и вертолетов. Это: 50 типов парашютов, 15 типов катапультных установок, 20 типов другого высотного оборудования и специального снаряжения для летчиков и космонавтов.

Боевые награды: 2 ордена Ленина, 2 ордена Красного Знамени, 2 ордена Красной Звезды, медали.
Лауреат Государственной (Сталинской) премии СССР (1952 г.).
Мастер парашютного спорта СССР (1952 г.).
Совершил 1409 прыжков с парашютом и 52 парашютных катапультирования.
Установил 8 всесоюзных и мировых рекордов.
Мировые рекорды: одиночные прыжки с немедленным раскрытием парашюта: ночью на высоте 12974 метра и днём на высоте 14835 метров (1960 г.) и др.
Гвардии полковник ВВС (196 г.).
Аэронавт 1-го класса (1962 г.).

1 ноября 1962 года в рамках советской космической программы состоялся беспрецедентный научный эксперимент под кодовым названием «Звезда». Это был прыжок с парашютом из ближнего космоса – имитация экстренного покидания экипажем космического корабля во время суборбитального полета.
Стратостат «Волга» (командир экипажа П. И. Долгов, второй пилот Е. Н. Андреев; дублеры – В. Г. Лазарев, И. Камышев) стартовал с полигона ВНИИЦ ВВС в городе Вольске Саратовской области.
После выхода П. И. Долгова из гондолы стратостата на высоте 25608 метров с немедленным раскрытием купола, его парашютная система отработала штатно, но 38 минут спустя из стратосферы на землю опустилось… мертвое тело. Произошла разгерметизация скафандра, и парашютист-испытатель погиб от взрывной декомпрессии, находясь еще в верхних слоях атмосферы. Этот полет стал последним пилотируемым запуском стратостата в Советском Союзе.
Место захоронения П. И. Долгова находится на мемориальном кладбище при военном аэродроме Чкаловский (пос. Чкаловский/г. Щелково-3, Московская область).

30 ноября 1962 года постановлением Пензенского горисполкома, бывшая улица Старо-Драгунская, известная с XVIII века, а в 1937 – 1962 гг. носившая имя шахтера-новатора А. Г. Стаханова, была переименована в честь парашютиста-испытателя П. И. Долгова.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 декабря 1962 года П. И. Долгову присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).
Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 16 марта 1963 года село Богоявленское Земетчинского района Пензенской области было переименовано в село Долгово.
В 1963 году в городе Долгопрудном Московской области именем П. И. Долгова назван один из парков.
11 апреля 1964 года улица Молодежная в городе Москве переименована в улицу Долгова.
Улицы Долгова есть также в селе Долгово и пгт Земетчино.

Мемориальные доски установлены:
http://s3.uploads.ru/t/1NbEM.jpg http://s8.uploads.ru/t/H0GJA.png
мемориальные доски в Пензе и в пос. Чкаловский

в городе Пензе на улице Долгова, 2 (открыта в ? году, новая – 21 марта 2012);
в селе Долгово (на доме, в котором он родился – есть; на школе, в которой учился – демонтирована);
в поселке Чкаловский на улице Ленина, 2 (на доме, в котором он жил с 1956 по 1962 гг.).
Приказом Министра обороны СССР №234 от 3 октября 1968 года П. И. Долгов навечно зачислен в списки личного состава 1-й роты курсантов Рязанского высшего воздушно-десантного командного ордена Суворова дважды Краснознаменного училища имени генерала армии В. Ф. Маргелова. В мемориальном комплексе «Аллея Героев», открытом на территории учебного заведения летом 1990 года, установлен бюст П. И. Долгова.

В село Богоявленское П. И. Долгов приезжал каждое лето, на собственном автомобиле ГАЗ-21 «Волга», а свой 1409-й прыжок с парашютом, по некоторым данным, считал последним, но – прижизненным. После этого он собирался построить в родном селе дом, чтобы в нем жить, приезжая на отдых.

Родители:
Иван Карпович Долгов – отец, погиб на фронте в 1943 г., под Смоленском;
Ирина Михайловна – мать, умерла в селе Долгово в 1989 г.

Братья и сестры:
Андрей Иванович – старший брат, погиб на фронте в 1941 г., в Литве; по сведениям, сообщенным сестрой Зинаидой Ивановной, служил в Гродно, Белоруссия. Считается пропавшим без вести в 1941. - прим. М.А.Ш.
Александр Иванович (Пенза);
Иван Иванович (Тула);
Николай Иванович – младший брат (Богоявленское/Долгово);
Зинаида Ивановна (Пенза);
Мария Ивановна (Богоявленское/Долгово);
Наталия Ивановна – сестра (Москва);
Надежда Федоровна – жена младшего брата (? – 05.10.2015, село Долгово);
Галина Николаевна, урожденная Долгова – племянница, т. е. дочь младшего брата;
Владимир Папыкин – племянник, т. е. сын ? сестры.

Семья:
? – жена (с 1947 г.), жила в Санкт-Петербурге у внука;
Игорь Петрович Долгов – сын, десантник, выпускник РВВДКУ (~1970 г.), капитан, командир взвода 357-го ПДП 103-й ВДД. Служил в Афганистане -начальником сторожевой заставы на дороге Кабул – Джелалабад. За военные преступления, совершенные в этой должности (мародерство и убийство мирных жителей) был осужден военным трибуналом и приговорен к высшей мере наказания – расстрелу. Однако есть информация, что благодаря вмешательству В. В. Терешковой наказание удалось смягчить;
Татьяна Петровна Владимирова (урожденная Долгова) – дочь (1952 – 1998);
По состоянию на 01.11.2002 г. детей в живых уже не было, а внук жил в Санкт-Петербурге.
http://sh.uploads.ru/t/pltiR.jpg
Долгов П. И. после выполнения рекордного прыжка с высоты 14835 метров, 1960 г.

«КОСМИЧЕСКИЙ ПРИЗРАК»
«В сентябре 1960 года космонавт Петр Долгов погиб, когда ракета-носитель взорвалась на старте».
Об этом сообщил журналист Френк Эдвардс в журнале «Фейт». По его словам, корабль Долгова засекли станции слежения в Турции, Швеции, Англии, Италии и Японии. По словам Эдвардса, полет закончился гибелью Долгова.
На самом деле в сентябре 1960 года не произошло ни одной аварии, которую можно было бы связать с этим мифом. Был лишь успешный пуск геофизической ракеты Р-2 с собаками на борту, состоявшийся 16 сентября.
Правда, поводом для возникновения этого слуха можно рассматривать визит Никиты Сергеевича Хрущева в США. Всем известно, что советский лидер любил «привозить» американцам сюрпризы. Особенно космические. Так было в 1959 году. В минуты, когда Хрущев ступал на американскую землю, советская космическая ракета, позже названная «Луна-2», впервые в мире достигла поверхности нашей небесной соседки. Американцы полагали, и, надо признать, не без основания, что очередное прибытие Никиты Сергеевича также будет сопровождаться очередной «советской победой в космосе». Нездоровую атмосферу создали и советские дипломаты, намекнув американским журналистам, что 27 сентября произойдет нечто потрясающее. К тому же разведка сообщала, что советские корабли слежения за космическими аппаратами заняли позиции в Атлантическом и Тихом океанах. Советский моряк, сбежавший на Запад в описываемый период, подтвердил, что готовится космический запуск.
Короче говоря, все ждали нового триумфа в космосе. Но не дождались, мы просто не успели к нему подготовиться.
Иногда этот слух датируется 11 октября того же года. А вот эту возможную дату «полета» Долгова, которую приводят мифотворцы, можно связать с одной из октябрьских катастроф. Либо с аварийными пусками автоматических межпланетных станций в сторону Марса (10 и 14 октября 1960 года), либо с взрывом баллистической ракеты Р-16, когда погибли маршал Митрофан Неделин и несколько десятков специалистов-ракетчиков.
И еще одна версия связи даты 11 октября с появлением слухов о пилотируемом полете в Советском Союзе. В тот день ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли секретное постановление за номером 1110-462сс «Об объекте ЗКА». Под этим обозначением проходил «Восток». В постановляющей части документа значилось:

«Принять предложение Государственного комитета Совета Министров СССР по оборонной технике, Государственного комитета Совета Министров СССР по радиоэлектронике, Министерства обороны СССР, Государственного комитета СССР по судостроению, Государственного комитета СССР по авиационной технике и Академии наук СССР, рассмотренное и одобренное Комиссией Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам, о подготовке и запуске космического корабля (объекта «Восток-ЗА») с человеком в декабре 1960 г., считая его задачей особого значения».

Это постановление реализовано не было. Причин тому множество, но сейчас нас интересуют не они, а то, что постановление, о котором, возможно, узнали и на Западе, стало причиной очередной порции слухов о полете «космонавта №0».
Если о самом событии сказать было нечего, то информации о «космонавте» набралось предостаточно.
У мифического «космонавта Долгова» был реальный прототип – парашютист-испытатель Петр Долгов. Он был хорошо известен не только в авиационных кругах, но многим советским гражданам, которые периодически встречали его имя на страницах центральных газет.
Полковник Петр Долгов стал испытателем парашютных систем в конце 1940-х годов. А до этого офицер-десантник прошел трудными дорогами Великой Отечественной, отличился в боях за Венгрию и Австрию, за мужество и героизм был награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, многими медалями. За его плечами были тысячи прыжков с парашютом, восемь мировых рекордов, участие в экспериментах «на грани возможного». К тому же Долгов зарекомендовал себя и как конструктор систем спасения для пилотов летательных аппаратов.
Ему приходилось испытывать системы, которые впоследствии стали использоваться на космических кораблях. Осенью 1960 года он как раз занимался испытанием таких систем. Его прикосновение к космонавтике, вероятно, и стало причиной появления слухов о гибели испытателя в космической катастрофе. Каким образом на Запад просочилась информация о работе Долгова, можно только гадать. Но в период возникновения слухов он не мог находиться на Байконуре.
До полета Юрия Гагарина космодром Байконур в документах именовался 5-м научно-исследовательским испытательным полигоном Министерства обороны СССР, а среди своих – Тюра-Тамом.
Долгов действительно погиб, но произошло это через два года после того, как ему стали приписывать мифические свершения. Случилось это 1 ноября 1962 года. В тот день состоялся уникальный эксперимент, в котором, кроме Долгова, участвовал еще один известный советский парашютист – Евгений Андреев. На стратостате «Волга» они поднялись на высоту 25458 метров, после чего покинули кабину высотного аппарата.
Первым катапультировался Евгений Андреев. Его задачей было испытание системы аварийного покидания гондолы стратостата – аналога космической капсулы. И оценка возможности свободного падения в разреженных слоях атмосферы в серийном высотном снаряжении «ККО-3». Двадцать четыре километра Андреев преодолел в свободном падении и лишь на высоте 900 метров раскрыл купол. Все прошло успешно, а спуск на Землю занял чуть более 6 минут. На некоторых участках парашютист развивал скорость 900 километров в час. Если представить себе полет реактивного лайнера, то станет ясно, с чем можно сравнить падение Андреева.
Вторым покидал кабину Петр Долгов, облаченный в высотный скафандр «СИ-ЗМ» – прообраз современного космического снаряжения. В его задачу входило и испытание специальной парашютной системы, обеспечивавшей автоматическое раскрытие купола на определенной высоте без вмешательства человека. По мысли конструкторов, среди которых был и сам Долгов, такая система могла сохранить жизнь летчика или космонавта в нештатной ситуации, если бы он, например, потерял сознание.
Долгов покидал кабину «Волги» самостоятельно, без использования специальных средств (катапульты). Вот тут-то и произошла трагедия, о которой стало известно спустя несколько десятков минут. После прыжка Андреева, от срабатывания катапульты, а также из-за сильных порывов ветра на высоте гондола стратостата стала раскачиваться, и Долгов, покидая ее, случайно ударился шлемом об обшивку. Стекло не выдержало, образовалась небольшая трещина, через которую мгновенно вышел весь воздух, вскипела кровь в сосудах и испытатель погиб.
А оборудование продолжало работать, как ему было положено. Раскрывшийся на большой высоте купол бережно и нежно нес парашютиста к Земле. Никто из тех, кто следил за снижением, даже не предполагал, что испытатель уже мертв. Некоторое беспокойство вызывало отсутствие связи с пилотом, но в первый момент это списали на неисправность оборудования, что тогда было не такой уж и редкостью.
Через 38 минут тело Долгова опустилось на Землю. Подоспевшие к месту посадки поисковые группы обнаружили, следуя терминологии тех лет, «парашютиста без всяких признаков жизни».
За мужество и героизм, проявленные при испытаниях новых средств спасения экипажей летательных аппаратов, Петру Ивановичу Долгову и Евгению Николаевичу Андрееву было присвоено звание Героя Советского Союза. Долгову это звание присвоили посмертно.
Вот так на самом деле погиб настоящий Петр Долгов. Говорят, что тому, кого преждевременно объявят умершим, обеспечена долгая и счастливая жизнь. Увы, но жизнь Долгова была не очень долгой, лишь на два года он пережил своего мифического «двойника». Но это была жизнь счастливого человека.
http://sh.uploads.ru/t/VJR0I.jpg
гондола стратостата "Восток" в музее ВВС в Монино

Рассказывает Герой Советского Союза Евгений Николаевич Андреев:

Весной 1962 года полковник В. Г. Романюк вызвал П. И. Долгова и меня к себе.
– Требуется испытать новое высотное снаряжение в условиях стратосферы. Прыгать будете почти из космоса. Опыта в мировой практике пока нет. Американцы бросали манекен с той высоты, с какой придётся прыгать вам, но установленные на нём датчики зафиксировали большие перегрузки во время штопора при свободном падении, и они отказались от эксперимента с человеком. Командование предлагает поручить эти испытания вам.
П. И. Долгов и я тут же согласились выполнить это ответственное и необычное задание.
Размышляя над предстоящим прыжком, Пётр Иванович Долгов разработал новую схему ввода парашюта, которую сам же и испытал, выполнив целую серию прыжков.
Для выполнения задания был выбран стратостат «Волга», на котором до нас никто не летал. П. И. Долгов был назначен командиром нашего экипажа.
Когда мы впервые увидели стратостат, удивили его размеры, сложная аппаратура. Большая герметичная кабина имела два отсека – командирский и экспериментальный.
Под руководством опытных специалистов быстро изучили материальную часть корабля, приборы, снаряжение и аппаратуру, находящиеся в гондоле. Затем приступили к освоению управления огромным летательным аппаратом. Вначале на небольших воздушных шарах поднимались от земли на двести-триста метров, учились изменять скорость подъёма, пользоваться балластом. Затем начались высотные тренировки в барокамере.
Высота, с которой предстояло прыгать, немногим меньше тридцати тысяч метров. По заданию я должен был покинуть корабль и падать, не раскрывая парашюта, до высоты тысяча метров. Время свободного падения – пять минут, а наибольшая расчётная скорость свободного падения – двести сорок метров в секунду, то есть около девятисот километров в час. П. И. Долгову предстояло после покидания корабля сразу раскрыть парашют, то есть снижаться в течение тридцати восьми минут.
Кроме нашего, был назначен дублирующий экипаж в составе Василия Лазарева и Ивана Камышева.
Всю подготовку экспедиции в стратосферу проводили совместно. Когда прибыли в район полёта, то долгими вечерами, находясь в гостинице, оживлённо обсуждали каждый этап предстоящего испытания. Мысленно создавали различные аварийные ситуации и коллективно определяли порядок действий. Так составленная инструкция творчески дополнялась, уточнялась, отшлифовывалась.
Во время подготовки к полёту в стратосферу я совершил свой юбилейный полуторатысячный прыжок. Это произошло утром, а чуть позднее почтальон пачками начал носить поздравительные телеграммы. Привёз и приветственный адрес с множеством подписей моих товарищей по работе.

1 ноября 1962 года. Пять часов утра. Проходим тщательный медицинский осмотр и надеваем высотное снаряжение. Через час автобус привозит на аэродром. Специалисты проверяют корабль, и мы занимаем свои места. Начинается комплексная проверка всех систем.
– Все системы работают нормально, – докладывает Пётр Иванович Долгов руководителю полета.
Время семь часов сорок четыре минуты. Последовала команда «Старт», и громадное сооружение высотою более ста метров медленно двинулось вверх. Нет привычного грохота двигателей, стоит тишина, только ожили стрелки многочисленных приборов и по радио запросили первые данные.
Каждый из нас заполняет график полёта, передаёт данные на землю. Специальные датчики посредством телеметрии сообщают вниз о нашем состоянии: пульсе, артериальном давлении, частоте дыхания, работе сердца. С увеличением высоты небосвод меняет окраску. Сначала он становится бледно-голубым, потом сине-фиолетовым и, наконец, чёрным. В корабле тепло и уютно, а за бортом холодно. На высоте тринадцать тысяч метров термометр показывает шестьдесят пять градусов ниже нуля, потом немного теплеет, и температура устанавливается на отметке минус шестьдесят один градус Цельсия.
Высота двадцать две тысячи метров. Такой рубеж впервые в мире был достигнут 30 января 1934 года нашими советскими стратонавтами П. Ф. Федосеенко, А. Б. Васенко и И. Д. Усыскиным на стратостате «Осоавиахим-1».
Ещё чуть более получаса подъёма, и выходим в зону равновесия. Скороподъёмность ноль. Высота двадцать пять тысяч четыреста пятьдесят восемь метров. Два часа двадцать минут потребовалось нам, чтобы набрать её.
Пётр Иванович Долгов запрашивает землю о разрешении выполнять задание.
– Разрешаю, – отвечает руководитель полёта.
– Приготовиться к прыжку! – Это команда мне.
Начинаю разгерметизацию кабины, жду, когда в высотный костюм начнёт поступать под избыточным давлением кислород. Срабатывает компенсирующее устройство костюма, и меня сжимает со всех сторон. Докладываю Долгову:
– Избыточное давление есть, – и получаю разрешение разгерметизироваться полностью.
Через стеклянную стенку гермоперегородки вижу спокойное, улыбающееся лицо Петра Ивановича.
– До свидания, Петя!
– Счастливого пути!
По старой традиции прикладываю правую руку к гермошлему для приветствия. Затем переношу её на поручень кресла. Резко сжимаю рычаги кресла и выстреливаюсь в пустоту.
Привычной упругости воздуха не чувствуется. Чтобы меньше замерзало остекление гермошлема, переворачиваюсь на спину.
В беспредельной темноте черного неба светятся звезды, они кажутся очень близкими и какими-то не настоящими. Смотрю на высотомер – уже девятнадцать тысяч метров. На этой высоте падение происходит с наибольшей скоростью. Когда достиг высоты двенадцать тысяч метров, скорость уменьшилась, натяжные устройства высотного костюма ослабли. Свободно вздыхаю, выпрямляю тело и переворачиваюсь лицом вниз. Падать становится очень легко. Внизу Волга с ее многочисленными притоками. Хотя поверх высотного снаряжения надет морской спасательный жилет, купаться не хочется. Решаю уйти от воды, выбрав ориентиром громадное поле, разворачиваюсь и под углом сорок пять градусов планирую в его сторону. На высоте тысяча пятьсот метров срабатывает сигнальное устройство. Через двадцать секунд прибор откроет парашют. В последний раз осматриваю свое снаряжение и берусь левой рукой за вытяжное кольцо. Выдергивать его не приходится, парашют открывается автоматически.
Осмотрел купол – всё в порядке. Снял остекление гермошлема и определил примерную точку приземления. Вот и земля. Устоял на ногах и пробежал метров двадцать, пока погасил парашют. Расстелил купол на земле, чтобы меня быстрее обнаружили с воздуха, и лёг в центре.
Все мысли теперь были с Долговым. Как он там? Напряженно вглядываясь в небо, увидел далеко в стороне два раскрытых купола, на которых снижался друг. Но Петра Ивановича уже не было в живых. В момент выхода из кабины корабля произошла нелепая случайность – разгерметизация скафандра. Отверстие с булавочную головку – но через него мгновенно вырвался кислород.
У испытателя хватило сил раскрыть парашют, предложенная им схема сработала безотказно, но сознание уже оставляло его. Купола парашютов бережно опустили тело Долгова на землю Родины, ради которой он жил и трудился.
Отважного парашютиста-испытателя похоронили недалеко от аэродрома, с которого он не раз поднимался в воздух, покоряя высоту, побивая рекорды.
Над аэродромом по-прежнему летают самолёты, оборудованные катапультами, которые испытывал П. И. Долгов, прыгают спортсмены с парашютами, надежность которых тоже проверял он. Значит, наш товарищ в строю завоевателей больших высот. Его дело продолжается.
Есть в Москве в Тушинском районе улица имени П. И. Долгова, а на ней средняя школа №829. При школе создан музей, посвященный покорителям воздушного океана. Здесь имеются уникальные документы о П. И. Долгове, редкостные фотографии, вырезки из газет, интереснейшие экспонаты, собранные школьниками. Они – убедительное доказательство сердечной признательности подрастающего поколения смелым и мужественным людям.
1 ноября, в день гибели П. И. Долгова, пионеры школы №829 возлагают на его могилу цветы. Я всегда присутствую при этой торжественной и грустной церемонии. Смотрю на серьёзные лица мальчишек и девчонок и думаю, что, может быть, некоторым из них пример мужественного испытателя поможет в трудную минуту жизни принять правильное решение и до конца выполнить свой гражданский долг перед Родиной.
В память Петра Ивановича Долгова учрежден переходящий приз, который ежегодно разыгрывается между спортсменами-парашютистами.
Через несколько дней после полёта в стратосферу вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении П. И. Долгову и мне высшего отличия Родины – звания Героя Советского Союза.

И вот – уникальный материал.
В сети Интернет он воспроизводится впервые! И только на сайте «Туризм в Пензе»!

http://sa.uploads.ru/t/ynLDv.jpg
ЧЕЛОВЕК УХОДИТ К СОЛНЦУ
Рассказ о советском аэронавте-пензенце Петре Ивановиче Долгове

Улетела стайка из гнезда…

Все лето за окном свиристели птенцы. Потом они выросли, оперились и выпорхнули из гнезда. Ирина Михайловна видела, как молодые скворчата, почуяв волю и самостоятельность, устремились в лазурное небо. Сколько времени – неведомо – кружилась стайка над долговским домом, прощаясь с колыбелью. И вот один скворчонок рванулся вперед и пошел все выше и выше, постепенно исчезая в синей глубине.
Какая-то легкая грусть вдруг защемила сердце Ирины Михайловны. Как много похожего встречается в природе! Были и у нее «птенцы» – восемь здоровеньких, росших, словно на дрожжах, сыновей и дочерей.
Кажется, совсем недавно щебетали они в горнице, на лужайках, вокруг матери и отца. А пришло время, и разлетелись в разные стороны. Старший-то Андрей геройски погиб в начале войны на литовской земле. Иван обосновался в Туле. Наталья работает на заводе в Москве. Александр и Зинаида стали коренными жителями Пензы. Николай и Мария остались при матери. Коля – передовой комбайнер в совхозе «Кировский», а Маша – опытная свекловичница. И, пожалуй, выше всех, как тот шустрый скворчонок, взлетел Петр.
…Обычно после каждого отпуска, проведенного у матери в Богоявленском, Петр Иванович присылал очень короткое письмо: «Жив. Здоров. Работаю на старом месте. Целую. Петр», А что это за «старое место» – мать не ведала и не пыталась узнавать, ибо Петр не имел привычки говорить о работе: он же приезжал на отдых. И только время от времени центральные газеты приносили в дом Долговых некоторые подробности о Петре: «Петр Иванович Долгов установил новый мировой рекорд», «Два рекордных прыжка П. И. Долгова из стратосферы», «Петру Ивановичу Долгову за участие в испытаниях некоторых космических систем присвоено звание лауреата Государственной премии».
Мать, с какой-то особенной любовью смотрит на фотокарточку сына. Открытое, волевое лицо офицера, боевые ордена и медали заставляют думать о многом. «Жаль, отец не может увидеть тебя, Петр, – размышляет Ирина Михайловна. – Проклятая немецкая пуля! Это она оборвала под Смоленском жизнь Ивана Карповича. Но еще в 1938 году, когда ты первый раз прыгнул с парашютом, еще тогда он сказал мне: «Выйдет, мать, из парня толк!»

«Я люблю тебя, жизнь!»
Петр любил цветы и воздух. Он часами мог валяться в луговых ромашках и, размышляя, глядеть в небо. Какое оно – кто его знает. А только с виду красивое, особенно, когда плывут по нему облака. Они превращаются то в сказочные скалы, то в огромного медведя, то в дядьку Черномора, а то постепенно уходят куда-то, тают, и снова во всей своей величавости играет лучами солнце.
– Есть ли конец у неба?
Друг Петра Митя Богомазов не знает этого. Он может только сказать словами бабки. Та утверждает, что небо не то резиновое, не то стеклянное и заканчивается где-то за Богоявленском неподалеку от Земетчина.
Ребята весело хохочут.
– А про аэропланы она ничего не говорила? – не унимается Петр.
– Как же? Это вроде бы антихристы, несущие зло на землю. А они вон, вишь, пшеницу сеют да рыбных мальков по колхозам развозят.
– Ни разу не видал живого летчика, – Петр становится серьезным и задумчивым. – Слышал я, что это особые люди, не похожие на нас. Вот бы познакомиться, – мечтательно произносит Петр, – да взлететь высоко-высоко и посмотреть оттуда на землю!..
Потом-то он видел землю с различных высот, прыгал на нее с самолетов, вертолетов, планеров, испытывая парашюты всевозможных конструкций, кислородные приборы, высотное обмундирование летчика, космонавта, катапультные установки. И после каждого ответственного прыжка Петр Иванович почему-то вспоминал тот разговор с другом отрочества, улыбался своей далекой и робкой мечте.
Однажды Петр Иванович Долгов катапультировался с большого реактивного самолета и не мог раскрыть парашют: кресло зацепилось за комбинезон. Можно, конечно, прибегнуть к помощи запасного парашюта, но от излишней тяжести он не выдержит и лопнет. Быстро бегут секунды, земля приближается с молниеносной скоростью, а Петр Иванович все еще никак не освободится от кресла. Наконец, ему удается это сделать буквально в нескольких метрах от земли, и он раскрывает запасной парашют.
А кругом – ромашки, такие же, как и в Богоявленском. И небо – синее-синее. Только сейчас оно кажется гораздо выше. Эх, жаль, что нет рядом его закадычных дружков, славных деревенских ребят Дмитрия Богомазова и Ивана Панферова! Не с ними ли вместе он мечтал о небе, не с ними ли вместе тренировал себя в «летчики»?..
Когда-то… А когда-то – это тридцатые годы. Они почти не расставались – Петр, Дмитрий и Иван. Бывало, на рыбалку так на рыбалку, на охоту так на охоту, на танцы так на танцы. Многое интересовало и увлекало их. Особенно спорт. В селе в то время не было даже простейших сооружений. И, тем не менее, это не стало помехой желаниям ребят. За долговским домом между двумя ветлами на луговине они соорудили турник, оборудовали площадки для прыжков в высоту и длину с разбега, понатаскали сюда гирь разных калибров – от пяти килограммов и до двух пудов весом. И началось…
Брат Петра Ивановича Николай был тогда примерно в возрасте первоклашки. Но у него свежи в памяти те беззаботные дни.
– Меня уважали и Петр и его друзья, – вспоминает Николай. – На их спортивных «соревнованиях» я был как бы судьей. Правда, ничего не смыслящим, но судьей. Мне нравилось, как Петр работал на турнике: спокойно, уверенно, красиво. Он выполнял много сложных номеров, и я всегда присуждал ему первое место. Казалось, что на всем свете нет человека сильнее и смелее моего брата. Петр и меня пытался научить что-то «делать» на турнике. Да ничего не выходило. Бывало, повисну на руках и даже подтянуться не могу. Тогда Петр снимал меня на землю, ласково трепал за вихры и произносил непонятную мне фразу:
– Побольше каши ешь, Коля. Матери потом легче будет…
Спортом Петр занимался регулярно, всерьез. И эта физическая закалка пригодилась ему, чтобы затем стать чемпионом среднеазиатских республик и чемпионом Белорусской ССР по классической борьбе, чтобы приобрести суровую и мужественную профессию испытателя-парашютиста и, наконец, аэронавта первого класса.
Петр Иванович Долгов любил жизнь от колыхания одуванчика на лугу до дерзновенного взлета к звездам. Он пронес ее через фашистские тылы, куда выбрасывался на парашюте для выполнения ответственных заданий, через годы испытаний новой советской авиационной техники. Любовь к жизни он нес с собой в глубины стратосферы и побеждал.

Подвиги не умирают
Сложное дело – находиться в стратосферных высотах, где температура шестьдесят градусов мороза и давление в сорок раз ниже земного. Если там не защититься специальным костюмом, то у человека закипит кровь.
Петр Иванович никогда не боялся высоты и учил этому других. В 1960 году мастер спорта, подполковник Долгов совершил один за другим два подряд смелых прыжка из стратосферы. Оба они превысили официальные мировые рекорды. Ночью Долгов оставил самолет на высоте 12.974 метра, а днем – 14.835 метров. Прыгал без задержки раскрытия парашюта, т. е. с длительным пребыванием в стратосфере. При этом Петр Иванович испытывал большую нагрузку на организм. Но натренированного мастера-парашютиста это не страшило. Он перенес ее нормально.
Однако смелая мысль звала отважных в новые высоты. Вместе со своим другом по профессии Евгением Николаевичем Андреевым Петр Иванович усиленно тренировался. Неоднократно в громадных барокамерах они «поднимались» на десятки тысяч километров и имитировали спуск на землю. Было трудно, рискованно, но испытатели не сдавались.
Не впервые приходилось Петру Ивановичу встречаться с опасностью с глазу на глаз. Во время войны, когда десантник Долгов был заброшен в глубокий тыл врага, он оказался в деревне, занятой гитлеровцами. Двое фашистских молодчиков с автоматами, проходившие мимо, буквально чуть было не наступили на ногу советскому офицеру. Он крепко сжал в руке гранату, готовый к броску. Но выдержка и хладнокровие спасли его в роковую минуту.
А потом? На долю Петра Ивановича выпало счастье испытывать скафандры для космонавтов. Был случай, когда он опустился на море и начал тонуть.
– Только спокойствие и никакой паники, – приказывал испытатель сам себе.
Он вовремя сумел перерезать стропы. Этот факт доказывал, что конструкция скафандра несовершенна, и ее надо изменить. Потом советские космонавты сердечно благодарили Петра Ивановича.
Тринадцать лет П. И. Долгов занимался испытанием советской авиационной техники. Он придумал много новых приборов и приспособлений, установил с десяток мировых и всесоюзных рекордов. И нет на планете человека, который столько бы раз катапультировался со всевозможных самолетов на разных скоростях и высотах. Испытатель-пионер, он выучил мужественному мастерству многих своих учеников.
И вот последний прыжок Петра Ивановича, 1.409-й прыжок по необычной схеме, которую он сам придумал и по которой доселе еще никто не прыгал.
Это было первого ноября, месяц тому назад. С берегов Волги в чистое солнечное небо устремился аэростат «Волга», управляемый полковником Петром Ивановичем Долговым. В нижнем отсеке находился его боевой друг майор Евгений Николаевич Андреев. Плавно шел серебристый аэростат к звездам, все ярче и ярче светящимся в астролюке. За бортом – шестидесятиградусный мороз. Когда поднялись на высоту 25 километров 458 метров, послышалась команда Долгова. И Андреев, попрощавшись со своим учителем, прыгнул первым, как и было задумано по программе. Не раскрывая парашюта, летит человек через стратосферу, летит с головокружительной скоростью – 800 километров в час, затем в плотных слоях атмосферы более медленно – до 60 метров в секунду. Летит вначале вниз спиной, чтобы иней не затянул гермошлем, потом меняет положение тела на сто восемьдесят градусов, 24.500 метров свободного падения! Наконец, на расстоянии менее километра от земли парашют раскрылся… Мировой рекорд, который был установлен пять лет назад, перекрыт почти на 10.000 метров!
А что там, в стратосфере? Какие-то минуты назад на земле слышали уверенный голос Долгова:
– Все идет нормально!
И вдруг аэронавт замолчал. Его подстерегла трагическая случайность при выходе из гондолы.
Незадолго до этого Петр Иванович гостил у матери, на родной пензенской земле. Он шутил, смеялся. Со своим другом детства и юности Дмитрием Ивановичем Богомазовым – бригадиром тракторно-полеводческой бригады вспоминали далекие годы, говорили о величии советской науки.
Отсюда, из своей колыбели – села Богоявленского – и ушел в бессмертие полковник Долгов. В приказе по части записано: «Он погиб в воздухе при исполнении служебных обязанностей»…
Человек ушел к солнцу и отдал жизнь во имя Родины. А такие подвиги не умирают.

Лев Зефиров, ноябрь 1962 года,
Село Богоявленское, Земетчинский район.

НА РОДИНЕ ГЕРОЯ
http://s8.uploads.ru/t/Diupl.jpg http://s9.uploads.ru/t/fN0yW.jpg
18 ноября 2015 года заведующий Клубом путешественников «ЗАГОСКИНЪ» Александр Шилин бороздил просторы самого отдаленного в Пензенской области – Земетчинского района.
Только что переехавший и еще официально не открывшийся в новом здании районный краеведческий музей помог ему навести телемост (то есть, «мост» по телефону) с главой администрации Раевского сельсовета Людмилой Александровной Черкасовой.
Из обстоятельного разговора никогда не видевших друг друга и совершенно незнакомых между собою людей стало понятно: посещением одного только райцентра ограничиваться не должно, и в самое короткое время заведующему клубом следовало предпринять поездку в село Долгово – на родину Героя Советского Союза Петра Ивановича Долгова.
Речь шла о теплом времени года, как наиболее комфортном с точки зрения климатических условий, так и безопасном в плане дорожной обстакановки. Кто бы подумал, что времени на раздумья окажется меньше, чем предполагалось, а «долги» предстоит отдавать так скоро.
Единственный еженедельный рейс в село Долгово, туда и обратно, автобус с земетчинского автовокзала выполняет по четвергам. Сегодня была среда. Вчера выпал снег и без того экстремальная «дорога с твердым покрытием» превратилась в сущий «азимут». Расстояние – два десятка километров. Идти пешком? Ловить попутку? На абсолютно безлюдной и безлошадной трассе? При том, что последний автобус до Пензы отправляется через два с половиной часа? Но процесс был уже запущен!
На перекрестке улиц Белинского и Ленина, возле храма во имя Рождества Христова, стояла «семерка» вишневой масти. Вячеслав, повелитель «семерки», настаивал на 700 рублях за поездку туда и обратно. Причем «туда» стоило 600, а «обратно» – 100. В итоге сошлись на «шести сотках».

Александр Шилин:
– Надо отдать должное Вячеславу в том, что услуги гида-проводника в его лице никто не оплачивал. Он их оказывал безвозмездно. Под чутким руководством Людмилы Александровны на том конце не моей телефонной трубки (моя вдруг взбрыкнула и заявила, что – временно недоступна), в эфире не моего исходящего вызова, в условиях неотвратимого, кровожадного роуминга. Мобильная связь размывала условность границ! И на земетчинской стороне выставляла тамбовские цены…
Чем больше мы рассекали по бездорожью, блуждали по сельским улицам, шлифовали в овраге, где «Кобелек тож» – не только речка, но и свирепые обладатели подобострастного лая, пробирались заснеженным полем к трем крайним домам на отшибе, тем очевиднее становилось, что проводник мой в мою авантюру втянулся! И был уже не «на работе»!

У дома Долговых стояла отечественная легковушка с тамбовскими номерами. Это говорило о том, что одной только фотосъемкой дело не ограничится. Авантюристам навстречу вышла приятная, стройная (даже – вполне аппетитная) женщина. Короткое знакомство, фотосессия на крыльце («Я должна быть на снимке счастливой!» – заявила Галина Николаевна), и вот уже заведующий клубом оценивает неброские интерьеры уютной квартиры. До чаю, к сожалению, дело не дошло – будь он неладен, этот автобус!
За разговором выяснилось, что дом этот – самый что ни на есть родительский, в котором и появился на свет будущий Герой Советского Союза, прославленный десантник, парашютист-испытатель посадочных и аварийно-спасательных систем для космонавтов, Петр Иванович Долгов. Сюда приезжал он к родному брату – Николаю Ивановичу, к его жене Надежде Федоровне, к их детям – своим племянникам. Для них он был никаким не героем, а – обыкновенным родственником. Тем более что «геройство» Долгова было из отраслей засекреченных.
http://s8.uploads.ru/t/ye6of.jpg
Александр Шилин:
– Галина Николаевна, в девичестве Долгова, – тоже его племянница. Если она застала живым своего дядю, то сейчас ей – шестой десяток. Но, глядя на нее, я в это не верю. Скорее всего, она младше. И, скорее всего, – не застала. В суматохе я не успел у нее это выяснить. Живет она в Абакане, на малую родину приезжает, как правило, летом, а вот сейчас оказалась здесь не из радостных побуждений.
5 октября умерла ее мать, Надежда Федоровна (отец – Николай Иванович ушел из жизни еще раньше). 13 ноября, на сорок дней, собирались родственники, потом все разъехались, а Галина чуть-чуть задержалась. На наше счастье. Я ей оставил свои контакты, а спросить у нее – закружился, забыл (виноват автобус!). Она меня пригласила приехать летом, сказала, что летом здесь все интересней и жизнерадостней. Не знаю почему, но с этим я согласился…
http://s3.uploads.ru/t/7x8AH.jpg http://sg.uploads.ru/t/19OIz.jpg http://sa.uploads.ru/t/GSH97.jpg http://s0.uploads.ru/t/rwWny.jpg

Рубрика: Мемуары, Точка на карте
Автор: zagoskinclub
31 декабря 2015

улица Долгова в Москве получила название 11 апреля 1964 года, расположена в районе Покровское-Стрешнево, Северо-Западный административный округ.
Мемориальная доска в Пензе на здании по улице Долгова, 2, установлена 21.03.2012. На торжественном митинге в честь открытия выступили  глава Железнодорожного район г. Пензы Василий Бизиков, выпускник первой роты Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища гвардии майор запаса  Шибаев Олег Владимирович - см. https://penzarx.livejournal.com/10603.html

http://s5.uploads.ru/t/4pFMN.jpg
парашютист-испытатель Долгов П.И. в скафандре СИ-ЗМ перед стартом стратостата "Волга". Фото из книги В.Г.Романюка "Заметки парашютиста-испытателя".
Источник фото: сайт "Космический мемориал" http://sm.evg-rumjantsev.ru/test/dolgov.html http://sm.evg-rumjantsev.ru/des2/umansk … ovich.html
http://s8.uploads.ru/t/RWmln.jpg
П.И. Долгов на наземном тренажёре катапульты. Источник фото: историко-краеведческий музей г. Долгопрудный Московской обл. http://dolgoprudnymuseum.ru/park-dolgova/

Отредактировано простомария (2019-04-12 08:29:07)

0

11

Здравствуйте!

http://uploads.ru/t/h/S/J/hSJUa.png
Орден Красной Звезды http://www.podvig-naroda.ru/?#id=249358 … ilManAward :
Долгов Петр Иванович 03.1917г.р.
Звание: гв. лейтенант
в РККА с 08.1938 года Место призыва: Московский ГВК, Московская обл., г. Москва
Место службы: 350 гв. сп 114 гв. сд 3 УкрФ
Дата подвига: 21.03.1945-23.03.1945
№ записи: 24935896.
Приказ подразделения №: 5/н От: 04.04.1945
Издан: 114 гв. сд 3 Украинского фронта 
Архив: ЦАМО
Фонд: 33
Опись: 686196
Единица хранения: 1186
№ записи 24935894.

http://uploads.ru/t/c/L/V/cLVnQ.png
Орден Красного Знамени (представление к званию Героя Советского Союза) - http://www.podvig-naroda.ru/?#id=387575 … ilManAward :
Долгов Петр Иванович 1917г.р.
Звание: гв. лейтенант
в РККА с 08.1938 года Место призыва: Земетчинский РВК, Пензенская обл., Земетчинский р-н
Место службы: 250 гв. сп 114 гв. сд 39 гв. ск    (в док-те 350 гв.сп - сообщение отправлено в ЭЛАР - примечание ДСА)
№ записи: 38757584.
Фронтовой приказ №: 32/н От: 30.04.1945
Издан: ВС 9 гв. А 
Архив: ЦАМО
Фонд: 33
Опись: 687572
Единица хранения: 1845
№ записи 38757576.

0

12

https://dom-knig.com/read_188886-15
Василий Михайлович Песков. Полное собрание сочинений. Том 2. С Юрием Гагариным 1959–1962. - М.: ИД "Комсомольская правда", 2014г., с. 15-16

Прыжок из стратосферы
http://s9.uploads.ru/t/XjtJW.jpg
Петр Иванович Долгов беседует с корреспондентами. Фото Василия Пескова. 10 июня 1960 г.

Третьего июня в 0 ч. 50 мин. в одном из районов Поволжья поднялся скоростной реактивный самолет, пилотируемый заслуженным летчиком-испытателем, Героем Советского Союза полковником Л. М. Кувшиновым. На борту самолета находился парашютист. На высоте 12 974 метра была подана команда к прыжку. Через 24 минуты парашютист благополучно спустился на землю…
Рано утром 7 июня тот же самолет набрал еще большую высоту – 14 835 метров. С помощью наблюдательных устройств с земли видели, как почти рядом с самолетом открылся парашют. А через 30 с лишним минут друзья поздравляли смелого человека.
Вот он перед вами. Это известный парашютист, заслуженный мастер спорта Петр Иванович Долгов. Он сфотографирован в минуту, когда его атаковали корреспонденты.
Несколько фактов из его биографии. Он родился в селе Богоявленское Пензенской области. Ему 40 лет. Первый прыжок совершил в 1938 году. С тех пор сделал еще 1190 прыжков. Испытывал парашюты и проявил при этом много мужества и умения.
В чем суть новых достижений парашютиста? До последнего времени мировые рекорды прыжков из стратосферы с моментальным раскрытием парашюта принадлежали болгарину С. Калапчиеву. Подполковник Долгов значительно перекрыл рекордные достижения. Результаты его прыжков зарегистрированы спортивными комиссарами и направляются для регистрации в качестве мировых рекордов.
– Покидал самолет оба раза с помощью катапульты. Это было пятидесятое катапультирование, – рассказывает Петр Иванович. – Прыжкам предшествовала длительная и кропотливая подготовка… На мне был специальный высотный костюм, который помогает выдержать разницу давления в стратосфере и над землей. Костюм, конечно, утеплен. В ночь первого прыжка температура у земли была по-летнему высокой, а там, где раскрыл парашют, – 56 градусов мороза. Все металлические части приборов покрылись инеем. В снаряжение входил кислородный прибор. Маску я сбросил где-то на высоте пяти тысяч метров. Ночью падал в чернильную темноту. На высоте же небо было светлым: утро там наступает раньше. Снос ночью был незначительным, днем же – порядка сорока километров…
В заключение Петр Иванович рассказал корреспонденту "Комсомольской правды" забавный эпизод. После дневного приземления к нему на лошади подскакал пастух. "Стой!" – кричит. Через несколько минут, когда подъехала машина и парашютиста принялись обнимать, пастух извинился: "Поздравляю. А я уж подумал, не Пауэрс ли какой еще?.."

0