Сделать стартовой Добавить в Избранное Постучать в аську Перейти на страницу в Twitter Перейти на страницу ВКонтакте За Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945гг. мы "заплатили" очень дорого... Из Пензенской области было призвано более 300 000 человек, не вернулось более 200 000 человек... Точных цифр до сих пор мы не знаем.

"Никто не забыт, ничто не забыто". Всенародная Книга памяти Пензенской области.

Объявление

Всенародная книга памяти Пензенской области





Сайт посвящается воинам Великой Отечественной войны, вернувшимся и невернувшимся с войны, которые родились, были призваны, захоронены либо в настоящее время проживают на территории Пензенской области, а также труженикам Пензенской области, ковавшим Победу в тылу.
Основой наполнения сайта являются военные архивные документы с сайтов Обобщенного Банка Данных «Мемориал», Общедоступного электронного банка документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (проекты Министерства обороны РФ), информация книги памяти Пензенской области , других справочных источников.
Сайт создан в надежде на то, что каждый из нас не только внесет данные архивных документов, но и дополнит сухую справочную информацию своими бережно сохраненными воспоминаниями о тех, кого уже нет с нами рядом, рассказами о ныне живых ветеранах, о всех тех, кто защищал в лихие годы наше Отечество, прославлял ратными подвигами Пензенскую землю.
Сайт задуман, как народная энциклопедия, в которую каждый желающий может внести известную ему информацию об участниках Великой Отечественной войны, добавить свои комментарии к имеющейся на сайте информации, дополнить имеющуюся информацию фотографиями, видеоматериалами и другими данными.
На каждого воина заводится отдельная страница, посвященная конкретному участнику войны. Прежде чем начать обрабатывать информацию, прочитайте, пожалуйста, тему - Как размещать информацию. Любая Ваша дополнительная информация очень важна для увековечивания памяти защитников Отечества.
Информацию о появлении новых сообщений на сайте можно узнавать, подписавшись на страничке книги памяти в Твиттер или в ВКонтакте.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Баранов Николай Иванович

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Баранов Николай Иванович
(1911 — 11 марта 1986)

БАРАНОВ Николай Иванович (1911, Калуга – 11.3.1986, Пенза.), краевед, журналист. Родился и вырос в Калуге. Участник советско-финской и Великой Отечественной войн. Во время Великой Отечественной войны воевал в частях ПВО, закончил войну в чине капитана. Был тяжело ранен. После войны окончил Пензенский лесной техникум, и вся дальнейшая его деятельность связана с лесом. Одно время работал в «гортопе», снабжал жителей Пензы дровами. Много писал о природе, охоте, рыбалке. Много лет состоял внештатным корреспондентом газеты «Пензенская правда». Член Союза журналистов.
Автор книги «Тропой рыболова» (Пенза, 1963), много публиковался в пензенских газетах и коллективных сборниках, посвященных защите природы. Награжден орденами: "Отечественная война", 1-й степени и "Красная Звезда".
См. : 
1. Сазонов А. «Что ни на есть русский» //МЛ. 1976. 4 мая;
2. Памяти товарища //ПП. 1986. 13 марта.
3. Пензенская электронная энциклопедия
http://94.25.70.110/encyc/article.php?i … B%E8%F1%F2
4. БАРАНОВ Николай Иванович
http://inpenza.ru/people/barabanov-n-i.php
5. Издательство охотничьей литературы ЭРА - БАРАНОВ Николай Иванович (1911—1986)
http://www.ohot-prostory.ru/index.php?o … ;Itemid=30

Карточка награжденного к 40-летию Победы:
http://images.vfl.ru/ii/1500608299/6dd7e044/17987459_s.png

+1

2

Сазонов А.
«Что ни на есть русский»
Молодой ленинец. 1976 год. 4 мая.

http://images.vfl.ru/ii/1500608542/c5ff3aaa/17987498_s.jpg

Этому человеку шестьдесят пять. Если перечислить анкетные данные, то можно заполнить не одну страницу, а от него-то и узнаешь, что он учился и воевал, потом работал и воевал. Да и не видел я этого, а знаю его пенсионером сначала по инвалидности, а потом и по старости. Вот о том, какой он пенсионер, и будет мой рассказ.
Уже много лет назад в печати появилось одно из первых моих стихотворений, и я был рад и горд. И вдруг входит в кабинет пожилой человек с клюшкой и подволакивавшейся ногой, представляется: "Николай Иванович Баранов" - и без всяких предисловий выговаривает, что мне за этакую писанину выговор объявлять надо. (Стихотворение было о том, как шофер хотел убить из-под зайца, но маленький зайчишка заревел, выстрел грянул в пустоту и ... " сказку сказывали шины про людскую доброту" ).
- До-бро-ту! - передразнил посетитель, и щека его брезгливо передернулась.
- Нашел доброго человека! Ружье с собой носит, сукин сын! Судить таких, в тюрьму сажать! Про до-бро-ту! ..
И такими глазами он на меня смотрел, что будто это я ружье с собой ношу и меня судить и сажать надо.
Оправдываясь, я и об ответственности искусства говорил, и популярную в то время песню "Черемуха" исполнил. Ну, тут и Исаковскому досталось "за безжалостное отношение к природе". Ведь герой песни влюбленный паренек, обломал весной всю черемуху для своей девушки, да ещё сирень обломать грозился.
Вот так мы познакомились. И я затрудняюсь сказать сколько потом выступал Баранов в наших пензенских газетах против разного рода браконьеров, губителей реликта, разорителей природы. Ни чины, ни заслуги его не останавливали, не было у него к ним ни жалости, ни снисхождения, и не понимал я, откуда только берется сарказм у этого доброго и улыбчивого человека.
А ведь сам Николай Иванович - страстный охотник и рыболов, Только он из того великого племени увлеченных этой страстью людей, которые готовы целый день продрогнуть около лунки ради десятка маленьких красноперых окуньков, но и слушать не станут о пудовом соме, забагренном в Мокше браконьерами. Я знаю случаи, когда Николай Иванович после долгого и азартного преследования так и не выстрелил в зайчишку, который, петляя, увлек охотника на чуть замерзшую речку, и тот провалился в ледяную воду.
- Пускай живет, раз такой умный! - оправдывался потом Баранов перед друзьями - насмешниками,
Огромен круг людей, которые почитают Николая Ивановича. И это не только журналисты области, в чьих коллективах он давно свой. Это тысячи и тысячи  читателей, зрителей и слушателей в каждом городе, в каждой самой маленькой деревеньке Пензенщины. Потому что любой материал в газете можно не заметить, любую программу не досмотреть или не дослушать, но только не то, что написал Баранов.
А пишет он о природе. Как будто и говорит самое обычное, и материалы-то его зачастую занимают не больше ста строчек, а повеет вдруг на тебя запахами леса или речной свежестью, вдруг словно наяву услышишь ты щебет птиц, увидишь, как выпрямляются примятые тяжелыми сапогами травы, или захочется завтра же, не откладывая больше ни дня, встать пораньше и еще раз посмотреть, как встает солнце.
- Баранов-то? А как же не прочитаешь, что он сочиняет? - удивлялась одна пожилая женщина в Колышлее. - Он же что ни на есть русский, и слова у него все русские.
Николай Иванович - по рождению калужанин, но жизнь его сложилась так, что с детства связан с пензенским краем. По службе (он работал в различных лесохозяйственных организациях), по страсти охотника и рыболова, по влечению к истории и врожденному любопытству он исходил и изъезди  этот край вдоль и поперек, нашел и перечитал о нем самые редкие книги. И теперь по пальцам пересчитаешь людей, которые бы так же хорошо, как он, знали Пензенщину. А по знанию нашей природы, по восхищению ею, по всегдашней готовности и умению стать на ее защиту я бы с Барановым вообще никого не сравнил. Каждым своим печатным выступлением, или устным рассказом, или обычным разговором этот человек будит в душе другого чувство привязанности к земле, любовь к отчему краю, к людям, среди которых родился и вырос. Его небольшая книжка «Тропой рыболова» - не только и не столько советы начинающим рыболовам, сколько песня о российских далях и просторах. Однако когда в местном издательстве выходила другая книга - строго научная - "Природа Пензенской области», её редактор - профессор пожелал отдать рукопись на рецензию именно Николаю Ивановичу Баранову, видя в нем, наверное, никак не поэта ...
Что еще рассказать о моем старшем товарище? Как-то разговорились о прошлом, и вспомнились ему бои на Карельском перешейке в финскую войну, когда он был командиром взвода связи.
- Ох, и тяжелая работа была! - вздохнул он. - Все время хотелось спать и горячего чая. Однажды шесть суток не спал ...
И все. А ведь именно за эти бои Николай Иванович награжден орденом Красной Звезды.



Некролог
Пензенская правда. 1986 год. 13 марта.

Памяти товарища

Ещё несколько дней назад он звонил, интересовался новостями. Готовил для газеты очередной материал. и мы знали, что этот материал, как и другие, подписанные "Н. Баранов", будет с интересом встречен нашими читателями.
Трудно, невозможно свыкнуться с мыслью, что не придёт больше в редакцию этот удивительный человек с характерным говорком, не принесёт с собой неиссякаемый юмор и оптимизм, какую-то свежую мысль или просто улыбку. Все мы его знали как большого знатока и ревнителя природы. В его учётной карточке члена Союза журналистов СССР записана специальность по образованию и опыту работы - лесовод. А ещё он был просто большой жизнелюб, исходил пешком с ружьём и фотоаппаратом по области тысячи лесных дорог, знал наперечет наши речки и озера. И сердцем настоящего патриота болел за их судьбу.
Николай Иванович Баранов прожил большую и интересную жизнь. Участвовал в двух войнах - финской и Великой Отечественной, награждён орденами Отечественной войны 1 степени, Красной Звезды, медалями. А в мирное время он зорко стоял на страже нашей скромной среднерусской природы, был ярым врагом всякого браконьерства. Обладая редким душевным человеческим талантом и будучи старейшим внештатным корреспондентом "Пензенской правды", он писал яркие статьи и корреспонденции в защиту природы, неустанно призывал беречь и любить её. Беречь и любить жизнь.
Таким он и останется на всегда в наших сердцах.
Группа товарищей.

0

3

Очерк Вячеслава Григорьевича Желнова о Николае Ивановиче Баранове.

ТРОПОЮ Н.И.БАРАНОВА

http://images.vfl.ru/ii/1500610628/15722020/17987619_s.jpg

В начале 50-х гг прошлого века а пензенских СМИ появилась серия очерков и заметок о природе, под которыми стояла подпись автора – Н.Баранов. С первых строк было ясно, что написаны они были рукой человека, хорошо знающего предмет увлекательного занятия – любительского рыболовства, в отличие от той «развесистой клюквы», публикуемой авторами-дилетантами, которые ничего, кроме насмешек и возмущений, у читателей вызвать не могут. Публикации Н.Баранова подкупали глубоким знанием любимого занятия и – что главное – своей лиричностью и чувством любви к природе и своему пензенскому краю. Наряду с ними встречались и беспощадные по своей жесткости и смелости строки, бичевавшие вред, наносимый экологии, со стороны промышленных предприятий и браконьеров.

Публикации Н.Баранова очень заинтриговали нас с моим близким другом, соратником по преподавательской работе в Пензенском Индустриальном институте и неизменным спутником по рыбалкам, Володей Лохматовым (ныне покойным). Заинтриговала нас и личность автора. И наступил день, когда Володя с торжеством сообщил мне, что ему посчастливилось познакомиться с Николаем Ивановичем Барановым (далее НИ) во время блужданий в пойме реки Суры, вблизи от ж/д станции Никоново, вызвав подобное желание и у меня. И Володя обещал это сделать.

Свое обещание он сдержал. Ранним зимним утром он подвёл меня в цепочке ожидавших электричку пассажиров, среди которых были и рыбаки, к человеку немолодому, в долгополой дублёнке, с фотоаппаратом на плече и клюшкой в руке, взметнувшему на меня во время представления молниеносный доброжелательный взгляд из-под густых, с заметной проседью, бровей (Володя точно заметил впоследствии, что этот взгляд напоминал ему взгляд рыси). И началось наше знакомство, перешедшее в более чем десятилетнюю дружбу.

НИ прожил большую и осень насыщенную событиями жизнь. Участвовал в двух войнах – Финской и Отечественной, был награжден медалями и орденами. Получить высшее образование ему помешала война, и пришлось заканчивать Пензенский Лесной техникум, а затем некоторое время проработать в этой сфере. Это не помешало ему стать человеком высокообрзованным. Его отличал глубокий ум, острая наблюдательность и память, делавшие его собеседником очень интересным. К названным качествам следовало бы добавить тонкое чувство юмора, иронии и самоиронии, как магнит, притягивающее к себе его знакомых.

Он жил в просторном двухквартирном доме, построенном на месте превращённого в пустырь чьего-то сада, росшего на задворках домов, вытянувшихся фасадами вдоль ул.Калинина (бывш. Покровской). Когда мы впервые пришли к нему в гости, я, помню, испытал тёплые и щемящие душу чувства, напоминавшие знаменитое пушкинское «Вновь я посетил...» Среди этих домов находился и дом №16, в котором прошли мои ранние, школьные и студенческие годы.

При подходе к дому НИ вас встречал добродушно размахивающий хвостом любимец хозяина – ирландский сеттер Чок, и приветливо встречавшая жена НИ - Александра Яковлевна.
Дом был интересным. В нем, кроме охотничьих ружей и рыболовных снастей хозяина, стояли два изготовленных им самим отличных дубовых книжных шкафа, доверху наполненных книгами. В них, кроме беллетристики, было много литературы по природоведению, широко им используемой при подготовке своих публикаций, например, известного английского натуралиста Дж.Даррела.
Своим богатым запасом знаний о природе НИ никогда не стеснялся щедро поделиться с нами, правда, не упуская случая поразить нас какими-либо парадоксальными и весёлыми сведениями. Например, тем, как самка насекомого – богомола – по завершении акта совокупления отгрызает голову своему партнеру. Нередко это сопровождалось иронической шпилькой в нас, «людей учёных», в незнании многих сведений о природе.

Вспоминаю, как однажды, когда мы ожидали на песчаном взгорье прибытия обратной электрички, он познакомил нас с любопытным насекомым-хищником – муравьиным львом. Тот, укрывшись в песке на дне песчаной воронки, терпеливо ждал, когда на склоне воронки появлялся муравей, сбившийся с пути и карабкавшийся по склону воронки, пытаясь выбраться наверх. В этот момент лев, учуяв точное направление из своей засады, выпускал в муравья сильную струйку песка, отчего тот скатывался ко дну воронки и тонул в песке, схваченный лапками хищника. Увлеченные рассказом НИ, мы ловили в песчаной траве муравьев, устраивая «кормление зверей».

Постепенно дружба с НИ росла, и наше общение переместилось из стен его дома в вагоны электирички, автофургон с компанией приятелей НИ или в Володин мотоцикл с коляской. Местом посещения было или всё то же Никоново или одна из рек – Сура, Хопёр или Мокша.
Не могу не вспомнить про один эпизод, произошедший по дороге в Никоново.
В вагон электрички однажды неожиданно ввалился местный дурачок, сел на нашу с НИ скамью и загундосил ноющим голосом, произнося известное матерное слово, многократно повторяя его. Когда он достал меня до предела, я бросил на НИ выразительный взгляд, и тот, намахнувшись своей клюшкой, скомандовал – «Пошел отсюда!» Блаженного как ветром сдуло. Позднее, описывая знакомым эту сценку, он, зная мою застенчивость, говорил так: «Когда парень донял Славу, он с мольбой обратился ко мне: «Николай Иваныч, попросите его выйти. Ведь это же человек не нашего круга!...»

Шутки и розыгрыши всегда были его коньком. Так, однажды, во время зимней ловли на озере Лебяжьем в левобережье Суры, он уселся поблеснить из лунки и вдруг громко начал просить о помощи. Сбежавшиеся и обступившие его кругом рыбаки увидели, как рывками ходит шестик его удочки. Некоторые просили: "Николай Иваныч, дай подержать!». Он охотно давал, но вывести рыбу им так и не удавалось. Выяснилось, что у НИ блесна зацепилась за какую-то корягу, которая пружинила из стороны в сторону, имитируя толчки сопротивлявшейся щуки. Возник повод для так называемой ржачки.

Так, постепенно, проникали друг в друга сферы нашего взаимного общения. В результате этого НИ стал для нас своего рода властителем душ, наставником. В культуре индуизма такие люди именуются гуру́. НИ стал у нас пользоваться огромным авторитетом и уважением. И мы без стеснения стали обращаться к нему за советами. Зная, какой огромный жизненный опыт он накопил. Характерно, что общение с ним всегда было наполнено элементами юмора, так ему присущими.

Вспоминаю, как однажды он, зная мой опыт возни с теревизорами, попросил меня посмотреть его «Рекорд», жалуясь на, как тогда говорили, «плохую видимость». Я притащил нужные инструменты и минимальный запас запчастей. Развинтил крепления и вытащил нутро телевизора на стол. И при осмотре обнаружил, что вся внутренняя поверхность защитного стекла покрыта плотным слоем пыли и копоти, собранной электростатическим полем кинескопа. Попросил у хозяйки влажную тряпочку, тщательно протёр стекло и восстановил «статус кво». НИ был в восторге от результата: «Как замечательно, Слава, иметь дело с человеком, знающим радиотехнику!» «Видимость», действительно, была отменной.

Дом, в котором они жили с АЯ, подлежал сносу, и они получили неплохую квартиру на Западной Поляне на ул.Пацаева. Вскоре произошло событие, доставившее им обоим большую радость: им удалось купить деревянный дачный домик с садом на крутом спуске с горы, идущей к центру города, и они с удовольствием копались на грядках и с плодовыми деревьями и кустами. Помню, как НИ, зная мою любовь к терносливу, ранней осенью снабдил меня в дорогу огромной сумкой с очень вкусными ягодами.

* * *
Время шло, и мы всё чаще посещали НИ в его новом жилище и регулярно ездили на рыбалку на Суру, Хопёр или Мокшу на Володином мотоцикле с коляской: НИ в коляске, а я – за спиной Володи на заднем сиденье. В начале октября погода, как бы извиняясь за ветреные, дождливые и холодные сентябрьские дни, щедро одаривала нас удивительно сухими, солнечными и ласковыми днями, когда можно было без страха с комфортом расположиться на полянке вокруг немудреного обеда или возле костерка с котелком крепкого чая, и всласть наговориться на разные темы.

Были у нас и поездки за грибами, всё в то же Никоново. Помню, как НИ, никогда не расстававшийся с фотоаппаратом, сделал для пензенского телевидения киноочерк о грибной охоте, переместив центр внимания на мою старшую дочь Таню, присевшую около большого белого гриба, с выразительным текстом. Стиль его письма всегда отличался яркостью, сочностью и лиризмом. Очень любил он посещать любимые им никоновские места, добывая, как он выражался, «кадру на продажу». Действительно, в нем органично совмещались такие качества, как любовь к природе, с зорким глазом фотохудожника, стилем очеркиста и желанием заработать что-то на свой скромный домашний бюджет. Он никогда не жаловался на здоровье, обращая всё в шутку, и я с горечью иногда думаю , как он был бы мне нужен в постигшей меня почти 10 лет назад болезни, сколько нашлось бы у него тёплых и ободряющих слов, смешанных с его «фирменной», тонкой иронией…

* * *
23 февраля 1976 г ему исполнилось ровно 75 лет. Я приехал к нему и застал накрытый АЯ стол с бутылкой хорошего венгерского вина с «закусью». Привёз ему в подарок книгу-альбом с цветными фотографиями Волги, куда мы так любили ездить по выходным в компании с Володей. Выпили за здоровье юбиляра и уединились в комнате НИ, накурив до полной неразличимости в густом дыму, а когда я собрался уходить, НИ предложил: «Давай, Слава, еще по одной на посошок!» И мы выпили, не зная, что́ нас ждёт впереди…

9 марта в следующую зиму я вернулся домой с рыбалки и услышал от жены тяжелую новость. Ночью ему неожиданно стало плохо. Александра Яковлевна вызвала «скорую», которая почему-то долго не приезжала, а в больнице поставили диагноз – обширный инфаркт. Через 2-3 дня его не стало.

Хоронили НИ на Восточном кладбище возле села Чемодановка. Поминальная тризна происходила в каком-то кафе на Западной поляне. В то время набирала обороты пресловутая антиалкогольная кампания, и на столах стояли бутылки фруктового сока.Хоронившие НИ друзья сидели как оплёванные. Партийный ортодокс Лигачёв правил бал.

Кто-то из журналистской братии в своей речи дал обещание издать отдельной книгой избранные очерки НИ. Однако по традиционной российской беспечности никто и палец о палец не стукнул…
Через 40 дней никакого фруктового сока на столах уже не было…

Могила НИ на кладбище, недавно открытом, располагалась вблизи от ворот, и в последующее время мы с АЯ несколько раз съездили туда на моей машине и привели всё в порядок. Ушел наш Писатель, как мы шутливо его называли…

См. :
http://img-fotki.yandex.ru/get/6829/265 … 5_orig.jpg
http://пензовед.рф/viewtopic.php?f=73&t=831&hilit=%D0%91%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2
http://пензовед.рф/viewtopic.php?f=73&t=831&hilit=%D0%91%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2#p1957

0