Сделать стартовой Добавить в Избранное Постучать в аську Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте За Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945гг. мы "заплатили" очень дорого... Из Пензенской области было призвано более 300 000 человек, не вернулось более 200 000 человек... Точных цифр до сих пор мы не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесет данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, прославлял ратными подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Никишин Петр Осипович

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Никишин Петр Осипович
(1890 – 1978)

Никишин Петр Осипович (1890, село Долгоруково Сердобского уезда Саратовской губернии, ныне Сердобского района Пензенской области – 1978, Куйбышев),журналист, краевед. В 1920-е гг. работал заместителем редактора газеты «Трудовая правда». Выступал под псевдонимом П. Н. Автор многих публикаций по истории губернии, в том числе книг: «1905» (П., 1925); «Как рождался Октябрь»; «Пензенские помещики и их крепостные накануне 1861 г.», «Рабочее и профессиональное движение в Пензенской губернии: Материалы к истории» (П., 1927). После Пензы жил в Самаре, работал в газете «Волжская коммуна».
См. :
1. Пензенская электронная энциклопедия
http://94.25.70.110/encyc/article.php?i … B%E8%F1%F2
2. ДОЛГОРУКОВО (Знаменское) Сердобского района Пензенской области
http://inpenza.ru/serdobsk/dolgorukovo.php
3. Рабочее и профессиональное движение в Пензенской губернии | Президентская библиотека
http://www.prlib.ru/item/361521
http://www.prlib.ru/item/361521#z=2& … &x=249
4. Долгоруково (Сердобский район) — WiKi
Долгоруково
5. Долгоруково (Сердобский район) - это... Что такое Долгоруково (Сердобский район)?
http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1787305
6. "Сердобские новости" - газета Сердобского района | Официальный сайт - Сердобск литературный
http://www.serdobsky.ru/news-7-3829.html
7. Долгоруково (Сердобский район) - Википедия Переиздание // WIKI 2
Долгоруково
8. 1905 год : (очерки по рабоче-крестьянскому движению в Пензенской губ.) / П.О. Никишин ; под ред. и с предисл. Н. Абушаева ; Комис. при Пенз. ГИК по организации 20-тилетия Революции 1905 г., Отдел Пенз. губкома РКП(б) по изучению Октябр. революции и Р... — НЭБ.РФ
Никишин П.О.

ДОЛГОРУКОВО (Знаменское), русское село, центр сельсовета, в 20 км к северу-северо-востоку от районного центра, на правом берегу р. Арчады (притоке Хопра). На 1.1.2004 г. – 261 хозяйство, 676 жителей. Основано в конце 17 в., принадлежало князю Ивану Ивановичу Долгорукому. Первые поселенцы (пять дворов) завезены из Шацкого уезда Рязанской губернии. К 1717 г. заселено 33 двора, но их выжгли «кубанские татары» во время нападения. В 1722 г. И.И. Долгорукий продал селение князю Кугушеву за 700 руб.; Кугушев привез крестьян из Белева, Епифани, Козельска, Галицка, Пензы, Нижнего Ломова, Вологды, Ростова Великого, Нижнего Новгорода. Затем часть владения перешла к П.А. Локустову, к 1745 г. было 220 дворов. В 1747 г. – с. Знаменское, Долгоруково тож, Завального стана Пензенского уезда, вотчина майора Петра Артемьевича Локустова, крестьяне пожалованы ему в 1732 г., а до этого были за князем Ларионом Сафаровичем Кугушевым, 220 ревизских душ (РГАДА, ф. 350, оп. 2, е.хр. 2542, лл. 100-110). В 1766 г. на средства помещика Петра Артемьевича Локустова построена каменная церковь во имя священномученика Петра Александрийского с приделом во имя иконы Божьей Матери «Знамение».
С 1780 г. – село Сердобского уезда Саратовской губернии. В 1795 г. – с. Знаменское, Долгоруково тож, майорши, княгини Ольги Степановны Кугушевой, 94 двора, 150 ревизских душ (РГВИА, ф. ВУА, д. 19014, Серд. уезд, №106). В 1837 г. владелица села А.Ф. Горбунова отпустила крепостных на волю, чем вызвала недовольство соседних помещиков. Ее крестьяне получили статус свободных хлебопашцев. В 1877 г. – 198 дворов, церковь, лавка. В 1886 г. в селе уже 257 дворов, 99 грамотных мужчин и 2 женщины, 34 мальчика учились в школе. Имелось пашни 1301 десятина, 266 рабочих лошадей, 305 коров, 1046 овец, 50 свиней. Помимо земледелия, крестьяне занимались местными промыслами (портные, шорники, плотники, бондари, веревочники и др.). В селе с 1768 г. действовала церковь (закрыта в 1930 г.). С 1860-х гг. – село Репьевской волости Сердобского уезда. В 1885 г. открыта начальная школа. В 1911 г. здесь церковь, церковноприходская школа, 369 дворов; у крестьян 1229 дес. посева, в т.ч. на надельной земле – 1167, купленной – 43, арендованной – 19; 230 рабочих лошадей,  301 корова, 10 железных плугов, 2 веялки. В 1928 г. – центр сельсовета.
В 1929 г. создан колхоз «Революционный путь», в 1955 г. – центральная усадьба колхоза имени Кирова, в 1965 г. преобразованного в совхоз «Долгоруковский». В селе в конце 1990-х гг. работали средняя школа, дом культуры, библиотека, два магазина, медпункт. Село газифицировано, с Сердобском связано шоссейной дорогой. В 1998 г. вновь открыта православная церковь. Родина И. М. Павлина, первого председателя Совета Долгоруковской волости, затем комиссара на Южном фронте; С.Г. Степанова, первого председателя колхоза, затем редактора районной газеты «Колхозная стройка»; Ивана Сергеевича Силаева (1923-1981), Героя Советского Союза, гвардии рядового кавалерийского полка, отличившегося в боях за освобождение Польши; К А. Кузнецова, профессора Пензенского СХИ; М.С. Кобзева, ректора Саратовского педагогического университета; В.В. Осягина, настоятеля Сердобского собора.
Лит.: Михалин А. Село Долгоруково. – «Пензенская правда», 1997, 8 апреля; Чугунов В. Открыта церковь. – «Пензенская правда», 1998, 13 января.
См. :
Сердобский район
http://www.suslony.ru/Penzagebiet/serdobsk.htm

+1

2

Декабристы-пензяки
В Пензенской губернии застрельщиком темы стал журналист и краевед Пётр  Осипович  Никишин. Он первый составил список декабристов, связанных с Пензенским краем, ориентируясь на официальные документы 1826 года. В списке значились братья Беляевы, Веденяпины, Громницкий, Жемчужников, Горсткин. Позднее Никишин включил в список И. А. Анненкова. В статье «Декабризм и Пензенская губерния» Никишин признавал, что сведений о пензенских декабристах крайне мало. «В селе Скачки Пензенского уезда, —  писал он, —  местным областным музеем у внука Анненкова, Алексея  Владимировича Анненкова, приобретен портрет декабриста, вывешенный в местном музее (отдел революционных движений). Чего-либо нового внук декабриста о своем дедушке сообщить не мог, очевидно, память декабриста в семье Анненковых особым вниманием и почетом не пользовалась»5.  Никишин утверждал, что идеи декабризма были «довольно распространены» в Пензенской губернии, ссылаясь при этом на найденные в крае клады испанских монет: «Отношение этих монет к декабризму таково, что конституция кортесов частично фигурировала и в конституции декабристов». Это был фантастический вывод с фантастической аргументацией. Пётр Никишин положил начало историографии декабристов в пензенском
краеведении. 
4. Никишин П. Новое о декабристах Пензенской губернии // Под знаменем
ленинизма. Пенза, 1926. № 5. С. 18-21. 
5. Никишин Пётр. Декабризм и Пензенская губерния // Трудовая правда.
Пенза. 1926. № 11. С. 3. 
См. :
Декабристы-пензяки
Спорно о бесспорном. Дмитрий Мурашов.
http://kraeved-pnz.ru/wp-content/uploads/2015/03/Декабристы-пензяки.pdf


Пенза на экране

Однако самым крупным кинособытием местного масштаба в 1925 году стала постановка художественной кинокартины на «деревенскую» тему. Сюжет фильма по предложению Саратовского отделения «Пролеткино» был разработан пензенским журналистом Петром Осиповичем Никишиным:
«...Тов. Никишиным составлен сценарий для кино-ленты, рисующей быт и нынешние настроения деревни. Сценарий будет заснят после обсуждения и окончательного редактирования его агитотделом Губкома РКП совместно с ответработниками, имеющими отношение к работе в деревне»
(«ТП» № 162 от 18 июля 1925 г.).
Сценарий картины, получившей название «Кто кого?», был окончательно утвержден и рекомендован к воплощению через две недели. Один из коллег Никишина не без гордости заявлял:
«...Предварительная читка сценария показала, что пензенская картина по своему содержанию будет гораздо интереснее и правдивее многих крестьянских картин, выпущенных за последнее время государственными фабриками. На фоне борьбы двух сил в деревне (их олицетворение — с одной стороны Левка-селькор, с другой — кулак Хапов) автором сценария тов. Никишиным дано много бытовых деревенских сцен, показана работа различных губернских учреждений, объяснено, какими путями надо идти к новому хозяйству, где что достать и т.д. Эта кино-лента будет самым лучшим агитатором в нашей деревне. Пензенское крестьянство встретит ее с благодарностью и, можно сказать заранее, крепко запомнит все, что пройдет у него перед глазами. «Кто кого?» — наш первый «киноагитатор в 1500 метров»... Саратовскому отделению Пролеткино, взявшемуся за выпуск картины, необходимо будет приложить все старания к тому, чтобы местное кино-производство завоевало себе полное пра- во на дальнейшее развитие»
(«ТП» № 171 от 29 июля 1925 г.).
1 августа было сообщено, что киносценарий
«прошел все последние инстанции утверждения и принят окончательно, после небольших поправок. Целый ряд хоз. органов и губернских учреждений приняли участие в составлении основного денежного фонда, который потребуется на расходы по съемке картины. Впоследствии, когда картина пройдет на местном экране, а также в центре, взносы учреждений будут покрываться из вырученных сумм. Успешное использование первой местной кино-картины (которая является первой и вообще для всей провинции) позволит в дальнейшем выпустить ряд новых кино-фильм. Надобность в этом была отмечена на одном из последних обсуждений кино-сценария...»
(«ТП» № 174 от 1 августа).
На местный успех картина была явно обречена:
«Многие пензенские учреждения будут засняты в натуре. Актеры (главным образом, московские) будут исполнять лишь некоторые роли. В массовых сценах будут участвовать пензенские крестьяне».
К середине августа техническая подготовка к съемкам закончилась. Одиннадцатого числа в Пензу прибыла съемочная группа: артисты 3-й Московской кинофабрики «Пролеткино» («ставящей исключительно картины из крестьянской жизни») М. А. Касимова, А. Ф. Круглова, А. Г. Усольцев-Гарф, А. П. Торбеев, Е. С. Петров (он же режиссер), ответственный постановщик С. И. Краснов (он же заведующий сценарной комиссией Саратовского отделения «Пролеткино»), оператор В. Н. Беляев. 13 августа экспедиция выехала на съемки в деревню, взяв с собой кинопередвижку для демонстрации фильмов крестьянам. По планам, картина должна была быть смонтирована в первых числах сентября, в середине того же месяца пройти первым экраном в Москве, а затем уже демонстрироваться в регионах, в первую очередь в Пензе и Пензенской губернии.
Съемки на натуре производились близ станции Белинская. Придуманное сценаристом село Зеленино изображало село Варежка Нижнеломовского уезда. Киноэкспедиция засняла много бытовых подробностей и моментов, массовые сцены сходов и торгов с участием почти всех сельчан, прибытие в село трактора (трактор действительно появился в Варежке впервые). Постановкой руководил С. И. Краснов. Сельскохозяйственная артель, которую кинематографисты избрали своей базой, предоставила в их распоряжение помещение, транспорт и необходимый инвентарь, а часть артельщиков приняла участие в съемках, играя эпизодические роли. Одну из ролей (кулака Хапова) сыграл приглашенный артист пензенской театральной труппы А. Георгиевский. Кадры «новой деревни», крепкого кооперативного товарищества «Универсал» села Каменка того же уезда, дополнили общую картину. Затем экспедиция вернулась в Пензу для съемок «городской» части, поскольку по ходу действия главные герои фильма попадали на городской базар, в Дом крестьянина, в губернское общество сельхозкредита, сельхозсклад и даже в редакцию газеты «Новая деревня».
Кстати, актеры Петров и Усольцев-Гарф, входившие в московскую Ассоциацию революционной кинематографии (АРК), намеревались выступить в городе с рядом докладов о целях ассоциации, а Усольцев-Гарф, исполнявший в фильме роль Левки, дал корреспонденту «Трудовой правды» небольшое интервью о положении дел на «кинофронте».
Сроки монтажа и выпуска фильма на экран саратовцы определили в полтора месяца. Общественный просмотр первой пензенской крестьянской кинокартины состоялся 23 ноября в кино «Смычка» при Доме крестьянина. Как отмечала газетная заметка,
«...зал был полон. Картина смотрелась с напряженным вниманием. А когда Хапова скрутили, зрители не удержались от рукоплесканий»
(«ТП» № 271 от 26 ноября).
Характерно, что в заметке и речи не велось о художественных достоинствах картины (хотя было и пожелание:
«...Надписи на картине надо бы сделать крупнее и отчетливее, а также проще и понятнее объяснить, как остался жив Левка» (193).
Ведь «главная ее цель — показать крестьянам, как кооперативным путем они могут укрепить свое хозяйство и выбраться из сетей нищеты и кулацкой кабалы. В картине показано, с чего надо начать крестьянам, где достать кредит, сельскохозяйственные машины, какие выгоды дает машинизация сельского хозяйства, как выручает крестьян дружная спайка... Главное же в ней — подлинная натура, та пензенская деревня, которой мы не видели ни в одной из кинокартин, претендующих быть крестьянскими...»
«Кто кого?» оставалась в прокате несколько лет, демонстрируясь в основном в уездных киноточках и кинопередвижками. Экземпляр первой пензенско-саратовско-московской кинокартины, возможно, и сейчас хранится в Госфильмофонде РФ.
Немного — о дальнейшей судьбе некоторых участников этого проекта, упоминания о которых встречаются в пензенской прессе.
Автор первого в истории Пензы киносценария Петр Никишин, уроженец села Долгоруково Сердобского уезда Саратовской губернии (теперь — Пензенской области), участник партизанской борьбы с Колчаком в Алтайском крае, сельский учитель, агитатор и журналист, досконально знавший все стороны газетной работы, делегат первого Всероссийского съезда журналистов (1921 г.), автор брошюры «1905 год в Пензенской губернии» и член редколлегии «Трудовой правды» был в сентябре 1925 года исключен из рядов РКП(б) за «оторванность от партии» и отказ подчиниться распоряжению губкома, решившего «перебросить» его в уездную газету. Несмотря на это, Петр Осипович продолжал работать в газете, в 1928 г. стал собственным корреспондентом «Правды» по Средневолжскому краю, в 1930 г. — собкором газеты «Волжская коммуна» (Самара). Вся его дальнейшая жизнь, даже после выхода на пенсию, была связана с журналистикой.

См. :
Пенза на экране
http://penzahroniki.ru/index.php/chroni … -na-ekrane

0

3

1931 год - Волжская коммуна

...Что же касается Никишина Петра Осиповича, раскритикованного в заметке «Легкомысленные очерки» за одиночество Е.Ивановой, то он - старейшина корпуса куйбышевских журналистов той поры.
До революции Петр Осипович учительствовал у себя на родине, в Пензенской губернии, затем — в сельских школах Сибири. Здесь в конце 1919 года он становится редактором «Известий» - газеты партизан Алтайской губернии.
...За день до того, как приступить к исполнению обязанностей редактора, он наткнулся на разведку белых. Короткий допрос и столь же короткое: «В расход». В сумерки Никишина уже вели на расстрел.
Вот что рассказывает об этом эпизоде В.Цыбенко, на страницах журнала «Советская печать» (№5, 1957г.) в очерке «Путь ветерана»:

«...В сумерках наступающей ночи его ведут по безлюдному селу. Рядом офицер, позади два верховых казака.
- Если не ошибаюсь, господин поручик, вы серб? – тихо спросил Никишин у офицера.
- Да, - ответил тот, замедлив шаг, - А что?
- А то, что мои предки положили свои головы за освобождение вашей страны от Турции, а вы ведете потомка своих освободителей на расстрел...
Офицер, замедлив шаг, задумался. А когда вывел Петра Осиповича за село, то отпустил «на все четыре», с предупреждением – «не попадаться больше на глаза»...
Утром Никишин был уже в расположении своих, а вечером подписывал к печати страницы «Известий».
...Весной 1921 года П.О. Никишин избирается на Первый Всероссийский съезд журналистов. В 1925 году, к двадцатилетию первой русской революции, в местном издательстве выходит брошюра «1905 год в Пензенской губернии», написанная Петром Осиповичем и получившая положительную оценку общественности. Год спустя на экранах кинотеатров Москвы появляется художественный фильм «Кто кого?», поставленный по сценарию П. Никишина и привлекший достаточно широкую зрительскую аудиторию. В 1928 году Петра Осиповича назначают собственным корреспондентом «Правды» по Средне-Волжскому краю. С тех пор он постоянно живет и работает в Самаре. Выходили из-под его пера книжки о людях деревни. Был он и собкором «Волжской коммуны». Не счесть опубликованных им в «ВК» корреспонденций, статей, очерков и тематических полос, в том числе и об учителях.

См. :
1931 год - Волжская коммуна
http://www.vkonline.ru/content/view/146916/1931-god


Большая жизнь
Слово о ветеране печати

http://images.vfl.ru/ii/1502471056/4b3301a2/18215869_s.jpg

Есть люди, о которых почему-то не принято писать. Сами они пишут, поднимая на щит славы работников самых разнообразных профессий, а о них редко кто замолвит доброе слово. Справедливо ли это?
Вы уже, очевидно, догадались, о ком идет речь. Да, о журналистах. О людях одной из самых увлекательных и самых трудных профессий. О тех, кто может «трое суток шагать, трое суток не спать ради нескольких строчек в газете».
Это рассказ об одном из таких неутомимых тружеников пера. О ветеране советской печати, одном из ее старейшин, свидетеле и участнике исторических событий, о которых многие из нас знают лишь из книг.
Итак, знакомьтесь: Петр Осипович Никишин. За плечами у него семьдесят пять лет. Что и говорить: долгая жизнь, большая. И дело не только в том, сколько он прожил, а прежде всего в том, что он сделал, что пережил!
До того, как развернуть свои способности на газетном поприще, Петр Осипович учительствовал в сельских школах под Барнаулом. Здесь его и застала Октябрьская социалистическая революция, здесь, в rop. Камне Алтайской губернии, он становится в конце незабываемого 1919-го редактором «Известей штаба 2-го корпуса народной Красной Армии». Но прежде, чем это произошло…
- Мой путь в газету, – вспоминает Петр Осипович, - лежал, если можно так выразиться, через расстрел, причем дважды...
Никишин до революции был взят на карандаш местными властями как «учитель-смутьян». О нем вспомнили, как только в Сибири объявился Колчак. Вернее сказать, сельский учитель сам, напомнил о себе. Он выступал на летучих митингах и сельских сходах, разоблачая антинародную политику эсеров и меньшевиков, временно оказавшихся у власти, призывая крестьян идти в партизанские отряды, грудью отстаивать завоевания Октября.
А однажды он привселюдно плюнул в лицо местному кулаку Курчину... Спустя неделю колчаковский разведчик Курчин с группой карателей нагрянул в деревню. Никишин в те дни был на сенокосе. Это и спасло его от неминуемой гибели, Как он потом узнал из уст своего друга председателя Каменского уисполкома И. В. Громова, Курчин очень сокрушался, что упустил «большевистского агитатора».
Узнав, что его разыскивают каратели, Петр Осипович решает бежать. Там же, на сенокосе, он облачается в одежду ухарского деревенского парня: одна штанина в сапоге, другая - навыпуск, расстегнутый ворот рубахи, фуражка с оторванным козырьком... С уздой в руке (пропала лошадь) он пробирается в уездный город Камень, по слухам очищенный от колчаковцев.
Вот и Камень-на-Оби. В городе, оказывается, еще свирепствуют белые. Остаться незамеченным Ники¬шину не удается. Он натыкается на колчаковцев, его допрашивают двенадцать офицеров-разведчиков с «черепами» на рукавах. «В расход!» - коротко заключает главарь.
В сумерках наступающей ночи Никишина ведет по безлюдному полю размахивающий пистолетом офицер, Сзади - два верховых казака с шашками наголо. Что было делать?
- Если не ошибаюсь, господин поручик, вы серб? - тихо спросил Никишин у офицера.
- Да, - ответил тот и приостановился в удивлении. - А что?
- А то, господин поручик, что мои предки клали свои головы, чтобы освободить вашу многострадальную родину от турок, а вы, гражданин этой страны, ведете потомка своих освободителей на казнь…
У офицера заходил револьвер в руке, он побледнел и как-то сразу обмяк. Кончилось тем, что Никишин был отпущен «на все четыре» с предупреждением «не попадаться больше на глаза»...
А через несколько дней в город вошли части 2-го корпуса красных партизан Алтайской губернии - под командованием И. В. Громова, того самого, о котором мы уже упоминали как о председателе Каменского уисполкома.
- Ну, вот что, друг мой, - сказал комкор, когда Никишин пришел к нему на первую встречу. - Назначаю тебя редактором корпусной газеты. Насколько мне помнится, ты давно мечтал о профессии журналиста?
- Да, но ... - Петр Осипович запнулся от столь неожиданного предложения. - Я ведь никогда редактором не был…
- Так что же? Я, мастер маслоделия по специальности, тоже никогда, командиром корпуса не был. Да вот, командую же…
И Никишин приступает к исполнению обязанностей редактора корпусной партизанской газеты, заменяя на этом посту, кстати сказать, своего товарища (тоже учителя), зверски замученного белогвардейцами. С той поры - вот уже на протяжении сорока пяти лет - он работает в советской печати.
Весной 1921 года Петр Осипович избирается на первый Всероссийский съезд журналистов. В Москве он знакомится с Н. К. Крупской, М. И. Ульяновой, Е. М. Ярославским. Когда В Кронштадте вспыхнул контрреволюционный мятеж, Никишин вместе с делегатами Х съезда партии отправился как доброволец на подавление вражеской провокации.
Суровая школа, которую он про шел в годы гражданской войны, воспитала в нем благородные моральные качества, закалила его по всех отношениях. Из Москвы Петр Осипович вернулся на свою родину - в Пензу, имея на руках назначение в губернскую газету «Трудовая правда». Именно здесь, работая заместителем редактора газеты, начал он постигать науку журналиста во всем ее многообразии.
Летом того же 1921-го в Пензу приезжал на несколько дней М. И. Калинин. Первым, с кем он встретился, был Никишин. Михаил Иванович принял его в своем вагоне. Эта встреча, мудрые советы Калинина многое дали Никишину как газетчику. Сопровождая Михаила Ивановича по улицам Пензы, показывая её достопримечательности, Никишин с увлечением рассказывал о революционном прошлом города.
- А почему бы вам не написать об этом серию статей или брошюру? - сказал Калинин, когда они заканчивали экскурсию по городу. Особенно но нужно для молодежи, для воспитания ее на славных революционных традициях рабочего класса.
Эта мысль захватила молодого журналиста. И пот в 1925 году, к двадцатилетию первой русской революции, в местном издательстве выходит брошюра «1905 год в Пензенской губернии», получившая положительную оценку общественности. Автор ее - Никишин.
Год спустя на экранах кинотеатров Москвы появляется художественный фильм «Кто кого?», выпушенный «Пролеткино». «Правда» и «Известия» опубликовали о нем одобрительные рецензии. Фильм был поставлен по сценарию, написанному Никишиным..
Петр Осипович часто выступал в «Правде». В 1928 году, с создание Средневолжского края, куда вошла и Пензенская губерния, Никишина назначили собственным корреспондентом «Правды» по этому краю. Так он
оказался в Самаре.
Это были годы первой пятилетки и массового колхозного движения. Петр Осипович находился в самой гуще событий. С пафосом писал он, о6 ударниках новостроек, о социалистическом соревновании, разоблачал кулаков и их пособников, боролся с искривлениями линии партии в проведении коллективизации.
Петр Осипович никогда не расставался с записными книжками, занося в них яркие, факты, мысли о том лучшем, что рождалось в практике колхозного строительства. Однажды А. Ф. Горкин, тогдашний заведующий сельскохозяйственным отделом Средневолжского крайкома партии, ныне председатель Верховного суда СССР, с которым Никишин сблизился во время совместных поездок по колхоза, спросил:
- А не пора ли, Петр Осипович, обнародовать твои заметки? Давай договоримся: твоя брошюра, мое предисловие.
Прошло полгода, и брошюра поступила в колхозы края. То было начало. Маленькие книжечки о людях и делах колхозной деревни одна за другой выходили из-под пера Никишина. Всего в довоенное время им издано семь таких брошюр.
Начиная с 1930 года, Никишин работает в газете «Волжская коммуна». Несколько месяцев он провел в стенах редакции. Петру Осиповичу было уже пол пятьдесят, когда он поехал на село собственным корреспондентом газеты. И не было ни одного сколько-нибудь важного события, мимо которого прошел бы опытный журналист. Писал он горячо, с вдохновением, особенно в годы войны. Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» заслуженно украсила его грудь.
Есть у Петра Осиповича «свой» любимый колхоз. Это «Путь Ленина» в селе Васильевке Ставропольского района. Председатель этого колхоза Иван Григорьевич Маштаков большой приятель Никишина. Впервые они познакомились в 1946 году, когда Маштаков только что вернулся из армии и встал во главе этого колхоза - одного из самых отстающих в то время.
- Ну как, выведем хозяйство из прорыва? - спрашивал собкор нового председателя, как только они познакомились.
- Выведем. – отвечал Маштаков, - непременно выведем!
В сельхозартели не было ни одной автомашины, а спустя несколько дней Маштаков с Никишиным совершили первый пробный рейс по улицам Васильевки на грузовике, который председатель самолично собрал из утиля…
Ныне это одна из самых передовых сельхозартелей не только в Ставропольском районе, но и в области. За достигнутые успехи в руководстве колхозом И. Г. Маштаков награжден орденом Ленина. О том, как колхоз стал таким, о людях, поднявших экономику артели, о председателе, сумевшем организовать их, можно со всеми подробностям узнать из корреспонденций, зарисовок и очерков Никишина, опубликованных на страницах областной газеты.
Когда осенью 1950 года в Жигулях, у подножии горы Могутовой, началось строительство Куйбышевской ГЭС, в «Волжской коммуне» за подписью Никишина стали появляться информации и зарисовки с этой великой стройки…
Никишин не только писал. Все эти годы он проводил большую организаторскую работу, связывая газету с внередакционным авторским активом, с сельскими корреспондентами.
Славно потрудился Петр Осипович. И вот настало время уходить на пенсию по старости. Коллектив редакции устроил теплые проводы.
На этом можно 6ыло бы и закончить. Но спустя неделю Петр Осипович пришел в редакцию и сказал:
- Уже отдохнул, спасибо. Прошу послать меня в командировку.
На следующий день он уехал в один из самых отдаленных районов области, чтобы написать очерк о знатном земледельце. За очерком последовала корреспонденция, за ней – статья…
В 1957 году, в связи с празднованием 40-летия Октябрьской революции, Никишин решил поехать в Сибирь, на Алтай, чтобы взглянуть на места, где прошли его боевые годы. Трогательной была его встреча в Новосибирске с прославленным героем гражданской войны И. В. Громовым, давшим ему путевку в газету.
Прошло уже десять лет, как Петр Осипович, будучи на пенсии, продолжает сотрудничать в печати на о6шественных началах. Особенно хорошо его знают в районных газетах нашей области, где он пропадает месяцами. Никишин щедро делится своим богатым опытом с молодыми, начинающими журналистами.
В эти дни Петр Осипович готовит серию рассказов «Из истории сел, колхозов и совхозов Волжского района». Столь неистощимой энергии может позавидовать любой из нас. Невозможно представить, сколько же написал Никишин за свою долгую жизнь, сколько людей прославил. Если бы собрать все это воедино, получился бы не один том.
Маяковский хотел, чтобы «перо приравняли к штыку». Думается, перо Петра Осиповича Никишина вполне можно приравнять к штыку.
В. Цыбенко.

См. :
Цыбенко В. Большая жизнь //Волжская коммуна. 1965, 27 ноября.


Старейшина журналистского цеха

Журналистом становятся по-разному. Одни мечтают об этой профессии чуть ли не с детства, другие находят в ней свое призвание уже в зрелом возрасте, третьих приводит в редакцию случай.

Настоящим журналистом может стать только тот, кто всегда неравнодушен ко всему, с чем он сталкивается в жизни. Кто, узнав о чьем-то хорошем поступке, о достижениях трудового коллектива, о чьей-то удаче в творчестве, искренне радуется и хочет, чтобы эту радость с ним разделили другие. Кто, встретившись с недостатками, несправедливостью, неразумностью, горячо возмущается ими, хотя лично его они не касаются, и всеми силами души хочет, чтобы дело пошло лучше.

В начале 20-х годов Михаил Иванович Калинин, будучи в Пензе, сказал местному журналисту Петру Никишину:
- Ты - настоящий газетчик.
Это было сказано на прощанье, уже на перроне вокзала, после того, как Никишин несколько дней сопровождал всероссийского старосту в поездках по губернии, и Михаил Иванович успел хорошо почувствовать страстность молодого журналиста, его горячую заинтересованность во всех делах и проблемах губернии.
Газетчиком Петр Никишин стал в 1919 году, в разгар гражданской войны.

До революции он был сельским учителем - сначала под Пензой, потом под Барнаулом. Октябрьскую революцию принял всей душой. И когда Сибирь лопала под власть колчаковцев, Ник шин сам, по своей воле, стал у себя в селе большевистским агитатором среди мужиков. За это был схвачен белыми - и только чудом избежал расстрела.
Он пробрался к красным. Командир партизанского соединения оказался старым знакомым Никишина. В соединении тогда как раз создавалась своя газета, нужен был грамотный человек - Никишин «подвернулся» в самый раз…

Вот так он пришел в журналистику. Думал - на время. А оказалось - на всю жизнь. Оказалось, профессия газетчика как нельзя больше соответствовала характеру Никишина, его любви к людям труда, его нетерпимости к эксплуататорам, его горячему желанию сделать жизнь лучше, справедливее, краше.
Он понял, что своим пером может очень действенно участвовать в этой самой нужной на земле работе. Особенно хорошо почувствовал это, будучи делегатом Первого Всероссийского съезда журналистов в 1921 году. Там Никишин встречался с Н. К. Крупской, М. И. Ульяновой, Е. М. Ярославским. Их советы и наставления запомнил на всю жизнь.
Во время работы съезда вспыхнул контрреволюционный мятеж в Кронштадте. И Петр Никишин вместе с другими делегатами съезда отправился на подавление вылазки врагов революции.
Из Москвы он уезжал окрыленным, с ясным пониманием целей и задач советской журналистики, с твердым знанием средств и методов достижения этих целей. Его направили в Пензу заместителем редактора губернской газеты. Здесь и произошла у него та памятная до сих пор во всех подробностях встреча с Михаилом Ивановичем Калининым.
В 1928 году Петр Осипович Никишин начал работать в Самаре. Сначала - как собкор «Правды», затем - как собкор «Волжской коммуны».
Он сразу же стал одним из видных журналистов редакции. В нем видели пример самоотверженного, преданного служения делу. Обо всем, о чем приходилось писать Никишину, он писал горячо, заинтересованно - и с полным знанием дела. Он любил и умел подмечать каждый росток нового, каждый, пусть поначалу малый, успех в важном, перспективном деле. Никишин рассказывал о передовом опыте коллективных хозяйств, о рационально использовании техники, о героях сева и жатвы. Рассказывал очень тепло, душевно и при этом толково, так, чтобы хороший опыт мог быстро распространиться.
Его критические корреспонденции и сейчас могут служить образцом глубокого проникновения в суть положения. Никишин не только отмечал недостатки, но обязательно и вскрывал их причины, больше того – указывал конкретные пути улучшения работы.
Сейчас самые радостные для него воспоминания - о той пользе общему делу, которую он приносил своими выступлениями в газете. Это радостное ощущение нужности журналистского труда побуждало его и после ухода на заслуженный отдых продолжать писать в газеты : и в «Волжскую коммуну», и в районные. В редакции ему охотно давали командировки в села, знали: Петр Осипович напишет, как всегда, дельно и на злободневную тему.
Петру Осиповичу Никишину пошел уже девятый десяток. Годы и болезнь не дают ему сейчас возможности все так же ездить по селам и писать, писать… Но он не сдается. Он хочет написать книжку о том, что ему довелось в своей жизни увидеть и пережить, о своем журналистском опыте. Он убежден: такая книжка будет очень нужна молодым, начинающим его собратьям по перу. И, значит, он должен ее написать.
Журналист - это на всю жизнь.
Ю. Гибш.

См. :
Гибш Ю. Старейшина журналистского цеха //Волжская коммуна. 1977, 24 апреля.

0