Сделать стартовой Добавить в Избранное Постучать в аську Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте За Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945гг. мы "заплатили" очень дорого... Из Пензенской области было призвано более 300 000 человек, не вернулось более 200 000 человек... Точных цифр до сих пор мы не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесет данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, прославлял ратными подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Дунаев Петр Степанович

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Дунаев Петр Степанович
(родился 9 декабря 1925) 

http://images.vfl.ru/ii/1501778615/16d3f359/18128637_m.jpg

Дунаев Петр Степанович (р. 9.12.1925, село Ногуши Башкирской АССР), журналист, член Союза Журналистов СССР (1959), заслуженный работник культуры РСФСР (1980). В 1944 окончил 2-ю Московскую авиашколу, воевал в составе 45-й Гомельской авиационной дивизии дальнего действия. После демобилизации в 1958 окончил Шадринский педагогический институт, работал журналистом. С 1965 – редактор кузнецкой городской газеты. Автор многих публикаций в областной печати. В журнале «Сура» (1995. № 2) опубликовал дневники военных лет.
Сочинения: «Об огнях-пожарищах, о друзьях-товарищах». П., 1995.
См. :
1. Пензенская электронная энциклопедия
http://94.25.70.110/encyc/article.php?i … B%E8%F1%F2
2. ДУНАЕВ Петр Степанович
http://inpenza.ru/people/dunaev-p-s.php
3. Презентация "Кузнечане в годы войны"
https://infourok.ru/prezentaciya-kuznec … 88272.html
4. События, вехи истории, имена...
http://pravoslavie58region.ru/index.php … i-3123.htm
5. Кузнецк в 1989 году. В воздухе уже пахнет переменами — Кузнецк
http://vkuznecke.ru/stati/o-gorode-kuzn … enami.html

http://images.vfl.ru/ii/1501778468/e8f083f1/18128625_s.png
Акт от 15 июля 1948 года о вручение личному составу 362 тяжело-бомбардировочного авиационного Рижского полка Дальней авиации медали "За взятие Кенигсберга".
Первая страница Акта: http://podvignaroda.ru/filter/filterima … d1db6304ea
Страница Акта с фамилией Дунаева П.С.: http://podvignaroda.ru/filter/filterima … e5c3e2a594
Последняя страница Акта: http://podvignaroda.ru/filter/filterima … ff31f3b7a3
Дополнительная информация из документа:
- старшина. Техник авиаприборов и кислородного оборудования, 362 тяжело-бомбардировочный авиационный Рижский полк Дальней авиации .

Фрагменты страниц документа:
http://images.vfl.ru/ii/1501778549/f5596f58/18128629_s.jpg
http://images.vfl.ru/ii/1501778576/1c1b24e3/18128631_s.jpg

Карточка награждённого к 40-летию Победы:
http://images.vfl.ru/ii/1501778706/438ec4d4/18128653_s.png

362-й бомбардировочный авиационный «Рижский» полк.

(краткая историческая справка)
Директивой Генерального штаба № орг/10/315706 от 26 декабря 1944 года 362-й авиационный «Рижский» полк Дальнего Действия переименован в 362-й бомбардировочный авиационный «Рижский» полк.
Нахождение в строю:
С 26 декабря 1944 года по 1958 год.
В составе действующей армии:
С 26 декабря 1944 года по 9 мая 1945 года. (135 дней) Перечень №9.
В составе объединений:
С 26 декабря 1944 года по 5 апреля 1946 года – в составе 18-й Воздушной Армии.
С 5 апреля 1944 года по 15 февраля 1949 года – в составе 1-й Воздушной Армии Дальней Авиации.
С 15 февраля 1949 года по 1958 год – в составе 50-й Воздушной Армии Верховного Главного Командования.

В составе дивизии:
С 26 декабря 1944 года по 1958 год – в составе 45-й бомбардировочной авиационной «Гомельской» дивизии.

Командир полка:
Подполковник Илюхин Николай Николаевич – с 26 декабря 1944 года до окончания войны.
Герой Советского Союза гвардии полковник Сугак Сергей Савельевич – с 1950 года по 1952 год.

Участие в операциях и битвах:
Будапештская операция – с 26 декабря 1944 года по 13 февраля 1945 года.
Восточно-Померанская операция – с 10 февраля 1945 года по 4 апреля 1945 года.
Кенигсбергская операция – с 6 апреля 1945 года по 9 апреля 1945 года.
Берлинская операция – с 16 апреля 1945 года по 8 мая 1945 года.

Объявлены благодарности:
Приказом ВГК №262 от 28 января 1945 года за овладение городом Клайпеда
Приказом ВГК №277 от 13 февраля 1945 года за овладение городом Будапешт.
Приказом ВГК №313 от 28 марта 1945 года за овладение городом и военно-морской базой Гдыня.
Приказом ВГК №319 от 30 марта 1945 года за овладение городом и крепостью Гданьск.
Приказом ВГК №333 от 9 апреля 1945 года за овладение городом и крепостью Кенигсберг.
Приказом ВГК №339 от 23 апреля 1945 года за овладение городами Франкфурт-на-Одере, Вандлитц, Ораниенбург, Биркенвердер, Геннигсдорф, Панков, Фридрихсфелъде, Карлсхорст, Кепеник и вступление в столицу Германии Берлин.
Приказом ВГК №362 от 5 мая 1945 года за овладение портом и военно-морской базой Свинемюнде.

Награждены орденами СССР:
Приказ Командующего 18-й Воздушной Армией №0181/н от 23 июля 1945 года.
Илюхин Николай Николаевич. Подполковник. Командир полка. Орден Александра Невского(2).

Вооружение:
B-25 Mitchell – с 26 декабря 1944 года до окончания войны.
Ту-4 – с ? по 1958 год.

Дислокация:
Сеща – с ? по 1958 год.
В 1958 году на аэродроме Сеща 362-й бомбардировочный авиационный «Рижский» полк расформирован.

Источники информации:
http://www.allaces.ru
http://www.warheroes.ru
http://soviet-aces-1936-53.ru
См. :
362-й бомбардировочный авиационный полк.
http://parnasse.ru/prose/essay/history/ … -polk.html


Ногуши (Белокатайский район)
Ногуши (башк. Нөгөш (инф.)) — село в Белокатайском районе Башкортостана, центр Ногушинского сельсовета.
См. :
Ногуши (Белокатайский район) — Википедия
Ногуши

Отредактировано Комиссаров В.А. (2017-08-04 07:57:34)

+2

2

ДУНАЕВ ПЕТР СТЕПАНОВИЧ — заслуженный работник культуры РСФСР
04.08.2014 15:34

http://images.vfl.ru/ii/1501779101/e94294e4/18128686_s.png
Родился 9 декабря 1925 года в с. Ногуши. Учился в Новобелокатайской средней школе, окончил Шадринский государственный педагогический институт (1958).
В 1942 году из десятого класса Новобелокатайской школы призван в Красную Армию и направлен на учебу в авиаучилище. Участник Великой Отечественной войны, служил в дальней бомбардировочной авиации. Уволен в запас в 1950 году. В 1950-65 годах — инструктор Белокатайского райкома КПСС, учитель Новобелокатайской школы, редактор районной газеты «Трудовая жизнь» (г. Куса Челябинской области), заведующий отделом пропаганды и агитации Кусинского райкома и Ушинского горкома КПСС. С 1965 по 90-й годы — редактор городской газеты «Кузнецкий рабочий» (г. Кузнецк Пензенской области).
Неоднократно избирался депутатом районного и городского Советов, членом выборных партийных органов, членом правления Пензенской областной организации Союза журналистов СССР.
Ведущий литературный жанр творчества — беллетризированный очерк. Основные темы — Великая Отечественная война, жизнь и судьбы земляков - белокатайцев. Печатался в коллективных сборниках, во многих периодических изданиях. Очерк «Васька, сын военкома» (о белокатайском военкоме военной поры А. Власове) опубликован в Польше. Очерк «Салют Победы» напечатан в журнале «Огонек», многих других периодических изданиях, в том числе и в Белокатайской районной газете «Новая жизнь», с редакцией которой П.С. Дунаев поддерживал постоянные творческие связи.
Звание «Заслуженный работник культуры РСФСР» присвоено в 1981 году. Награжден орденом Отечественной войны, медалями. Почетной грамотой Министерства просвещения РСФСР. Обладатель многих премий за участие в литературных конкурсах.
См. :
1. ДУНАЕВ ПЕТР СТЕПАНОВИЧ — заслуженный работник культуры РСФСР - Белокатайский район, Новобелокатай республика Башкортостан, Башкирия - история и современность, прогноз погоды в Новобелокатае на неделю
http://www.novo-belokatay.ru/izvestnye- … ovich.html
2. http://www.novo-belokatay.ru/images/sto … novich.png

0

3

"Кузнецкому рабочему" - 95 лет

О газете "Кузнецкий рабочий"

Путь к газетной полосе
П.Дунаев, заслуженный работник культуры РФ
 
(1965 год стал знаменательным для газеты.   В сентябре сюда пришел новый редактор – П.С.Дунаев.
Петр Степанович возглавлял газету «Кузнецкий рабочий» четверть века. Вот так он вспоминает историю своего прихода в «Кузнецкий рабочий»)
.

От места, сейчас уже не помню какого – не то завуча, не то директора школы где-то в Курганской области, я при распределении отказался.
Мое назначение не было ни странным, ни случайным – подобные получили и другие мои сверстники-выпускники Шадринского педагогического института. Им, бывшим фронтовикам, прослужившим в армии по семь-восемь лет, было в 58-м году по тридцать два-тридцать три года. Готовые и завучи, и директора! Тем более, что кое-кто, в том числе и я, успели уже – между демобилизацией и институтом – поработать в школах. Я поехал на родной Урал, где мне предложили работу в редакции районной газеты. И это решение тоже не было ни странным, ни случайным. Конец войны застал меня девятнадцатилетним, но уже довольно опытным авиационным специалистом в боевом бомбардировочном полку. Устанавливался регламентированный мирный распорядок, появилось свободное время. Вчерашние фронтовики, ушедшие на войну из десятого класса, снова потянулись к учебе. У меня  с детства была затаенная мечта: стать – ни больше ни меньше – писателем или профессором истории в университете. Полистав «Справочник для поступающих в вузы в 1947 году», я остановился на редакционно-издательском факультете Московского заочного полиграфического института. Я ткнул пальцем в строчку «Отделение литературного редактирования». Мне казалось, что именно она скорее приведет к мечте моего детства.
В те времена этого было достаточно – указать пальцем в строчку с избранным институтом. Государство брало на себя все заботы (и все расходы) о будущем специалисте. Учись только!
Заочное обучение – прекрасная форма образования, если оно сочетается с работой, а профессия – с учебой, обогащающей работу. Редакционно-издательский факультет МЗПИ был преемником знаменитого бухаринского Института красной профессуры, имел богатые традиции, прекрасный профессорско-преподавательский состав и отлично поставленный учебный процесс. После первого курса я уже настолько знал из латыни, что сделал перевод «Записок о галльской войне» Юлия Цезаря, а на втором – поэмы Лукреция Кара «О природе вещей».
Но главной моей учебной лабораторией было «Небо Родины» – стенная газета эскадрильи, куда я сам напросился редактором.
В каких-то предметах – в практике литературного редактирования, в стилистике – я забежал далеко вперед (чем и удобна заочная учеба), аж до третьего-четвертого курсов. Практические навыки приобретались в «Небе Родины», где я учился писать и редактировать, чтобы словам было тесно, а мыслям просторно. Чтобы красота письменной речи проявлялась не на словах, а в содержательности.
Как когда-то Ломоносов считал вратами своей учености «Грамматику» Мелетия Смотрицкого и «Арифметику» Леонтия Магницкого, я азбукой редакторского искусства, журналистского мастерства и культуры мысли до сих пор считаю «Язык газеты» – необыкновенно поучительный труд по стилистике Н.И.Кондакова, боюсь, ставший сейчас библиографической редкостью.
Учеба моя в МЗПИ закончилась неожиданно. Какие-то высшие армейские инстанции откопали довоенный еще приказ, и заочникам не стали давать отпуска на экзаменационные сессии.
А от Урала, куда я вернулся после демобилизации, до Москвы было и вовсе далеко. Пришлось через год поступать на филфак Златоустовского, а потом на иностранный факультет Шадринского пединститута.
– Прощай, Москва – золотые маковицы! – невесело пошутила моя мать.
В пединституте меня подхватила та же струя, что по каплям рождалась в армии. Редактирование большой институтской стенной газеты, рукописный студенческий журнал «Восход» при ней, сотрудничество с городской газетой «Шадринский рабочий» (все студенты тогда, кто как мог, подрабатывали). Моей золотой жилой в газете была театральная критика и статьи по астрономии. Бурлило у меня и такое увлечение – это были годы первого прорыва человека в космос, годы комет Аренда-Ролана и Мркоса.
Словом, решение поехать в редакцию районной газеты не было опять же ни странным,ни случайным.
Не случайным был и мой приезд в Кусу – маленький уральский городишко под Златоустом, весь затолканный в живописные горы, километрах в шестидесяти от моих родных мест.
В то время в стране было несколько тысяч местных (районных и городских) газет. Часть из них, в том числе и «Шадринский рабочий», родились в ходе революции 1905 года, часть, как «Кузнецкий рабочий», были детищами Октябрьской революции 1917 года, а все остальные – в основном районные типа кусинской – появились в пору коллективизации сельского хозяйства в 30-х годах. Они сыграли огромную роль в становлении социалистического строя и в культурной революции. Для миллионов людей в необъятной стране «районки» стали первым близким печатным словом. Рядом с нами и сейчас живут еще старожилы, что учились грамоте по районным газетам.
В конце 50-х годов все районки переходили с двухполосного на четырехполосный формат и на новые штаты. В связи с этим понадобилось большое количество газетных работников. К этому-то времени я и закончил свой пединститут. В кусинской «Трудовой жизни» я получил должность заведующего отделом культуры, быта и писем. Работа оказалась очень интересной, и я считал цель своей жизни достигнутой. Ведь газетный труд и литературный во многом родственны, а в жанре очерка разница между ними почти стирается. Да и язык журналистики в своем совершенствовании постоянно ориентируется на язык литературный. С историей разница тоже не столь велика, как кажется на первый взгляд. Ведь каждая основательная публицистическая статья требует серьезного исторического исследования. А исследовательский труд – в науке ли, в других ли областях человеческой деятельности – везде одинаков.
Недолго мне пришлось поработать в «Трудовой жизни», тем более что несколько месяцев ушло на работу в аппарате райкома партии. Едва я вернулся оттуда, уже заместителем редактора, как на страну обрушилась очередная реформа. Областные партийные органы стали делить на промышленные и сельские обкомы партии.
Реорганизации подверглись и районы. Как проводилась реформа районного звена управления в центральных областях, я не знаю. В горнопромышленных районах Урала, где сельского хозяйства не было, на районных газетах нововведение отразилось так.
31 декабря 1962 года «Трудовая жизнь» напечатала объявление: «В связи с передачей партийных организаций города Кусы и поселка Магнитки в ведение Златоустовского горкома КПСС газета «Трудовая жизнь» как орган кусинского райкома КПСС и райсовета депутатов трудящихся прекращает выпуск».
Так я подписал последний номер кусинской районной газеты, где уже около года был редактором. Я получил два месяца на так называемый ликвидационный период, устроил на городские предприятия всех работников газеты и запросил свое начальство в обкоме партии, что делать самому. Начальство, само потерявшее голову от бестолковщины, ответило, что документы редакции надо сжечь или выбросить в... И очень точно указали, куда именно… А самому?
–  Найди место, где платят, и жди. Это ненадолго.
Директор завода ТТК (точных технических камней) – поставщика пензенского часового завода, упросил меня, зная мое техническое прошлое, пойти к нему заместителем начальника цеха.
Едва я успел вкусить горечь заводского хлеба, как обо мне вспомнили. Вспомнили в промышленном отделе обкома партии, чтобы перевести на работу в Ашинский горком партии – на самый запад Челябинской области.
«Ждать» пришлось не очень долго. Сразу после ухода с политической арены Н.С.Хрущева осенью 1964 года начала восстанавливаться прежняя структура управления. Стали восстанавливаться районы и, естественно, газеты при них. А людей уже не было. Они растворились, кто куда, разошлись. Опять понадобились кадры.
Шел сентябрь 1965 года. Мне позвонили из сектора печати Пензенского обкома партии:
–  Поедете редактором в нашу область?
Видимо, до этого звонка переговоры велись через мою голову.
–  Поеду, если дадите квартиру и хорошее место.
–  Квартиру дадим, а лучшего места, чем Кузнецк, у нас нет. Попросили коротко рассказать о себе.
Когда я читаю материалы теперешних молодых журналистов, всегда вспоминаю тот разговор о жизненном опыте. Не имея его, самоуверенная молодежь отважно берется за любые темы. Как писать – это немного разумеют. А о чем? Вот и получается многословная смесь дилетантства с безудержным самолюбованием.
Из Аши я явился в сектор печати Пензенского обкома партии. В этот день в обкоме было какое-то многолюдное областное совещание. И заведующий сектором печати И.А.Хлыстов сдал меня с рук на руки первому секретарю Кузнецкого горкома партии М.С.Чистякову.
На следующий день я стал редактором газеты «Кузнецкий рабочий», где нашел сложившийся коллектив, а М.С.Чистяков на двадцать пять лет стал моим руководителем.
1998 год

СЛАГАЕМЫЕ УСПЕХА
А.Курепина,
заслуженный работник культуры РФ

 
ПРИНЯВ руководство редакцией 20 сентября 1965 года, 39-летний П.С.Дунаев действительно нашел здесь слаженный творческий коллектив.
Но с его приходом газета стала менять свой облик. Изменилась верстка полос, газета «постройнела», приобрела более современный вид, увеличилось количество иллюстраций.
На страницах «Кузнецкого рабочего» нередко можно было встретить очерки, фельетоны, аналитические статьи. Газета продолжала вести большую общественную работу. Действовало литературное объединение, проводились конкурсы по жанрам, шла учеба рабочих корреспондентов и редакторов стенных газет. Продолжилась практика проведения легкоатлетических эстафет и лыжных соревнований на призы «Кузнецкого рабочего».
16 апреля 1966 года вышел в свет 10-тысячный номер нашей газеты. Это стало большим событием не только для журналистов, но и для всего города.
В конце шестидесятых – начале семидесятых годов в редакции работал не просто слаженный, но и очень квалифицированный коллектив. Достаточно назвать таких талантливых журналистов, как К.П.Полозова, В.А.Рождественский, У.Х.Богдалов, В.И. Крапивин, М.Я.Трабинович, П.М.Калмыков, В.Г. Штирц, Ю.А.Суслов, Ю.А.Базылев и другие. Их статей и корреспонденции, очерков и фельетонов читатели ждали, произведения этих журналистов всегда находили отклик.
Большое внимание уделялось работе с внештатными авторами. Именно в те годы на страницах газеты с экономическими, аналитическими и политическими статьями выступали Н.А.Елфимов,
В.П. Егоров, В.А.Землянский, Р.Ф.Преснякова, О.В.Гаркин и другие. Эти фамилии внештатных авторов газеты известны большинству кузнечан, в течение многих лет они сотрудничали с газетой.
В 1972 году газета стала сильной и экономически, ее рентабельность позволила обходиться без дотаций. Тираж «Кузнецкого рабочего» в 1973 году превысил 17 тысяч экземпляров, доходы от подписки и рекламы позволяли обходиться собственными средствами. С тех пор вот уже сорок лет «Кузнецкий рабочий» является единственной газетой в области среди городских и районных, не получающей дотации из областного бюджета.
В «Кузнецком рабочем» всегда поощрялось стремление учиться. Сотрудники редакции часто бывали в командировках, изучая опыт работы коллег в других газетах страны. Большинство работников редакции высшее образование получили заочно, успешно сочетая учебу с работой. Московский университет закончили У.Х.Богдалов, М.Я.Трабинович, В.С.Куляндин, Саранский университет – Н.А.Шанина. И.Г.Чернявская, А.Л. Клименок, А.Н.Антонов учились в Пензенском пединституте. Фактически половина творческих сотрудников редакции в начале и середине 70-х годов были студентами-заочниками.
Но все это не только не мешало работе, но и во многом помогало ей. В те годы выпукло и высокопрофессионально освещались в газете экономические темы, особое внимание читателей привлекали статьи на моральные и этические темы. Газета считалась одной из самых высококультурных и грамотных газет области. Почти ежегодно «Кузнецкий рабочий» занимал призовые места в областном конкурсе городских и районных газет, специальные премии получали и журналисты газеты за личные творческие достижения. В архиве редакции сохранились призы и подарки, которыми награждали газету Всероссийское общество охраны природы – за экологические статьи, Всероссийское туристическое общество – за освещение туристической тематики и так далее.
У каждого из журналистов газеты, которые работали в те годы и которые работают сейчас, сохранились теплые воспоминания о «Кузнецком рабочем» 70-х годов. Вполне возможно, что кто-то из них познакомит читателей со своими воспоминаниями.
И в 80-е годы городская газета не снизила своего уровня. Она активно жила жизнью своего города, заботами кузнечан.
В 1980 году широко отмечалось 200-летие города Кузнецка. Газета на своих страницах не только напомнила кузнечанам историю их родного города, но и провела творческий конкурс на лучшее произведение о Кузнецке. Победителем его стал член Союза писателей России Г.В.Штурмин, написавший историческую поэму «Вехи».
 
 
Я бы выбрал опять…
У.Богдалов, литсотрудник, зав. отделом, ответственный секретарь «Кузнецкого рабочего» (апрель 1965 г. – апрель 1972 г.).
 
СЕРЕДИНА шестидесятых, Кузнецк, «Кузнецкий рабочий». Время его возрождения (которого по счету) вышло на    апрель.   В городе буянила неумолимая весна,  страну будоражили и наполняли гордостью первые космические старты, гигантские стройки, дерзкие  начинания.    «Ушли»  Хрущева,  но еще не кончилась «хрущевская оттепель», печатали и говорили о ранее не  мыслимом, жадно слушали по радио поэтические митинги в Политехническом...
И мы – редакционная молодежь – явились миру во всей самонадеянности своего ничтожного газетного опыта и оголтелого оптимизма. Мы пришли делать новую, совсем не такую, как прежде, газету. Стандарты сохранившейся – только переселившейся на соседнюю улицу – районки «Путь к коммунизму» нас не устраивали. Эта «несжатая полоса» казалась нам архаичной, скучной. Хотя, по правде, основательное было издание с костяком крепких, бывалых профессионалов.
Настрой наш, наверное, в какой-то мере передался и нашим «старикам»: Петру Михайловичу Калмыкову – редактору, Валентину Ивановичу Крапивину – ответственному секретарю, Федору Петровичу Кутанову – громогласному реликту времен гражданской войны, Андрею Дмитриевичу Славину («Шахраю»). Это состояние души, высокой причастности к общему свалившемуся на нас делу позволило уже с первых номеров взять добрый старт. Город воспринял свою газету дружелюбно и с интересом, оживленно пошла подписка...
Многое было потом в моей журналистской судьбе – работа в печати одной из южных республик, целое десятилетие в одной из лучших центральных газет СССР, создание крупнейшего вне Москвы национального информационного агентства. Но никогда потом я не был так озабочен, непомерно загружен, удачлив и счастлив, как в том далеком апреле 1965 года.
Мы жили нашей газетой с утра до 10-11 вечера, писали, пили, влюблялись. Да еще успевали прихватить комсомольскую нагрузку в горкоме – благо, он был над нами на втором этаже – и даже играть на танцах в первом кузнецком джазе.
Действительно – «Как молоды мы были, как верили в себя!».
«Кузнецкий рабочий» и Кузнецк подпитывали друг друга. Атмосфера тогдашней городской жизни была напитана ощутимыми культурными традициями – мы выросли в театральном городе. Правда, к середине 60-х новое начальство в горкоме партии благополучно театр закрыло – вроде как по причине нерентабельности. Да и по всей стране потихоньку к власти стали приходить партийные функционеры, рассматривавшие однозначно себестоимость кирпичей и театральных билетов.
Тональность культурной жизни города определяла невесть как сохранившаяся интеллигенция – и техническая тоже. Качество обучения в школах не уступало иным областным центрам. Это рождало свои традиции «и поднимало планку специалистов во всех отраслях городской жизни. Мы с одноклассником моим М.Трабиновичем при встречах вспоминаем Клавдию Васильевну Огареву, Ольгу Яковлевну Худик, сумевших поддержать у нас проявившийся интерес к словесности. Мы не считали свой город заштатным, любили его, и он платил нам тем же.
Из того первого призыва возрожденного в 1965 году «Кузнецкого рабочего» практически каждый связал с печатью всю свою жизнь. Помнят в «Пензенской правде» не только Андреева, но и Володю  Штирца, осевшего ныне в Германии. Состоялся в литературе – пусть и местного масштаба – Гена Зимняков. «Иных уж нет, а те – далече».
 
Несколько месяцев спустя в коллектив вошел, проработал редактором до пенсии и сверх нее Петр Степанович Дунаев, которого сразу прозвали «У нас на Урале».
Новый редактор был редким, но как это ни странно, типичным для провинции интеллигентом: эрудит, разносторонне образованный человек, взявший из книг не меньше, чем из жизни. Никто во всем городе не мог извлечь из памяти самую редкую и подходящую по случаю цитату, да еще со ссылкой на источник. Это особенно действовало на городское начальство, не обремененное, прямо скажем, гуманитарным багажом.
В коллектив он вписался. Газетное дело любил. Быстро стал своим. Теперь для меня Петр Степанович бесспорный кузнечанин.
Особое место в благодарной памяти каждого из нас занимает главный из "стариков", действительный учитель, собственный корреспондент "Пензенской правды", поэт, фронтовик и просто светлый, незабвенный человек – Алексей Григорьевич Козадаев. Да будет земля ему пухом.
В той, далекой ныне нашей молодости его перо, отношение к жизни, простота, умение сопереживать, гражданственность и безусловная честность были той высокой планкой, которую нам, молодым, еще предстояло взять, если постараемся. Многое забыто, стерлось, но эту его строчку время не изгладило из памяти: «В моей душе есть озеро печали, глубокая и светлая вода».
Фельетоны, очерки, эссе Алексея Григорьевича были вполне на уровне новой советской журналистики шестидесятых и семидесятых. Проблемные статьи сделали бы честь любой центральной газете.
Считаю, что современный газетный стиль, динамичный, близкий к повседневной житейской речи зародился именно в те годы. Не случайно мои друзья и коллеги из родной «Социалистической индустрии» стоят сегодня во главе нескольких ведущих российских изданий, а Эдик Сагалаев, с которым вместе делали в начале 70-х «Комсомолец Узбекистана», ныне – телевизионный магнат, один из общеизвестных мэтров российского ТВ.
Впрочем, застали мы тогда и неведомый ныне газетный стиль – осторожный, выхолощенный, изобилующий железобетонно-надежными газетными штампами язык «Сталинского клича».
Им вне конкуренции владел незабвенный «ПМ» – Петр Михайлович. Легко вам, молодым, приговаривал он. Я в ваши годы если в передовой 14 раз слова «Сталин» и «сталинский» не упомяну – считай, не работал вовсе. Писал он свитками – склеивал листы статьи в этакий египетский папирус и на призывный клич В.Крапивина – «Петр Михайлович, гоните 120 строк!», расстилая свой папирус на полу, отмерял полтора или два шага – уж сколько попросят – и  отрывал. И все вроде было к месту.
Поверьте – в воспоминаниях об этом ни капли высокомерной иронии. По-своему он был асом той немыслимой ныне журналистики, в которой слово было призывом или приговором, в которой перо приравнивали к штыку, а грамматическая ошибка могла обернуться печально известной 57-й статьей УК РСФСР.
Но и к дисциплине мысли приучало строгое и жестокое время его журналистской молодости. Даже в раскованные шестидесятые отчеты зав. партотделом Калмыкова с разного рода конференций, собраний, бюро были четкими, немногословными, деловыми. Видать, находил вкус в жесткой и заорганизованной партийной тягомотине тех лет. А человек был милейший, душевный.
Внештатники тех лет тоже остались в памяти как пример редкостной преданности газетному делу.
Помню, в конце 60-х, когда я уже был ответственным секретарем, зашел Семен Исаев.
– Товарищ Богдалов, что-то не вижу своей информации!...
– Так вот же она, Семен Васильевич – подписано И.Семенов. Еще одна в номере пошла, как вы знаете, на 4-й полосе под вашей фамилией..
– А-а-а, понятно. Это мой осведомин!
Не улыбайтесь... Начинал он дружить с газетой в конце 30-х… И не судите его строго. Судимы не будете, как сказано в Библии.
Много доброго хранит память и о ныне здравствующем, слава Аллаху, В.И.Крапивине. Всякое бывало в редакционной жизни, а осталось светлое. С юбилеем нашей газеты, дорогой Валентин Иванович! Для меня вы всегда были крепким газетчиком. А такие внештатники, как Яков Позин – инженер с обувной фабрики, признанный кузнецкий писатель, могли дать фору любому газетному профессионалу. Газетное дело было у них "для души". Свободные от ежедневной журналистской обязаловки, они поднимали темы лично для них интересные, работали над статьями столько, сколько нужно, и привносили на страницы немало основательных, создающих так называемый имидж материалов!
1998 год
 
ВСПОМНИТЬ БЕЗ ПРОБЕЛОВ
Я. Позин
ДЛЯ ТРЕХ поколений кузнечан городская газета действительно была отражением их будней и праздников, свершений и неудач.
Старожилы помнят буквально все – приятное и победное, досадное и огорчительное.
«Ты передай своим коллегам, – старый знакомый ухватил меня за рукав, – о всех этапах 80-летия «Кузнецкого рабочего» надо вспомнить. О всех! А не ограничиваться теми, кто симпатию вызывает да нравится». Он начал перечислять редакторов газеты не задумываясь, четко и ясно, словно картины, уже отошедшие, были перед глазами.
– Помнишь, в середине 50-х годов был такой редактор Дмитрий Филиппович Зубарев. Правду-матку в глаза резал. Имел свою бескомпромиссную линию, смело высказывался, собственно, за что и «погорел». Другой редактор запомнился, почему-то я его часто поздними вечерами видел бледного, усталого. Видать, трудяга: не сладок был редакторский хлеб для Петра Михайловича Калмыкова.
А разве можно забыть Николая Николаевича Малютина! Ведь на него хрущевская перестройка обрушилась. Что писать, как, кому отдавать предпочтение, если городская газета стала промышленно-колхозно-совхозной со своей правдой. Так ко всем правдам появилась еще «Кузнецкая правда». Мне Дмитрий Горбушин много рассказывал о газете, особенно о редакторах, кто бойцом был, а кто «стелился». Он-то сам всю жизнь верным рабкором газеты был. В 1924 году заметки свои публиковал.
...Лично я увидел свои первые десять строк в газете в 1953 г. по милости старейшего журналиста Ф.П.Кутанова. Я тогда брал уроки фортепиано у его жены Н.Н.Кутановой. И увлекался Шопеном. Вдруг Федор Петрович говорит: «А ты напиши». «О Шопене?». Он рассмеялся: «О школьных каникулах».
Запомнился случай, когда мимо нас прошел в брезентовой рабочей робе В.И.Ерзунов, бывший первый секретарь Кузнецкого, затем Пензенского горкома партии. Шел домой после ночной смены. Федор Петрович поглядел в след: «Вот готовый материал и герой очерка».
Очерки писать я научился позже. Учил меня журналист, истый газетчик с хорошей кузнецкой фамилией Дегтярев. Потом Виктор Шатин, талантливый поэт, очеркист, фельетонист.
На моей памяти крепко осели воспоминания о работе в городской газете с Вячеславом Рождественским, Умяром Богдаловым, Юрием Базылевым. Они славились остротой пера, к тому же честность и верность своему слову сидела в них пронзительным стержнем.
Безусловно, для поднятия престижа газеты многое сделал редактор Дунаев. Петр Степанович – большой знаток изящной словесности. Человек увлеченный, редкой эрудиции. Работалось с ним легко и интересно. При нем я опубликовал не только очерки с продолжением, но и целую рукопись «Кузнецк – город рабочий» и фрагмент исторического романа. И до сих пор с интересом читаю его материалы в газете.
На высоте нынешнего дня и сложных горьких перипетий «Кузнецкий рабочий» умело держит курс на полновесное информирование кузнечан. Не впадая в ожесточенность критической волны, не разливая страдальческие слезы над безвременьем. Газета по-прежнему молода и в поиске новых путей сближения с ее читателями, выпускает стабильную книжную продукцию: сборники, книги о «российском городе Кузнецке».
1998 год
 
ОТ ПЕРВОЙ ЗАМЕТКИ
В.Фирстов
 
1965 ГОД. Я только начинал свою службу в органах внутренних дел. В городской газете нашу сферу освещал журналист Умяр Богдалов, но в то время многие его звали просто Миша. Судьбе было угодно, чтобы наши пути пересеклись. Умяр пришел в отдел за материалом для статьи о работе с подростками и молодежью. А за этот участок работы в то время отвечал я. Так мы познакомились. Богдалов приглашал меня в редакцию, давал задания по подготовке материалов, рассказывал, как и в какой форме надо писать по той или другой теме. Я не сразу согласился писать, но Умяр меня уговорил. И вот где-то летом 1965 г. вышла моя первая заметка «Обыкновенный работник». С тех пор я и стал сотрудничать с местной газетой.
Редакция в то время располагалась в небольших комнатках, можно сказать под лестницей ГК ВЛКСМ по ул.Калинина. Было тесно, но в редакции работали очень интересные люди, и общение с ними приносило мне большое удовлетворение. Редактором в то время был П.С.Дунаев, ответственным секретарем – В.И.Крапивин. В редакции я познакомился с интересными людьми и известными в городе журналистами – К.П.Полозовой, В.П.Завьяловым, А.Д.Славиным, П.М.Калмыковым, Я.С.Позиным, В.С.Куляндиным, А.Н.Антоновым, Ю.А.Базылевым. Многие из них в разное время работали в редакции, некоторые сотрудничали в качестве внештатных корреспондентов.
Вокруг редакции группировались талантливые люди. И не только журналисты. Художники, музыканты, краеведы, спортсмены. Редактор П.С. Дунаев сумел собрать вокруг себя единомышленников. И сам он много помогал начинающим внештатным сотрудникам. Никогда при встрече не пройдет мимо, обязательно остановится, подскажет, какую бы тему надо осветить в газете, какой нужен материал и как сделать его интереснее.
С годами редакция перешла в новое помещение. Расширялся, обновлялся штат редакции. Пришли новые люди: В.В.Короткова, А.А.Курепина, А.И.Комаров, О.В.Подраменская. Традиции, которые были заложены во времена Дунаева, сохраняются до сих пор.
Уехал из Кузнецка Умяр Богдалов. Он решил испытать себя на более высоком уровне журналистики. Это ему удалось. Помню, он приезжал в Кузнецк в качестве спецкора газеты «Социалистическая индустрия», а теперь – один из видных деятелей журналистики Татарстана – генеральный директор Информационного агентства «Татаринформ».
Проходит время, меняются сотрудники – газета остается. И я надеюсь, что с нынешним составом редакции смогу участвовать в 100-летнем юбилее газеты.
1998 год
 
ВСТРЕЧИ
М.Гриб
КАК-ТО летом      (дело было в начале    60-х годов)    на завод «Химмаш» зашел по своим журналистским делам заместитель редактора городской газеты Петр Михайлович Калмыков. Встретившись   с   партактивом   завода   (зам.   редактора возглавлял тогда в газете отдел партийной жизни), побывав в цехах, поговорив с рабочими, Петр Михайлович перед самым обедом оказался в кабинете начальника кузнечного цеха Степана Ивановича Климова. Как радушный хозяин Степан Иванович предложил  гостю  посмотреть в  красном  уголке, где  уже собрались зрители, документальный фильм.
– Это интересно, – и Калмыков присел на свободное место. По окончании фильма Петр Михайлович подошел ко мне, киномеханику, мы познакомились и поговорили.
– Хорошее, нужное людям дело делаете, а вы не могли бы написать об этом в «Кузнецкий рабочий»?.
К этому времени я был уже не новичок в печати. Свои первые «литературные опыты» я начинал еще в школьном литературном кружке, руководила которым учитель русского языка и литературы Клавдия Васильевна Огарева...
На заводе мои заметки публиковались на страницах заводской многотиражки «Химмашевец».
Через неделю информация «Коллективный просмотр документальных фильмов» появилась на страницах «Кузнецкого рабочего».
...В декабре 1970 года я поднялся на второй этаж здания типографии (где находилась редакция «Кузнецкого рабочего») и открыл дверь кабинета. За столом сидела приятная женщина – Клавдия Павловна Полозова. Ее имя, отчество и фамилия были написаны на табличке, висевшей на двери кабинета.
–  Разрешите? – хозяйка кабинета подняла голову.
–  Проходите, слушаю вас.
–  Я бы хотел опубликовать в газете вот этот материал, – и положил на стол перед ней несколько исписанных листов.
Клавдия Павловна внимательно прочитала рукопись, задержала взгляд на подписи, улыбнулась.
–  Что нибудь не так? – заволновался я.
–  Нет, фамилия у вас интересная. Вас как зовут?
–  Михаилом.
–  А отчество?
– Васильевич.
– Михаил Васильевич, ваш материал очень интересный и обязательно будет опубликован...
23 февраля 1971 года в «Кузнецком рабочем» появилась публикация «Цветы у обелиска», положившая начало нашему творческому сотрудничеству с К.П.Полозовой. За полтора года на страницах газеты был опубликован большой поисковый материал красных следопытов о погибших летчиках.
Публикация вызвала живой интерес у читателей...
Молодой журналист Вячеслав Александрович Рождественский работал в редакции сравнительно недолго. Но читателям городской газеты он запомнился острыми статьями и публикациями под рубрикой «Записки народного заседателя».
Здесь же, в редакции, в 70-е годы я познакомился с Анатолием Николаевичем Антоновым. С ним мы подготовили большой цикл материалов к 60-летию комсомола «Из истории Кузнецкой комсомольской организации».
Любой материал, прежде чем быть опубликованным, ложится на стол редактора.
Петр Степанович Дунаев – это целая эпоха в жизни «Кузнецкого рабочего».
...Близилось 200-летие города. Тогда на страницах газеты появилась рубрика «Кузнецк – город рабочий». Среди публикаций были и мои – об истории крупных промышленных предприятий города. Они шли под непосредственной редакцией Петра Степановича.
Хочу сказать, что под его пером каждая  публикация становилась живой, емкой, а главное – интересной для читателя.
В сотрудничестве с П.С.Дунаевым в «Кузнецком рабочем» были напечатаны   «Кузнецкие  храмы»,  «Кузнецкое  купечество», «Страницы истории и кузнецкой старины».
– Знаете, Миша, ради эпиграфов к вашим купцам Ховриным мне пришлось перечитать всего «Фому Гордеева» Горького.., – сказал как-то Петр Степанович.
Я рассказал о некоторых кузнецких журналистах, с которыми познакомился и подружился в редакции городской газеты. Они помогли мне и поставили на «литературную стезю». Но рассказ будет неполным, если не сказать несколько добрых слов о Николае Алексеевиче Тужилине, с которым я тоже познакомился в стенах редакции «Кузнецкого рабочего».
Николай Алексеевич пригласил меня тогда к сотрудничеству в «Кузнецких вестях» (тогда еще – газета «Путь к коммунизму»), а затем ряд моих газетных публикаций поместил в сборник «Кузнецк, Кузнецк – ты есть моя Россия»...
Дружба с редакционными коллективами «Кузнецкого рабочего» и «Кузнецких вестей» продолжается.
1998 год
 
 
О роли юмора
Ю.Базылев, ответственный секретарь (1976-1983 гг.)
 
«ЕСЛИ есть чувство юмора, значит, будет журналистом», – сказал обо мне М.Трабинович – мой «крестный отец» в журналистике. Он меня привел, вернее, буквально привез на машине в редакцию. И развеял одной фразой все сомнения вокруг меня – «кота в мешке» для многих.
Я тогда пришел в газету с завода на должность, которая оплачивалась вдвое меньше инженерской. Впрочем, это было тоже одним из аргументов в мою пользу. «Если так, значит – дело любимое», – прокомментировали мое решение умудренные жизнью ветераны. А в основном в штате была молодежь.
Мое чувство юмора, так высоко оцененное и ставшее для меня судьбоносным, приобрело известность благодаря «Литературной газете». Тогда, в конце шестидесятых, в ней на последней, 16-й, странице появился юмористический «Клуб 12 стульев». Он имел поистине всенародный успех, и читатели «Литературки» начинали свое знакомство с ее свежим номером буквально с последней страницы.
Обнародованная там моя фраза: «Успешно сдадим и пересдадим экзамены!», висела как лозунг в МГУ во время экзаменационной сессии.
Конечно же, журналистика оказалась намного сложнее, чем составление фраз, писание стихов или чего-то подобного школьным сочинениям. Но это хороший фундамент. Остальное – как в вождении автомобиля. К владению словом добавляются знания того, о чем пишешь. А писать приходилось обо всем, о жизни то есть, которая полна юмора и переполнена теми, кто понимает его весьма по-своему. Или вовсе не понимает.
В те «застойные» времена цензура и штатные партийные надзиратели четко следили не только за текстом, но и за подтекстом. Поэтому читавшие, например, «Литературку» тех времен, наверное, заметили, как несколько «измельчал», так ярко начавшись, «Клуб 12 стульев». На его вольности обратили внимание самые высшие сферы. Оттуда раздалась команда на места не допускать подобной крамолы.
И вот, отправляясь из редакции в отпуск, я оставил в «Кузнецком рабочем», как положено, некоторый запас материалов, в том числе целую «Литературную страницу» с подборкой своих «фраз», вовсе не подозревая, во что это выльется. Собственно, вылилось все на оставшуюся тогда «на хозяйстве» заместителя редактора Клавдию Павловну Полозову.
Областное ответственное лицо очень разгневалось, увидев в провинциальной газете нехарактерные для изданий, призванных быть агитаторами и организаторами, юморные с подтекстами фразы. Было опасение, что нахмурятся и местные компетентные органы. К их чести, надо сказать, чувство юмора у них оказалось на высоте. Инцидент как-то утрясли, хотя зам. редактора надо было долго оправдываться и доказывать очевидное. Короче, мои миниатюры увидели свет в городской газете в первый и последний для тех времен раз.
Ну а что «такого» было, например, в самой «крамольной» фразе: «Сделаем производство несбыточной мечты рентабельным»? Ну что? Ан нет! «Что это за несбыточная мечта такая?». Переведенный на наш канцелярский язык чеканный латинский императив «Хлеба и зрелищ!» в «Кузнецком рабочем» прозвучал так: «Хлебобулочных изделий и культурно-массовых мероприятий!». И в этой безобидной фразе усмотрели нежелательную вольность.
...Надвигались очередные выборы. В газете только что появились списки выдвинутых народом кандидатов. И ответственный за проведение выборной кампании из горисполкома пришел в редакцию дать в прессе извещение, чтобы кандидаты в депутаты сдавали свои фотографии на депутатские удостоверения. Это до выборов-то! Пришлось доказывать, что нельзя подобной публикацией так откровенно подчеркивать весь формализм тогдашней избирательной системы. А надо бы подождать, пока рекомендуемые кандидатуры народ единогласно изберет. Впрочем, избрали всех.
Да нет, власть-то тогда в целом юмор понимала. Однажды, когда редактор газеты Петр Степанович Дунаев заболел во время своего юбилея, мы всей редакцией пришли к нему домой с поздравлениями. Непринужденная обстановка за столом, шутки, смех. Вдруг звонок, и входит бюро ГК КПСС почти в полном составе. Наши как-то сразу «застегнулись на все пуговицы». В полнейшей тишине самый главный сказал юбиляру самые хорошие слова, пожелал всего, что надо было пожелать, и чокнулся бокалом с «юбилеющим». Поочередно чокнулись с ним и члены бюро. Газетчики были как-то оттеснены на край, в узкой комнате было не пройти – можно только встать. И я произнес с дальнего угла стола: «Нам остается только присоединиться к предыдущим чокнувшимся». На что самый главный, мило улыбнувшись, тут же отреагировал: «Но еще не совсем!». Все рассмеялись, и наше торжественное мероприятие снова обрело непринужденность.
Ну что сказать еще о юморе? Это «спасательный круг на волнах жизни». Потому что «жизнь серьезна всегда, но жить всегда серьезно нельзя». Или вот. «Я спешу посмеяться над всем, иначе мне пришлось бы заплакать».
Эти цитаты оставили мудрецы прошлого нам в наследство.
1998 год
 
Патриарх кузнецкой полиграфии
П.Дунаев, заслуженный работник культуры России
 
1913 ГОД – точка отсчета трудовой биографии Н.П.  Абрамова. Борис Стрельников, известный   советский   журналист,     был собственным корреспондентом «Правды»  в США долгие пятнадцать лет. На одной из московских встреч с пензенскими журналистами он рассказал, что средний американец тратит на чтение газет три минуты в сутки, но внешними атрибутами культуры в США очень дорожат.
Гостеприимные янки обязательно покажут гостю в своей квартире обширный книжный стеллаж с роскошными фолиантами.
Вынимать тома из ряда книг нельзя. Да и незачем – они не настоящие. Когда хозяин еще строил дом или снимал квартиру, он заказывал художнику и роспись книжного шкафа. Тот писал на сплошном полотне ряды корешков книг. Снаружи виделись собрания сочинений Драйзера и Марка Твена, Льва Толстого и Федора Достоевского, особо чтимых в Америке.
...Я слушал Бориса Стрельникова и с грустью думал о кузнецком переплетчике Николае Петровиче Абрамове. Что бы делал этот удивительный мастер в Соединенных Штатах?
Впрочем, удивительно в Николае Петровиче не только его уникальное мастерство, удивительна вся его жизнь. Еще в 80-х годах он продолжал работать в Кузнецкой типографии. Работал, когда давным-давно ушли на пенсию люди, родившиеся много позже того времени, когда он в типографии был уже не новичком. В полиграфическое «заведение мадам Липковской» (капиталы тогда создавались производством, а не перепродажей товаров) Коля Абрамов поступил одиннадцатилетним учеником в 1913 году.
Чего он только не перевидал за свою жизнь! Старый Кузнецк, южной границей которого была нечетная сторона теперешней улицы Белинского (там, где сейчас четная, начиналось убегающее вдаль поле), строительство железнодорожного вокзала, войны, революции, смена властей, рождение «Кузнецкого рабочего» и кузнецких заводов.
А сам всю жизнь оставался в типографии, отлучившись из нее только раз, в сорок первом году. В первые месяцы войны в Кузнецке и его ближних и дальних окрестностях для контрудара под Москвой формировалась 10-я армия генерал-лейтенанта Ф.И. Голикова. Во фронтовую газету, обманув бдительность врачей, ушел страдавший сильной близорукостью кузнецкий журналист Николай Почивалин. А в армейскую типографию, созданную с помощью кузнецких полиграфистов, влился наборщик Николай Абрамов. Да так и прошагал всю войну.
Отлучка затянулась надолго. Только после демобилизации Николай Абрамов вернулся к своему ремеслу, снова ставшему мирным. Снова в родную типографию.
Здесь он знал все виды работ – от набора до верстки газеты (в типографии верстальщик называется красиво и непонятно – метранпаж). Но прикипел Николай Петрович сильнее всего к переплетному делу, кропотливому и трудному, к ремеслу, которое, кстати, составляет одну из древнейших профессий в человеческой цивилизации. И сколько древнейших памятников культуры сохранилось и дошло до наших дней только благодаря переплетам!
Быть хранителем письменного памятника культуры – вовсе не единственная функция переплета, хотя книгу без переплета и за книгу-то порой не считают. Тем более – стеллаж она определенно не украсит. И по одежке встречают не только людей. Николай Петрович считает, что «книга должна сперва чаровать взор, а потом покорять ум».
Вот он и делал до самых недавних времен переплеты... До очарования мы еще дойдем.
Начав еще школьником писать дневник – несколько разношерстных ученических тетрадей, обернутых газетами, я повез его из десятого класса на войну. И привез эти исписанные тетради, пропахшие табаком, порохом и кровью, обратно. Обтрепанные, с затершимися и выцветшими строчками тетради.
Теперь этот дневник, сохранивший дыхание войны, издан. А сохранился ли бы он сам, если бы не редкостно добротный и изящный, с золотым тиснением переплет Николая Петровича Абрамова?
Как во всех других, в моей домашней библиотеке книги тоже регистрируются в специальном журнале. Я не знаю, что во всех библиотеках пишут в графе «Примечания», в моем журнале значится или «С писательским автографом», или «Переплет Н.П.Абрамова».
Под номером 2 с таким примечанием в мой журнал занесены «Стихотворения» С.Я.Надсона одиннадцатого санкт-петербургского издания 1892 года. Переплет «Стихотворений» – это шедевр переплетного искусства. Корешок из благородного цвета кожи, прочного зеленого дерматина обложка, а самое главное – тисненный золотом, с букетом ярких цветов, алый коленкор на лицевой и оборотной стороне обложки. Переплет действительно очаровывает. Он похож на тот последний месяц жизни умирающего в Ялте Надсона, когда ему стало на время лучше.
Книг с переплетами работы Николая Петровича у меня несколько. А сколько сотен – быть может, тысяч – хранится в бесчисленных кузнецких учреждениях, в заводских бухгалтериях конторских книг, переплетенных его руками.
Десятка два лет назад, когда из Москвы постоянно посылали на периферию для выступлений перед людьми деятелей литературы и искусства, в Кузнецк приезжал поэт Лев Щеглов, известный читателям по «Клубу 12 стульев» на 16-й странице «Литературной газеты». В коллективе типографии и редакции «Кузнецкого рабочего» он выступал с обтрепанным томиком дешевенького издания в руке.
Николай Петрович предложил переплести его. Через два дня, восхищенно разглядывая радужные четкие формы заново рожденной книги, Лев Щеглов сказал, что такого бесценного гонорара за свои стихи он еще никогда не получал. И что если бы так его стихи издавали в Москве, они расходились бы миллионными тиражами.
Человек, который ведет деятельную и интересную жизнь, живет долго. Николаю Петровичу Абрамову, прошедшему бок о бок со своим заполошным веком, исполнилось девяносто пять лет. У него, как всегда, свежий и ясный ум, острая память начитанного и знающего человека.
Удивительно и прекрасно!
1998 год
 
ТЫ И БОЛЬ МОЯ, И СУДЬБА
В.Короткова, заслуженный работник культуры России
 
80 лет – много для человека.
80 лет – совсем немного для газеты. Это возраст молодости, поиска, особенно, если из этих восьмидесяти почти двадцать пять мы прошли вместе.
Говорят, что газета живет один день. А я люблю листать старые подшивки. Перелистывая страницы, видишь, чем жил и дышал город в первые годы Советской власти, как нервно бьется пульс времени сегодня. Газета первой сообщила о строительстве обувной фабрики, о первых образцах секционной мебели «Спутник», вела поиск кузнечан, погибших в годы Великой Отечественной, чтобы навечно вписать их имена в мрамор плит на Холме Славы, рассказывала о становлении «Бума» и его первых победах на международных фестивалях.
«Журналистика – это не профессия, а состояние души, средство самоутверждения», – любил повторять редактор Петр Степанович Дунаев, под началом которого я начинала свой журналистский путь в «Кузнецком рабочем» в 1974 году. Я не была новичком в газете. Три года работы в многотиражке «За прогресс» с талантливым журналистом Вячеславом Александровичем Рождественским научили многому. Но   планка «Кузнецкого рабочего»   была выше.  Меня поражали обилие идей, тематических разработок, предлагаемых ответственным секретарем Михаилом Яковлевичем Трабиновичем; напористость Вячеслава Степановича Куляндина; необыкновенно легкое перо Валерия Николаевича Давыдова; остроумие, ироничность и способность не теряться в любой ситуации Юрия Александровича Базылева, моего «начальника», заведующего отделом. Был момент, когда мы с ним остались в редакции одни, но номер все-таки вышел... «Школа Дунаева». В те годы это были не просто слова, и не нами они были придуманы. Работать с Дунаевым было трудно, но интересно. Он был редактором, что называется, от Бога. Петр Степанович просиживал с нами вечерами, учил нас не просто описывать события, а мыслить, вникать в глубину происходящего, пропускать через сердце каждую фразу.
Долгие годы заместителем Дунаева была Клавдия Павловна Полозова. Ее интеллигентность, мягкость создавали особую атмосферу в редакции. Назвав меня по имени-отчеству в первый мой рабочий день (несмотря на мои протесты), она мягко, но решительно сказала: «Для нас вы не Верочка, а Вера Васильевна».
Очень скоро, вслед за Умяром Богдаловым, уехал в Узбекистан Трабинович, а через полгода – и сменивший его на посту ответственного секретаря Базылев перебрался в Запорожье.
– Принимайте-ка хозяйство – секретариат, – вызвал меня к себе Петр Степанович.
«Это конец», – пронеслось в голове. Об «электрическом стуле» под названием секретариат была наслышана. Ответственные секретари при Дунаеве долго не держались... К тому же мне нравилась живая работа в отделе писем, где можно было писать на любые темы. Репортажи из зала суда, статьи на темы морали, быта, культуры... Две-три статьи в номер в то время не были пределом. Да и боялась я секретариата, как огня: нужно было ладить с заведующими отделами, корректорами, а главное – «вписаться» в типографский ритм: в то время график сдачи оригиналов в набор был довольно жестким. И если снималась статья, это было «ЧП» типографского масштаба.
–  Не справлюсь, – еле выдавила я из себя.
– Ну, пока временно, а там будет видно, – подвел итог «беседы» редактор.
Пришлось снова открыть «Производство и оформление газеты» Б.Вяземского, изучать шрифты, кегли... Поздними вечерами, по нескольку раз перерисовывая макеты из «Литературки», кляла себя, что согласилась, и вспоминала, как интересно было работать корреспондентом.
В самый первый день моего секретарствования редактор не появился. Это потом я усвоила его знаменитую фразу: «Утро принадлежит человеку» – и философски относилась к его графику работы. А тогда мне пришлось самой мобилизовать свою смекалку и, действительно, «пропустив все через себя», многому научиться в тот первый день.
– Совсем неплохо, – ободрил меня появившийся после обеда редактор, – но лучше бы изменить здесь и убрать это...
С каждым днем втягиваясь в работу, я начала понимать, что ответственный секретарь в редакции вроде дирижера. Он планирует номера, собирает оригиналы и правит их, отдает после правки на машинку, рисует макет газеты, придумывает заголовки, отдает все для набора линотипистке, вычитывает оттиски... А еще начисляет гонорар в конце месяца, ведет прием посетителей, заботится о подписке...
Точна пословица: «Нет ничего более постоянного, чем временное». Сейчас мне кажется, что лучше моей работы нет. И хотя порой обижаются на меня мои молодые коллеги за чрезмерную, как они считают, требовательность, я-то знаю, что «репортера кормят ноги», и лучшее из написанного – то, что пропущено через сердце.
«Кузнецкий рабочий» делают не только журналисты. Труд газетчиков завершают наши верные друзья-полиграфисты. Газеты всего мира в те годы печатались по ночам. Но редко кто из читателей знает, какой кропотливый труд предшествовал тогда этим минутам. Сначала линотипистка (в разные годы газету набирали асы Галина Николаевна Захарова, Антонина Борисовна Загорнова,  молодая наборщица Вера Миронова)    отливала на строкоотливной машине газетные строчки – 600 строк на каждую полосу – на это уходил рабочий день. Потом эти строки, отлитые в металле,  поступали метранпажу – сначала будущую газету из них творила мастер своего дела Мария Никифоровна Котельникова, потом – всегда сосредоточенная Валентина Егоровна Гаврилова.   Последние десять лет до перехода редакции  на компьютерный набор и верстку – всегда приветливая Валентина Семеновна Дудкина. На это уходила еще одна рабочая смена. Вместе с ней работали корректоры и выпускающие.
И лишь вечерами приходили печатники. Отливались полупудовые стереотипы, долго и тщательно обрабатывались, ставились на печатные барабаны ротационной машины, между которыми пропускалась бесконечная лента рулонной бумаги. Если точнее, пятьдесят один километр в рулоне. Стереотипы хороших оттисков не давали, поэтому печатникам приходилось делать приправу – этот процесс затягивался на часы. И только глубокой ночью ротационная машина начинала стремительно втягивать в себя бумажную ленту, складывая газеты на выходе.
Семьдесят пять лет газета выпускалась в городской типографии. Сорок из них она печаталась руками Антонины Ивановны Рыжовой. Почти десять тысяч ночей!
– Клише сгорело, приезжай, замени чем-нибудь, – ночные звонки в те годы не были редкостью.
Хорошо сказать «приезжай», когда глубокая ночь, и из микрорайона не идет ни одной машины. Добиралась до типографии, то утопая в снегу, то в грязи, а там уже меня ждала хозяйка типографии Лидия Егоровна Улбутова – она всегда успевала приехать раньше. С ней вдвоем подбирали новое клише, к этому времени нагревался линотип, и вызванная среди ночи линотипистка (чаще всего это была мастер цеха Татьяна Федоровна Гордеева) набирала новый текст. Домой разъезжались на дежурной милицейской машине: к нашим ночным звонкам в милиции, похоже, привыкли и уже не удивлялись, когда мы просили помочь добраться до дома.
Однажды газета чуть не вышла без подписи редактора. По тем временам оплошность непростительная. Хорошо, печатники вовремя заметили, позвонили. За пятнадцать минут «прилетела» тогда из своего микрорайона. Видимо, метранпаж, заключая полосу, случайно положила строчку в карман халата. Обычно строчка «Редактор П.С.ДУНАЕВ» была отлита не одна, но тогда на реале у метранпажа, как назло, ни одной не оказалось. Не вызывать же из-за одной строчки линотипистку! Пришлось нам с печатницей Антониной Васильевной Лисняк подбирать ручной шрифт. Но меньше 12-го кегля (им набирали обычно рубрики) не нашли. Так и вышла редакторская  подпись внизу газеты размером  с рубрику.
Сейчас об этом вспоминаю с улыбкой и чувством грусти. Уже три года у редакции свой компьютерный центр – верстается газета по новой технологии. Заходили как-то в редакцию Антонина Борисовна Загорнова и Валентина Семеновна Дудкина – я показывала им, как ведет компьютерный набор Виктория Друзь, выверстывает полосы на дисплее Сергей Симанчев – удивлялись они и повторяли: «Красота какая... Ни цинка, ни свинца...». Если бы нашлись тогда у типографии, управления печати и города деньги на офсетную машину, не пришлось бы типографии сокращать рабочих, а нам печатать газету в частной типографии...
Как не выбросить слов из песни, так не зачеркнуть и тех лет, когда вместе с кузнецкими полиграфистами мы делали общее дело. Судьба свела меня с замечательными мастерами, людьми редкой профессии и преданности газете, полиграфистами старой школы. «Одних уж нет, а те далече»... Но остались газеты, сверстанные руками метранпажа Марии Никифоровны Котельниковой, напечатанные печатницей Антониной Ивановной Рыжовой. Остались стихи:
Полиграфист в своем труде – поэт
И слово отливает из металла.
Уходит, как в разведку, он в рассвет
И дню приносит доброе начало.
К большим делам зовет газетный лист
И в летний зной, и в ледяную стужу,
А ведь в любую строчку журналист
С полиграфистом вкладывают душу.
Не гаснут типографские огни,
Стоят на вахте люди
                      днем и ночью.
Недаром говорят:
                     они сродни –
Полиграфист, и воин, и рабочий.
 
1998 год

 
С юбилеем, товарищ Газета!
В апреле 2013 года наша городская газета «Кузнецкий рабочий» будет отмечать свой юбилей – 95-летие со дня выхода первого номера.
Несмотря на солидную цифру, наша газета молодая, ищущая новые формы работы с читателем – и недаром в последние годы её признают золотым фондом прессы.
Лично я с газетой подружился в самом начале своей службы в органах милиции, почти полвека назад. «Крёстным отцом» для меня стал корреспондент Умяр Богдалов. Это он убедил меня писать в газету о своих товарищах по службе, об интересных делах, расследуемых милицией. Так я втянулся в эту работу. Действительно, рядом со мной служили замечательные люди, отдававшие для раскрытия преступлений все свои силы, а порой и здоровье. После очередного преступления по городу начинали ходить различные слухи. И я, не раскрывая всех тонкостей оперативно-следственной работы, на страницах «Кузнецкого рабочего» рассказывал, что  произошло на самом деле, о раскрытии преступлений и о тех, кто это делал.
Сообщения о товарищах по службе заставляли других подтягиваться, могу смело сказать – сплачивало коллектив. Ни у кого не было чёрной зависти. Мне доводилось писать и о рядовых милиционерах, и об офицерах: им было одинаково тяжело в рейдах, засадах, в службе по усиленному варианту.
Газета помогала мне раскрывать преступления: не раз размещал на её страницах объявления для установления очевидцев того или иного случая. Люди откликались, приходили и давали показания, способствуя успешному завершению расследования.
Благодаря сотрудничеству с газетой я имел счастье познакомиться с П. Дунаевым, К. Полозовой, В. Крапивиным, В. Завьяловым, Я. Позиным, В. Коротковой, Г. Штурминым и, конечно, нынешним составом редакции. Это  были и есть фанаты своей журналистской работы.
Газета смело критиковала, называя конкретную фамилию того или иного «героя». А уж если редакция не получала от такого «героя» ответ на критику, то этому человеку приходилось оправдываться перед руководством города. Газета рассказывала на своих страницах о людях труда, их надеждах, заботах, о проблемах Кузнецка.
Вот и сегодня «Кузнецкий рабочий» пытается поднять проблемы города, пробудить к ним интерес кузнечан, и в первую очередь – власти.
«Кузнецкий рабочий» – глаза и голос горожан, агитатор на добрые дела. Кузнечане ждут регулярных, хотя бы раз в месяц, выступлений мэра, его замов, помощников, начальников отделов о намеченных на квартал делах и сроках их исполнения. А при следующем выступлении эти же лица доложат, что и почему не сделано, кто в этом виноват и какое за бездеятельность он получил наказание. От этого авторитет власти будет только повышаться.
Поздравляя редакцию, всех работников ГУП «Издательский дом «Кузнецкий рабочий», имеющих отношение к выпуску газеты, желаю им отличного здоровья, благополучия, больших творческих успехов, больше злободневных статей.
С юбилеем, товарищ Газета! Горожане тебя поддержат!
В. ФИРСТОВ
 
 
 
Газета – просветитель, воспитатель, защитник
Что для меня означает городская газета? Да очень многое – и в профессиональном, и в жизненном плане. Систематически, постоянно я начал читать газету «Кузнецкий рабочий» с 1963 года. Так что у меня тоже своеобразный юбилей: я читатель с 50-летним стажем.
Газета для меня всегда была интересна и полезна. Три раза в неделю по утрам спешу к почтовому ящику, потому что знаю: сейчас прочитаю что-нибудь новое, интересное. Всем своим многолетним существованием газета подтверждает это. Необходимость газеты поддерживали интеллектуально одарённые сотрудники: незабвенный П.С. Дунаев, В.В. Короткова, М.Я. Трабинович, Г.В. Штурмин и многие другие, с кем мне многие годы довелось быть знакомым. Их материалы всегда были яркими, насыщенными новизной, написанными хорошим литературным языком. Не оставляли равнодушными и разделы, которые периодически появлялись в газете в 70-80-е годы: «Из дальних странствий возвратясь», «Краеведческие страницы», «Страница патриота». С удовольствием вспоминаю время, когда мне довелось сотрудничать на страницах газеты с известным краеведом Михаилом Грибом (мои фотографии старинных зданий плюс его историческая справка). Это был хороший творческий тандем. Итак, газета всегда просвещала, воспитывала, защищала и даже психологически успокаивала, ограждала от всей мути в лихие 90-е годы. Я как учитель очень рад, что в редакции плодотворно работали и работают мои бывшие ученики: Юлия Панкратенкова (Панасюк), Виктория Долгушова (Логинова) и Владимир Данилов. И очень приятно, что нынешний коллектив редакции во главе с А.А. Курепиной успешно продолжает славные творческие и профессиональные традиции многоопытных газетчиков прошлых лет.
И ещё одно достойное качество газеты хотелось бы отметить: многие годы она своим названием демонстрирует уважение к труду – «Трудовой путь», «Кузнецкий рабочий».
Очень насыщенно и содержательно в газете был отражён прошедший Год истории. Будем надеяться, что и наступивший год, объявленный Президентом РФ Годом защиты окружающей среды, тоже займёт достойное место на страницах городского печатного издания.
В преддверии юбилейной даты желаю коллективу редакции и всего издательского дома «Кузнецкий рабочий» – будьте духовно здоровы, творчески успешны, а газета пусть будет всегда желанна в каждой кузнецкой семье.
А. СТЕПАНОВ,
учитель истории, ветеран труда

 
Мои друзья, товарищи газеты
Верно сказал один философ, что журналисты, поэты и художники – близнецы-братья на ниве исканий и открытий высоких истин и созидательных идеалов красоты.
Я в Кузнецк приехал в 1957 году после окончания Саратовского художественного училища им. А.П. Боголюбова. Как-то, делая на улице зарисовки, познакомился с юношей, который оказался фотокорреспондентом городской газеты Игорем Кутановым, сыном старейшего журналиста города Ф.П. Кутанова. Позже я познакомился и с самим Фёдором Петровичем, и наша дружба затем длилась долгие годы. Именно Фёдор Петрович впервые пригласил меня в редакцию «Кузнецкого рабочего», свёл с тогдашним редактором газеты Сергеем Дмитриевичем Виноградовым, ответственным секретарём газеты М.К. Булкиной, корреспондентами, а позже – известными поэтами и писателями Г.И. Крыловым, А.А. Сазоновым, В. Шатиным, А. Козадаевым.
Помню, редактор сразу дал мне тогда задание нарисовать для газеты несколько заголовков. Это теперь компьютеры творят чудеса, а в далёкие 50-е годы многое приходилось  делать вручную, в том числе и нам, художникам. Немало я тогда потратил труда и фантазии, пока мои заголовки тушью на бумаге не стали цинковыми клише. Тогда-то я познакомился и с директором типографии А.Ф. Большебратским, и замечательным переплётчиком Н.П. Абрамовым, которые очень много помогали мне потом добрыми советами.
Сейчас я с волнением перелистываю пожелтевшие вырезки тех давних газет и любуюсь на свои рисунки, заголовки тематических страниц, рубрики, дружеские шаржи, иллюстрации к стихам и рассказам местных поэтов и прозаиков: в них – не просто работа художника, а отражение истории всей нашей страны, прежней жизни Кузнецка, судеб его жителей, интересов и чаяний горожан. Вот хотя бы серия таких рисунков: «Строится школа №10», «Кузнецк в лесах новостроек», «Завод стройдеталей», «Первые электровозы», «Магазин будущего – «Восход»... Кстати, сейчас вид обновлённого здания этого торгового  центра очень близок к той давней моей рисованной фантазии…
С годами редакция городской газеты не раз меняла место своего расположения, не раз я рисовал все новые заголовки самой газеты, менялись редакторы, корреспонденты. И со сколькими интересными и талантливыми людьми я познакомился благодаря газете! Сколько было одних только поэтов и писателей: Николай Почивалин, Лариса Яшина, Виктор Агапов, Фёдор Ракушин, Вячеслав Рождественский, Василий Завьялов, Геннадий Штурмин, Юрий Самсонов, Юрий Базылев, Умяр Богдалов… и редакторы П.С. Дунаев, М.Я. Трабинович. На встречах в литературном объединении они читали свои стихи, рассказы, а я их рисовал. Портреты многих из них потом выставлялись на выставках в Кузнецке, Пензе, Саратове.
Тесно общаясь с творческим активом редакции, я и сам стал писать в газету заметки, делать обзоры выставок и репортажи с различных мероприятий. Все эти вырезки я до сих пор берегу, потому что это – история Кузнецка и кузнечан, история нашей быстро текущей жизни.
Я и сегодня при любой возможности стараюсь побывать в редакции газеты, пообщаться с её сегодняшними талантливыми сотрудниками: редактором А. Курепиной, журналистами О. Подраменской, И. Китовой, Е. Телегиной, В. Даниловым, которые пишут свои замечательные статьи и обзоры, как писали их предыдущие профессионалы и журналисты – Г. Штурмин и В. Короткова.
Вместе с журналистами я горжусь, что «Кузнецкий рабочий» – единственная газета из всех наших областных, в шестой раз подряд включается в «Золотой фонд прессы» России. Это очень о многом говорит и ко многому обязывает. Это прекрасный задел творческого коллектива газеты и всех работников ГУП «Издательский дом «Кузнецкий рабочий», имеющих отношение к выпуску газеты на пороге 95-летия. Хочется верить, что «Кузнецкий рабочий» и впредь будет оставаться верным другом и помощником  десятков тысяч граждан города и района.
А. АЛФЕРОВ,
художник, заслуженный
работник культуры РСФСР,
почётный гражданин г. Кузнецка

 
 
Как страничка жизненной повести
С «Кузнецким рабочим» я познакомилась сразу же, как только ступила на перрон вокзала станции Кузнецк: подошла к киоску «Союзпечать» и попросила местную газету. Газета стала моим первым «гидом» по незнакомому ещё тогда городу и неотъемлемой частью моей дальнейшей жизни.
Шли 70-е годы прошлого века. Читаю в газете лаконичную информацию: «Экипаж теплохода «Кузнецк» поздравляет жителей города Кузнецка с праздником Великого Октября». Среди базовых школ Дворца культуры «Юность» был объявлен конкурс рисунков на «морскую» тему, лучшие из них переданы в «красный уголок» теплохода. Так на его борту «прописалась» «выставка живописи» и побывала в гостях у ровесников Японии и Кореи, Филиппин, Индонезии, Австралии... В порт приписки на Сахалин шли письма «землякам-кузнечанам», посылки, газеты… Интересное было время!
Я как педагог всегда находила в газете тему для классного часа. В образовательном цикле местная пресса использовалась постоянно. С её помощью можно было что-то обсудить, поспорить, даже почитать стихи кузнецких поэтов. При объяснении тем экономики приводились в пример фабрики и заводы города. Знакомые названия способствовали усвоению материала. До сих пор помню статьи спецкора Вячеслава Куляндина и собкора «Пензенской правды» по Кузнецку Алексея Козадаева. Богатейший дополнительный материал по краеведению давали публикации внештатного автора Якова Позина.
Моими подопечными были те, кто готовился служить в армии, и кто уже отслужил – десантники, ракетчики, моряки, сапёры и так далее. Народ серьёзный, найти общий язык с ними было просто необходимо. И вновь пришла на помощь газета. Тема урока написана на доске: чтение вслух рассказа из газеты «Кузнецкий рабочий» «Валенки», автор Петров. Рассказ потряс. Без лишних слов и назидательной морали каждый понял для себя что-то важное. Уходят молча, переживая в душе только что прозвучавшее – цель урока достигнута.
Газета отражала всю массовую работу школьного отдела в новом очаге культуры. Освещала мероприятия, совместный отдых родителей и детей. Начала давать информации в газету и я – впервые это произошло в 1974 году. Четыре десятилетия сотрудничества. Выбрала я всё-таки стезю педагога, но газета по-прежнему помогала, удивляла, шокировала, пленила.
За 95 лет газета прошла путь немалый. Каждый редактор вносил свою лепту в её историю. Мне довелось сотрудничать с тремя из них. П.С. Дунаев преобразовал газету как по форме, так и по содержанию, подготовил кадры, обучил многих из тех, кто работал в газете в дальнейшем. Несколько переломных лет газетой руководил М.Я. Трабинович – сложное и интересное было время. В 2001 году редактором стала А.А. Курепина. Это женщина, сил и энергии которой хватает не только на творчество и выбор стратегии и тактики средства массовой информации, но и на большие хозяйственные дела: ремонт здания, обновление материальной базы и оборудования. Кроме того, она ведёт и большую исследовательскую, краеведческую работу, является членом кузнецкого землячества.
Мы рады, что газета который год подряд входит в «Золотой фонд прессы», что в 2012 году предприятие «Издательский дом «Кузнецкий рабочий» помещено на городской Доске почёта.
Поздравляю коллектив с юбилеем и желаю успешно разрешать все задачи.
Г. Шилова
 
 
См. :
"Кузнецкий рабочий" - газета города Кузнецка и Кузнецкого района | Официальный сайт - "Кузнецкому рабочему" - 95 лет
http://www.kuzrab58.ru/doc-37.html

Отредактировано Комиссаров В.А. (2017-08-03 20:08:58)

0

4

pdf-файл
http://s4.uploads.ru/t/WjAsB.png

См. :
«…Взлетают «бомберы». Из дневника советского авиатехника « « Военно-патриотический сайт «Отвага» Военно-патриотический сайт «Отвага»
http://otvaga2004.ru/voyny/wars-second/ … r/bombery/
« « Военно-патриотический сайт «Отвага» Военно-патриотический сайт «Отвага»
http://otvaga2004.ru/voyny/wars-second/ … ombers_01/
Дунаев Петр Степанович, 1925 г р. закон
http://sm.znaimo.com.ua/docs/66/index-331316.html

0